Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

ANTITHESIS: THE EXPERIENCE OF HISTORICAL-LINGUISTIC ANALYSIS ON THE MATERIAL OF KUL GALI’SPOEM "KYSSAI YUSUF"(XIII CENTURY)

Kuzmina Kh.Kh. 1
1 Kazan (Volga region) Federal University
¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬Статья посвящена изучению употребления антитез в средневековой поэме Кул Гали "Кысса-и Йусуф" (XIII в.). Данная поэма отличается от остальных памятников старотюркской письменности своеобразным употреблением возможностей разговорной и письменной речи, удивительным слиянием тюркских и восточных средств поэтического изображения, в которых антитеза занимает особое место. В данной статье анализируются лексемы с противоположными значениями и их использование в языке поэмы, представляющей художественный стиль старотюркской поэзии. Предметом особого рассмотрения являются антитезы, находящиеся в составе пословиц, поговорок и афоризмов. Как стилистический прием, антитеза использовалась в течении всего времени функционирования литературных языков, в том числе и тюрко-татарского. Антитезы, употребленные в стилистической системе поэмы Кул Гали "Кысса-и Йусуф" (XIII в.) отличаются убедительностью и яркостью. Обязательным условием антитез является их симметричность и аналитический характер.
The article is devoted to research of use antithesis in the medieval poem "Kyssai Yusuf" by KulGali (XIII c.). This poem is different from other manuscripts of old Turkic writing an original use possibilities conversational and written speech, an amazing fusion of Turkish and oriental resources of poetical images in which the antithesis takes of a special place. In this article analyzed lexemes with opposing meanings and their uses in the language of the poem, which represents the artistic style of the old Turkic poetry. The subject of special consideration is the antithesis which is a part of proverbs and aphorisms.As a stylistic device, the antithesis was used throughout the entire time of functioning of literary languages, including the Turkish-Tatar. The antithesis, used in the stylistic system of KulGali’s poem "Kyssai Yusuf" (XIII c.) is persuasiveness and brightness.Symmetry and analytical nature is a necessary condition of the antithesis.
stylistic figures of speech.
artistic style
the story of a literary language
poem "Kyssai Yusuf" by KulGali
old Turkic written manuscript
antithesis

Поэма Кул Гали "Кысса-и Йусуф" относится к памятникам старотюркской письменности. По мнению ряда ученых, "Кысса-и Йусуф" - это первое крупное поэтическое произведение, написанное в Поволжье в первой половине XIII века - в период расцвета феодального государства Волжской Булгарии, сохранившее нам и будущим поколениям ауру булгарского народа и его языковые особенности[5, с. 225]К сожалению, исторические сведения о булгарах весьма скудны, а некоторые языковые данные булгар сохранились лишь в немногочисленных фольклорных, эпиграфических и ономастических материалах Республики Татарстан[6, с.155].Мы считаем, что поэма "Кысса-и Йусуф" написана на одном из вариантов литературного языка поволжского тюрки - на огузcко-кыпчакском языке, выполнявшем функцию литературного языка в Волжской Булгарии в период написания поэмы и наиболее близком к общенародному койне булгарского государства[3, с. 154]."Кысса-и Йусуф" Кул Гали отличается от остальных памятников старотюркской письменности своеобразным употреблением возможностей разговорной и письменной речи, удивительным слиянием тюркских и восточных средств поэтического изображения, в которых антитеза занимает особое место.

Целью исследования в данной статье является изучение употребления антитез в средневековой поэме Кул Гали "Кысса-Йусуф" (XIII в.) 

Материалом исследования стал язык поэмы XIII в. "Кысса-и Йусуф" Кул Гали.

Методы исследования. При исследовании применялись метод функционально-семантического анализа, описательный метод, комплексные приемы лингвистического анализа: описательно-аналитический, семантико-стилистический, прием лингвистической выборки, сравнительный анализ.

Результаты исследования.В филологической науке антитеза понимается как стилистическая фигура, которая основывается на логическом сопоставлении контрастных или противоположных понятий,образов, предметов, явлений и др.. Являясь средством усиления выразительности, антитеза обычно строится на антонимах, но далеко не всегда. Существенным условием построения антитезы является соподчинение противоположностей объединяющему их общему понятию, или общая на них точка зрения [4, с. 459].Как стилистический прием, антитеза использовалась в течении всего времени функционирования литературных языков, в том числе и тюрко-татарского [8, с. 94].Не удивительно, что автор "Кысса-и Йусуф" также с особой почтительностью относится к данному виду художественной изобразительности. При детальном изучении лексем с противоположными значениями и их использования в ткани  поэмы нами было выявлены следующие особенности:

1) в языке поэмы широко использованы лексические антонимы;

2) на основе антонимов либо на основе противопоставления логически контрастных лексем создана целая галерея антитез;

3) на основе антитез построены фразеологические обороты, пословицы, поговорки.

Таким образом, в поэме "Кысса-и Йусуф" выстроена трехступенчатая система художественного изображения с использованием семантического различия лексем. Рассмотрим это на некоторых примерах.

Первую ступень представляют лексические антонимы:

tün-kün - "день-ночь"[2, с. 56] , izgü-jawuz -"хороший-плохой" [2, с. 17], az-tälim - "мало-много" [2, с. 23], ajrïlmaq-qushïlmaq - "разлучаться-встречаться" [2, 31], dust-dushman - "друг-враг" [2, с.67], azad-mäkhbüs - "свободный-плененный" [2, с. 72], baj-jukhsul - "богатый-бедный"[2, с. 85] и т.д.

Лексическая антонимия занимает свое достойное место в стилистическом орнаменте произведения. Несмотря на кажущийся на первый взгляд отсутствие образности в данных антонимах, они играют важную функцию в построении сюжета: с их помощью автор создает контрастность ситуации, путем многократного использования противоположных значений слов автор предупреждает о крайностях в судьбе героев. В основе самой поэмы лежат жизненные контрасты. Обратимся к сюжету: Йусуф был любимым ребенком в семье, был окружен заботой и лаской - и стал рабом, униженным и проданным за бесценок; а впоследствии из раба превратился в правителя Египта; Зулейха также была любимой дочерью и достойной женой правителя, спустя время стала нищенкой на дороге, потом из нищенки снова превратилась в жену правителя. Братья Йусуфа были могущественные и всесильные, в конце произведения также потеряли власть и объявили о подчинении Йусуфу. Такие взлеты и падения в судьбе героев не случайны: авторское мировоззрение и его жизненная философиянаходит дорогу к сердцу читателя не через дидактические, нравоучительные наставления, а через красивый слог поэмы, через талант строить художественные образы с помощьюавтологического приема. В этом сила произведения.

Вторая ступень контрастности представлена антитезами, построенными с помощью антонимов или с помощью использования логически противоположных понятий и образов, подчиненных расскрытию одной темы, идеи. Приведем несколько примеров:

adämigä shajtan dushman ulur imdi - "дьявол есть враг человека" [2, с. 5].

Лексемы adäm "человек"и shajtan "дьявол" в татарском языке не являются антонимами. Образ дьявола изначально существует в повествовании как скрытый антигерой, каждый раз противопоставляясь разуму: братья покушаются на жизнь Йусуфа, поддавшись уговорам дьявола; Зулейха толкает Йусуфа на грехопадение, поддавшись на искушение дьявола и т.д. Читатель понимает: надо остерегаться неверных побуждений, обращаться к помощи бога, ибо дьявол всегда может сбить нас с пути истинной. В то же время в поэме образ дьяволапреподносится не только как религиозный персонаж, совративший Еву съесть запретный плод, но и как абстрактное понятие - зло к ближнему. Именно в таком ракурсе лексемы adäm-shajtan, не являющиеся прямыми антонимами,приобретают переносный смысл и становятся основой антитезы.

sizdïnlağïzolsüzläsündirlärimdi - "Вы слушайте, а он пусть расскажет" [2, с. 7].

Способность Йусуфа говорить красиво в поэме отмечается несколько раз. Братья добиваются разрешения отца отпустить младшего брата с ними, а отец им не разрешает, и они вынуждены прибегнуть к хитрости: прельщают отца возможностью слушать красивую речьЙусуфа, когда он вернется домой после прогулки с братьями.  Таким образом, противопоставляя слова dïnlağïz"слушайте", süzläsün"расскажет", автор строит антитезу, создавая контрастность с помощью логического соподчинения разных понятий одной цели.

Третья ступень использования лексем с противоположными значениями выражена в следующих примерах:

sabïrsïzlïq ğazizlärniqïjlurzälil- "нетерпимость делает великих жалким" [2, с. 30];

sabïrberlä muradkhasilulurimdi- "при помощи терпения достигается цель"[2, с. 30]

То, что отличает Йусуфа от других героев - это умение терпеть и ждать, "ждать во имя цели"[7, с. 188].В современном татарском языке широко используется пословица "сабыриткән морадынаҗиткән" ("умеющий терпеть достигает цели").Исследователь поэмы "Кысса-и Йусуф" литературовед Н. Хисамов подчеркивает, что "совпадение арабизмов в пословице и в афористической строке Кул Гали "sabïrberlä muradkhasilulurimdi"дает основание предполагать в качестве источника пословицы поэму "Кысса-и Йусуф" [7, с. 189].Полностью соглашаясь с ученым, отметим, что в приведенных выше примерах использована антонимия ğaziz"великий" -zälil "жалкий, низкий", которые имеют обратное соотношение с пословицей: отсутствие терпимости делает великих людей жалкими, низкими.Семантика понятия "sabïrlïq" "терпимость" наиболее полно раскрывается в статье Барабановой М.А., Нуриевой Ф.Ш.[1].Надо отметить, что в современном татарском языке в значении "терпимость" употребляется также индоевропейское заимствование "толерантность", однако как социологический термин, данная лексема обозначает терпимость к иному мировоззрению, образу жизни, поведению и обычаям, тогда как арабское заимствование "sabïrlïq", также широко употребляемое в современном татарском языке, имеет значение "терпеть до определенного предела, иметь выдержку в жизненных ситуациях"

Таким образом, употребленная автором антитеза, построенная на противопоставлении понятий "терпимость - нетерпимость", в дальнейшем легла в основу татарской пословицы "сабыриткән морадынаҗиткән" ("умеющий терпеть достигает цели").

säninküshikfani, baqïjsarajandaimdi - "твой дворец - светский, вечный дворец - там теперь"[2, с.59].

dünjafaniakhirätbaqïjimdi - "мир - тленен, другой мир - вечный теперь" [2, с. 79].

Кул Гали устами своего героя противопоставляет миры, в котором мы живем, и в котором, по его мнению, мы будем жить после смерти. Словосочетания "fanidönja"("бренный, тленный, невечный мир") и "baqïjakhirät" ("вечный загробный мир") строят антитезу, которая впоследствии ляжет в основу татарской пословицы"fanidönjaräkhäte - akhiridönjamikhnäte" ("удовольствия тленного мира - страдания загробной жизни").

Поэт Кул Гали в поэме "Кысса-и Йусуф" часто обращается к антонимии räkhät-mikhnät("удовольствие-страдание") для передачи значения решающих перемен в судьбах героев. Построенные на основе использования данной антонимии афоризмы очень устойчивы в татарском языке.

Таким образом, изучив стилистические фигуры, построенные на резком сопоставлении связанных между собой общим внутренним смыслом представлений и понятий, мы приходим к выводу, что в поэме "Кысса-и Йусуф" они имеют трехступенчатое положение:

1) лексические антонимы в прямом значении;

2) антитезы, построенные на антонимии либо на противопоставлении нетождественных понятий, представлений;

3) построенные на основе антитезы фразеологические обороты, пословицы, поговорки.

Антитезы, употребленные в стилистической системе поэмы Кул Гали "Кысса-и Йусуф" (XIII в.) отличаются убедительностью и яркостью, служат для подтверждения основной идеи поэмы - путь к счастью и благополучию лежит через тернии. Обязательным условием антитез является их симметричность и аналитический характер.

Рецензенты:

Нуриева Ф.Ш., д.фил.н., профессор кафедры татарского языка и методики преподавания отделения татарской филологии и  межкультурной коммуникации Института филологии и межкультурной коммуникации К(П)ФУ, г. Казань;

Юсупов Ф.Ю.,  д.фил.н., профессор кафедры татарского языка и методики преподавания отделения татарской филологии и  межкультурной коммуникации Института филологии и межкультурной коммуникации К(П)ФУ,г. Казань.