Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,737

ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ПРЕЕМСТВЕННОСТИ ТРАДИЦИЙ АКАДЕМИЧЕСКОГО ПЕНИЯ

Антонова Л.В. 1
1 Саратовская государственная консерватория им. Л.В.Собинова
Исследуя проблему методики обучения академическому пению автор анализирует понятия «традиция» и «преемственность», с помощью которых формировались традиции академического пения, предполагающие рассмотрение основных характеристик традиции в области социологии, культуры, педагогики и музыкальной педагогики. В статье отражается научная новизна, заключающаяся в постановке новой проблемы с позиции развития традиции академического пения благодаря механизму преемственности, в теоретическом обосновании развития малоизученного феномена как традиции академического пения, которые исследователь называет специфическим опытом (исполнительские и педагогические традиции) характерные для определённой школы пения. Практическая значимость данной статьи заключается в том, что автор экстраполирует понятие «педагогические традиции» в музыкальной педагогике и выводит на традиции в обучении академическому пению.
традиция
преемственность
традиции академического пения
специфический опыт
1. Абзалетдинов О. Б. Философская традиция как общественный феномен: Автореф. дис. канд. философ. Наук – Тбилиси, 1988. – 24 с. – С.11.
2. Антонова Л.В. Традиции итальянской вокальной школы в современном процессе обучения студентов-музыкантов вокальному искусству // Проблемы и перспективы художественного профессионально-педагогического образования: Материалы Юбилейной межвузовской научно-практической конференции с международным участием (24 ноября 2005г.) Самара: Изд-во СГПУ. 2006. – 310 с. С. 65-71.
3. Антонова Л.В. Преемственность традиций вокальной школы // Художественное образование: проблемы и перспективы: вестник СГПУ / [под ред. ВН. Бацун]; Самар. гос. пед. ун-т; Ин-т худож. образования. – Самара: СГПУ. 2007. – 212 с. С.122-138.
4. Антонова Л.В. Проблема преемственности педагогических традиций вокальной школы в России // Известия Самарского научного центра Российской академии наук «Педагогика и психология» «Филология искусствоведение» №1, 2008 Июль-Сентябрь. С. 9-15.
5. Антонов А.Н. Научные традиции и диалектика развития науки // Традиции в познании и культуре. М.: Институт философии АН СССР. 1986. – С.3-12.
6. Благой Д.Д. О традиции и традиционности // Традиции в истории культуры. – М.: Наука, 1978. – С. 28-36. – С.29.
7. Варламов Д.И. Обучение на русских народных инструментах: традиции и новации: Автореф. дис. д-ра пед. наук: - Москва, 2014. - 46 с. - С.21.
8. Дьяченко Н.В. Преемственность в развитии культуры и культурный прогресс. Харьков: Изд-во Института культуры, 1984. – 83 с.
9. Закс Л.А. Об одной классической традиции художественного сознания: любовь // Культура и традиции. – Екатеринбург - Нижневартовск. 1995. - С. 174 - 191. – С.174.
10. Исмаилов Ф.Ю. Преемственность в историческом процессе. Ташкент: ФАН, 1989. 173 с. – С.11.
11. Каиров В.М. Традиции и исторический процесс. М.: Луч, 1994. 188 с. – С.33.
12. Корнетов Г.Б. К вопросу о парадигме гуманистической педагогики // Свободное воспитание. М.: ВЛАДИ. 1993. – Вып. 2. – С.20-24.
13. Кругликов В.А. Преемственность // Большая советская энциклопедия. Т. 20. М.: Советская энциклопедия, 1975. – С.514-515.
14. Лучанкин А.И. Традиции в социокультурной преемственности: Автореф. дис. канд. философ. наук. – Свердловск, 1985. 18 с.
15. Мамонтов С.П. Основы культурологии. М.: РОУ, 1996. 273 с. – С.115-116.
16. Мариупольская Т.Г. Проблема национальных традиций в преподавании музыки (теоретический и методический аспекты): дис… д-ра пед. наук. – М., 2002. – 337 с. - С.12.
17. Маркарян Э.С. Узловые пробл. теории куль-х трад // Сов этнография. 1981. - № 2. – С.78-97.
18. Маркарян Э.С. Очерки теории культуры. Ереван: Изд-во АН Арм. ССР, 1969. 228 с. – С.11.
19. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка А - Я 80000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. Виноградова В.В. 4-е изд., доп. М.: ООО «А ТЕМП», 2006. 944с. - С. 453; 582.
20. Покровский Б.А. Ступени профессии / [Вступ. статья Г.А. Товстоногова. Послесловие К.Е. Кривицкого]. М.: Всерос. театр. об-во, 1984. 344 с. - С.153.
21. Плахов В.Д. Традиция и общество: опыт философско-социального исследования. М.: Мысль, 1982. 220 с. - С. 32-33.
22. Поченок В.В. Культурная традиция и сталинизм // Стиль и традиция в развитии культуры. Л.: ЛГИК, 1989. С. 27 – 37. С.27.
23. Суханов И.В. Обычаи, традиции и преемственность поколений. М.: Изд-во политической литературы, 1977. 216 с. - С.39.
24. Словарь практического психолога / сост. С.Ю. Головин. Минск: «Харвест» 1997. 800с. - С.705.
25. Философский энциклопедический словарь / гл. ред.: Л.Ф. Ильичёв, П.Н. Федосеев, С.М. Ковалёв, В.Г. Панов. М.: «Советская энциклопедия» 1983. 840 с. - С.527; С.692.
26. Хоруженко К.М. Культурология: Энциклопедический словарь. Ростов-на Дону: Феникс, 1997. 640 с. – С.395.
27. Чистов К.В. Традиции и вариативность // Сов этнография. – 1983. - № 2. – С. 14-22. – С.15.
28. Чистов К.В. Народное творчество и фольклор. Л.: Наука, 1986. 304 с.
29. Шацкий Е. Утопия и традиции. М.: Прогресс, 1990. 455 с.
30. Юдина Н.П. Развитие гуманистической демократической традиции в отечественной педагогике 70-х годов XIX века – начала XX века: дис... д-ра пед. наук Хабаровск 2004. – 440с. - С.70; 93.

В современном обществе ценность традиций академического сольного пения отодвигается на второстепенный план. Связано это с развитием массовой культуры. Рекламируемые современные методики заявляют о том, что пению можно научиться быстро и сиюминутно, в течение всего нескольких уроков или месяцев обучения, в том числе по интернету, CD и DVD дискам. В большинстве случаев «методический инструментарий» таких «уроков» практически отсутствует, да и уроки проводятся музыкантами, часто не имеющими необходимой квалификации. Образцы классической школы пения остаются за рамками внимания основной массы слушательской аудитории, это приводит к постепенному стиранию исполнительского эталона классического вокального искусства не только у массовой аудитории, но и в представлении большей части начинающих певцов, преподавателей академического пения. Важно в условиях роста информационно-коммуникационных технологий не потерять и сохранить для будущих поколений исполнительские и методические традиции, которые веками вынашивались, накапливались, закреплялись и передавались благодаря механизму преемственности из поколения в поколение ведущими певцами и педагогами пения начиная с конца XVI века и до наших дней (М. Гарсиа (отец и сын), М.И. Глинка, Ж.-Л. Дюпре, Дж. Каччини, Н. Порпора, Л.В. Собинов, Ф.И. Шаляпин и др.).

«Онтологические основания» представляют собой принятие в той или иной науке представление о картине мира, законах функционирования и развития. Исследуя онтологические основания методики обучения академическому пению необходимо рассмотреть основные характеристики «традиции» в социологии, культуре, педагогике и музыкальной педагогике.

«Традиция (от лат. traditio - передача) - элементы социального и культурного наследия [опыта - А.Л.], передающиеся от поколения к поколению и сохраняющиеся <...> в течение длительного времени. В качестве традиций выступают общественные установления, нормы поведения, ценности, идеи <...>, но удельный вес их в той или иной области неодинаков <...>. Традиции занимают определенное место в науке и искусстве <...>» [25, с. 692]. Б.А. Покровский говорил, что: «Традиция - не рутина, <...> содержит движение, развитие, но движение и развитие на каких-то определённых принципах, раз и навсегда созданных, <...> освещённых и проверенных временем <...> идущих по той дороге, на которой было создано искусство прежних поколений» [20, с. 153]. В «Словаре практического психолога» указано, что «традиции важный фактор регуляции жизнедеятельности, составляют основу воспитания» [24, с. 705].

Социальная традиция предстаёт как результат социального развития и часть социальной структуры. Это образец (социальная норма), продуцируемый сознанием, оформленный как ценностный выбор социальной группы, совокупность надситуативных норм, регламентирующих духовные качества, необходимые для правильного, с точки зрения класса или общества, поведения в той или иной сфере общественной и личной жизни (В.М. Каиров, В.Д. Плахов, Е. Шацкий, И.В. Суханов); распредмеченое наследие, оказывающее надситуативное действие и поэтому гибко проявляющееся в меняющемся обществе, опосредованно влияющее на все стороны социальной и индивидуальной жизни (И.В. Суханов, Н.П. Юдина); проявление не общественного сознания, а практической жизни, задающее предметное содержание социального общения (А.И. Лучанкин).

Социальные традиции обладают характеристиками (диалектическими категориями) [21, с. 32-33]: устойчивость, социальное наследие, развитие, преемственность. Устойчивость предполагает возобновление, воспроизводство значимых элементов повторяемых во времени, что и обеспечивает их сохранность. Социальное наследие/наследование представляет собой «исторически-генетическую связь» [11, 14, 21]. Она передаёт определённый исторический результат общественного развития и сама является частью социально-исторического достояния. Развитие - движение общества от прошлого к настоящему и будущему [11, 21, 29], в котором «старое» переходит в «новое», «обогащается, преобразуется, модифицируется, изменяется» [11, с. 33] и продуктивно работает в структуре «нового».

Одной из важных характеристик традиции является - преемственность - «передача, переход чего-нибудь от предшественника к преемнику. Преемственность идей, преемственная связь» [19, с. 582]; «способ и условие сосуществования старого и нового, существующие за счёт передачи определенного содержания» [10, с. 11]; «снятие старого и сохранением его элементов, в социальном аспекте - память общества» [13, с. 514-515]; «связь между различными этапами или ступенями развития, сущность которой состоит в сохранении тех или иных элементов целого или отдельных его характеристик при переходе к новому состоянию» [25, с. 527]. Среди аспектов изучения преемственности наиболее близка позиция философов (А.Н. Антонов, Н.В. Дьяченко, Ф.Ю. Исмаилов, А.И. Лучанкин, К.М. Хоруженко, Н.П. Юдина и др.), которые рассматривают преемственность как содержательный компонент, обеспечивающий стабильность и устойчивость в реальном развитии, связь «прошлого, настоящего и будущего в процессе передачи и освоения социальных и культурных ценностей» [26, с. 395], и их перенос от одного устойчивого состояния к другому. Наличие этой связи делает практически невозможным исключение преемственности из реальной действительности и придаёт ей всеобщий и объективный характер. Преемственность изучается в данном случае применительно к конкретной реальности. Придерживаясь этой позиции невозможно рассматривать проблему преемственности традиций академического пения вне контекста конкретной реальности.

Итак, преемственность выступает фундаментальным законом развития, обеспечивающим непрерывность и поступательность в эволюционном движении человеческого общества. Она означает не механическую передачу и воспроизведение общественных ценностей следующими друг за другом поколениями, а предполагает включение креативных процессов со стороны как «передающих», так и «воспроизводящих» эти ценности. Без творчества, без критического переосмысления, усвоения и обновления предшествующего опыта невозможна эволюция общественных процессов. Преемственность - механизм передачи определённого специфического опыта (традиций), который передаётся и развивается благодаря механизму преемственности, с одной стороны, с другой - является главным законом развития реальной действительности. Традиция есть выражение общего закона преемственности в развитии.

Продолжая анализ характеристик социальной традиции обратим внимание на её информативность (Е. Шацкий). Содержание социальной традиции соотносится с культурными стереотипами. Оно сформировано на основе выбора и заключает в себе ценностное отношение. Социальная традиция утрачивает всеобщий характер, «закрепляется» за определенной социальной группой или исторической эпохой, обретает ментальную «нагрузку». «Информационный массив» (К.В. Чистов) социальной традиции заключает в себе знаниевый и деятельностный компоненты. «Знаниевый» аспект содержания традиции раскрывается как элемент, отражающий все сферы общественной жизни, «практику и мудрость всех слоёв общества» [22, с. 27], «плод многих и многих тысячелетий развития человеческой мысли» [6, с. 29]. Содержание традиции в деятельностном аспекте предстаёт как «начально-заданная стратегия» [1, с. 11] деятельности, «специфическая форма» обмена деятельности. Элементами традиции в деятельностном аспекте называются приёмы и методы, формы организации труда и отношений субъектов, средства и нормы труда [8]; образцы деятельности, методы, зарекомендовавшие себя в прошлом, - то есть всё то, что выбрано по неким ценностным критериям [5].

Знаниевый и деятельностный компоненты в совокупности составляют опыт. Н.П. Юдина рассматривает опыт как «процесс практического воздействия на внешний мир и результат этого воздействия, систематизированный и отраженный в знаниях и умениях. Это означает, что кристаллизация содержания традиции связана с практической деятельностью, а само её содержание можно систематизировать как опыт, взятый в его континуальности» [30, с. 70].

Все характеристики социальной традиции полностью соответствуют культурной традиции, так как культура является важной сферой социума. Э.С. Маркарян рассматривает культуру как «специфически характерный <...> способ деятельности и <...> результат этой деятельности» [18, с. 11], функционирующий как механизм закрепления, сохранения и передачи информации. К.В. Чистов говорит о результативном компоненте культуры как опыте, накопленном в деятельности и передаваемом от поколения к поколению [28].

Вышесказанное позволяет утверждать, что в трактовке культуры доминирует функционально-деятельностный подход, соответствующий характеристикам и признакам традиции. Традиции обусловлены социальной природой человека как «ответ» на потребности социума транслировать накопленный опыт. Традиции не только существуют в рамках культуры, но и обеспечивают существование самой культуры, сопровождают этот феномен в процессе его исторической динамики: «Без традиции нет культуры» [9, с. 174].

В культурологии понятие традиции раскрывается через такие характеристики (категории - В.Д. Плахов, Н.П. Юдина и др.), как преемственность и наследие, стереотипизация. Стереотип (стереотипизации) - процесс социально-психологический (Н.П. Юдина), представляющий собой образец решения повторяющихся задач, хранящихся в социальной памяти. Стереотип обобщает только социально значимый опыт. Соответственно, культурная традиция представляет систему устойчивых образов и связей, при помощи которых «совершается отбор, стереотипизация опыта и передача стереотипов, которые потом опять воспроизводятся» [27, с. 15].

Культурная традиция формируется со стороны носителя культуры. Ведь наследование предполагает процесс передачи и использования культурного достояния, отобранного в соответствии с представлениями о его ценности. Поэтому культурная традиция предполагает участие субъекта культуры в процессе создания традиции, его деятельность не только по стереотипу, но и допускает активность субъекта, включенного в процесс наследования. В этом механизме проявляется субъективность/объективность культурной традиции (А.И. Лучанкин, И.В. Суханов, Н.П. Юдина и др.). Подчиняясь диалектическим законам, непрерывное развитие носит объективный характер, включает субъективно-личностное освоение опыта. И.В. Суханов объясняет её распространение активностью субъектов культурной традиции. Этот процесс он моделирует так: подражание - осознание - формирование совокупности общественно значимых идей, культурных, духовных убеждений в практике их реализации [23 с. 39]. В предполагаемой модели особую роль играют межличностные контакты и институт образования и воспитания, для которого диалог субъектов является имманентным качеством [14]. Это позволяет говорить о том, что традиции являются сознательно формируемым и управляемым элементом общественной жизни.

Вписанная в объективный процесс преемственности (наследования) культурная традиция с одной стороны противопоставляется новому (инновация) и отождествляется с устойчивым старым. С другой стороны, новое втекает в стержень культурной традиции ввиде новых стереотипов. В этом случае новация определена самой природой традиции, в её постоянном обновлении [15, с.115-116]. «Культурные мутации» влекут обновление традиции [17]. Но единство старого и нового не говорит о их равенстве. Ценность традиции в приоритентности устоявшегося старого, что соответствует устойчивости традиции [22, с.27].

Многоаспектное исследование традиций в педагогике начинается в 90-е годы XX века и продолжается в наши дни. Сущность педагогической традиции раскрывают категории преемственность и повторяемость, которые предполагают, что в процессе исторической динамики происходит снятие, передача и воспроизводство социально и культурно значимого педагогического опыта. Она «формируется на основе внешней (исторической и социально-культурной) детерминации и ценностного выбора элементов, значимых для определённой социально-культурной общности (поколения, социальной группы), и обеспечивает устойчивое развитие педагогической реальности и общности» [30, с. 93]. Содержание педагогической традиции отражает педагогическую реальность, в которой находят своё место педагогические ценности, педагогическое знание, педагогическая деятельность, педагогический результат; включает в себя представления об опыте и способах деятельности, результаты деятельности, а также способы их обозначения, воспроизводимые от поколения к поколению (Г.Б. Корнетов). Функция педагогической традиции заключается в обеспечении стабильности и устойчивости педагогической реальности (Р.Б. Вендровская, В.В. Краевский и др.). Подчёркивает единство теоретического и эмпирического, объективного и субъективного в педагогической традиции (Н.П. Юдина).

Содержание, структура, развитие традиции интересуют исследователей в области музыкального образования. Д.И. Варламов рассматривает понятие «академическая традиция музыкального обучения» и говорит, что оно «включает в себя опыт музыкально-педагогической деятельности, направленной на поиск, воспроизведение и развитие академической парадигмы музыкального искусства» [7, с. 21]. Т.Г. Мариупольская трактует традицию как «сложносоставную, многоуровневую, иерархизированную структуру, основные компоненты которой соотносятся и коррелируют в пределах обширного диапазона - от высшего, концептуального (философско-педагогического) уровня до уровня педагогического праксиса, т.е. конкретных приёмов и способов преподавания. В первом случае традиция преломляется в сфере педагогического сознания, выступая в виде идеальных представлений о цели, содержании, условиях и формах учебно-воспитательной деятельности; во втором случае - заявляет о себе в области операционально-практических действий, определяя ту или иную методику преподавания» [16, с. 12].

Такой подход экстраполируется и на традиции в обучении академическому пению, специфика которого заключается, во-первых, в индивидуальной форме обучения; во-вторых в особенностях музыкально-исполнительского инструмента вокалиста: голосовой аппарат, слух и весь организм певца. Индивидуальный голосовой инструмент певца «спрятан» внутри. Он контролируется слухом и субъективными внутренними вибрационно-мышечными ощущениями как со стороны обучающегося академическому пению так и педагога-вокалиста. Именно поэтому принцип индивидуальных психолого-физиологических особенностей певца являются необходимым условием эффективного вокального обучения. В-третьих, обучение академическому пению в основном базируется на эмпирическом опыте преподавателя («Я учу так, как учили меня»), т.е. на собственном певческом опыте и, соответственно, на опыте его предшественников. Поэтому традиции как некий специфический опыт в обучении академическому пению имеют особое значение и являются основой методики педагога-вокалиста.

Итак, исследуя онтологические основания преемственности традиций академического пения можно сказать, что в вокальной педагогике с помощью механизма преемственности передаётся сменяющимся поколениям специфический опыт (исполнительский и методический), характерный только для определённой вокальной школы. Преемственность в данном случае проявляется как полная или частичная повторяемость этого специфического опыта, обеспечивая сосуществование старого и нового, объективно связывая элементы специфического опыта в процессе их обновления и развития в соответствии с изменяющимися общественными реалиями. Механизм преемственности здесь рассматривается как связь между историческими периодами развития, школами, стилями, индивидуально-творческими манерами передачи опыта и передачи основных элементов обучения, техническими приёмами, средствами эмоционально-художественной выразительности и т.д.

Рецензенты:

Сухова Л.Г., д.п.н., профессор, проректор по научной работе ФГБОУ ВО «Саратовская государственная консерватория имени Л.В. Собинова Министерства культуры РФ», г. Саратов;

Колышева Т.А., д.п.н., профессор кафедры хорового дирижирования и сольного пения Факультета культуры и искусства ФГБОУ ВО «Поволжская государственная социально-гуманитарная академия Министерства науки и образования РФ», Самара.


Библиографическая ссылка

Антонова Л.В. ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ПРЕЕМСТВЕННОСТИ ТРАДИЦИЙ АКАДЕМИЧЕСКОГО ПЕНИЯ // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 6.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=16568 (дата обращения: 23.08.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252