Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,813

ONTOLOGICAL BASES OF CONTINUITY OF ACADEMIC SINGING TRADITIONS

Antonova L.V. 1
1 Saratov State Conservatory named after L.V. Sobinov, Saratov, Russia (410012, Saratov, 1 S.M. Kirov Av.)
Исследуя проблему методики обучения академическому пению автор анализирует понятия «традиция» и «преемственность», с помощью которых формировались традиции академического пения, предполагающие рассмотрение основных характеристик традиции в области социологии, культуры, педагогики и музыкальной педагогики. В статье отражается научная новизна, заключающаяся в постановке новой проблемы с позиции развития традиции академического пения благодаря механизму преемственности, в теоретическом обосновании развития малоизученного феномена как традиции академического пения, которые исследователь называет специфическим опытом (исполнительские и педагогические традиции) характерные для определённой школы пения. Практическая значимость данной статьи заключается в том, что автор экстраполирует понятие «педагогические традиции» в музыкальной педагогике и выводит на традиции в обучении академическому пению.
The author studies the problem of methods of academic singing teaching and analysis the concepts of “tradition” and “continuity”, by which means formed the traditions of academic singing, that involve consideration of the basic characteristics of traditions in sociology, culture, pedagogy and music pedagogy. The article reflects the scientific novelty in stating a new problem according to academic singing tradition development due to the concept of continuity in theoretical justification of understudied phenomenon of academic singing tradition, which the researcher calls the specific experience (singing and pedagogy traditions) typical for a particular singing school. Practical relevance of this article is that the author extrapolates the concept of “pedagogical traditions” in music pedagogy to the academic singing teaching.
tradition
continuity
academic singing traditions
specific experience

В современном обществе ценность традиций академического сольного пения отодвигается на второстепенный план. Связано это с развитием массовой культуры. Рекламируемые современные методики заявляют о том, что пению можно научиться быстро и сиюминутно, в течение всего нескольких уроков или месяцев обучения, в том числе по интернету, CD и DVD дискам. В большинстве случаев «методический инструментарий» таких «уроков» практически отсутствует, да и уроки проводятся музыкантами, часто не имеющими необходимой квалификации. Образцы классической школы пения остаются за рамками внимания основной массы слушательской аудитории, это приводит к постепенному стиранию исполнительского эталона классического вокального искусства не только у массовой аудитории, но и в представлении большей части начинающих певцов, преподавателей академического пения. Важно в условиях роста информационно-коммуникационных технологий не потерять и сохранить для будущих поколений исполнительские и методические традиции, которые веками вынашивались, накапливались, закреплялись и передавались благодаря механизму преемственности из поколения в поколение ведущими певцами и педагогами пения начиная с конца XVI века и до наших дней (М. Гарсиа (отец и сын), М.И. Глинка, Ж.-Л. Дюпре, Дж. Каччини, Н. Порпора, Л.В. Собинов, Ф.И. Шаляпин и др.).

«Онтологические основания» представляют собой принятие в той или иной науке представление о картине мира, законах функционирования и развития. Исследуя онтологические основания методики обучения академическому пению необходимо рассмотреть основные характеристики «традиции» в социологии, культуре, педагогике и музыкальной педагогике.

«Традиция (от лат. traditio - передача) - элементы социального и культурного наследия [опыта - А.Л.], передающиеся от поколения к поколению и сохраняющиеся <...> в течение длительного времени. В качестве традиций выступают общественные установления, нормы поведения, ценности, идеи <...>, но удельный вес их в той или иной области неодинаков <...>. Традиции занимают определенное место в науке и искусстве <...>» [25, с. 692]. Б.А. Покровский говорил, что: «Традиция - не рутина, <...> содержит движение, развитие, но движение и развитие на каких-то определённых принципах, раз и навсегда созданных, <...> освещённых и проверенных временем <...> идущих по той дороге, на которой было создано искусство прежних поколений» [20, с. 153]. В «Словаре практического психолога» указано, что «традиции важный фактор регуляции жизнедеятельности, составляют основу воспитания» [24, с. 705].

Социальная традиция предстаёт как результат социального развития и часть социальной структуры. Это образец (социальная норма), продуцируемый сознанием, оформленный как ценностный выбор социальной группы, совокупность надситуативных норм, регламентирующих духовные качества, необходимые для правильного, с точки зрения класса или общества, поведения в той или иной сфере общественной и личной жизни (В.М. Каиров, В.Д. Плахов, Е. Шацкий, И.В. Суханов); распредмеченое наследие, оказывающее надситуативное действие и поэтому гибко проявляющееся в меняющемся обществе, опосредованно влияющее на все стороны социальной и индивидуальной жизни (И.В. Суханов, Н.П. Юдина); проявление не общественного сознания, а практической жизни, задающее предметное содержание социального общения (А.И. Лучанкин).

Социальные традиции обладают характеристиками (диалектическими категориями) [21, с. 32-33]: устойчивость, социальное наследие, развитие, преемственность. Устойчивость предполагает возобновление, воспроизводство значимых элементов повторяемых во времени, что и обеспечивает их сохранность. Социальное наследие/наследование представляет собой «исторически-генетическую связь» [11, 14, 21]. Она передаёт определённый исторический результат общественного развития и сама является частью социально-исторического достояния. Развитие - движение общества от прошлого к настоящему и будущему [11, 21, 29], в котором «старое» переходит в «новое», «обогащается, преобразуется, модифицируется, изменяется» [11, с. 33] и продуктивно работает в структуре «нового».

Одной из важных характеристик традиции является - преемственность - «передача, переход чего-нибудь от предшественника к преемнику. Преемственность идей, преемственная связь» [19, с. 582]; «способ и условие сосуществования старого и нового, существующие за счёт передачи определенного содержания» [10, с. 11]; «снятие старого и сохранением его элементов, в социальном аспекте - память общества» [13, с. 514-515]; «связь между различными этапами или ступенями развития, сущность которой состоит в сохранении тех или иных элементов целого или отдельных его характеристик при переходе к новому состоянию» [25, с. 527]. Среди аспектов изучения преемственности наиболее близка позиция философов (А.Н. Антонов, Н.В. Дьяченко, Ф.Ю. Исмаилов, А.И. Лучанкин, К.М. Хоруженко, Н.П. Юдина и др.), которые рассматривают преемственность как содержательный компонент, обеспечивающий стабильность и устойчивость в реальном развитии, связь «прошлого, настоящего и будущего в процессе передачи и освоения социальных и культурных ценностей» [26, с. 395], и их перенос от одного устойчивого состояния к другому. Наличие этой связи делает практически невозможным исключение преемственности из реальной действительности и придаёт ей всеобщий и объективный характер. Преемственность изучается в данном случае применительно к конкретной реальности. Придерживаясь этой позиции невозможно рассматривать проблему преемственности традиций академического пения вне контекста конкретной реальности.

Итак, преемственность выступает фундаментальным законом развития, обеспечивающим непрерывность и поступательность в эволюционном движении человеческого общества. Она означает не механическую передачу и воспроизведение общественных ценностей следующими друг за другом поколениями, а предполагает включение креативных процессов со стороны как «передающих», так и «воспроизводящих» эти ценности. Без творчества, без критического переосмысления, усвоения и обновления предшествующего опыта невозможна эволюция общественных процессов. Преемственность - механизм передачи определённого специфического опыта (традиций), который передаётся и развивается благодаря механизму преемственности, с одной стороны, с другой - является главным законом развития реальной действительности. Традиция есть выражение общего закона преемственности в развитии.

Продолжая анализ характеристик социальной традиции обратим внимание на её информативность (Е. Шацкий). Содержание социальной традиции соотносится с культурными стереотипами. Оно сформировано на основе выбора и заключает в себе ценностное отношение. Социальная традиция утрачивает всеобщий характер, «закрепляется» за определенной социальной группой или исторической эпохой, обретает ментальную «нагрузку». «Информационный массив» (К.В. Чистов) социальной традиции заключает в себе знаниевый и деятельностный компоненты. «Знаниевый» аспект содержания традиции раскрывается как элемент, отражающий все сферы общественной жизни, «практику и мудрость всех слоёв общества» [22, с. 27], «плод многих и многих тысячелетий развития человеческой мысли» [6, с. 29]. Содержание традиции в деятельностном аспекте предстаёт как «начально-заданная стратегия» [1, с. 11] деятельности, «специфическая форма» обмена деятельности. Элементами традиции в деятельностном аспекте называются приёмы и методы, формы организации труда и отношений субъектов, средства и нормы труда [8]; образцы деятельности, методы, зарекомендовавшие себя в прошлом, - то есть всё то, что выбрано по неким ценностным критериям [5].

Знаниевый и деятельностный компоненты в совокупности составляют опыт. Н.П. Юдина рассматривает опыт как «процесс практического воздействия на внешний мир и результат этого воздействия, систематизированный и отраженный в знаниях и умениях. Это означает, что кристаллизация содержания традиции связана с практической деятельностью, а само её содержание можно систематизировать как опыт, взятый в его континуальности» [30, с. 70].

Все характеристики социальной традиции полностью соответствуют культурной традиции, так как культура является важной сферой социума. Э.С. Маркарян рассматривает культуру как «специфически характерный <...> способ деятельности и <...> результат этой деятельности» [18, с. 11], функционирующий как механизм закрепления, сохранения и передачи информации. К.В. Чистов говорит о результативном компоненте культуры как опыте, накопленном в деятельности и передаваемом от поколения к поколению [28].

Вышесказанное позволяет утверждать, что в трактовке культуры доминирует функционально-деятельностный подход, соответствующий характеристикам и признакам традиции. Традиции обусловлены социальной природой человека как «ответ» на потребности социума транслировать накопленный опыт. Традиции не только существуют в рамках культуры, но и обеспечивают существование самой культуры, сопровождают этот феномен в процессе его исторической динамики: «Без традиции нет культуры» [9, с. 174].

В культурологии понятие традиции раскрывается через такие характеристики (категории - В.Д. Плахов, Н.П. Юдина и др.), как преемственность и наследие, стереотипизация. Стереотип (стереотипизации) - процесс социально-психологический (Н.П. Юдина), представляющий собой образец решения повторяющихся задач, хранящихся в социальной памяти. Стереотип обобщает только социально значимый опыт. Соответственно, культурная традиция представляет систему устойчивых образов и связей, при помощи которых «совершается отбор, стереотипизация опыта и передача стереотипов, которые потом опять воспроизводятся» [27, с. 15].

Культурная традиция формируется со стороны носителя культуры. Ведь наследование предполагает процесс передачи и использования культурного достояния, отобранного в соответствии с представлениями о его ценности. Поэтому культурная традиция предполагает участие субъекта культуры в процессе создания традиции, его деятельность не только по стереотипу, но и допускает активность субъекта, включенного в процесс наследования. В этом механизме проявляется субъективность/объективность культурной традиции (А.И. Лучанкин, И.В. Суханов, Н.П. Юдина и др.). Подчиняясь диалектическим законам, непрерывное развитие носит объективный характер, включает субъективно-личностное освоение опыта. И.В. Суханов объясняет её распространение активностью субъектов культурной традиции. Этот процесс он моделирует так: подражание - осознание - формирование совокупности общественно значимых идей, культурных, духовных убеждений в практике их реализации [23 с. 39]. В предполагаемой модели особую роль играют межличностные контакты и институт образования и воспитания, для которого диалог субъектов является имманентным качеством [14]. Это позволяет говорить о том, что традиции являются сознательно формируемым и управляемым элементом общественной жизни.

Вписанная в объективный процесс преемственности (наследования) культурная традиция с одной стороны противопоставляется новому (инновация) и отождествляется с устойчивым старым. С другой стороны, новое втекает в стержень культурной традиции ввиде новых стереотипов. В этом случае новация определена самой природой традиции, в её постоянном обновлении [15, с.115-116]. «Культурные мутации» влекут обновление традиции [17]. Но единство старого и нового не говорит о их равенстве. Ценность традиции в приоритентности устоявшегося старого, что соответствует устойчивости традиции [22, с.27].

Многоаспектное исследование традиций в педагогике начинается в 90-е годы XX века и продолжается в наши дни. Сущность педагогической традиции раскрывают категории преемственность и повторяемость, которые предполагают, что в процессе исторической динамики происходит снятие, передача и воспроизводство социально и культурно значимого педагогического опыта. Она «формируется на основе внешней (исторической и социально-культурной) детерминации и ценностного выбора элементов, значимых для определённой социально-культурной общности (поколения, социальной группы), и обеспечивает устойчивое развитие педагогической реальности и общности» [30, с. 93]. Содержание педагогической традиции отражает педагогическую реальность, в которой находят своё место педагогические ценности, педагогическое знание, педагогическая деятельность, педагогический результат; включает в себя представления об опыте и способах деятельности, результаты деятельности, а также способы их обозначения, воспроизводимые от поколения к поколению (Г.Б. Корнетов). Функция педагогической традиции заключается в обеспечении стабильности и устойчивости педагогической реальности (Р.Б. Вендровская, В.В. Краевский и др.). Подчёркивает единство теоретического и эмпирического, объективного и субъективного в педагогической традиции (Н.П. Юдина).

Содержание, структура, развитие традиции интересуют исследователей в области музыкального образования. Д.И. Варламов рассматривает понятие «академическая традиция музыкального обучения» и говорит, что оно «включает в себя опыт музыкально-педагогической деятельности, направленной на поиск, воспроизведение и развитие академической парадигмы музыкального искусства» [7, с. 21]. Т.Г. Мариупольская трактует традицию как «сложносоставную, многоуровневую, иерархизированную структуру, основные компоненты которой соотносятся и коррелируют в пределах обширного диапазона - от высшего, концептуального (философско-педагогического) уровня до уровня педагогического праксиса, т.е. конкретных приёмов и способов преподавания. В первом случае традиция преломляется в сфере педагогического сознания, выступая в виде идеальных представлений о цели, содержании, условиях и формах учебно-воспитательной деятельности; во втором случае - заявляет о себе в области операционально-практических действий, определяя ту или иную методику преподавания» [16, с. 12].

Такой подход экстраполируется и на традиции в обучении академическому пению, специфика которого заключается, во-первых, в индивидуальной форме обучения; во-вторых в особенностях музыкально-исполнительского инструмента вокалиста: голосовой аппарат, слух и весь организм певца. Индивидуальный голосовой инструмент певца «спрятан» внутри. Он контролируется слухом и субъективными внутренними вибрационно-мышечными ощущениями как со стороны обучающегося академическому пению так и педагога-вокалиста. Именно поэтому принцип индивидуальных психолого-физиологических особенностей певца являются необходимым условием эффективного вокального обучения. В-третьих, обучение академическому пению в основном базируется на эмпирическом опыте преподавателя («Я учу так, как учили меня»), т.е. на собственном певческом опыте и, соответственно, на опыте его предшественников. Поэтому традиции как некий специфический опыт в обучении академическому пению имеют особое значение и являются основой методики педагога-вокалиста.

Итак, исследуя онтологические основания преемственности традиций академического пения можно сказать, что в вокальной педагогике с помощью механизма преемственности передаётся сменяющимся поколениям специфический опыт (исполнительский и методический), характерный только для определённой вокальной школы. Преемственность в данном случае проявляется как полная или частичная повторяемость этого специфического опыта, обеспечивая сосуществование старого и нового, объективно связывая элементы специфического опыта в процессе их обновления и развития в соответствии с изменяющимися общественными реалиями. Механизм преемственности здесь рассматривается как связь между историческими периодами развития, школами, стилями, индивидуально-творческими манерами передачи опыта и передачи основных элементов обучения, техническими приёмами, средствами эмоционально-художественной выразительности и т.д.

Рецензенты:

Сухова Л.Г., д.п.н., профессор, проректор по научной работе ФГБОУ ВО «Саратовская государственная консерватория имени Л.В. Собинова Министерства культуры РФ», г. Саратов;

Колышева Т.А., д.п.н., профессор кафедры хорового дирижирования и сольного пения Факультета культуры и искусства ФГБОУ ВО «Поволжская государственная социально-гуманитарная академия Министерства науки и образования РФ», Самара.