Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,813

TYUMEN PROVINCE ECONOMIC MEETING: ORGANIZATION AND ACTIVITIES (1921-1923): THE ORGANIZATION AND ACTIVITIES

Skipina I.V. 1 Skipin D.L. 1
1 Federal State Educational Establishment of high professional education Tyumen state University
В статье на основе документальных данных анализируется роль Тюменского губернского экономического совещания в решении местных хозяйственных проблем. Рассматривается деятельность совещания по развитию сельского хозяйства, промышленности, торговли, меры по пополнению бюджета, в целом по улучшению материального положения граждан региона. Тюменское губэкосо стремилось эффективно сочетать рыночные и плановые методы ведения хозяйства. Постепенный отход от рынка к плану сделал деятельность экосо всех уровней излишней. Планы стали спускаться исполкомам, которые поручали их реализацию губернской плановой комиссии. Идеи централизация взяли верх над относительной самостоятельностью регионов в решении местных проблем. В конце 1922 г. исполком поставил перед губэкосо задачи «объединить в одно целое хозяйственную жизнь губернии и создать то единство средств и материальных ресурсов, которое позволило бы вести по определенному плану хозяйство». К концу 1923 г. эти задачи в основном были выполнены, поэтому в начале 1924 г. губэкосо стали ликвидироваться в соответствии с постановлением 3-й сессии ВЦИК РСФСР 10-го созыва 1923 г. «Об упрощении аппарата губернских исполнительных комитетов», функции губэкосо были переданы губисполкомам. Это решение имело негативные последствия: в 1924 г. наметился процесс снижении основных показателей социально-экономического развития страны, эти данные пришлось замалчивать долгие годы как центральному, так и местному руководству, вводить в заблуждение общественность, не давая объективно оценить обстановку, сложившуюся как регионах, так и во всей стране. Такое положение отражало общую ситуацию, сложившуюся в стране: рыночные методы ведения хозяйства натолкнулись на безрыночные принципы советской экономики, что привело в дальнейшем и к «свертываю» НЭПа.
In article on the basis of documentary data the role of the Tyumen provincial economic meeting in the solution of local economic problems is analyzed. Activity of meeting on development of agriculture, the industry, trade, a measure for replenishment of the budget, in general on improvement of financial position of citizens of the region is considered. Tyumen province economic meeting sought to combine effectively market and planned methods of housekeeping. Gradual withdrawal from the market to the plan made activity economic meeting all levels excessive. Plans began to go down to executive committees which charged their realization of a provincial planning commission. Ideas centralization got the best of relative independence of regions in the solution of local problems. At the end of 1922 the executive committee set before province economic meeting the tasks "to unite economic life of the province in a single whole and to create that unity of means and material resources which the economy would allow a message according to a certain plan". By the end of 1923 these tasks were generally carried out therefore at the beginning of 1924 province economic meeting began to be liquidated according to the resolution of the 3rd session of VTsIK of RSFSR of the 10th convocation of 1923. "About simplification of the office of provincial executive committees", functions province economic meeting were transferred to gubispolkoma. This decision had negative consequences: process decrease in the main indicators of social and economic development of the country was outlined in 1924, these data both the central, and local management had to suppress for many years, to mislead the public, without allowing to estimate objectively the situation which developed as regions, and in all country. Such situation reflected the general situation which developed in the country: market methods of housekeeping encountered the bezrynochny principles of the Soviet economy that brought further and to I "curtail" the New Economic Policy.
business development
market plan
the new economic policy
Tyumen province economic meeting
the period 1921 - 1923
В статье рассматривается роль Тюменского губернского экономического совещания (ГЭС) в решении вопросов местного управления и хозяйства. Авторы анализируют ключевые направления деятельности ГЭС. Это решение проблем, стоящих перед совещанием в 1921-1923 гг. в сфере промышленности, сельского и коммунального хозяйства, регулирования рынка и плана, налогообложения и оптимизации бюджетной политики. Цель исследования: на основе широкого круга источников - архивных материалов, данных периодической печали, статистики показать значимость деятельности ГЭС в решении текущих и перспективных вопросов экономической жизни региона. В процессе исследования авторы опирались на методы объективности, историзма,  источниковедческий метод. 

В условиях НЭПа, основные функции по управлению местным хозяйством были переданы региональным советам, которые, в свою очередь, формировали местные экономические совещания, призванные приблизить советскую систему управления к массам и, одновременно, усилить контроль реализации пролетарской экономической политики. Значительную часть хозяйственной работы местные советы переложили на ГЭС, которые стали формировать в 1921 г. в соответствии с постановлением VIII Всероссийского съезда советов. Президиум Тюменского губернского исполнительного комитета принял решение о формировании губернского экономического совещания (губэкосо) на правах комиссии. Тюменское губэкосо было создано 21 января 1921 г. и являлось представительным органом Всероссийского совета народного хозяйства, наркоматов земледелия, продовольствия,  финансов, Совета Труда и Совета обороны РСФСР. В Постановлении ВЦИК от 30 июня 1921 г. «О местных экономических совещаниях, их отчетности и руководстве наказом СНК и СТО» была определена задача губернских и уездных экономических совещаний: согласование и координация работы всех местных хозяйственных органов на основе планового государственного руководства хозяйственным строительством и расширения инициативы местных властей. Председатель губисполкома одновременно являлся председателем совещания. В состав губэкосо входили: председатель губсовнархоза, губернский продовольственный комиссар, заведующие губернскими отделами: земельным, финансовым, труда, избирательной комиссии, транспортного и коммерческого отделов [5, c. 120]. В штате Тюменского ГЭС в мае 1922 г. числилось 8 технических сотрудников, которые были перегружены работой, что свидетельствовало о необходимости увеличение числа служащих. Председателем Тюменского губэкосо назначили Иван Васильевич Попова. Из членов губэкосо формировался президиум, которому принадлежала основная регулирующая роль. Состав президиума нередко менялся. В мае 1922 г. в него вошли председатель губисполкома И.В. Попов, начальник линейно-водного отдела исполкома Самарцев, председатель губернского совета народного хозяйства Н.П. Чертищев и член губэкосо Осокин, всего пять человек. Впоследствии было рекомендовано включать в состав президиума чиновников, находящихся на ключевых постах. В состав президиума во второй половине 1922 г. вошли начальник губернского земельного управления Кузьмин и председатель губернской плановой комиссии Зыков, который одновременно являлся заместителем председателя ГЭС, что свидетельствовало о повышении роли плановых органов в управлении. Кроме того, при губплане была организована коллегия, состоящая их 3 секций: торгово-промышленной, финансово-бюджетной и сельскохозяйственной. С решающим голосом в состав губэкосо входили представители, курирующие следующие сферы: продовольствие, промышленность, сельское хозяйство, транспорт. Совещательный голос имели заведующие губернским статистическим бюро, финансовым отделом, председатель губернского союза потребительской кооперации [6, c. 162].

Губэкосо имело сложную структуру: ему подчинялась сеть уездных, районных экосо, которые было слабо связаны с друг с другом. Их низовыми органами являлись экономические совещания предприятий и крестьянские комитеты. Фактически все руководство губернского исполнительного комитета (ГИК) местного совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов входило в состав губэкосо. Совещание являлось постоянно действующим органом при губисполкоме. Тюменское ГЭС регулярно проводило заседания, на которых основное внимание уделялось регулированию неотложных хозяйственных проблем. Заседания губэкосо проводили два раза в неделю. Так,  с 1 октября 1922 г. по 30 сентября 1923 г. состоялось 66 встреч. На них рассмотрели 66  организационных вопроса, 65 - о формировании местного бюджета, 67 - о сборе налогов, 62 - о финансовых возможностях, 24 - о необходимости выделения дотаций, 98 - о регулировании промышленности и торговли. Регулярно рассматривались следующие  проблемы: 24 заседания посвятили проведению семенной компании, 31 - сбору единого сельхозналога, 11 - выполнению заданий хлебозаготовок, 23 - организации кооперации, 48 - регулированию работы транспорта и связи, 25 - снабжению Северных территорий хлебом [1, с. 3-4]. Нередко проводились и совместные заседания губэкосо и губисполкома, на которых обсуждались самые важные социально-экономические проблемы. ГЭС занималось вопросами организации работы промышленных и сельскохозяйственных производителей, контролировало продовольственное обеспечение городов, принимало меры по борьбе с голодом, содействовало организации государственной торговли. Совещание вело работу  по снабжению населения необходимыми товарами и услугами, способствовало развитию кооперации, бесперебойной работе железнодорожного транспорта и связи, содействовало деятельности коммунального сектора, решало задачи по созданию местной налоговой системы, регулировало формирование бюджета и его распределение, наблюдало за процедурой ценообразования. Губэкосо содействовало рациональному использованию трудовых и товарных ресурсов, утверждало программы развития края [2, л. 8].

В рассматриваемый период территория входила в состав Уральской области, поэтому Тюменское губэкосо находилось в подчинении Уральского экономического совещания, имевшего право распределения дотационных фондов. В губернии к 1921-1923 гг. сохранились в основном мелкие частные производства, такие как кирпичное, кожевенное, мыловаренное, мастерские по пошиву одежды и обуви, механические мастерские, которые требовали расширения вложений, но средства в Тюмень поступали в минимальном количестве, так как оставались в основном на Урале. Власти вынуждены были назчительное место уделять  планированию хозяйственной деятельности  и рациональному использованию имеющихся средств.

Для решения «проблемных  вопросов» губплан получил право приглашать консультантов, а председатель плановой комиссии одновременно стал заместителем председателя ГЭС. Длительное время эту должность занимал Зыков. [1, с. 4-7] Государство проводило строгую бюджетную и кредитную политику. Губэкосо вменялось в обязанность контролировать составление, пополнение и исполнение местного бюджета, с учетом постоянно меняющейся ситуации. Советские работники, озабоченные дефицитом денежных средств, задачами развития рынка и совершенствованием налогообложения, вынуждены были разрабатывать меры по пополнению казны, в том числе и за счет увеличения подворного обложения, распространения займов и даже изъятия церковных ценностей. Решение о переходе в 1921 г. от продовольственной разверстки к продналогу позволило крестьянам, заплатившим налог, торговать сельхозпродуктами, стимулируя их к развитию хозяйства и развертыванию торговли в городах. Возвращение к рынку требовало развития кооперации, торговли, кредитования и расширения конкуренции. Руководители искали пути возрождения промышленности, торговли, сельского хозяйства, заботились о снижении уровня безработицы и улучшении материального положения трудящихся путем рационального сочетания рынка и плана. Принимались меры по регулированию частной предпринимательской деятельности, борьбе с мешочничеством, установлению тарифов и сборов, вплоть до установления цен на лекарственные препараты, утверждения платы за электроэнергию и коммунальные услуги. Власти передавали предприятия в аренду, в том числе и прежним владельцам, правда, желающих оказалось немного. Ресурсы, которые отпускались центром на социальные нужды, так же находились в распоряжение губэкосо. Народное образование, здравоохранение являлись заботой местных властей, причем траты на эти направления постоянно росли. Члены губэкосо усматривали возможность пополнения региональных финансов в сокращении управленческого аппарата, но без исполнительного персонала решать стоящие задачи было невозможно, требовалось составлять многочисленные документы, вести переписку, что осложнялось нехваткой грамотных и квалифицированных специалистов [1, c. 11].

Необходимость послевоенного восстановления промышленности привела к эмиссии денежных средств, и, следовательно, к их обесцениванию. Государственная политика была нацелена на стабилизацию денежной единицы. На обуздание инфляции была направлена и денежная реформа, введение золотого червонца, использовавшегося в основном в коммерческих расчетах. В этих условиях члены совещания пришли к выводу о необходимости развивать банковскую сеть, поддержав идею развития в Тюменской губернии коммерческих банков, кредитующих предпринимательскую деятельность [4, л. 49-50]. В свою очередь руководство Наркомфина рекомендовало своим представителям в губэкосо максимально увеличить налоговое обложение: «доводите налоговое напряжение до необходимых размеров и всем критикам ...разъяснять, что усиление денежных налоговых поступлений является единственным выходом прекращения ослабления самого тяжелого для народного хозяйства видов налога - именно эмиссии» [1, с. 8]. Для руководства налоговой компанией летом 1922 г. были сформированы Чрезвычайные налоговые совещания. Вместе с тем власти понимали, что бесконечно увеличивать налоги невозможно, следовательно, необходимо искать иные пути увеличения доходов местного бюджета». В отчете тюменского губэкосо 1 октября 1922 г. отмечалось, что увеличение налогообложения в перспективе уже невозможно: «Налоги обременительны, цены скачут и затрудняют работу» [7, л. 41]. В сложившихся условиях власти пошли по пути стимулирования плановой деятельности [3, л. 50-51]. Губэкосо регулярно представляло в Уралэкосо отчеты о работе и выполнении намеченных планов. Годовые отчеты издавались местной типографией в количестве не менее 100 экземпляров, и были известны общественности, некоторые сведения о деятельности ГЭС печатали губернские газеты. Деятельность губэкосо свидетельствует: власти в 1921-1923 гг. стремились, но так и не нашли, с одной стороны, под влиянием политических и хозяйственных установок вождей, с другой, по причине не профессиональности управленцев, ту «золотую середину» между плановым и рыночным хозяйством, между полномочиями центра и территорий, которая была необходима в решении социально-экономических проблем. Позитивный настрой чиновников проявился в стремлении оперативно решать самые острые вопросы и работать в сложных условиях смешанной экономики. Реальная жизнь требовала учета конкретных экономических возможностей, а принятые планы предполагали рост экономических показателей в сжатые сроки, чего невозможно было добиться без должного финансирования и анализа, сложившихся социально-экономических условий. Управленцы оказались «зажаты» между рынком и планом и сдавали позиции под напором властей по свертыванию рынка в угоду плана. Постепенный отход от рынка к плану сделал деятельность экосо всех уровней излишней. Планы стали спускаться исполкомам, которые поручали их реализацию губернской плановой комиссии. Идеи централизация взяли верх над относительной самостоятельностью регионов в решении местных проблем. В конце 1922 г. исполком поставил перед губэкосо задачи «объединить в одно целое хозяйственную жизнь губернии и создать то единство средств и материальных ресурсов, которое позволило бы вести по определенному плану хозяйство» [1, с. 38].

К концу 1923 г. эти задачи в основном были выполнены, поэтому в начале 1924 г. губэкосо стали ликвидироваться в соответствии с постановлением 3-й сессии ВЦИК РСФСР 10-го созыва 1923 г. «Об упрощении аппарата губернских исполнительных комитетов», функции губэкосо были переданы губисполкомам. Это решение имело негативные последствия: в 1924 г. наметился процесс снижении основных показателей социально-экономического развития страны, эти данные пришлось замалчивать долгие годы как центральному, так и местному руководству, вводить в заблуждение общественность, не давая объективно оценить обстановку, сложившуюся как регионах, так и во всей стране. Такое положение отражало общую ситуацию, сложившуюся в стране: рыночные методы ведения хозяйства натолкнулись на безрыночные принципы советской экономики, что привело в дальнейшем и к «свертываю» НЭПа.

Рецензенты:

Шилова Л.Ф., д.э.н., заведующая кафедрой учета, анализа и аудита Тюменского государственного университета,  г. Тюмень;

Московкин В.В., д.и.н., профессор кафедры отечественной истории Тюменского государственного университета,  г. Тюмень.