Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

СЛОВЕСНОЕ УДАРЕНИЕ В БЕСЕРМЯНСКИХ ГОВОРАХ УДМУРТСКОГО ЯЗЫКА

Люкина Н.М.
На северо-западе Удмуртской Республики проживают бесермяне, говорящие на одном из наречий удмуртского языка. Данная статья посвящена рассмотрению словесного ударения в балезинском и юкаменском говорах бесермян. Отмеченные случаи фиксации ударения в исследуемых говорах совпадают с акцентуационными правилами кукморского говора и в значительной степени – северного наречия.

Среди северных удмуртов небольшую группу составляют бесермяне, говорящие на одном из наречий удмуртского языка и проживающие на северо-западе Удмуртской Республики, в бассейне реки Чепцы, в Юкаменском, Балезинском, Глазовском районах, а также Слободском районе Кировской области. На территории СССР по переписи 1926 года всего проживало около 10 000 бесермян. А во время Всероссийской переписи населения, которая была проведена в октябре 2002 года, бесермянами записали себя 3122 человека. Бесермянские деревни островками вкраплены в массу удмуртских, татарских и русских селений. В данной работе рассмотрим особенности словесного ударения в бесермянских говорах.

"Ударение (акцент) - выделение в речи той или иной единицы в последовательности однородных единиц с помощью фонетических средств" [8]. В удмуртском литературном языке ударение подвижное фиксированное и падает на конечный слог слова. Определенное количество отклонений от этого правила, конечно же, существуют [2, 1]. В исследуемых говорах немногочисленные исключения также встречаются. Акцентуационная система бесермянского наречия представлена в научных работах В. К. Кельмакова [3, 5, 9].

В монографии Т. И. Тепляшиной "Язык бесермян" отсутствует специальный раздел об ударении, хотя некоторые сведения из данной книги можно найти, т. к. в диалектных материалах в некоторых случаях указано место ударения, напр.: оtөn šөdόzө val <...> (Шам.) 'там, бывало, играют' (с. 212); kiz'όdө 'посеете' (с. 213); pόt't'ale 'выносите' (с. 237); e·j vera 'я не сказал, я не говорил' (с. 229); vel't'όmө 'мы сходим' (с. 222); da·nak kurege - das kөk <...> 'много у меня кур, двенадцать штук' (с. 208). Однако следует заметить, что фиксация ударения произведена не совсем последовательно, ср.: vuzalozө 'продадут' (с. 214) - veralόzө 'они скажут' (с. 222), u·z lөkte 'не придут' (с. 225) - uz mis'tas'ke 'не будут стирать' (с. 271) и другие. "Это создает некоторые трудности в формировании реального представления об акцентуационной системе бесермянского наречия, ибо в этих противоречивых написаниях трудно определить, что принадлежит самой системе, а что обусловлено типографской погрешностью или небрежностью автора" [3].

По нашим наблюдениям, в речи юкаменских и балезинских бесермян встречаются следующие особенности акцентуационной системы:

1. В именных, местоименных и послеложных формах на -mí, -dí, -zí ударение чаще всего падает на предшествующий этим притяжательным суффиксам слог, напр.: (Шам. Юнд.), d'erevn'aja∙mí 'в (нашей) деревне', õa∙n'zí 'они все', (Жув.) Éek víla·zí '(у них) на столе'.

- Данная особенность характерна для кукморского говора периферийно-южного диалекта [3, 4].

2. в глагольных формах на -mí, -dí, -zí ударение также падает на предшествующий этим суффиксам слог, напр.: (Жув.) školaez bíttem bere kílube vel'tíli·mí 'после окончания школы мы уже ходили в клуб', karandašen gožjas'kíli·zí 'они карандашом писали', (Юнд.) i s a k e vetlíli·mí 'мы в [деревню] Исаково ходили', užas'ko·mí 'мы работаем'; (Жув. Юнд.) užaÏÏoz'a·mí 'пока мы работали', gíríÏÏоz'a·zí 'пока они пахали', (Шам. Еж. Паж.) õas'kíku·mí 'пока мы спускались'.

- Аналогичные формы употребляются в кукморском и отдельных северноудмуртских говорах.

3. В отрицательной форме повелительного наклонения ударение фиксировано на отрицательном вспомогательном глаголе: (Шам. Юнд.) e·n uža 'не работай', e·n bÀrd 'не плачь', e·n kíškale 'не бойтесь'. Интересно отметить, что в фольклорно-диалектологических материалах Ю. Вихманна подобные формы зафиксированы с ударением на первом слоге основного глагола, напр.: en mi·s'kï 'не мой, не стирай', en da·njas'kï 'не гордись, не восхваляй' [11]. В монографии "Язык бесермян" автор отмечает, что при отрицательных формах глаголов повелительного наклонения ударение падает на отрицательный вспомогательный глагол или на первый слог основного глагола [7]: е·n nal'l'a 'не ищи', е·n koškө 'не уходи', е·n potөl 'не выходи' (с. 238). Однако нет ни одного примера на последний случай. По нашим материалам, с фиксацией на первом слоге основного глагола зафиксировано лишь несколько случаев в юндинском говоре - что, по-видимому, объясняется влиянием местных северноудмуртских диалектов и литературного языка: en kí·rÉa 'не пой', en mí·ne 'не идите', en ve·ra 'не говори, не скажи'.

- Подобные формы встречаются в большинстве говоров южного наречия.

4. В отрицательных формах глаголов изъявительного наклонения ударение фиксировано на первом слоге основного глагола: (Шам.) ej lí∙ktí 'я не пришел', ed ko∙škí 'ты не ушел', (Юнд.) Àm le∙s'te 'мы не сделали', Àz o∙skí 'он не поверил', (Паж.) ug na∙l'l'a 'она не ищет'. В подобных формах Т. И. Тепляшина в своей монографии «Язык бесермян» пишет, что "в обиходной речи ударение падает на отрицательный глагол", ср.: u·g vel't'ө 'он не ходит' (с. 219), u·m korale 'мы не будем рубить' (с. 225), u·z lөkte 'они не придут', e·j vera 'я не сказал, я не говорил' (с. 229). Справедливо замечает В. К. Кельмаков [3, 6], что такой тип ударения не подтвержден другими исследователями бесермянского диалекта.

 - Аналогичные формы существуют в диалектах южноудмуртского наречия.

Любопытно заметить, что в приложении к своей книге Т. И. Тепляшина на 35 страницах дает образцы бесермянской речи, "в которых читатель сможет найти интересующий его материал по фонетике и морфологии" [7]. Там нам удалось обнаружить более сорока предложений, где встречается глагол в отрицательной форме изъявительного наклонения, и лишь в трех случаях ударение фиксировано на отрицательном вспомогательном глаголе, в остальных - акцентуация вообще отсутствует или/и встречаются такие примеры: vөs'is'ko ke no, abөzas'kөnө abөzn'e u·g mө∙nөs'kө (Шам.) 'хоть я и болею, но лечиться к знахарю не иду' (c. 271). В данном случае трудно определить, какая фиксация ударения характерна для вышеуказанных глагольных форм.

5. В порядковых числительных в исследуемых говорах ударение падает на первый слог суффикса -et'i: n'il'e∙t'i 'четвертый', kõamíne∙t'i 'тридцатый', kõat'e∙t'i 'шестой'.

- Данная особенность встречается в срединных и северных говорах удмуртского языка.

6. В собирательных числительных в бесермянском наречии ударение падает на суффикс -na-: (Шам. Жув.) n'il'na∙mí 'мы вчетвером', (Юнд.) vit'na∙mí 'мы впятером'.

- Подобные формы встречаются в большинстве говоров северного наречия.

7. В отрицательных местоимениях и местоименных наречиях (с приставкой nо-) и определительных (с приставкой kоt'-) ударение падает на эти префиксы, а в неопределенных местоимениях с приставкой оlо- на его второй слог, напр.: (Юнд. Шам. Жув. Еж.) no∙kin' 'никто', no∙mír 'ничего, ничто', ko∙t'kin' 'каждый, всякий, любой', olo∙ken'a ~ olo∙kÀn'a (Юнд.) 'сколько-то' и т. д.

- Аналогичные формы встречаются во многих диалектах удмуртского языка.

8. Основной глагол с отрицательным вспомогательным словом medam, medad, medaz '(я/мы, ты/вы, он/они) пусть не ... ' остается без ударения: (Жув.) meda∙z aÉÉe 'пусть не видят', (Юнд.) meda∙m vedunale 'пусть не занимаются колдовством, пусть не наводят порчу'. Заметим, что в материалах Ю. Вихманна по бесермянскому диалекту ударение отмечено на первом слоге основного глагола: medaz ku∙rdet'ja 'пусть не пугает' [11].

- Данная особенность совпадает с общеудмуртской акцентуацией.

10. В наречиях, образованных при помощи суффикса -bít, ударение фиксируется на предшествующем этому аффиксу слоге: (Юнд. Шам.) lí∙mbít 'в течение дня, u∙jbít 'целую ночь, в течение ночи', to∙lbít 'в течение зимы, целую зиму'.

- Подобные формы характерны для среднечепецкого диалекта северного наречия.

11. Наречия образа действия с аффиксом -аk могут иметь дублетное ударение. В зависимости от характера предложения ударение в них колеблется, падая то на первый, то на последний слог: (Шам. Еж. Юнд.) vi∙Ð'ak ~ viÐ'a∙k 'все, всё', (Паж.) ve∙s'ak ~ ves'a∙k 'прямо, до конца', (Жув.) Ð'í∙žírak vil' ~ Ð'íÅíra∙k vil' 'совсем новый', (Шам. Еж.) la∙Ð'ak ~ laÐ'a∙k, ta∙Ð'ak ~ taÐ'a∙k 'много, полно, очень много', ta∙rak ~ tara∙k 'порядочно, значительно, вполне, достаточно'.

- Данная особенность характерна и для других диалектов удмуртского языка.

12. В русских заимствованиях в большинстве случаев сохраняется ударение языка-оригинала: t'el'evi∙zor, peka∙rn'a, karanda∙š, vs'a∙koj (< рус. вся∙кий) 'всякий, любой', naboro∙t (< рус. наоборо∙т), s'o∙rovno (< рус. все∙ровно), bol'n'i∙ca и др.

Таким образом, специфику бесермянского словесного ударения составляют некоторые исключения, которые обнаруживаются в определенных формах. Следует заметить, что вышеуказанные случаи фиксации ударения в исследуемых говорах совпадают с акцентуационными правилами кукморского говора, а также в значительной степени - северного наречия (в особенности в его средне- и нижнечепецком диалектах) [5].

СОКРАЩЕНИЯ:

бес. - бесермянское наречие удмуртского языка (бесермянский язык); рус. -русский язык; Еж. - с. Ежево Юкаменского района; Жув. - д. Жувам Юкаменского района; Паж. - д. Нижняя Пажма Юкаменского района; Шам. - д. Шамардан Юкаменского района; Юнд. - с. Юнда Балезинского района.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  • 1. Вахрушев В. М., Денисов В. Н. Современный удмуртский язык: Фонетика. Графика и орфография. Орфоэпия. - Ижевск: Удмуртия, 1992. С. 65-66.
  • 2. Грамматика современного удмуртского языка: Фонетика и морфология / Удм. НИИ ист., экон., языка и лит. - Ижевск: Удм. кн. изд-во, 1962. 376 с.
  • 3. Кельмаков В. К. К описательной и исторической фонетике бесермянского наречия // В. К. Кельмаков. Проблемы современной удмуртской диалектологии в исследованиях и материалах. - Ижевск: Изд-во Удм. ун-та, 1992. С. 33-107.
  • 4. Кельмаков В. К. Говор кукморских удмуртов в образцах речи // В. К. Кельмаков. Проблемы современной удмуртской диалектологии в исследованиях и материалах. - Ижевск: Изд-во Удм. ун-та, 1992. С. 108-110.
  • 5. Кельмаков В. К. Краткий курс удмуртской диалектологии: Введение. Фонетика. Морфология. Диалектные тексты. Библиография. - Ижевск: Изд-во Удм. ун-та, 1998. 386 с.
  • 6. Кельмаков В. К. Бесермянское наречие в системе удмуртских диалектов // В. К. Кельмаков. Диалектная и историческая фонетика удмуртского языка. Часть1. - Ижевск: Издательский дом «Удмуртский университет», 2003. С. 99-135.
  • 7. Тепляшина Т. И. Язык бесермян // АН СССР. Ин-т языкозн. - М.: Наука, 1970. 288с.
  • 8. Языкознание. Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. В. Н. Ярцева. - 2-е изд. - М.: Большая Российская Энциклопедия, 2000. С. 530.
  • 9. Kel'makov V., Saarinen S. Udmurtin murteet. - Turku-Iževsk, 1994. 368 s.
  • 10. Wichmann Y. Wotjakische Sprachproben I: Lieder, Gebete und Zaubersprèche. Helsingfors, 1893. XX + 200 S.
  • 11. Wichmann Y. Wotjakische Sprachproben II: SprichwÁrter, Rßtsel, Mßrсhen, Sagen und Erzßhlungen. Hesingfors, 1901. IV + 200 S.

Библиографическая ссылка

Люкина Н.М. СЛОВЕСНОЕ УДАРЕНИЕ В БЕСЕРМЯНСКИХ ГОВОРАХ УДМУРТСКОГО ЯЗЫКА // Современные проблемы науки и образования. – 2007. – № 6-2. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=807 (дата обращения: 23.05.2022).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074