Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

К ВОПРОСУ О СУЩНОСТИ ЗНАКОВОЙ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ

Алахвердиева Л.К. 1 Локтионова Н.М. 1
1 ФГБОУ ВПО «Ростовский государственный строительный университет»
В статье исследуется лингвистическая сущность знакового характера и природа языкового значения; проводится исторический анализ сущности знаковой репрезентации. В частности, особое внимание уделяется рассмотрению таких ключевых позиций как познавательно-прагматическая функция и форма знаков, различные типы знаков и т.д.; даются наиболее классические определения языка как знаковой системы, которые позволяют исследователям уяснить сложность феномена значения в структуре языкового знака и представить в динамике развитие различных семиотических проблем, процесса семиозиса как такового. Из проведенного исследования делается вывод о том, что главным достижением для понимания сущности знаковой репрезентации является разграничение трех аспектов знака: синтактики, семантики и прагматики как трех основных типов отношений, образующих три измерения семиозиса.
семиотические процессы.
язык как знаковая система
значение
языковой знак
знак
1. Бюлер К. Теория языка. - М., 1993.
2. Кобозева И. М. Лингвистическая семантика. - М.: КомГнига, 2007. - 352 с.
3. Леонтьев А. А. Языковой знак как проблема психологии // Язык как знаковая система особого рода. - М., 1967.
4. Локтионова Н. М. Семантические реалии онтологии языкового знака. - Ростов-на-Дону: Изд-во РГСУ, 2001.
5. Моррис Ч. У. Основания теории знаков // Семиотика / под ред. Ю. С. Степанова. - М., 1983.

Введение

Все значимые теории языка в лингвистической науке, так или иначе, связаны с понятием знака, поскольку знаковый характер человеческого языка составляет одну из его универсальных черт и основных особенностей. Именно поэтому лингвистические споры о знаковой сущности языковых элементов со времен Бодуэна де Куртене и Ф. де Соссюра не утратили своей актуальности для современной парадигмы научных знаний.

Знаковая репрезентация представляет собой специфическую, присущую только человеку, форму объективации реального мира, могучее средство его отражательной и коммуникативной деятельности. Понимание сущности знаковой репрезентации как «идеализации материального мира» всегда зависела от того:

1) как решался вопрос о соотношении языка, мышления и объективного мира;

2) какая из четырех функций языка (функция обозначения, гносеологическая, коммуникативная, прагматическая) рассматривалась в качестве основной при определении языка вообще, знака   в особенности;

3) приравнивался ли языковой знак к знакам чисто конвенциональных семиотических систем  или он интерпретировался как специфически сложное явление, в корне отличающее сущность и системную организацию естественного языка как знаковой системы особого рода.

Основной онтологической чертой любого знака традиционно считают функцию представления, замещения им другого предмета. Наряду с предметной действительностью, вещами, явлениями, их отношениями, существует мир знаков как идеальная действительность, которая представляет собой отражение, своеобразное (часто с искажениями, преломлениями) обозначение первой. Внутри самой области знаков, именуемой иногда метафорически «поэтическим пространством», существуют глубокие различия.

Знаковая репрезентация различна как по самой своей сущности, так и по форме.  Некий единичный материальный предмет может быть сигналом или симптомом, вызывать определенную физико-химическую реакцию, чисто физиологическое или умственное действие, как при световых, звуковых и прочих сигналах; нечто может быть символом, предзнамением другого явления, предмета, вызывая по ассоциации определенное ощущение, представление, образ или понятие.

Знаки естественных языков и построенных на их основе прочих семиотических систем, например, так называемые условные знаки языков наук (химии, математики, логики и т.п.) как  представители, заместители понятий, идей, воздействуют значением, которое закрепилось за ними в данной системе. Сущность знаковой репрезентации состоит в «замещении и обобщении вещей».

К знакам, в самом широком смысле слова, относят признаки, сигналы, симптомы, условные знаки и собственно знаки (языковые знаки). Характерным для знаков-признаков (примет, показателей, индексов, симптомов) является то, что они служат познавательным целям, указывая на свойства предметов, причины процессов и т.п. Основная функция этих знаков  -  познавательно-прагматическая. Для знаков-признаков характерны - доступность и наблюдаемость самого знака. Знаки-признаки не случайно называют «естественными знаками», так как их связь с теми предметами, явлениями, на которые они указывают, чаще всего естественная, объективная.

Знаками другого типа являются сигналы, выполняющие коммуникативно-прагматическую функцию. Сигналы, помимо того, что они несут информацию, сообщают о чем-то, всегда вызывают реакцию, посредством которой может осуществляться управление соответствующей сигнальной системой. Значением сигналов является несомая ими информация. Означаемое и означающее находятся в одно-однозначном соответствии друг другу. Если знаки-признаки суб­станциональны по своей природе, то знаки-сигналы операциональ­ны, т.к. ответная реакция на знак-сигнал, как правило, выступает в виде действия, операции или поведения. Сигналы в большей степени, чем знаки-признаки, обладают возможностью опосредования реальных ситуаций, конкретных действий.

Совершенно особое место занимают сигналы условно-рефлек­торной деятельности и словесные знаки как средство отвлеченного, обобщенного отражения объективной действительности. Заметим, что эти два различных типа сигнальных систем настолько кардиналь­но отличаются друг от друга, что представляется едва ли пра­вомерным называть языковые знаки-слова - сигналами сигналов. Языковые знаки, в отличие от сигналов,  неразрывно связаны с человеческим мышлением, образуют уникальную знаковую систему, способствующую отвлеченному, обоб­щающему отражению объективного мира, служат формированию понятийного мышления.

Знаки человеческого языка по сравнению, например, с сигналами животных, обладающими лишь свой­ством регулирования поведения, обла­дают такой совокупностью функций, какой не обладает ни одна семиотическая система. Если языковые знаки, удовлетворяя всем этим функциям, свя­заны с присущими уровню понятийного мышления процессами диффе­ренциации и интеграции, с актами понимания и семантической ин­терпретации знаков в процессе общения, то знаки прочих других семиотических коммуникативных систем выполняют в основном функцию идентификации и узнавания обозначаемых ими предметов или явлений.

Отличительной особенностью знаков естественных языков по сравнению со знаками прочих систем является не столько раз­личие в выполняемых ими функциях, сколько факт взаимообуслов­ленного сосуществования этих функций в пределах знака, что делает знаковую систему языка глобальной по значению, много­ярусной по структуре, полифункциональной по целям. Так, функ­ции общения и обобщения находятся во взаимозависимых связях друг с другом: общение между индивидуумами становится воз­можным лишь в том случае, если в языковых знаках и знаковых структурах выработаны всеобщие значимости, и наоборот,  такие надиндивидуальные, всеобщие значения и средства их вы­ражения выкристаллизовываются, откладываются в результате функционирования языка, в процессе его коммуникативного использования. Общеизвестно, что непосредственно связаны и находятся в опре­деленной иерархической системе и другие функции языка: ком­муникативная и прагматическая, репрезентативная и сигнификативная.

Понимание самого явления знаковой репрезентации, его моделирование, определение знака и его значения зависят от то­го, как интерпретируется знаковая система языка, какой аспект языка (динамический или статический, деятельностный или структурный) берется за основу. Кроме того, интерпретация «знаковости» у естественного языка находится в зависимости от того, как определяется сам язык:  как знание или как реальность, как суммативная система средств выражения или как знаковая деятельность, регулирующая внутреннее (психическое) и внешнее поведение человека.

Если в основе определения языка как знакового феномена лежат коммуникативная и прагматическая функции, наиболее полно раскрывающиеся в речевой деятельности, то «знаковость» предстает в виде знакового процесса, знаковых актов. Если язык квалифицируется «как орудие формирования и средство функционирования специфически человеческой формы отражения действительности социально-психической или сознательной формы отражения», то знаковость выступает в виде особой «знако­вой деятельности» [2, c. 35],  опредмеченной в языке. В том случае, ког­да язык рассматривается как некая данность, сумма средств вы­ражения, обозначения и обобщения предметов и явлений объектив­ного мира, то «знаковость» находит определение в виде системы субстанциональных знаков.

Наиболее классические определения языка как знаковой системы позволяют исследователям уяснить сложность феномена значения в структуре языкового знака и представить в динамике развитие различных семиотических проблем, процесса семиозиса как такового. Рассмотрим некоторые из них.

I. Язык - система значимостей, основанных на противопостав­лениях знаков, релевантных для говорящих на данном языке. Знак - двусторонняя психическая данность, отношение двух диф­ференциально определяемых ею сторон - означающего и означаемо­го; поэтому отличительные особенности знака сливаются с ним и исчерпывают его. Акцент при определении сущности знаковости естественного языка перенесен исключительно на структурно-функциональную организацию языка как знаковой системы. Коммуникативная и прагматическая функции отодвинуты на задний план. Типичным представителем понимания языка как имманентной струк­туры является Ф. де Соссюр, который одним их первых лингвистов определил язык как систему знаков.

II. Язык - формально-логическое построение, строго раз­деленное на язык как систему и язык как процесс. Знак опре­деляется функционально и представляет собой отношение двух функтивов - формы содержания и формы выражения. Внутренние структурные элементы не имеют одно-однозначного соответствия плана выражения и плана содержания, квалифицируются как не­знаковые элементы - фигуры плана содержания и фигуры плана выражения. Знаковыми языковые элементы являются лишь по своим целям, но не по сущности. Знаками являются элементы языка, стоящие в отношении обозначения к предметам, явлениям объек­тивного мира. Классическим примером такого понимания языка как знако­вой системы является глоссематическая теория языка.

III. Язык рассматривается как система языковых средств, на­ходящихся в одно-однозначном соответствии к предметному ряду: знак понимается субстанционально, однопланово, сводится к форме знака. Классическим примером такого понимания семиотической системы языка служат формально-­логические исчисления и метаязыки наук.

IV. В основе определения сущности языка - прагмати­ческая (поведенческая) его функция; язык сведен к речевым ак­там. Знак определяется как односторонняя физическая данность, выступающая в качестве стимула и вызывающая ответную реакцию. Сущность знаковой репрезентации определяется исключительно в терминах знакового процесса, конституентами которого являются: знак, интерпретанта, интерпретатор; значение знака определя­ется операционально как целенаправленное поведение и сводится к отношению говорящего и слушаю­щего.

Постановка проблем и выработка методов изучения есте­ственного языка как семиотической системы особого рода всегда харак­теризовалась стремлением создания общей теории знака, при формировании основных понятий которой учитывались бы все функции, разные стороны языка, как его внутренние, так и внешние связи и отношения. Как известно, основные принципы семиотики были сформулированы американским ученым Ч. С. Пирсом, который и ввел в научный оборот сам термин «семиотика». Однако упорядочение теоретических основ и методов семиотики в первой половине ХХ века связано с именем другого американского ученого Ч. У. Морриса.

Рассмотрение языка как сложного структурного и полифункционального социального явления, специфики языковых знаков нашло свое выражение во многих семиотических понятиях, относящихся только к естественному языку и по-прежнему актуальных для современного научного дискурса: например, понятия номинативных (слов) и предика­тивных знаков (предложений), противопоставление знаков и незнаков, фигур, единиц второго и первого членения языка, разграничение субстанциональных и операциональных знаков, субстанционального  и реляционного значений, виртуальных и актуальных знаков, инвариантного и вариантного в языке, линейных и гло­бальных знаков, понятия изоморфизма,   иконической мотивированности и т.д. Главным достижением для понимания сущности знаковой репрезентации является разграничение трех аспектов знака: синтактики, семантики и прагматики как трех основных типов отношений, образующих три измерения семиозиса: «Язык в полном семиотическом смысле этого термина есть любая межсубъектная совокупность знаковых средств, употребление которых определено синтаксическими, семантическими и прагматическими правилами» [4, c. 67].

Несмотря на многочисленные семантические исследования, в основе которых представление о значении слова как структуре компонентов, до сих пор отсутствуют четкие и последовательные критерии разграничения различных компонентов в значении слова, следовательно, требуют дальнейшей своей разработки.

Рецензенты:

Кудряшов Игорь Александрович, доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка и теории языка ФГОУ ВПО ЮФУ, г. Ростов-на-Дону.

Куликова Элла Германовна, доктор филологических наук, профессор кафедры теоретической и прикладной коммуникативистики ФГБОУ ВПО Ростовского государственного экономического университета (РИНХ), г. Ростов-на-Дону.


Библиографическая ссылка

Алахвердиева Л.К., Локтионова Н.М. К ВОПРОСУ О СУЩНОСТИ ЗНАКОВОЙ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ // Современные проблемы науки и образования. – 2012. – № 6. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=7701 (дата обращения: 26.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074