Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

КОММУНИКАТИВНЫЙ МИР МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОСТИ: ОНТОЛОГИЧЕСКАЯ, ЭПИСТЕМОЛОГИЧЕСКАЯ, МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ, ПРОБЛЕМНАЯ

Пономарёва С.А. 1 Алиева Н.З. 2 Шевченко Ю.С. 2
1 ФГБОУ ВПО «Марийский государственный технический университет», Йошкар-Ола
2 ФГБОУ ВПО «Южно-Российский государственный университет экономики и сервиса», Шахты
В статье проведен философский анализ коммуникативного пространства междисциплинарности. Междисциплинарность становится новой стратегией, основой новой системы организации науки. Рассмотрена типологизация междисциплинарности и конвергенции. Особое внимание в статье уделено специфике междисциплинарной наноконвергенции, а также роли информационных и нанотехнологий в осуществлении процессов конвергенции. Авторы приходят к выводу, что сетевой путь конвергенции науки, технологии и общества представляет собой стратегию радикально нового этапа научно-технологического и социального развития общества. По своим возможным последствиям сетевой путь конвергенции является важнейшей стратегией регулирования развития общества и эволюционно-определяющим фактором развития общества.
нанотехнологии
сетевая конвергенция
технонаука
наука
междисциплинарность
1. Аршинов В. И. Сетевой путь современной нано-техно-научной практики. – URL: http://www.rusnor.org/pubs/articles/7591.htm.
2. Дэвис Эрик. Техногнозис: Мир, магия и мистицизм в информационную эпоху. – М.: Ультра Культура, 2008. – 480 с.
3. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. – М.: Изд-во ГУ – ВШЭ, 2000. – 608 с.
4. Ковальчук М. В. Конвергенция наук и технологий. Прорыв в будущее // Российские нанотехнологии. – 2011. – № 1–2. – С. 13-23.
5. Прайд В., Медведев Д. Феномен NBIC-конвергенции. Реальность и ожидания // Философские науки. – 2008. – № 1. – С. 97-116.
6. Bouchard R. BioSytemic Synthesis. Science and Technology Foresight Pilot Project, STFPP Research Report. № 4. Ottava. 2003. – Р. 53.
7. Schmidt Jan C. NBIC-Interdisciplinary? A Framework for a Critical Reflection on Inter- and Transdisciplinary of NBIC-scenario. Georgia Institute of Technology. Working Paper № 26, April 2007. – P. 2.
Стратегии и пути развития конвергентных технологий, науки и их широкого внедрения во все сферы бытия человека, для формирования новой технонаучной практики, ставит перед современной философией науки и техники целый ряд новых вопросов междисциплинарного и трансдисциплинарного характера. Такая практика состоит в синергийном сопряжении научного исследования и инженерного конструирования, в основе которого лежат процессы сетевой конвергенции.

Для ответа на эти вопросы необходимо переосмысление прежних философских взглядов на технонаучную практику и конструирование новых. В первую очередь, возникает необходимость обращения к философским практикам в связи с конструктивным осмыслением качественно новой ситуации конвергентности, возникающей в современной технонауке. Стратегией разрешения возникшей ситуации может быть только сетевой путь, термин предложен В. И. Аршиновым и взят им у Эрика Дэвиса: «У многих обитателей Земли...просто мало выбора: поворот уже на горизонте. Медленно, опытным путем, «сетевой путь» возникает посреди стремлений и хаоса - многогранный, но интегральный модус духа, который может гуманно и разумно передвигаться по технологическому дому зеркал, не выпадая из резонанса с древними путями или способностью преодолевать алчность, ненависть и заблуждение, которые навлекает на себя человеческая жизнь» [2].

Сетевой путь, многогранный и одновременно интегральный ведет нас от трансформации науки, изменению ее парадигмы в ходе развития цивилизации к прорывному развитию человечества в XXI веке через новый регулятор и конфигуратор этого развития конвергенцию, представляющую объединение, взаимопроникновение наук, технологий и человека. Именно сегодня тема стратегий, путей достижения конвергенции стала актуальной. «Перед человечеством стоит дилемма: мы либо, двигаясь линейно, как сегодня, в обозримом будущем исчерпаем все ресурсы и должны будем, по сути, вернуться к первобытному строю, сохранив скотоводство, земледелие, огонь, передвигаться на лодке, велосипеде. ... Но есть и второй путь - суть его в том, что мы технологически должны стать частью природы, жить за счет принципиально новых, неистощимых ресурсов и технологий, созданных по образцу живой природы, но с использованием самых совершенных технологических достижений. И сегодня человечество подошло к этому вплотную» [4, с. 15].

Отправной точкой сетевого пути нашего исследования стали новационные стратегии науки. Несмотря на амбивалентное представление науки, как положительное, так и негативное, в настоящее время, именно она стала основным источником технологических инноваций. Современная наука в большей степени узко специализирована. Но во второй половине прошлого века начала интенсивно формироваться новая постнеклассическая наука, в которой стало возникать синергийное взаимодействие разнообразных областей - симбиозов, междисциплинарно сопряженных между собой.

Представленная таким образом наука получила название «технонаука», сам термин принадлежит Б. Латуру. Причем технонаука отличается качественным сдвигом в способе производства научного знания и одна из ее ключевых характеристик связана с её междисциплинарностью.

Междисциплинарность становится новой стратегией, основой новой системы организации науки. Развитие новых направлений в науке, создание новых гибридных технологий и систем требует принципиально новых подходов и формирования принципиально нового научного уклада, в котором конвергенция играет роль регулятора и конфигуратора.

Так, например, для создания технических устройств, выполняющих функции, сходные с биологическим организмом, необходим единый подход и усилия команды специалистов из разных научных областей. Создать их мешает существующая система финансирования и организации науки, построенная по узкоспециальному принципу, сильно затрудняющему организацию междисциплинарных исследований. Прорыв в будущее требует изменения системы организации науки, нацеливая её на междисциплинарные исследования, в основе которых лежит сетевая логика и сетевая конвергенция разрозненных областей знаний в единую синергийную целостность. «Сама логика развития науки привела нас от узкой специализации к междисциплинарности, затем наддисциплинарности, а теперь фактически к необходимости объединения наук. Но не к простому геометрическому сложению результатов, а к их синергетическому эффекту, взаимопроникновению» [4, с. 15].

Междисциплинарность играет особую роль базисного уровня системы конвергенции. История современной науки позволяет выделить несколько уровней конвергенции, смена и переплетение которых образует новую ткань науки. В качестве отдельных уровней конвергенции можно выделить: междисциплинарность пространства науки; попарная конвергенция отдельных технологий, результатом которых является возникновение новых кластеров или гибридных технологий; NBIC - конвергенция четверки технологий - нано, био, инфо, когно, которая изменила парадигму и произвела революцию в научно-технологическом развитии общества; SNBIC - конвергенция четверки технологий, которая объединила науку, технологии и социум в единое проблемное пространство, центром и целью которого стал человек.

Особую роль в осуществлении процессов конвергенции играют надотраслевые технологии, к которым относятся информационные и нанотехнологии. Сегодня нет ни одной развивающейся отрасли без использования информационных технологий, которые несут объединительную функцию. «Информационные технологии стали неким «обручем», который объединил все науки и технологии» [3, 133]. Методологически они объединили технологии, став их общей методологической базой.

«Именно благодаря этому взаимодействию между макроисследовательскими программами и большими рынками, созданными государством, с одной стороны, и децентрализованной инновацией, стимулируемой культурой технологического творчества и ролевыми моделями быстрого личного успеха, с другой стороны, новые информационные технологии пришли к расцвету. При этом они группировались вокруг сетей, состоящих из фирм, организаций и институтов, чтобы сформировать новую социотехническую парадигму» [3, С. 82].

Нанотехнологии, появившиеся вслед за информационными технологиями, имеют в своем основании стремление соединения существующей узкоспециализированной науки и отраслевой экономики в единую картину естествознания на совершенно новом уровне развития цивилизации, новом укладе промышленного производства, основанном на использовании отдельных атомов и молекул. Однако в отличие от информационных технологий нанотехнологии материальны, ощутимы, и «ощутимость» эта выражена прежде всего в возможности принципиально новых способов конструирования материалов.

Нанотехнологии дают возможность создания принципиально нового фундамента для разных отраслей, основой которого служат технологии атомно-молекулярного конструирования для создания этих материалов. В поле действия нанотехнологий - принципиальная модернизация всех существующих дисциплин и технологий на атомарном уровне. Нанотехнологии изменяют принцип создания материалов, их свойства и качества, то есть фундамент для развития всех без исключения отраслей экономики постиндустриального общества [4].

Попытаемся сформулировать новые возможности, которые дает нанонаука и нанотехнология для современного этапа развития научно-технической сферы.

Переход к наномасштабу дает колоссальную возможность манипулировать атомами и молекулами, составляющими любое вещество. Более века назад одной из главных целей науки был анализ окружающего мира, его познание, то, каким образом он устроен. Использование в XX веке электромагнитного излучения распахнуло дверь в микромир - человечество, двигаясь по пути анализа, последовательно открывало молекулы, атомы ядра и элементарные частицы. В середине прошлого столетия, наряду с основной линией развития науки - анализом, начала формироваться новая линия - линия синтеза, когда человечество руками и разумом ученых начало синтезировать искусственные материалы, обладающими свойствами, не существующими у природных веществ. Развитие науки, пройдя путь познавания мира, перешло на новую ступень - целенаправленное и оптимальное конструирование мира. Новые открытия, помноженные на технологические достижения, уводят человечество от эмпирического конструирования материалов к формированию новой исследовательско-технологической базы, что в итоге позволит контролировать процессы, которые происходят на атомно-молекулярном уровне, смоделировать и запрограммировать результат с помощью суперкомпьютера.

Важной характерной чертой научного развития сегодня является сближение органического мира, мира живой природы, с неорганическим, в чем мы достигли больших успехов в последние десятилетия. Говоря общими словами, поле научной деятельности все более приобретает междисциплинарный характер, так как все происходящие научно-технологические явления требуют нового подхода к организации исследовательской работы - перехода от узкоспециального к междисциплинарному.

На современном этапе развития науки, связанном с развитием нанонауки и нанотехнологий, возникает особая нанотехнологическая междисциплинарность, которой и принадлежит роль связующей нити или интерфейса конвергенции. В конвергентном процессе возникновения новых научных областей и новых гибридных технологий именно нанотехнология играет роль синергетического параметра порядка. Это связано с тем, что специфика нанотехнологий имплицитно содержит всю специфику конвергирующих технологий, которая определяется, как уже представляли выше, системностью, сложностью, гибкостью, сетевым характером.

Новое понимание междисциплинарности основано на специфике нанотехнологий. В каждой группе технологий можно выделить в качестве строительного кирпичика нанообъект, лежащий в основе технологии. Для нанотехнологий - это атом, для биотехнологий - ген, для информационных технологий - бит, для когнитивных технологий - нейрон. Эта система взаимосвязанных нанообъектов и лежит в основе конвергентных процессов науки и технологий. Такую междисциплинарность, можно сказать и конвергентность, соотносимую с объектами, назвали онтологической междисциплинарностью [7]. Отметим, что Я. Шмидт указывает на существование и других типов междисциплинарности в зависимости от типа соотнесения: эпистемологическая междисциплинарность соотносится с теориями; методологическая междисциплинарность соотносится с методами; проблемная междисциплинарность соотносится с проблемами.

Такую же типологизацию можно предложить и для конвергенции. Онтологическая конвергенция занимается слиянием внутри отдельных сфер: науки, технологий. Эпистемологическая междисциплинарность, представленная в первой главе нашего исследования, соотносится с теориями и концепциями общества. Методологическая междисциплинарность представляет единство методологий открытия и инновационного конструирования. Методологическая междисциплинарность предстает как единства методологий открытия и инновационного конструирования. Каждая из них сама недостаточна, но все четыре вместе в коммуникативно-дискурсивном сопряжении позволяют осуществить во всех аспектах конвергенцию разного рода систем, в том числе и человеразмерных самоорганизующихся систем, к которым относятся наука, технологии, общество.

В. И. Аршинов делает вывод, что «нанотехнологию можно так же рассматривать и как своего рода метатехнологию, технологию «второго порядка», технологию технологий, открывающую путь для возникновения целого веера новых возможностей преобразования человеком как мира, в котором он себя обнаруживает, так и самого себя в этом мире» [1].

Метастатус нанотехнологий позволяет манипулировать базовыми элементарными нанообъектами: атомами, генами, нейронами и битами, взаимозаменяя их на уровне наномасштаба [6]. Нанотехнологии становятся синергетическим регулятивом, организующим и подчиняющим своей логике процесс развития конвергентных технологий. И как следствие, нанообъекты становятся фокусом синергетического объединения.

Таким образом, происходит процесс «двойной» технокультурной конвергенции: конвергенция на одном уровне реальности (между атомами, генами, нейронами и битами) и конвергенция между конвергирующими уровнями реальности посредством когнитивных интерфейсов. При этом происходит процесс конвергентного расширения технокультурных практик, в которых конвергенция имеет наиболее высокий стратегический статус и привлекает пристальное внимание во всем мире.

В философии науки и технологии в начале XXI в. появился концепт «конвергирующие технологии». Феномен конвергенции с 80-х гг. XX в. витал в воздухе, а с середины 90-х годов М. Кастельс отметил «растущую конвергенцию конкретных технологий в высокоинтегрированной системе, в которой старые изолированные технологические траектории становятся буквально неразличимыми» [3, С. 78]. Более того, именно он обратил внимание на попарную конвергенцию технологий: биологической и информационной, которая проявилась в материальной - объектной и методологической взаимозависимости между этими технологиями. Далее новый концепт включил в свою сферу синергетическое взаимодействие между такими сферами деятельности, как нанонаука и нанотехнология, биотехнология и науки о жизни, информационные и коммуникационные технологии, когнитивные науки.

Взаимовлияние информационных технологий, биотехнологий, нанотехнологий и когнитивной науки не так давно было замечено исследователями и получило название NBIC-конвергенции (по первым буквам областей: N-нано; B-био; I-инфо; C-когно). Так называемая NBIC-инициатива была выдвинута в 2001 г. под эгидой Национального научного фонда США. Сам термин «NBIC-конвергенция» был введен в 2002 г. Михаилом Роко и Уильямом Бейнбриджем. Данный этап возникновения NBIC-конвергенции стали называть «посткастельсовским» в честь М. Кастельса, который увидел предпосылки и генезис феномена конвергенции в информационно-технологическом обществе.

М. Роко и В. Бэйнбридж считаются авторами тетраэдрической концепции взаимосвязи конвергентных технологий. Эта концепция называется тетраэдрической в связи с тем, что в ней модель конвергенции четырех технологий представлена в виде тетраэдра, в вершинах которого расположены четыре базовых элементарных нанообъекта: атом, ген, нейрон и бит.

Д. Медведев и В. Прайд отмечают отличительные особенностями NBIC-конвергенции: «интенсивное взаимодействие между указанными научными и технологическими областями; значительный синергетический эффект; широта охвата рассматриваемых и подверженных влиянию предметных областей - от атомарного уровня материи до разумных систем; выявление перспективы качественного роста технологических возможностей индивидуального и общественного развития человека - благодаря NBIC-конвергенции» [5, 114].

Результат слияния четырех указанных технологий должен привести к объединению четырех глобальных направлений сегодняшней науки и технологий: «нано - новый подход к конструированию материалов «под заказ» путем атомно-молекулярного конструирования; био - позволит вводить в конструирование неорганических материалов биологическую часть и таким образом получать гибридные материалы, информационные технологии, которые дадут возможность в такой гибридный материал или систему «подсадить» интегральную схему и в итоге получить принципиально новую интеллектуальную систему; когнитивные технологии, основанные на изучении сознания, познания, мыслительного процесса, поведения живых существ, и человека в первую очередь, как с нейрофизиологической и молекулярно-биологической точек зрения, так и с помощью гуманитарных подходов» [4, 21].

По своей масштабности такая сфера науки и технологии будет включать в предмет своего изучения и действия почти все уровни организации материи: от молекулярной природы вещества (нано), до природы жизни (био), природы разума (когно) и процессов информационного обмена (инфо).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что сетевой путь конвергенции науки, технологии и общества представляет собой стратегию радикально нового этапа научно-технологического и социального развития общества. По своим возможным последствиям сетевой путь конвергенции является важнейшей стратегией регулирования развития общества и эволюционно-определяющим фактором развития общества.

Следовательно, конвергенция предполагает слияние и взаимопроникновение не только наук и технологий, но и человека. Такая постановка проблемы выделяет два центра, два аттрактора нашего исследования. Первый научно-технологический центр фокусирует внимание на конвергенции, синергетическом объединении наук и технологий на базе нанотехнологического масштаба и информационно-коммуникативных технологий. Синергетический и сетевой путь такой конвергенции предвещает целый сонм технологических инноваций, глобально трансформирующих механизм развития всей человеческой цивилизации. Футурологический потенциал таких трансформаций огромен и оптимистичен. Второй центр исследования представляет коммуникативный мир конвергенции человека и технологий.

Статья выполнена в рамках исполнения работ по гранту в форме субсидий для юридических лиц на поддержку научных исследований в рамках федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 годы (II очередь - Мероприятие 1.4 - Гуманитарные науки), лот № 3, тема «Теоретико-методологические основания трансформации технонауки в XXI-м веке в контексте процессов конвергенции» (номер заявки в информационной компьютеризированной системе «2012-1.4-12-000-3003-013»).

Рецензенты:

Положенкова Елена Юрьевна, д-р филос. наук, профессор, зав. кафедрой «Философия и история» ФГБОУ ВПО Южно-Российского государственного университета экономики и сервиса, г. Шахты.

Ивушкина Елена Борисовна, д-р филос. наук, профессор, зав. кафедрой «Информатика» ФГБОУ ВПО Южно-Российского государственного университета экономики и сервиса, г. Шахты.


Библиографическая ссылка

Пономарёва С.А., Алиева Н.З., Шевченко Ю.С. КОММУНИКАТИВНЫЙ МИР МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОСТИ: ОНТОЛОГИЧЕСКАЯ, ЭПИСТЕМОЛОГИЧЕСКАЯ, МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ, ПРОБЛЕМНАЯ // Современные проблемы науки и образования. – 2012. – № 5. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=7267 (дата обращения: 21.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074