Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

СОЦИАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ КУЛЬТУРНОЙ СЕМАНТИКИ

Сергеев Д.В. 1
1 ФБГОУ ВПО «Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический университет им. Н.Г. Чернышевского», Чита
Проведен анализ основных проблем сохранения культурной семантики в условиях современного общества. Дается общее представление о сущности культурной семантики и её роли в национальном государстве, перечисляются основные социальные средства обеспечения безопасности в культурно-семантической сфере: культурная политика, языковая политика, институциональные и внеинституциональные формы. На конкретных примерах из истории Франции, СССР и современной России показаны особенности реализации языковой политики, призванной способствовать сохранению культурной семантики и являющейся неотъемлемой частью реализации социальной безопасности в этой сфере. Приводятся и анализируются примеры выстраивания особых институтов, в чьи задачи входит пропаганда и распространение культурно-семантического влияния за рубежом. Доказывается тезис об эффективности внеинституциональных мер по сохранению культурной семантики, а также мероприятий, инициированных не государством, а рядовыми представителями культуры и общества. Данный тезис демонстрируется на примере бурно развивающегося движения «живая история». В отношении современной России сделан вывод об асимметрии действий государственных властей и семантического поведения представителей культуры.
семантическое поведение
языковая политика
информационная безопасность
социальная безопасность
культурная семантика
1. Байбурин А.К. Ритуал в традиционной культуре: структурно-семантический анализ восточнославянских обрядов. – СПб. : Наука, 1993. – 240 с.
2. Возмитель А.А. Духовная безопасность: социологический анализ // Мир России. – 2006. – № 2. – С. 147–159.
3. Гаспаров Б.М. Язык, память, образ. Лингвистика языкового существования. – М. : Новое литературное обозрение, 1996. – 352 с.
4. Геллнер Э. Условия свободы. Гражданское общество и его исторические соперники. – М. : Московская школа политических исследований, 2004. – 240 с.
5. Дешериев Ю.Д. Социальная лингвистика. К основам общей теории. – М. : Наука, 1977. – 382 с.
6. Косилова Е.В. От суггестии к познанию // Вопросы философии. – 2012. – № 3. – С. 15–26.
7. Путин В.В. Россия: национальный вопрос [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.ng.ru/politics/2012-01-23/1_national.html (дата обращения: 04.10.2012).
8. Реферовская Е.А. Философия языка и грамматические теории во Франции (из истории лингвистики). – СПб. : Петербург – XXI в., 1996. – 176 с.
9. Трунев С.И. Опыт пространственно-магистического материаловедения // Власть. Судьба. Интерпретация культурных кодов / под ред. В.Ю. Михайлина. – Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 2003. – С. 190–201.
10. Хабермас Ю. Раскол Запада. – М. : Весь Мир, 2008. – 192 с.
Постановка проблемы. За последние годы в науке достаточно подробно была разработана проблема духовной безопасности как аспекта более общей проблемы социальной безопасности. Об этом было много сказано и написано. Если обратиться к наиболее распространённому пониманию духовной безопасности как защите духовных отношений - представлений, идей, чувств, оценок, установок и других связей между людьми, возникающими у них в процессе восприятия мира в целом, природы, личного и общественного бытия [2, с. 149], - то оно может быть подвергнуто критике, поскольку речь идёт, в том числе, об интимных сферах личности, вторжение в которые со стороны государства или общества провоцируют обвинения в манипуляции и ущемление гражданских прав. К тому же охране подвергаются обычно объективированные и материально проявленные сферы культуры.

С этих позиций логично обратить внимание на сферу культурной семантики, которая осталась вне поля зрения ученых и практиков. Тому можно назвать несколько причин. Во-первых, культурно-семантическая сфера никогда не рассматривалась как самостоятельная область культуры. Она и выступает её органичной частью, материализованная в частных культурных текстах и в целом в семиосфере. По этой причине охрана нацелена на сохранение материально-знаковой части культурной семантики, которая отличается эффективно разработанными способами и институтами охраны: архивы, библиотеки, музеи, заповедники и пр. Из этого вытекает вторая причина: культурная семантика - относительно молодой раздел культурологии, который только проходит этап своего становления и осмысления теоретико-методологических границ. Незрелость науки отражается в неразработанности методик, которые можно было бы применить при исследовании проблем безопасности.

Взаимосвязь смысла и ценности определяет значимость культурной семантики как сферы, в которой ценности кодируются, существуют и с помощью которой они транслируются последующим поколениям. Во многом благодаря культурной семантике культура выполняет одну из своих главных функций - трансляцию. В этом процессе важное место отводится языку - основной универсальной знаковой системе любой культуры. Культура умирает тогда, когда умирает последний человек, способный говорить на её языке. Роль языка в функционировании культурной семантики и культуры настолько велика, что известный лингвист Б.М. Гаспаров предложил термин «языковое существование». Ученый показывает укорененность языка в структуре личности, его культуры и общественных отношений. Все в нем проявляется и все от него зависит: «Язык окружает наше бытие как сплошная среда, вне которой и без участия которой ничто не может произойти в нашей жизни. Однако эта среда не существует вне нас как объективированная данность; она находится в нас самих, в нашем сознании, нашей памяти, изменяя свои очертания с каждым движением мысли, каждым проявлением нашей личности» [3, с. 6]. Таким образом, язык имеет все основания выступать семантическим объектом, требующим внимательного отношения со стороны всех членов общества.

Трудно переоценить значимость культурной семантики, поскольку функционированием этой сферы определяется стабильно-постепенное развитие культуры и общества. Сохранение культурно-семантической среды в условиях бурных социокультурных изменений способно придать ощущение устойчивости и комфортности носителям культуры.

Институционализация инструментов и внеинституциональные формы сохранения культурно-семантической сферы. Становление общества современного типа происходит в условиях трансформации традиции. Она перестаёт быть основным механизмом социокультурной преемственности, поскольку взамен ей появляются и развиваются новые формы трансляции коллективного опыта. Ценности индустриального общества не совместимы с ценностями традиционного общества, что приводит их к столкновению и конфликту. Это предполагает перерождение культурной семантики. Появление новых форм социальной организации ставит новые задачи, в том числе и в области обеспечения социальной безопасности культурной семантики.

Одним из результатов становления индустриального общества является образование национальных государств, которые вырабатывают новые требования для культурной семантики. Возникает потребность в появлении качественно новых культурных текстов, отвечающих всем необходимым запросам национального государства, прежде всего национального самосознания [10, с. 71].

Становление национального государства выступило важнейшим фактором унификации процессов коммуникации, которые потребовали выработки единого национального языка в письменном и устном вариантах, стандартизации форм и моделей языкового общения, что во многом способствовало унификации общества, устранению социальных барьеров между его различными сегментами. Данный процесс был поддержан и усилен бурным техническим прогрессом [4, с. 125].

Для обеспечения бесперебойной коммуникации в условиях национального государства необходимо наличие универсальной знаковой системы, что привело к появлению национальных литературных языков. Наличие политического фактора в необходимости появления национальных языков и создании отвечающих за их выработку институтов признаётся лингвистами. Отмечается, например, желание абсолютных монархов Франции поднять развитие и престиж собственного языка на уровень, сопоставимый с латынью, чтобы он мог достойно представлять страну на международном уровне [8, с. 6-7]. Пример Франции очевиден. Первыми национальными литературными языками были провансальский и итальянский. Однако Прованс не обладал политической самостоятельностью, а Италия представляла раздробленное феодальное государство. Французские монархи были более успешны в построении централизованного государства. Это же определило первые шаги, которые были сделаны в той области, которую мы сегодня обозначаем как языковая политика. Языковая политика - организованная система мероприятий, нацеленных на укрепление национального языка и поддержание его статуса в стране и за рубежом. В 1539 г. Франциск I издает ордонанс, согласно которому французский язык становится единственным государственным языком. Этот шаг направлен, с одной стороны, против средневековой латыни, а с другой - против местных диалектов. В 1635 г. почти сто лет спустя по приказу кардинала Ришелье создается Французская Академия, наделенная полномочиями проводить работу по формированию языковой и литературной нормы французского языка. Она является одним из первых официальных институтов такого рода. Создание институтов, наделенных подобными полномочиями, - неотъемлемая часть языковой политики, которая стала проводиться государствами для утверждения собственной безопасности в условиях разнообразных форм конкуренции, в том числе и культурной.

На современном этапе развития общества языковая политика отличается значительным разнообразием форм реализации и содержательно определяется целями и задачами, стоящими перед государством и формулируемыми правящей элитой согласно господствующей идеологии. В СССР языковая политика считалась частью национальной политики и выступала конкретным инструментом национального строительства [5, с. 255]. В частности, решению подлежали конкретные проблемы: ликвидация безграмотности, кодификация и нормализация языков этнических меньшинств, создание системы образования на этих языках и ряд других. Кроме того, ставились не свойственные языковой политике чисто идеологические задачи, которые связывались с социалистическим и партийным строительством.

В современных условиях особенности языковой политики определяются процессами глобализации и наличием стойкого желания носителей культуры сохранить собственную идентичность. Правительства многих стран изменяют политику по обеспечению безопасности национальной культуры, вовлекая в её орбиту другие страны и культуры. Это своего рода политика активного действия.

Если продолжать рассмотрение Франции в качестве яркого примера, то, безусловно, необходимо вести речь о создании институтов, чья миссия заключается в поддержании высокого статуса французского языка и его пропаганде по всему миру. Наиболее известные из них «Франкофония» и «Альянс Франсез».

«Франкофония» - это международная организация, обеспечивающая сотрудничество стран, где французский язык является государственным, языком повседневного общения или одним из наиболее распространенных иностранных языков. Изначально её возникновение связывалось с педагогическими и культурными целями. Франция была заинтересована в преодолении образа колониальной державы, но хотела сохранить статус страны, несущей идеи и идеалы Просвещения. Первоначальные цели были расширены и дополнены политической и гуманитарной деятельностью организации. В 2012 году в организации представлены 75 стран (56 членов и 19 наблюдателей).

«Альянс Франсез» - некоммерческая общественная организация, которая реализует цели в области культурного просвещения и опирается на широкую поддержку со стороны посольств Франции. Основная его цель заключается в продвижении французского языка и культуры. В 2012 году существует более 1072 отделений в 135 странах мира.

С 2010 года была обновлена деятельность Французского Института, деятельность которого восходит к 1907 году. В настоящее время на него возложена обязанность координировать деятельность отдельных организаций, в том числе «Альянс Франсез», находящихся за пределами Франции и занимающихся распространением французского языка и французской культуры. В его обязанности входит организация различных мероприятий в культурной и научной областях.

Однако следует отметить любовь французов к собственному языку и культуре. Вне всяких институциональных образований уважение к языку воспитывается в каждом французе. День французского языка - 20 марта, который является Международным днем франкофонии - принято отмечать как важное событие, устраиваются торжественные и развлекательные мероприятия, на которые приглашаются специалисты и просто любители французского языка. Франция признается одной из немногих экономически развитых стран, где сохраняется высокий уровень книжной культуры.

Важно отметить, что многие страны приходят к идее институционализации деятельности, направленной на распространение и популяризацию собственной культуры и национального языка в международном масштабе. Соединенное королевство организовало Британский совет с широкой сетью по всему миру и частичным государственным финансированием. Некоторые страны создают организации, присваивая им имена выдающихся деятелей в области языка и культуры: Институт Конфуция в Китае, Институт Сервантеса в Испании, Институт имени Гёте в Германии. Названные организации повторяют логику выстраивания зарубежной сети и идеологии деятельности. Многие страны по примеру Франции приурочивают чествование языка к определенной дате. В 2010 году ООН выступила с инициативой учредить праздники для каждого из шести официальных языков Организации: 23 апреля - день английского языка, приурочен к празднованию дня рождения У. Шекспира; 20 апреля - день китайского языка, посвящен Цан Цзе, основателю китайской письменности; 18 декабря - день арабского языка, когда в 1973 году Генеральная Ассамблея ООН включила арабский язык в число официальных и рабочих языков Организации; 12 октября - день испанского языка, приуроченный к празднованию дня «Испанидад» (содружество испаноязычных народов); 6 июня - день русского языка, приурочен к празднованию дня рождения основателя современного русского литературного языка А.С. Пушкина.

Как показывает современная социокультурная практика, выживаемость культурной семантики оказывается связанной не столько с умелой культурной и языковой политикой конкретного государства, сколько с его экономическими и техническими достижениями. Огромное количество заимствований английских слов для обозначения разнообразных технических новшеств и технологических приспособлений связано с успехами и прорывами англоговорящих стран в этой сфере. Удерживая пальму первенства в инновационной деятельности, они не упускают возможности их семантического обозначения.

Деятельность, направленная на сохранение культурной семантики, гораздо эффективней, если она исходит от самих граждан страны, заинтересованных и способных проявить волю в её поддержании. Результатом развернувшейся критики классических инструментов музеефикации в 60-е гг. XX в. явилось появление новых форм сохранения культурного наследия. Они были обозначены собирательным термином «живая история» (living history). Живая история - это деятельность, которая предполагает объединение отдельных групп людей и официальных сообществ с целью воссоздания культуры и повседневной жизни предшествующих этапов развития общества. Мероприятия, проводимые в рамках этого движения, следует отличать от разнообразных форм исторических реконструкций, которые нацелены на воссоздание отдельных единичных событий (чаще всего батальных сцен). Живая история объединяет широкий круг интересующихся историей любителей и профессионально изучающих прошлое исследователей, у которых появляется возможность самим погрузиться в культуру любимой эпохи. Их цель - воссоздание образа жизни предшествующих поколений. Речь может идти о различных этапах истории, начиная от первобытного общества и до недавнего, но уже исчезающего прошлого. В ходе реконструкции воссоздается с различной степенью аутентичности культура повседневности: воспроизводятся вещи и технологии их создания, различные формы социальной активности и культурной деятельности. Исследователи, пытающиеся добиться как можно большей точности, также стремятся воскресить образ мыслей и духовный облик представителей ушедших в прошлое культур. Движение решает широкий круг задач: педагогических, исследовательских, развлекательных, просветительных. Его достоинство в том, что оно не является официальным мероприятием в рамках реализации государственной политики. Оно инициировано «снизу», является результатом желания заинтересованных людей сохранить живую память об уходящей культуре предков, что, вне всякого сомнения, способствует сохранению органичной культурно-семантической среды.

Проблема семантической безопасности в России. В России сложилась научная традиция рассмотрения социальной безопасности в различных аспектах. Как было сказано выше, сохранение культурной семантики связывается с проблемами духовной безопасности, а конкретным инструментом её обеспечения рассматривается культурная политика.

Отличительной чертой исследований и умозаключений ученых по этой проблеме выступает некритичность суждений, их эмоциональность и односторонность. Авторы не всегда способны различить социокультурные изменения, связанные с эволюцией общества, и травмирующие воздействия со стороны отдельных личностей или групп общества на культурно-семантическую сферу. Развитие общества обусловлено объективными причинами, что приводит также к изменению ценностно-смысловой сферы. Культурная семантика реагирует на происходящие изменения, что и выступает причиной её трансформации. Однако для носителей трансформирующихся ценностей такой ход событий представляется катастрофой. Они полны уверенности в преднамеренном характере изменений, спровоцированных покушающимися на их мир недоброжелателями. Реализация критического и трезвого подхода к анализу происходящих событий является необходимым условием для дальнейшего формулирования и оценки мер в области социальной безопасности культурной семантики.

На сегодняшний день Россия пытается эффективно использовать институциональные возможности по защите своей культурно-семантической среды. Осознание проблем в этой области отразилось в лексике В.В. Путина и Патриарха Кирилла, которые неоднократно использовали понятие «культурный код» в своих выступлениях [7]. Однако основным инструментом институционального обеспечения безопасности по-прежнему выступает культурная политика. Она определяет объекты, которые требуют заботливого отношения со стороны власти, а также меры и средства обеспечения сохранения поликультурной среды России. Современная ситуация обусловлена бурным развитием техники и технологии, что отражается на культурно-семантической сфере. Это определяет необходимость просчитать определенные стратегии и конкретные меры для смягчения трансформационного процесса. В России была принята Доктрина информационной безопасности Российской Федерации, которую можно рассмотреть как институциональный инструмент, нацеленный, в том числе, на поддержание культурной семантики и обеспечение её планомерного развития. В частности, в Доктрине говорится о видах и источниках информационной безопасности, о конкретных мерах и организации системы по её обеспечению. Это позволяет говорить о сохранении патерналистского подхода к решению данной проблемы в нашем обществе.

Основное противоречие, возникающее в ходе решения проблем культурно-семантической безопасности, заключается в асимметричности действий государственных властей и семантического поведения представителей культуры. Если государство готово и пытается применять разные средства для обеспечения безопасности в данной сфере, то субъекты культуры относятся довольно безучастно к данному вопросу. В частности, можно констатировать несформированность ответственного и рефлексивно выработанного отношения к речевому поведению, уровень и чистота которого зависит от самого человека.

Работа выполнена в рамках реализации федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 годы» по теме «Качество жизни как основа обеспечения социальной безопасности России в ХХI веке».

 

Рецензенты

Лига Марина Борисовна, доктор социологических наук, профессор, декан факультета социальных наук, психологии и педагогики Забайкальского государственного гуманитарно-педагогического университета им. Н.Г. Чернышевского, г. Чита.

Гомбоева Маргарита Ивановна, доктор культурологии, профессор, проректор по научной работе Забайкальского государственного гуманитарно-педагогического университета им. Н.Г. Чернышевского, г. Чита.


Библиографическая ссылка

Сергеев Д.В. СОЦИАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ КУЛЬТУРНОЙ СЕМАНТИКИ // Современные проблемы науки и образования. – 2012. – № 5. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=7241 (дата обращения: 18.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074