Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

ОСОБЕННОСТИ СОМНОЛОГИЧЕСКОГО СТАТУСА В СУТОЧНОМ ЦИКЛЕ «СОН-БОДРСТВОВАНИЕ» В ПРЕКЛИМАКТЕРИЧЕСКОМ И КЛИМАКТЕРИЧЕСКОМ ПЕРИОДАХ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ХРОНОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЙ И СТЕРЕОФУНКЦИОНАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ЖЕНСКОГО ОРГАНИЗМА

Закружная М.А. 1 Боташева Т.Л. 1 Авруцкая В.В. 1 Заводнов О.П. 1 Калмыкова З.Л. 1
1 ФГБУ «Ростовский научно - исследовательский институт акушерства и педиатрии» Минздравсоцразвития России, Ростов-на-Дону
Проведен анализ результатов субъективных и объективных исследований сомнологического статуса женщин в преклимактерическом и климактерическом периодах в зависимости от хронотипа и латерального поведенческого фенотипа. С использованием «анкеты балльной оценки субъективных характеристик сна» (модификация анкеты Шпигеля), Шкалы сонливости (Epworth),анкеты для скрининга синдрома апноэ во сне», а также полисомнографического исследования выявлены определенные особенности сомнологического статуса у женщин с различным хронотипом и латеральным поведенческим фенотипом.
сомнологический статус.
латеральный поведенческий фенотип
хронотип
климактерический синдром
хронофизиологические и стереофункциональные особенности женского организма
климакс
1. Брагина И.И., Доброхотова Т.А. Функциональные асимметрии человека. - М. : Медицина, 1988. - 288 с.
2. Вейн A.M. Сон человека. Физиология и патология / A.M. Вейн, К. Хехт. - М. : Медицина, 1989. - 270 с.
3. Зайдиева Я.3. Гормонопрофилактика и коррекция системных нарушений у женщин в перименопаузе : автореф. дис. ... д-ра мед. наук. - М., 1997. - 28 с.
4. Кветная Т.В., Князькин И.В., Кветной И.М. Мелатонин - нейроиммуноэндокринный маркер возрастной патологии. - СПб. : ДЕАН, 2005. - 144 с.
5. Орлов В.И., Черноситов А.В., Сагамонова К.Ю. Межполушарная асимметрия мозга в системной организации процессов женской репродукции. Функциональная межполушарная асимметрия // Глава хрестоматии. - М. : Научный мир, 2004. - С. 411-443.
6. Порошенко А.Б. Нейрофизиологический анализ природы и свойств асимметрии женской репродукции : дисс. ... канд. биол. наук. - Ростов-на-Дону, 1985. - 285 с.
7. Сметник В.П., Балан В.Е. Диагностика и лечение климактерических расстройств // Методические рекомендации научного центра акушерства и гинекологии РАМН. - М., 1998. - 22 с.
Согласно данным литературы, в последние годы репродуктивные процессы наиболее интенсивно изучаются на репродуктивном этапе, тогда как в преклимактерическом (ПРКП) и климактерическом (КП) периодах онтогенеза научные данные о специфике адаптивных процессов в женском организме крайне ограниченны.

В последние годы все чаще отмечается патологическое течение климакса (до 50% женщин в популяции); у 65-70% патологический климактерий протекает в виде климактерического синдрома (В.П. Сметник, 1998) [7]. На сегодняшний день принято считать, что ПРКП и КП определяются инволюционными процессами в яичниках и ослаблением их гормональной функции, что сопровождается нейровегетативными, метаболическими и психоэмоциональными нарушениями (Е.В. Уварова, 1983; Я.З. Зайдиева, 1997) [3]. Одним из наиболее характерных проявлений климактерического периода являются диссомнические расстройства, при которых значительно чаще, чем в репродуктивном периоде, возникают нарушения дыхания, двигательные расстройства во сне, появляются трудности засыпания, частые пробуждения, неудовлетворенность качеством сна (Т.В. Кветная, 2005; М.А. Пальцев, 2006; И.А. Виноградова, 2008) [4]. Однако в литературе крайне ограниченны данные о влиянии индивидуальных отличий, к числу которых относятся хронофизиологическая и стереофункциональная организация женского организма (Порошенко А.Б., 1985-2003, Орлов В.И., Боташева Т.Л., Черноситов А.В. 1999-2005) [5; 6].

Целью работы явилось изучение особенностей сомнологического статуса в суточном цикле «сон - бодрствование» в преклимактерическом и климактерическом периодах в зависимости от хронофизиологических и стереофункциональных особенностей женского организма.

Материалы и методы исследования: было обследовано 234 женщины в возрасте 41-51 год. В I группу вошли 80 женщин позднего репродуктивного возраста, во II группу - 75 женщин в периоде пременопаузы и в III - 79 женщин в периоде менопаузы. В рамках основных клинических групп были выделены подгруппы пациенток с проявлениями климактерического синдрома (КС) и его отсутствием. Определение степени тяжести течения КС проводилось при помощи менопаузального индекса Купермана в модификации Е.В. Уваровой (ММИ), включающего 34 симптома, субъективно отражающих общее состояние женщины. Кроме того, в каждой клинической группе в зависимости от показателей латерального поведенческого фенотипа были сформированы подгруппы: с «правым», «левым», «смешанным» латеральным поведенческим фенотипом (ЛПФ) (Н.Н. Брагина, Т.А. Доброхотова, 1981) [1]. В зависимости от характера хронотипа (авторы) были сформированы подгруппы: «жаворонки», «аритмики» и «совы». Сомнологический статус обследуемых оценивался на основании субъективной оценки ночного сна и цикла «сон - бодрствование», а также «Анкеты балльной оценки субъективных характеристик сна» (модификация анкеты Шпигеля) и Шкалы сонливости (Epworth). С целью выявления нарушений дыхания во сне проводилось анкетирование с использованием «Анкеты для скрининга синдрома апноэ во сне». Полисомнографические обследования женщин клинических групп проводилось с 22:00 до естественного пробуждения. Исследование выполнялись на полисомнографе-электроэнцефалографе «Энцефалан - ЭЭГР-19/26» с регистрацией: электрокардиограммы (ЭКГ), частоты дыхания (ЧД), ороназального потока, пульсоксиметрии, актиграфии, электромиограммы (ЭМГ) подъязычной мышцы, электроокулограммы (ЭОГ). Оценивалась общая длительность сна - время, в течение которого регистрировались стадии сна с вычетом времени периода бодрствования (пробуждения), количество пробуждений, время бодрствования внутри сна на всем его протяжении на 1-5 его циклах. Эффективность сна оценивалась по формуле: ИЭС = (ОДС+ДД)/(ЛПС+ВБ) (А.М. Вейн, К. Хехт, 1989), где: ОДС - общая длительность сна (в мин.), ДД - длительность дельта-сна (в мин.), ЛПС - латентный период наступления сна (в мин.), ВБ - время бодрствования внутри ночи (в мин.). Значения ИЭС (10-1) тем меньше, чем более физиологически оптимальным является сон.

Обработка данных осуществлялась с использованием пакетов STATISTICA версии 6.0, EXCEL 2003 с надстройкой AtteStat, MedCalc и пакетом Deductor Studio Pro версии 5.2. Для анализа многомерных нелинейных зависимостей использовали пакет PolyAnalist 3.5 Pro.

Обработка результатов полисомнографии осуществлялась посредством программного обеспечения полисомнографа-энцефалографа «Энцефалан - ЭЭГР-19/26», а также с помощью программ статистической обработки информации из пакетов Windows XP (Microsoft Excel и др.).

Для оценки уровня функционирования системы кровообращения и определения ее адаптационного потенциала А.П. Берсеневой (1991) был предложен индекс функциональных изменений (ИФИ), который определяется в условных единицах - баллах. Для вычисления ИФИ требуются лишь данные о частоте пульса (ЧП), артериального давления (САД - систолическое, ДАД - диастолическое), росте (Р), массе тела (МТ) и возрасте (В):

ИФИ=0,011ЧП+0,014САД+0,008ДАД+0,014В+0,009МТ-0,009Р-0,27.

Для оценки вегетативного обеспечения использовали ортоклиностатическую пробу (А.М. Вейн, 1998) [2].

Результаты

Результаты специального анкетирования женщин клинических групп позволили обнаружить, что в обследуемой выборке преобладали женщины с хронотипом «аритмики» (38%), тогда как хронотип «совы» отмечался в наименьшем числе случаев (28%). Хронотип «жаворонки» был зарегистрирован у 34% пациенток. В зависимости от периода онтогенеза данные распределились следующим образом: у женщин РП в 38,75% случаев встречался хронотип «жаворонки», в то время как у женщин в ПМ и М наиболее часто - «аритмики» (34,7% и 38% соответственно). В I клинической группе правый ЛПФ был зарегистрирован у 47,5% женщин, левый ЛПФ у 13,75% и смешанный - у 38,75%; во II клинической группе правый ЛПФ отмечался у 45,3% женщин, левый - у 25,3%, смешанный - у 29,3%; в III клинической группе правый ЛПФ имели 37,9% женщин, левый - 18,9%, смешанный - 39,2%. При исследовании сомнологического статуса женщин обследуемой выборки было выявлено, что нарушения сна встречались у 51,1% (n=23) женщин с КС. Средняя продолжительность ночного сна у всех обследованных женщин находилась в диапазоне 6,7-7,5 часа. В результате опроса было определено, что пациентки с проявлениями КС в своих ответах в 2,5 раза чаще указывали на снижение эффективности и качества сна (р<0,05). В результате тестирования по шкале сонливости Epworth утомляемость и сильная сонливость в бодрствовании были выявлены у женщин с проявлениями КС (р<0,05). Достоверного влияния хронофизиологической и стереофункциональной специфики женского организма на вероятность возникновения сонливости и утомляемости у женщин без КС обнаружено не было (p>0,005), тогда как у женщин с КС выявлено статистически достоверное снижение качества сна в подгруппах «жаворонки» с левым ЛПФ и «совы» с правым ЛПФ (р<0,05). При общем увеличении риска возникновения апноэ во сне максимальные его значения были обнаружены в подгруппе «жаворонки» с левым ЛПФ. По шкале сонливости (Epworth) максимально выраженная дневная сонливость была зарегистрирована в подгруппе «совы» с правым ЛПФ (р<0,05) (таблица 1).

Таблица 1 - Результаты анкетного опроса женщин с наличием КС в зависимости от хронофизиологических и стереофункциональных особенностей организации организма

Группы

Тесты

Фенотип

«Наличие КС» n=94

 

 

Совы

Жаворонки

Аритмики

Анкета качества сна

П

18,4±1,2

21,2±1,2*

19,1±1,1

Л

20,9±1,1

17,9±1,2*

21,3±1,3**

А

21,1±1,2

22,1±2,3

21,2±2,1

Анкета синдрома «аноэ/гипопноэ сна»

П

6,1±1,1

4,4±1,6

5,8 ±2,2

Л

3,8±1,1

6,3±1,2*

5,3±2,6

А

4,4±1,2

4,8±1,6

4,8±1,5

Шкала сонливости (Epworth)

П

6,6 ±1,5

3,4±1,3*

4,9±2,2

Л

3,8±1,7

5,9±2,0

5,1±1,5

А

3,7±1,4

4,2±1,1

5,3±1,7

р<0,05.

* Статистически обоснованные различия между подгруппами «совы» и «жаворонки».

** Статистически обоснованные различия между подгруппами «жаворонки» и «аритмики».

П - правши, Л - левши, А - амбидекстры, КС - климактерический синдром.

Для объективизации нарушений сна у женщин в обследуемой выборке на следующем этапе было проведено полисомнографическое исследование.

При анализе деятельности кардиореспираторной системы в ночное время обнаружено, что у женщин с КС отмечалось статистически достоверное увеличение показателей средней ЧСС в бодрствовании, максимальной ЧСС во сне и средней ЧСС в поверхностном сне по сравнению с женщинами без признаков КС (табл. 1). В структуре сна во время медленноволновой фазы отмечалось снижение ЧСС и частоты дыхательных движений (с минимумом данных показателей в III и IV стадиях медленного сна) с увеличением их в парадоксальную фазу (максимальные значения ЧСС и ЧДД за ночь), что соответствует общим тенденциям изменения этих параметров во время сна в популяции. Со стороны вегетативной реактивности отмечалась высокая вариабельность сердечного ритма в подгруппе женщин с наличием КС, максимально представленная в I стадии медленноволнового сна и в быстром сне. Были выявлены изменения со стороны дыхания у женщин с наличием КС по сравнению с подгруппой без признаков КС, проявлявшиеся в статистически достоверном увеличении количества эпизодов храпа, индексов апноэ и апноэ/гипопноэ, сопровождавшиеся увеличением количества десатураций в течение сна (р<0,05) (табл. 2), что являлось признаком нарушений дыхания во сне у женщин данной подгруппы. В зависимости от хронофизиологической и стереофункциональной организации у женщин без КС статистически достоверных отличий в показателях кардиореспираторной системы обнаружено не было (p>0,05). При КС в подгруппе «совы» с правым ЛПФ зарегистрировано статистически достоверное (p=0,023) увеличение максимальной ЧСС во сне с ухудшением показателей дыхания, заключающихся в увеличении количества эпизодов храпа, индексов апноэ, апноэ/гипопноэ; «жаворонки» и «аритмики» с левым ЛПФ характеризовались достоверно (p=0,026) более высокими индексами апноэ, апноэ/гипопноэ, показателями десатурации, увеличением количества эпизодов храпа (таблица 2).

Таблица 2 - Показатели деятельности кардиореспираторной системы женщин с проявлениями КС во время сна

Группы

Фенотип

«Наличие КС» n=94

Показатели

 

Совы

Жаворонки

Аритмики

Средняя ЧСС в бодрствовании, уд./мин.

П

84,5±3,4

80,9±5,3

88,3±4,0

Л

83,2±4,5

85,7±6,1

87,1±3,7

А

82,1±3,9

81,7±5,7

86,4±4,2

Средняя ЧСС во сне, уд./мин.

П

68,4±2,6

62,1±4,9

68,5±3,7

Л

65,2±3,5

69,9±5,5

71,1±3,3

А

63,7±2,2

64,3±6,6

72,6±3,1

Минимальная ЧСС, уд./мин.

П

51,6±2,1

48,5±5,4

53,6±3,5

Л

50,8±2,6

51,8±6,4

54,4±4,0

А

49,6±2,4

50,1±5,1

52,5±3,8

Максимальная ЧСС, уд./мин.

П

119,3±2,2

111,5±5,4*

117,5±3,7

Л

113,8±3,8

120,4±5,8

124,9±2,9

А

110,8±3,4

113,2±6,1

120,9±3,7

Средняя ЧСС в поверх. cне (1st+2st), уд./мин.

П

76,9±2,5

73,1±4,2

79,4±3,1

Л

73,4±2,1

77,7±5,3

80,2±2,9

А

74,3±1,7

71,3±5,1

75,9±3,0

Средняя ЧСС в дельта-сне (3st+4st), уд./мин.

П

58,9±2,3

54,2±5,5

58,5±2,5

Л

53,6±2,6

59,2±4,8

60,8±2,4

А

51,1±2,2

52,1±4,5

62,3±2,7

Средняя ЧСС в ПФС, уд./мин.

П

83,4±1,9

73,7±5,6

81,2±2,3

Л

74,2±1,2

82,9±5,1

85,6±1,7

А

76,6±2,1

78,2±4,9

80,9±2,5

Индекс апноэ

П

3,5±0,1

2,9±0,3*

3,4±0,1**

Л

2,5±0,4

3,6±0,2*

3,7±0,2**

А

2,8±0,2

2,6±0,1

3,1±0,3**

Индекс апноэ/гипопноэ

П

10,7±1,2

7,3±2,1*

10,2±1,2**

Л

8,2±1,2

10,9±0,4*

10,9±1,3**

А

9,8±2,9

8,2±1,2

10,6±1,1**

Минимальное насыщение крови кислородом, %

П

82,5±1,5

86,2±1,6

82,9±1,4

Л

86,3±1,7

81,1±1,6

83,7±1,3

А

85,5±1,6

87,4±1,7

84,6±1,4

Длительность десатураций, сек.

П

149,2±53,2

120,5±21,3

168,3±23,9**

Л

114,9±18,6

156,8±16,9*

170,3±24,5**

А

116,3±54,9

134,4±26,1

175,9±22,8**

Количество эпизодов храпа

П

477,3±19,6

396,4±19,5*

491,8±32,3**

Л

431,5±31,5

473,1±20,3

478,9±35,9

А

422,4±34,3

390,5±21,8

486,3±37,3**

р<0,05.

* Статистически обоснованные различия между подгруппами «совы» и «жаворонки».

** Статистически обоснованные различия между подгруппами «жаворонки» и «аритмики».

П - правши, Л - левши, А - амбидекстры, КС - климактерический синдром.

 

Детальный анализ структуры ночного сна у женщин обследуемых подгрупп не выявил статистически достоверных различий в представленности медленноволнового и поверхностного сна (p>0,05) в зависимости от хроно- и стереоспецифики женского организма.

На фоне общего снижения эффективности сна у женщин с наличием КС отмечалось статистически достоверное увеличение продолжительности бодрствования во сне, количества пробуждений при неизменной общей продолжительности ночного сна (р<0,05).

Таким образом, в результате проведенных исследований у женщин вне пре- и менопаузальном периодах обнаружено преобладание хронотипа «аритмики» и правого латерального фенотипа. При субъективной и объективной оценке сомнологического статуса женщин обнаружено, что нарушения сна отмечались у 51,1% женщин преимущественно с КС. В зависимости от хронофизиологической и стереоспецифики женского организма нарушения сна наиболее часто встречались в подгруппах «жаворонки» с левосторонним фенотипом и «совы» с правосторонним фенотипом. В результате полисомнографического исследования выявлено, что при неизменной общей продолжительности ночного сна отмечалось снижение качества сна, выраженная дневная сонливость, увеличение средней ЧСС в бодрствовании и поверхностном сне, высокая вариабельность сердечного ритма увеличении количества эпизодов храпа, индексов апноэ и апноэ/гипопноэ, сопровождавшихся увеличением количества десатураций в течение сна.

Рецензенты:

  • Лебеденко Е.Ю., д.м.н., доцент кафедры акушерства и гинекологии № 3ФПК и ППС ГБОУ ВПО «Ростовский государственный медицинский университет», г. Ростов-на-Дону.
  • Трохимчук Л.Ф., д.б.н., профессор кафедры анатомии и физиологии детей и подростков педагогического института ЮФУ, ФГАОУ ВПО «Педагогический институт Южного федерального университета», г. Ростов-на-Дону.
17,9 valign=

Библиографическая ссылка

Закружная М.А., Боташева Т.Л., Авруцкая В.В., Заводнов О.П., Калмыкова З.Л. ОСОБЕННОСТИ СОМНОЛОГИЧЕСКОГО СТАТУСА В СУТОЧНОМ ЦИКЛЕ «СОН-БОДРСТВОВАНИЕ» В ПРЕКЛИМАКТЕРИЧЕСКОМ И КЛИМАКТЕРИЧЕСКОМ ПЕРИОДАХ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ХРОНОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЙ И СТЕРЕОФУНКЦИОНАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ЖЕНСКОГО ОРГАНИЗМА // Современные проблемы науки и образования. – 2012. – № 1. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=5343 (дата обращения: 28.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074