Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

ВЛИЯНИЕ УСЛОВИЙ ОБУЧЕНИЯ В МЕДИЦИНСКОМ ВУЗЕ ПРИ ПАНДЕМИИ COVID-19 НА ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ И ВЕГЕТАТИВНЫЕ ФУНКЦИИ СТУДЕНТОК СО СРЕДНЕЙ И КРУПНОЙ МАССОЙ ТЕЛА ПРИ РОЖДЕНИИ

Ласкова И.В. 1 Третьякова Е.Е. 1 Ласков В.Б. 1
1 ФГБОУ ВО «Курский государственный медицинский университет» Минздрава России
У 40 студенток медицинского вуза с крупной массой тела (КМТ) при рождении (4000–4500 г; основная группа) оценили динамику частоты и выраженности вегетативной дисфункции (ВД), личностной и ситуативной тревожности и депрессивных проявлений до пандемии COVID-19 и через 6–8 месяцев после ее развития. Контрольная группа состояла из 40 студенток со средней массой тела при рождении (2500–3900 г). До развития пандемии в обычных условиях обучения у студенток обеих групп не выявлялись различия в частоте и выраженности ВД и тревожно-депрессивных расстройств. В условиях обучения и работы при пандемии для студенток с КМТ при рождении достоверно повысились частота и выраженность ВД и увеличилась доля лиц с высокой личностной и ситуативной тревожностью и депрессивными проявлениями. По выраженности и частоте отмеченных изменений основная группа достоверно опередила контрольную, где динамика показателей не носила столь яркого характера. В условиях продления сроков пандемии студентки с КМТ при рождении являются группой риска по возникновению вегетативных пароксизмов и иных проявлений соматоформной дисфункции, формированию хронической формы тревоги. В связи с этим обоснованы мероприятия по медикаментозной и/или психологической коррекции у данной категории обучающихся.
крупная масса тела при рождении
студенческий возраст
пандемия
новая коронавирусная инфекция
covid-19
вегетативная дисфункция
тревожность
депрессия
1. Wehrwein E.A., Hakan S. Orer H.S., Barman S.M. Overview of the Anatomy, Physiology, and Pharmacology of the Autonomic Nervous System. Compr. Physiol. 2016. Vol. 6. № 3. P. 1239-1278. DOI: 10.1002/cphy.c150037.
2. Балашова М.Е., Шеметова Г.Н., Губанова Г.В. Оценка поведенческих факторов риска хронических неинфекционных заболеваний у студентов медицинского вуза // Саратовский научно-медицинский журнал. 2019. Т. 15. № 2. С. 342-347.
3. Guidolin D., Anderlini D., Maura G., Marcoli M., Cortelli P., Calandra-Buonaura G., Amina S.W., Luigi F., Agnati L.F. A new integrative Theory of Brain-Body-Ecosystem Medicine: from the Hippocratic holistic view of Medicine to our modern Society. Int J. Environ Res Public Health. 2019. Vol. 16. № 17. P. 3136. DOI: 10.3390/ijerph16173136.
4. Lasheras I., Gracia-García P., Lipnicki D.M., Bueno-Notivol J., López-Antón R., de la Cámara C., Lobo A., Santabárbara J. Prevalence of Anxiety in Medical Students during the COVID-19 Pandemic: A Rapid Systematic Review with Meta-Analysis. Int J. Environ Res Public Health. 2020. Vol. 17. № 18. P. 6603. DOI: 10.3390/ijerph17186603.
5. Геворкян Р.С., Рымашевский А.Н., Волков А.Е., Маркина В.В. Макросомия плода: современное состояние проблемы // Современные проблемы науки и образования. 2016. № 6. [Электронный ресурс]. URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=25705 (дата обращения: 22.03.2021).
6. Ласков В.Б., Полянская М.В. Особенности нейровегетативных функций у лиц, родившихся с крупной массой тела // Курский научно-практический вестник «Человек и его здоровье». 2003. № 1. С. 53-59.
7. Черепнина А.Л., Панина О.Б., Олешкевич Л.Н. Ведение беременности и родов при крупном плоде // Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии. 2005. № 1. С. 15-19.
8. Сукало А.В., Елиневская Г.Ф., Прилуцкая В.А. Большевесные новорожденные дети: перспективы физического развития и состояния здоровья. Минск: Беларуская навука, 2016. 87 с.
9. Managing Complications in Pregnancy and Childbirth: A guide for midwives and doctors – 2nd ed./Integrated management of Pregnancy and Childbirth: Department of Maternal, Newborn, Child and adolescent health. Family, Women’s and Children’s Health, World Health organization. Avenue Appia 20, CH-1211 Geneva 27, Switzerland. 2021. [Электронный ресурс]. URL: https://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/255760/9789241565493-eng.pdf;jsessionid=01BBF05D0AF8F95E789DF77B2932C4D9?sequence=1 (дата обращения: 22.03.2021).
10. Basher R.H., Hussien M.S., Nessr NB. Maternal and neonatal complications in macrosomic pregnancies. International J of Reproduction, Contraception, Obstetrics and Gynecology. 2019. Vol. 8. № 8. P. 3147-3151. DOI: 10.18203/2320-1770.ijrcog20193526.
11. Файзулина Р.А., Самороднова Е.А., Закирова А.М., Сулейманова З.Я. Физическое развитие ребенка. Казань: КГМУ, 2011. 65 с.
12. Голубев В.Л. Вегетативные расстройства: клиника, диагностика, лечение: руководство для врачей. М.: МИА, 2010. 637 с.
13. Тест Спилбергера – Ханина. [Электронный ресурс]. URL: http://nekrasovspb.ru/doc/18spilberg.pdf (дата обращения: 22.03.2021).
14. Jiang L., Wang Y., Zhang Y., Li R., Wu H., Li Ch., Wu Y., Tao Q. The Reliability and Validity of the Center for Epidemiologic Studies Depression Scale (CES-D) for Chinese University Students. Frontiers in Psychiatry. 2019. Vol. 10. Article 315. DOI: 10.3389/fpsyt.2019.00315.

Адаптивные реакции обеспечиваются напряжением компенсаторно-приспособительных механизмов вегетативной нервной системы (ВНС); при их дефектах и индивидуально чрезмерном стрессовом воздействии адаптационный потенциал может оказаться недостаточным [1]. Негативным влиянием на компенсаторно-приспособительные возможности организма обладают многие факторы: физические, информационные, психоэмоциональные, а также изменения социального статуса, связанные с расширением ответственности и обязанностей. В этом отношении весьма уязвимы представители студенческого возраста, приходящегося на поздний период юности и сопровождающегося физиологической перестройкой в неврологической, соматической, эндокринной и психической сферах, что предъявляет повышенные требования к состоянию функционального состояния ВНС [2, 3]. Ситуация продолжающейся пандемии новой коронавирусной инфекции COVID-19 особенно некомфортна для студентов медицинских вузов, обучение которых и в обычных условиях сопряжено с интенсивной психофизиологической нагрузкой и тревожными переживаниями. Начало пандемии COVID-19 повысило у студентов-медиков уровень тревоги, связанной с опасностью заражения [4]: пандемия стала для них дополнительным физическим, психологическим и когнитивным испытанием, требующим не только продолжения обучения в непривычном дистанционном режиме, но и оказания медицинской помощи пациентам без достаточной профессиональной подготовки и при высоком риске заражения и понимании его возможных последствий. Нельзя не учитывать и психологический дискомфорт от невозможности прогнозировать сроки завершения пандемии, неопределенности в отношении жизненных планов, необходимости ношения средств индивидуальной защиты.

В таких условиях, очевидно, возрастает роль конституционально и генетически обусловленных особенностей организма, определяющих его адаптационный потенциал. Логично предположить, что к таким особенностям может относиться крупная масса тела при рождении – свыше 4000 г (КМТ, макросомия), ассоциированная с высоким риском перинатальной патологии и особенностями системной организации физиологических функций [5, 6]. Так, гипоксически-травматические поражения центральной нервной системы (ЦНС) встречались чаще у крупных новорожденных, чем у нормовесных, – 2,5% против 1,6% [7]. Дети с КМТ при рождении имеют в первые 5–7 лет жизни высокий риск развития различных патологических состояний и дисфункций; у 15% из них отмечены функциональные расстройства ЦНС, у 5% – органическая патология [8]. Нельзя исключать возможное негативное влияние последствий неврологической дисфункции, ассоциированной с КМТ при рождении, и в более старшем возрасте.

Однако современная неврология рассматривает последствия макросомии в двух аспектах – как фактор риска осложнений течения беременности и родового периода для матери и как фактор риска неврологической дисфункции для родившегося ребенка [9]. При этом большинство публикаций акцентирует внимание на характеристике неврологического статуса детей в периоде новорожденности [10, 11]. Особенности неврологической сферы и нейровегетативных функций в периоде студенчества у лиц, родившихся с КМТ, не изучены, также не анализировалось влияние на них жизни в условиях пандемии COVID-19.

Цель работы – оценка самочувствия, психоэмоциональных и вегетативных функций студенток Курского государственного медицинского университета с КМТ при рождении до пандемии новой коронавирусной инфекции и спустя 6–8 месяцев после ее развития (в сравнении с аналогичными показателями у родившихся с нормальной массой тела).

Материал и методы исследования. Материалом исследования послужили результаты обследования студенток 2–4-х курсов лечебного, педиатрического и стоматологического факультетов медицинского университета (возраст – 19–23 года). Критерии включения в исследование: женский пол (с учетом абсолютного преобладания среди контингента); масса тела при рождении 2500 г и более; подписание информированного согласия на участие. Критерии исключения (любой из перечисленных): мужской пол; масса тела при рождении менее 2500 г; черепно-мозговые травмы или эпилептический синдром в анамнезе; сахарный диабет любого типа; гипертензивная болезнь.

Для формирования выборки использовали социальную сеть и завершили набор после включения в исследование 40 студенток с КМТ при рождении, образовавших основную группу (масса тела при рождении – 4000–4500 г). Всего были опрошены 252 студентки; из их числа в случайном порядке была сформирована контрольная группа из 40 человек с массой тела при рождении от 2500 г до 3900 г.

Психоэмоциональные и вегетативные функции оценивали дважды: в сентябре-ноябре 2019 г. и через 2–3 месяца после развития пандемии COVID-19 в апреле-мае 2021 г. (на фоне учебы и работы респондентов в качестве младшего и среднего медицинского персонала). Перенесших новую коронавирусную инфекцию среди обеих групп на момент обследования не оказалось. Использовали вопросник для выявления вегетативной дисфункции – ВД (далее – Вопросник) [12], шкалы личностной и ситуативной тревожности Ч.Д. Спилбергера и Ю.Л.Ханина [13], опросник CES-D [14]. Статистическая обработка проведена с помощью пакета прикладных программ Statistiсa 6.0 (StatSoft Inc., США) и MS Excel с применением параметрического t-критерия Стьюдента. Оценка разности между долями производилась с помощью критерия Z. Исходные данные имели нормальное распределение; различия считали статистически значимыми при p<0,05 и α≤0,05.

Результаты исследования и их обсуждение. Сравнительный анализ исходных анамнестических и клинических данных показал, что основная группа имела достоверно более высокие показатели частоты кесарева сечения и нейроаксиальной анестезии в родах (табл. 1). На уровне тенденции в ней чаще встречались рождение вторым и третьим ребенком, а также случаи гипоксически-ишемической энцефалопатии.

Таблица 1

Сравнительная характеристика исходных клинико-анамнестических данных и нейровегетативных функций в зависимости от массы тела при рождении

Показатели

Группы

Достоверность

основная

(n=40)

контрольная (n=40)

1

Средняя величина массы тела, кг (M±m)

4,5±0,3*

3,4±0,3

t=2,59; p=0,01

2

Родились, абсолютное число/%:

– первым ребенком;

– вторым ребенком;

– третьим ребенком;

– вторым или третьим ребенком

 

24/60%

12/30%

4/10%

16/40%

 

29/72%

11 /28%

0/0%

11/28%

 

3

Диагноз в неонатальном периоде:

– гипоксически-ишемическая энцефалопатия

– родовая травма

 

7/18%

 

5/12%

 

3/8%

 

3/8%

 

Z=6,0; α=0,1

 

 

4

Особенности родового периода:

– стимуляция родовой деятельности

– кесарево сечение

– нейроаксиальная анестезия/наркоз

 

10/25%

11/28%*

15/38%*

 

7/18%

3/8%

2/5%

 

 

Z=2,4; α=0,01

Z=3,9; α<0,005

5

Анамнестические сведения о гестозе

18/45%

16/40%

Примечание: * – различия показателей между группами статистически значимы.

Результаты применения Вопросника, шкалы CES-D и оценки личностной и ситуативной тревожности до начала пандемии и на ее фоне содержатся в таблице 2.

Таблица 2

Характеристика психонейровегетативных функций у студенток в зависимости от массы тела при рождении в динамике (до возникновения и на фоне пандемии новой коронавирусной инфекции COVID-19)

Показатель

Группы

Различия между группами

основная

(n=40)

контрольная (n=40)

1

Вопросник для выявления ВД

1.1

Среднее значение показателя (в баллах, M±m):

– до пандемии

21,4±2,5

22,1±2,4

Недостоверны

– в период пандемии

45,1±4,6 *ꜝ

T=4,53;

p=0,00002

32,4±3,5 ꜝ

T=2,64;

p=0,01

T=2,20;

p=0,03

1.2

 

Доля лиц с ВД (>15 баллов; абсолютные цифры/%):

– до пандемии

21/52%

22/55%

Недостоверны

– в период пандемии

39/98% *ꜝ

Z=5,6;

α<0,005

34/85% ꜝ

Z=3,1;

α<0,005

Z=2,2;

α=0,02

2

Шкала CES-D

2.1

Среднее значение показателя (в баллах, M±m):

– до пандемии

16±3

17±3

Недостоверны

– в период пандемии

28±4 ꜝ

T=2,40;

p=0,018

26±3 ꜝ

T=2,12;

p=0,037

Недостоверны

2.2

Доля лиц с показателем >18 баллов (возможная депрессия; абсолютные цифры/%):

– до пандемии

7/18%

10/25%

Недостоверны

– в период пандемии

31/78% ꜝ

Z=6,7;

α<0,005

28/70% ꜝ

Z=4,5;

α<0,005

Недостоверны

3

Личностная тревожность

3.1

Показатель в баллах (M±m):

– до пандемии

40±4

41±3

Недостоверны

– в период пандемии

46±5

43±4

Недостоверны

3.2

Доля лиц с низкой личностной тревожностью (%):

– до пандемии

25

31

Недостоверны

– в период пандемии

5 ꜝ

Z=2,5;

α<0,01

2 ꜝ

Z=3,8;

α<0,005

Недостоверны

3.3

Доля лиц с умеренной личностной тревожностью (%):

– до пандемии

52

43

Недостоверны

– в период пандемии

40 *

68

Z=2,7;

α<0,005

3.4

Доля лиц с высокой личностной тревожностью (%):

– до пандемии

22

18

Недостоверны

– в период пандемии

55 *ꜝ

Z=3,2;

α<0,005

30

 

Z=2,3;

α=0,01

4

Ситуативная тревожность

4.1

Средний показатель в группе (в баллах, M±m)

– до пандемии

36±4

39±3

Недостоверны

– в период пандемии

48±5

44±4

Недостоверны

4.2

 

Доля лиц с низкой ситуативной тревожностью (%):

– до пандемии

35

52

Z=1,6;

α=0,05

– в период пандемии

2 *ʺ

Z=3,2

α<0,005

20

 

Z=2,7;

α<0,005

4.3

Доля лиц с умеренной ситуативной тревожностью (%):

– до пандемии

55

43

Недостоверны

– в период пандемии

43

58

Недостоверны

4.4

 

Доля лиц с высокой ситуативной тревожностью (%):

– до пандемии

10

5

Недостоверны

– в период пандемии

55 *ꜝ

Z=6,9;

α<0,005

20 ꜝ

Z=2,3;

α=<0,01

Z=3,2;

α<0,005

Примечания: * – различия показателей между группами статистически значимы;ꜝ – различия показателей внутри группы в динамике наблюдения достоверны.

Анализ данных, приведенных в таблице 2 (№ 1), показывает, что основные различия показателей между группами возникли в период пандемии. Так, если средние значения балльной оценки выраженности ВД до пандемии для них были вполне сопоставимы, на 40–46% превышая нормативный показатель, то при повторном измерении после полугода жизни и учебы на фоне пандемии они повысились в основной группе в 2 раза, тогда как в контрольной – лишь в 1,5 раза (р=0,03). Более существенным в основной группе оказался и прирост числа лиц с ВД: на 46%, тогда как в контрольной – на 30% (α=0,02).

Выраженность депрессивных проявлений по шкале CES-D, судя по средним значениям, в обеих группах на фоне пандемии возросла наряду с увеличением доли их носителей (табл. 2, № 2). При повторном исследовании в основной группе отмечено резкое повышение доли лиц с высокой личностной тревожностью – на 150%; тогда как в контрольной группе – лишь на 67% (табл. 2, № 3). В основной группе на фоне пандемии преобладали лица с высокой личностной тревогой (55%), в контрольной – с умеренной (68%). Степень ситуативной тревожности в обеих группах при повторной оценке существенно возросла, однако величина прироста в основной группе была достоверно выше.

Взгляд на КМТ при рождении как на фактор риска нейровегетативной дисфункции в периоде новорожденности, дошкольном и младшем школьном возрасте вполне обоснован; однако первоначальные результаты оценки частоты и выраженности ВД и психоэмоциональных особенностей в периоде студенчества не выявили значимых различий между группами с макросомией и обычной массой тела при рождении. Случаи рождения с помощью кесарева сечения, нейроаксиальная анестезии ожидаемо чаще встречались у студенток с КМТ при рождении. Это говорит о достаточном высоком уровне адаптации лиц с КМТ в периоде юношества, однако при интерпретации результатов следует учесть, что оценке подвергались студентки медицинского вуза, конкурсный отбор в который предполагает высокий уровень требований к здоровью претенденток и их когнитивным функциям. Таким образом, лица с гипотетически возможными серьезными функциональными неврологическими и соматовегетативными расстройствами, ассоциированными с КМТ, не могли войти в число обследованных.

Вместе с тем условия учебы и работы при пандемии оказали более выраженное негативное влияние на функционально состояние нейровегетативной сферы у лиц с КМТ при рождении и привели к достоверному учащению ВД и усилению ее выраженности (по сравнению с контрольной группой). Повторное исследование депрессивных проявлений по шкале CES-D продемонстрировало значительное ухудшение психоэмоционального состояния у студенток обеих групп. Наиболее вероятной причиной этого послужила пандемия.

В основной группе на фоне пандемии статистически значимо возросла доля лиц с высокой ситуативной тревожностью, превысив аналогичный показатель в контрольной группе в 1,8 раза (α=0,01). До начала пандемии в обеих группах превалировали лица с низкой и умеренной ситуативной тревожностью; в условиях же пандемии основная группа в 2,7 раза опередила группу контроля по числу лиц с высокой ее степенью. Ситуативная (реактивная) тревожность при адекватном повышении служит мобилизующей реакцией, способствующей адаптации в стрессовой ситуации. Однако резкий рост числа студенток с КМТ при рождении, демонстрирующих при пандемии высокий уровень личностной и ситуативной тревожности в сочетании с усугублением у них симптомов ВД и депрессии, следует расценивать как указание на возможное истощение компенсаторных механизмов и угрозу нарушения адаптации. Условия анонимного исследования исключали для нас возможность медикаментозной или психологической коррекции выявленных изменений, однако ясно указали на необходимость подобных мероприятий при продолжении пандемии. Очевидно также, что в профилактических, а возможно, и в лечебных мероприятиях нуждаются не только студентки основной, но и ряд представительниц контрольной группы.

Заключение. Наличие КМТ при рождении у студенток медицинского вуза ассоциировано с более высокой частотой кесарева сечения и нейроаксиальной анестезии в родах, чем при нормосомии. В обычных условиях обучения до развития пандемии COVID-19 у студенток с КМТ при рождении не обнаружены отличия частоты и выраженности вегетативной дисфункции и тревожно-депрессивных расстройств по сравнению со студентками со средней массой тела при рождении. В условиях обучения и работы при пандемии в группе студенток с КМТ при рождении произошли достоверное повышение частоты и выраженности ВД, увеличение доли лиц с высокой личностной и ситуативной тревожностью и депрессивными проявлениями. Можно обоснованно предположить, что при продолжающейся неопределенности относительно сроков завершения пандемии и возвращения к привычным условиям жизнедеятельности у части студенток с КМТ при рождении могут развиться вегетативные пароксизмы и иные проявления соматоформной дисфункции, а также хроническая форма тревоги. Таким образом, лиц с КМТ в период новорожденности в периоды затяжных стрессовых ситуаций с достаточной степенью вероятности можно отнести к группе риска по усилению психовегетативных расстройств. У данной категории обучающихся очевидна целесообразность проведения профилактических мероприятий в виде медикаментозной и/или психологической коррекции.


Библиографическая ссылка

Ласкова И.В., Третьякова Е.Е., Ласков В.Б. ВЛИЯНИЕ УСЛОВИЙ ОБУЧЕНИЯ В МЕДИЦИНСКОМ ВУЗЕ ПРИ ПАНДЕМИИ COVID-19 НА ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ И ВЕГЕТАТИВНЫЕ ФУНКЦИИ СТУДЕНТОК СО СРЕДНЕЙ И КРУПНОЙ МАССОЙ ТЕЛА ПРИ РОЖДЕНИИ // Современные проблемы науки и образования. – 2021. – № 2. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=30689 (дата обращения: 28.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074