Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,737

ОЦЕНКА ЙОДНОГО ДЕФИЦИТА У ДЕТЕЙ НА ТЕРРИТОРИИ ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ И В ГОРОДЕ МАГНИТОГОРСКЕ

Долгушина Н.А. 1 Кувшинова И.А. 1
1 ФГБОУ ВО «Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова»
В статье проводится анализ йодного дефицита на территории Челябинской области и в городе с развитой отраслью чёрной металлургии. Оценивается содержание йода в различных объектах окружающей среды: в почве, воде, молочных и мясных продуктах. Проведена сравнительная оценка йодного дефицита в историческом аспекте: начиная с 60-х годов 20 века и по настоящий день. Показано, что на фоне проводимой йодной профилактики йодированной солью у детей происходит снижение йоддефицитных состояний: снижается частота эндемического зоба, увеличивается содержание йода в организме. Однако полностью йодный дефицит не исчезает, что, по-видимому, связано с наличием в окружающей среде дополнительных струмогенных факторов. Проведённое ранее нами исследование выявило, у детей дошкольного возраста наблюдается эндемический зоб 1 степени, происходит сглаживание половых различий в частоте эндемического зоба, отсутствуют морфологические изменения в щитовидной железе, наблюдается более низкое содержание йода у детей, проживающих в наиболее загрязнённом – Левобережном районе города.
Йодный дефицит
йодурия
загрязнение атмосферного воздуха
дети.
1. Гигиеническая характеристика заболеваемости населения республики Мордовии, обусловленное недостаточностью йода / Д.С. Блинов, Н.Н. Чернова, О.П. Балыкова, С.А. Ляпина, Л.А. Чугунова и др. // Гигиена и санитария. – 2015. – № 1. – С. 61-64.
2. Герасимов Г.А. О новых рекомендациях ВОЗ и ЮНИСЕФ по профилактике йоддефицитных заболеваний / Г.А. Герасимов // Клиническая и экспериментальная тиреоидология. – 2008. – Т. 4. – № 1. – С. 2-7.
3. Горбачёв А.Л. Йодный дефицит как медико-социальная проблема (Обзор литературы) / А.Л. Горбачёв // Северо-Восточный научный журнал. – 2013. – № 1. – С. 32-37.
4. Горбачёв А.Л. Йодный дефицит и эндемический зоб у детей различных районов Магаданской области / А.Л. Горбачёв // Вестник Северо-Восточного государственного университета /Северо-Восточный государственный университет. – 2012. – № 18. – С. 36-40.
5. Кику П.Ф. Проблемы йоддефицитных заболеваний у населения дальневосточного региона (аналитический обзор) / П.Ф. Кику, Л.Н. Нагирная // Дальневосточный медицинский журнал. – 2011. – № 2. – С. 110-115.
6. Платонова Н.М. Йодный дефицит: современное состояние проблемы / Н.М. Платонова // Клиническая и экспериментальная тиреоидология. – 2015. – Т.11. – № 1. – С. 12-21.
7. Скальный А.В. Технология неинвазивной оценки йодного статуса человека / А.В. Скальный // Технологии живых систем. – 2009. – Т.6. – № 1. – С. 42-47.
8. Антипанова Н.А. Эмиссия канцерогенов системы «кровь-моча» экспонируемого населения центра чёрной металлургии / Н.А. Антипанова // Фундаментальные исследования. – 2007. – № 7. – С.51-52.
9. Герасимов Г.А. О рекомендациях ВОЗ «Обогащение пищевой соли йодом для профилактики заболеваний, вызванных дефицитом йода» / Г.А. Герасимов // Клиническая и экспериментальная тиреоидология. – 2014. – Т.10. – № 4. – С. 5-8.
10. Долгушина Н.А. Антропометрические, функциональные, психологические изменения у детей 5-7 лет с эндемическим зобом в условиях промышленного города : автореф. дис. канд. мед. наук. – Оренбург, 2008. – 23 с.
11. Кожин А.А. Микроэлементозы в патологии человека экологической этиологии (Обзор литературы) / А.А. Кожин, Б.М. Владимирский //Экология человека. – 2013. – № 9. – С. 56-64.
12. Клинико-токсикологическая характеристика свинца и его соединений /В.С. Кошкина, Л.В. Котельникова, Н.Н. Котляр, Н.А. Долгушина // Медицинские новости. – 2013. –№ 1. – С.20-26.
13. Кувшинова И.А. Здровьесбережение как необходимый аспект комплексной реабилитации детей с речевой патологией в условиях промышленного города / И.А. Кувшинова // Логопед. – 2009. – № 6. – С.13-19.
14. Кувшинова И.А., Мелихова О.В. Особенности организации групп здоровья на базе санатория-профилактория в черте промышленного города // Культурно-оздоровительные услуги в учреждениях образования и досуга: опыт, проблемы, перспективы: Сборник научных статей и материалов Всероссийской научно-практической конференции. – Магнитогорск :МаГУ, 2011. – 180 с. / С. 91-94.
15. Левит И.Д. Клинико-патогенетические особенности аутоиммунного тиреоидита в эндемичной по зобу местности: автореф. канд. мед. наук. – Москва, 1982. – 30 с.
16. Шейнкман Н.И. Эндемический зоб, аутоиммунный тиреоидит и гипотиреоз у детей (по материалам Челябинской области): автореф. дис. канд. мед. наук. – Москва, 1974. – 38с.
17. Levit J. Prophylaxisofendemicin Chelyabinskaja oblast” (province). In: The Elimination of Iodine Deficiency Disorders / J. Levit, G. Korotkova, A. Podolsky // Abstracts of International Symposium. – Tahskent, 1991. – P. 101-112.
18. WHO. Guideline: fortification of food-grade salt with iodine for the prevention and control of iodine deficiency disorders. – Geneva: WorldHealth Organization, 2014.
19. Тюрина Н.С. Эндемический зоб у детей на Южном Урале (клиника, биохимические сдвиги, лечение): автореф. дис. д-ра мед. наук.– Свердловск, 1968. – 33с.
20. Герасимов Г.А. Йодная лаборатория. Принципы организации работы : методическое пособие / сост. Г.А. Герасимов. – М., 2005. – 46 с.
21. Профилактика йодного дефицита в Тюменской области: успех или неудача? /Л.А. Суплотова, О.Б. Макарова, Л.С. Ковальжина, Г.В. Шарухо // Клиническая экспериментальная тиреоидология. – 2015. – Т.11. – № 3. – С. 39-46.

В настоящее время широкая распространённость йоддефицитных состояний обусловлена тем, что на 70 % территории Российской Федерации отмечается недостаток йода в объектах окружающей среды [1-7]. С другой стороны, прекращение с конца 70-х годов йодной профилактики и нарастание на многих территориях страны уровней химического загрязнения объектов окружающей среды привело не только к сохранению йодного дефицита, но и к появлению специфических черт зобной эндемии – высокой распространённости зоба не только у школьников, но и у детей раннего возраста, сглаживанию половых различий [6, 8-14].

При исследовании территории Челябинской области было установлено, что она является биогеохимической провинцией с дефицитом йода в объектах окружающей среды [15, 16,17]. Известно, что в йоддефицитных районах его концентрация в воде не превышает 3–4 мкг/литр, а в почвах йода содержится не более 3500 мкг/кг [16]. При исследовании степной зоны Челябинской области, в которой расположен город Магнитогорск, было установлено, что в воде его содержание было в пределах 1,98–3,7 мкг/литр йода, а в почве йода содержалось – до 3500 мкг/кг [16]. Это соответствует зобной эндемии лёгкой степени тяжести [3].

В работе И.Д. Левита приводятся результаты изучения содержания йода в продуктах питания, выращенных на территории Челябинской области. В горно-лесной зоне содержание йода было до 2,5 мкг/100 грамм, в лесостепной – до 3 мкг/100 грамм, в степной – до 3,5 мкг/100 грамм [15]. Для сравнения, содержание йода в мясных, молочных и других продуктах местного производства должно быть 7–16 мкг/100грамм, в продуктах моря отмечается высокое содержание йода: в морских водорослях содержится 160–800 мкг/100 грамм йода, в морской рыбе – 135–460 мкг/100 грамм йода [2,18]. Таким образом, во всех зонах области, в том числе и в степной зоне, отмечается недостаточное содержание йода в продуктах питания местного производства.

В целом, вся территория Челябинской области, в том числе и город Магнитогорск, является природной биогеохимической провинцией с недостатком йода в почве, в воде и в продуктах питания местного производства. Резонно предположить, что при недостатке йода в объектах окружающей среды и продуктах питания может наблюдаться дефицит этого микроэлемента и в организме человека. Это было показано многими учёными, исследовавшими йодный дефицит у населения Челябинской области.

Так, в 1959–1965 годах было проведено изучение распространённости эндемического зоба у детей Челябинской области [19]. Всего было осмотрено 11747 детей дошкольного и школьного возраста. В Челябинске выявлено 35,3 % детей с эндемическим зобом, в Ашинском районе – 39 %, в Саткинском районе – 37,7 %. Автор установила, что эндемический зоб у детей на Южном Урале характеризуется небольшим увеличением щитовидной железы, преимущественно диффузного характера. Преобладают эутиреоидные формы зоба, наблюдается йодный дефицит средней степени тяжести [19].

Позднее в 70-х годах Н.И. Шейнкман обследовал 21096 детей 7–15 лет, проживающих в городах и сёлах Челябинской области. В степной зоне, в том числе и в городе Магнитогорске, было обследовано 5892 ребёнка 7–15 лет. В городе Магнитогорске у мальчиков 7–9 лет заболеваемость эндемическим зобом составила 34,2 %, у девочек – 32,6 %; у мальчиков 10–14 лет – 36,3 %, у девочек 10–14 лет – 38,0 %. Среди детей старше 14 лет заболеваемость эндемическим зобом у мальчиков была 29,8 %, а у девочек – 32,3 % [16]. Итак, для детской популяции 60-х и 70-х годов был характерен йодный дефицит средней степени тяжести, причём он встречался примерно с одинаковой частотой у детей разного возраста и пола.

И.Д. Левит выявил низкий уровень экскреции йода с мочой у детей на территории Челябинской области: у детей 5–10 лет он был – 47,7+/-3,8 мг/день, у детей 11–15 лет – 82,3+/-3,9 мг/день, что соответствует йодному дефициту средней и лёгкой степени тяжести [17].

Таким образом, на протяжении длительного времени на территории Челябинской области, включая и город Магнитогорск, наблюдается дефицит йода и в объектах окружающей среды, и в организме человека. В целях профилактики йодного дефицита, начиная с 2003 года и в настоящее время в дошкольных и школьных учебных заведениях, в соответствии с приказом Минздрава России и Минобразования России от 30.05.2002/31.05.2002г. №176/2077 «О мерах по улучшению охраны здоровья детей в Российской Федерации» и информационному письму от 23.06.03 № 13-16/42 «Об обеспечении общеобразовательных учреждений йодированной солью и пищевыми продуктами, обогащёнными микронутриентами», в городе проводится профилактика йодного дефицита организованных детей йодированной солью. Поэтому для приготовления пищи, подаваемой в дошкольных общеобразовательных учреждениях, используется только йодированная соль.

Оценку йодного дефицита мы провели в городе Магнитогорске – это второй по численности город в Челябинской области. Магнитогорск – это город-завод, градообразующим предприятием в нём является Магнитогорский Металлургический комбинат. В городе Магнитогорске выделены 2 района – Левобережный и Правобережный. Они являются аналогичными по природно-климатическим, социальным условиям, по плотности населения и доступности медицинской помощи. Левобережный район находится в непосредственной близости к Магнитогорскому Металлургическому комбинату, Правобережный район отделён от Левобережного района рекой Урал и удалён от металлургического комбината на 10–15 км.

В результате проведённого исследования было установлено, что среди 2483 детей 5–7 лет пальпаторно эндемический зоб определялся у 156 человек, то есть распространенность данного заболевания в целом по городу составила 6,28 на 100. В двух районах города, имеющих разную степень химического загрязнения атмосферного воздуха, она практически не различалась. В Левобережном районе среди 831 эндемический зоб выявлен у 62 дошкольников, что составило 7,46 на 100 человек. В Правобережном районе было осмотрено 1652 ребёнка, зоб оказался у 94 детей, это составило 5,69 на 100 человек [10]. Полученные данные свидетельствуют о йодном дефиците лёгкой степени тяжести [20].

По данным литературы, важной особенностью эндемичных районов может быть увеличение количества мальчиков с эндемическим зобом [10]. В норме Индекс Ленца – Бауэра – соотношение мальчиков и девочек, имеющих эндемический зоб, должен быть 1:1,7 и более [10]. Сглаживание половых различий, когда индекс Ленца – Бауэра не превышает 1:1,7, может происходить на фоне нарастающего химического загрязнения окружающей среды.

В нашем исследовании, несмотря на одинаковую степень йодного дефицита у детей двух районов города, мы установили разное половое соотношение детей с эндемическим зобом в зависимости от степени химического загрязнения атмосферного воздуха. Так, у детей Левобережного района эндемический зоб выявлялся с одинаковой частотой у мальчиков и у девочек: у 31 мальчика и у 31 девочки, то есть Индекс Ленца – Бауэра в Левобережном районе составил 1:1. Из 94 детей с эндемическим зобом Правобережного района мальчиков было 37, девочек – 57. Индекс Ленца – Бауэра у детей менее загрязнённого района составил 1:1,54 [10]. Таким образом, на фоне длительного химического загрязнения атмосферного воздуха промышленного города у детей дошкольного возраста наблюдается сглаживание половых различий зобной эндемии, особенно выраженное в более загрязнённом районе.

Оценка размеров щитовидной железы при помощи ультразвукового исследования показала, что у детей, у которых пальпаторно не отмечено увеличения щитовидной железы и проживающих в разных районах города, увеличения щитовидной железы не наблюдалось, средний объём щитовидной железы в Левобережном районе составил 3,64 ±0,62 мл, в Правобережном – 3,57±0,63 мл. Различий между районами не установлено (t=0,62; p>0,05). Средний объем щитовидной железы у детей с эндемическим зобом, проживающих в Левобережном районе – 6,47±1,54 мл – соответствовал таковому в Правобережном районе – 6,43± 1,61 мл. Статистически значимых различий между районами установлено не было (t=0,12;p>0,05). Среди детей с эндемическим зобом, включенных в исследование, у 80 человек (87,0 %) отмечалась первая степень диффузного увеличения органа, у 12 человек (13,0 %) – вторая степень. В Левобережном районе увеличение щитовидной железы первой степени наблюдалось у 41(89,13 %), второй степени – у 5 (10,87 %) дошкольников. В Правобережном районе увеличение щитовидной железы первой степени отмечалось у 39 (84,78 %), второй степени – у 7 (15,22 %) детей. Различий между районами не установлено (χ2 =0,38; p>0,05) [20].

Ультразвуковое исследование не выявило структурных изменений ткани щитовидной железы у детей с нормальными размерами щитовидной железы и у детей с эндемическим зобом. У обследованных детей щитовидная железа имела диффузно-однородную эхоструктуру, очаговые изменения в ней отсутствовали. В литературе имеются указания, что в дошкольном возрасте только начинается формирование эндемического зоба, поэтому выраженные структурно-морфологические изменения щитовидной железы возникают крайне редко [3, 20].

Таким образом, проведённое пальпаторное и ультразвуковое исследование позволило оценить распространённость эндемического зоба, средние размеры щитовидной железы и отсутствие структурных изменений в ней у организованных дошкольников 5–7 лет промышленного города. Было выявлено, что у детей на фоне проводимой йодной профилактики йодированной солью сохраняется зобная эндемия лёгкой степени тяжести. Различий между районами с разным уровнем химического загрязнения атмосферного воздуха выбросами предприятий чёрной металлургии нет. Отмечено увеличение количества лиц мужского пола с эндемическим зобом, особенно выраженное в более загрязнённом районе.

Всё это позволяет сделать вывод о том, что в объектах окружающей среды города Магнитогорска, по-видимому, присутствуют другие струмогенные факторы. Отсутствие различий средних размеров щитовидной железы у дошкольников в зависимости от степени химического загрязнения районов проживания, скорее всего, связано с возрастным фактором. У дошкольников отмечается начальная стадия развития эндемического зоба, при которой в большей степени могут отмечаться функциональные нарушения щитовидной железы и в меньшей – структурно-морфологические, которые, скорее всего, сформируются позднее.

Уровень йодурии является важным критерием, отражающим уровень потребления йода организмом человека. В отличие от распространённости эндемического зоба, которая является косвенным признаком йодного дефицита, йодурия является прямым количественным показателем обеспеченности населения данным микроэлементом. Она показывает величину текущего потребления йода [20].

Определение данного параметра у организованных детей 5–7 летнего возраста города Магнитогорска проводилось в условиях йодной профилактики йодированной солью. Оно показало, что чаще всего у детей отмечался нормальный уровень обеспеченности йодом – у 37 лиц (61,7 %). Дефицит легкой степени тяжести был выявлен у 20 детей (33,3 %), средней – у 3-х детей из 60 (5,0 %). Йодного дефицита тяжёлой степени тяжести обнаружено не было – 0 (0,0%). Медиана экскреции йода среди организованных детей дошкольного возраста составила 114,00 мкг/л (25–75 квартили 80,10-179,40 мкг/л), что в целом соответствует нормальному уровню потребления йода среди детей города Магнитогорска [10].

При оценке йодного статуса в зависимости от района проживания выявлено, что оптимальный уровень потребления йода наблюдался у 36,67 % дошкольников Левобережного района и у 86,67 % лиц Правобережного района, различия имели статистическую значимость (р<0,001). Лёгкий дефицит йода отмечался у 56,67 % детей Левобережного района и у 10,00 % детей Правобережного района (р<0,001). Дефицит йода средней степени тяжести был у 6,67 % дошкольников Левобережного района и у 3,33 % дошкольников Правобережного района (p>0,05). Тяжёлого йодного дефицита выявлено не было [10]. Значимость различий частоты степени тяжести йодного дефицита оценена при помощи χ2 Пирсона.

В целом, в Левобережном районе уровень потребления йода дошкольниками был недостаточным и соответствовал эндемии легкой степени тяжести – медиана экскреции йода 92,0 мкг/л (25–75 квартили 67,10-114,20 мкг/л). В Правобережном районе йодного дефицита у детей не выявлено – медиана экскреции йода 164,5 мкг/л (25–75 квартили 113,80-214,00 мкг/л). Различия показателей между районами имели статистическую значимость (тест Манна – Уитни р<0,001).

Таким образом, исследуя йодный дефицитна территории Челябинской области и в городе Магнитогорске, мы пришли к следующим выводам:

1) вся территория Челябинской области, в том числе и город Магнитогорск, являются биогеохимической провинцией с недостатком йода как в объектах окружающей среды, так и в организме человека;

2) при пальпации щитовидной железы у детей города Магнитогорска, проводимой на фоне йодной профилактики йодированной солью, у них сохраняется дефицит йода лёгкой степени тяжести;

3) в условиях длительного химического загрязнения атмосферного воздуха выбросами предприятий чёрной металлургии у детей отмечается сглаживание половых различий: соотношение мальчиков и девочек с эндемическим зобом становится примерно одинаковым, наиболее выраженные изменения индекса Ленца – Бауэра определяются у детей более загрязнённого района;

4) по данным ультразвукового исследования средний объем щитовидной железы у детей с эндемическим зобом, проживающих в Левобережном районе, соответствовал таковому в Правобережном районе, у большинства дошкольников с эндемическим зобом наблюдалась первая степень зоба; ультразвуковое исследование не выявило структурных изменений ткани щитовидной железы у детей, что позволило сделать вывод о наличии у дошкольников начальной стадии эндемического зоба, при которой морфологические изменения в щитовидной железе возникают крайне редко;

5) оценка йодного статуса выявила у большинства детей отсутствие йодного дефицита по показателю медианы йодурии, что указывает на эффективность проводимой в дошкольных общеобразовательных учреждениях города йодной профилактики. Однако у детей более загрязнённого района города наблюдается недостаточное усвоение йода организмом и щитовидной железой, что выражается снижением уровня йодурии. Возможно, находящиеся в атмосферном воздухе города химические вещества нарушают усвоение йода организмом. Таким струмогенным действием обладают свинец, хром, марганец и другие вещества. Поэтому, чем выше уровень загрязнения окружающей среды этими веществами, тем сильнее проявляется их неблагоприятное воздействие на детский организм.


Библиографическая ссылка

Долгушина Н.А., Кувшинова И.А. ОЦЕНКА ЙОДНОГО ДЕФИЦИТА У ДЕТЕЙ НА ТЕРРИТОРИИ ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ И В ГОРОДЕ МАГНИТОГОРСКЕ // Современные проблемы науки и образования. – 2017. – № 4.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=26628 (дата обращения: 19.06.2019).


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252