Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,682

ТЭС-ТЕРАПИЯ. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ

Занин С.А. 1 Каде А.Х. 1 Кадомцев Д.В. 1 Пасечникова Е.А. 1 Голубев В.Г. 1 Плотникова В.В. 1 Шаров М.-Д.А 1 Азаркин Е.В. 1 Кочарян В.Э. 1
1 ФГБОУ ВО КубГМУ Минздрава России
Транскраниальная электростимуляция головного мозга – это физиотерапевтический метод, основной целью которого является активация стресс-лимитирующей системы, воздействие на цитокиновые сети и стимуляция опиоидэргической системы. На сегодняшний день достоверно изучена роль цитокинового дисбаланса в патогенезе тех или иных заболеваний. Понимание данного явления и внедрение ТЭС-терапии в клиническую практику, как дополнение к медикаментозной терапии имеет большие возможности в лечебном процессе. На данном этапе имеется достаточно большое количество работ как отечественных, так и зарубежных авторов, свидетельствующих о достаточно большом исследовательском и лечебном потенциале данного метода. Изучено использование неинвазивной электростимуляции в таких областях медицины, как урология, акушерство и гинекология, нейрохирургия, неврология, наркология, психиатрия, оториноларингология, педиатрия, стоматология и челюстно-лицевая хирургия. В данной статье представлен обзор современной научной литературы по данной теме.
транскраниальная электростимуляция
цитокины
β-эндорфин
1. Андреева М.В. Оценка состояния процессов перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы крови у женщин с воспалительными заболеваниями придатков матки на фоне ТЭС-терапии /М.В. Андреева // ХХI Всероссийский конгресс с международным участием «амбулаторно-поликлиническая помощь: от менархе до менопаузы»: тезисы докл. Всерос. конф. (Москва 03-06 марта 2015 г.). – Москва, 2015. – С. 146-148.
2. Андреева М.В. Применение ТЭС-терапии для коррекции нарушений центральной и вегетативной нервной системы при воспалительных заболеваниях придатков матки с болевым синдромом / М. В. Андреева // XVI Поволжская научно-практическая конференция врачей акушеров-гинекологов, неонатологов и педиатров «проблемы сохранения здоровья матери и ребёнка»: сб. в ст. трудов конф. (Волгоград 15–16 мая 2014 г.). – Волгоград, 2014. – С. 4-6.
3. Байкова Е.Е. Динамика цитокинового статуса у больных с изолированной черепно-мозговой травмой средней и тяжелой степени тяжести / Е.Е. Байкова, А.Х. Каде, Ф.А. Нехай и др. // Кубанский научный медицинский вестник. – 2014. – № 3(145). – С. 15-19.
4. Байкова Е.Е. Возможность использования ТЭС-терапии в комплексном лечении изолированной черепно-мозговой травмы средней и тяжелой степени тяжести / Е.Е. Байкова, А.Х. Каде, В.П. Лебедев и др. // Международный журнал экспериментального образования. – 2013. – № 11(3). – С. 192-193.
5. Бей В.В. Защитное действие ТЭС-терапии в условиях ишемии кожи, вызванной формированием кожной складки / В.В. Бей, А.А. Бубнович, В.В. Чернявская // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2015. – № 5-1. – С. 48.
6. Белимова А.А. Сочетанное воздействие транскраниальной электростимуляции (ТЭС) и акустических воздействий (АВ) в комплексном лечении больных с сенсоневральной тугоухостью / А.А. Белимова, Г.Н. Пономаренко, Ю.К. Янов // Педиатр. – 2011. – № 3. – С. 61-69.
7. Белова Л.П. Лечебно-тактические мероприятия на догоспитальном этапе при черепно-мозговых травмах /Л.П. Белова, Е.В. Щербинина, Л.В. Петрова и др. // Здравоохранение Чувашии. – 2012. – № 1. – С. 59-63.
8. Веревкин А.А. Оценка влияния ТЭС-терапии на ферментные системы крови в условиях экспериментальной модели алкогольной зависимости / А.А. Веревкин, К.А. Даниленко, Е.А. Губарева и др. // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 4-1. – С. 63- 66.
9. Вусик И.Ф. Изменение содержания норадреналина в сыворотке крови под воздействием ТЭС-терапии при патологическом прелиминарном периоде / И.Ф. Вусик, А.Х. Каде, И.И. Куценко и др. // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 2-1. – С.47-50.
10. Вчерашнюк С.П. Влияние ТЭС-терапии на гормональный гомеостаз и микроциркуляцию у беременных с гестозом: автореф. дис. … канд. мед. наук (14.03.03) / Вчерашнюк Светлана Петровна; Кубанский гос. медицинский ун-т. – Краснодар, 2011. – 23 с.
11. Гарманова В.Н. Энурез – теоретические основы и практические рекомендации / В.Н. Гарманова, В.А. Шадеркина // Экспериментальная и клиническая урология. – 2014. – № 2. – С.102-106.
12. Гордеева Е.К. Применение ТЭС-терапии в комплексном лечении стабильной стенокардии напряжения II-III функционального класса / Е.К. Гордеева, А.Х. Каде // Кубанский научный медицинский вестник. – 2016. – № 3. – С. 43-46.
13. Гулевская О.Н. Влияние ТЭС-терапии на регенерацию раневого дефекта кожи у крыс /О.Н. Гулевская, В.П. Близнюк, Л.В. Сочивко // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2015. – № 5-1. – С. 54-55.
14. Зайков С.В. Синдром хронической усталости: клиника, диагностика, лечение / С. В. Зайков // Новости медицины и фармации. – 2013. – № 16(467). – С. 12-15.
15. Занин С.А., Каде А.Х., Трофименко А.И., Малышева А.В. Гистологическое обоснование эффективности ТЭС-терапии при экспериментальном ишемическом инсульте // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – №1-1; URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=17839.
16. Занин С.А. Коррекция цитокинового статуса при ишемическом поражении сердца и мозга при помощи ТЭС-терапии / С.А. Занин, А.Х. Каде, А.И. Трофименко // Цитокины и воспаление. – 2015. – № 3. – С. 30-34.
17. Ишханян Н.Н., Туровая А.Ю., Каде А.Х., Мосесова А.С., Уваров А.В. Применение ТЭС-терапии в комплексном лечении одонтогенных флегмон челюстно-лицевой области // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2014. – № 1. – С. 87-88.
18. Каде А.Х., Байкова Е.Е., Лебедев В.П., Занин С.А., Туровая А.Ю. Влияние ТЭС-терапии на уровень – эндорфина у пациентов с изолированной черепно-мозговой травмой средней и тяжелой степени тяжести // Современные проблемы науки и образования. – 2014. –№ 2; URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=12837.
19. Лебедев В.П. Применение ТЭС-терапии в оздоровительных учреждениях // актуальные вопросы оздоровления детей и подростков / В.П. Лебедев, А.В. Малыгин, С.В. Трусов. – Санкт-Петербург: ООО «ИнформМед», 2014. – С. 220-223.
20. Липатова А.С., Поляков П.П., Каде А.Х., Занин С.А., Трофименко А.И., Малышева Т.В. Модификация методики ТЭС-терапии для ее применения у мелких лабораторных грызунов // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 5; URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=22696.
21. Михальченко В.Ф. Способ улучшения процесса остеоинтеграции дентального имплантата /В.Ф. Михальченко, Д.В. Михальченко, А.В. Порошин // Волгоградский научно-медицинский журнал. – 2014. – № 3(43). – С. 46-49.
22. Могильная Г.М., Каде А.Х., Пейливаньян Э.Г. Влияние ТЭС-терапии на слизистую оболочку желудка // Успехи современного естествознания. – 2013. – № 4. – С. 25-27.
23. Могильная Г.М., Морозова Р.В., Пейливаньян Э.Г., Ковтуновская И.В. Изменение статуса резистентности защитного барьера двенадцатиперстной кишки после сеансов ТЭС-терапии // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 2.-1; URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=19271.
24. Порошин А.В. Влияние ТЭС-терапии на остеоинтеграцию дентального имплантата в эксперименте // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 9-6. – С. 1129-1133.
25. Райгородский Ю.М. Транскраниальная физиотерапия при синдроме хронической усталости / Ю.М. Райгородский и др. // Физиотерапия, бальнеология и реабилитация. – 2015. – № 3. – С. 19-22.
26. Райгорородский Ю.М. Транскраниальная электростимуляция в лечении детей с энурезом / Ю.М. Райгорородский, С.М. Шарков, С.И. Урняева и др. //Физиотерапия, бальнеология и реабилитация. – 2014. – № 4. – С.32-36.
27. Семенов Ф.В. Анальгетический эффект ТЭС-терапии в раннем послеоперационном периоде у пациентов, перенесших тонзилэктомию / Ф.В. Семенов, А.Х. Каде, Т.В. Банашек-Мещерякова и др. // Вестник оториноларингологии. – 2013. – № 3. – С. 44-47.
28. Сидоренко А.Н. Сравнительный анализ функционального состояния жевательных мышц у больных с дисфункцией височно-нижнечелюстных суставов с сагиттальными и трансверзальными сдвигами нижней челюсти при традиционном методе лечения и применении транскраниальной электростимуляции / А.Н. Сидоренко, В.В. Еричев, А.Х. Каде и др. // Кубанский научный медицинский вестник. – 2015. – № 1(150). – С. 102-106.
29. Смолова М.В. ТЭС-терапия в лечении психоэмоциональных нарушений при обострении хронического воспаления придатков матки / М.В. Смолова, М.В. Андреева // V Всероссийский конгресс «амбулаторно-поликлиническая помощь – в эпицентре женского здоровья»: тезисы докл. Всерос. конф. (Москва 12-15 марта 2013 г.). – Москва, 2013. – С. 120-121.
30. Тиликин В.С. Использование тэс-терапии в комплексном лечении острого пиелонефрита у женщин / В.С. Тиликин, А.Х. Каде, В.П. Лебедев и др. // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2012. – № 4. – С. 43-44.
31. Тиликин В.С., Каде А.Х., Лебедев В.П., Губарева Е.А., Занин С.А., Туровая А.Ю., Измайлова Н.В., Вчерашнюк С.П. Влияние ТЭС-терапии на динамику интерлейкина 4, 6, 10 у больных с острым пиелонефритом // Фундаментальные исследования. – 2012. – № 4-1. – С.129-132.
32. Трофименко А.И. Динамика цитокинового статуса и уровня – эндорфина у больных с ишемическим инсультом при применении ТЭС-терапии / А.И. Трофименко, Ф.А. Нехай, А. Х. Каде и др. // Кубанский научный медицинский вестник. – 2015. – № 6. – С. 147-150.
33. Туровая А.Ю. Влияние ТЭС-терапии на процесс посттравматической регенерации тканей кожи крыс / А.Ю. Туровая, А.Х. Каде, А.В. Уваров и др. // Международный журнал экспериментального образования. – 2014. – № 5-1. – С. 150-151.
34. Черненкова М.Л. Особенности течения беременности, родов и послеродового периода у женщин с хроническим пиелонефритом / М.Л. Черненкова // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 6; URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=23387 (дата обращения: 29.12.2016).
35. Шапоренко Р.В. Комплексное лечение запоров у детей с использованием ТЭС-терапии / Р.В. Шапоренко, Н.С. Шапоренко, М.М. Трубилина // Кубанский научный медицинский вестник. – 2012. – № 5(134). – С. 80-83.
36. Jansen J.M. Effects of non-invasive neurostimulation on craving: a meta-analysis / J.M. Jansen et al. // Neuroscience and Biobehavioral Reviews. – 2013. – Vol. 37(10). – PP. 2472-2480.
37. Shin S.S. Neurostimulation for traumatic brain injury/ S.S. Shin et al.//Journal of Neurosurgery. – 2014. – Vol.121. – PP.1219-1231.
38. Volz M.S. Analgesic effects of noninvasive brain stimulation in rodent animal models: a systematic review of translational findings / M.S. Volz et al. // Neuromodulation. – 2012. – Vol. 15. – P. 283-295.

ТЭС-терапия – это физиотерапевтический метод, точкой приложения которого является стресс-лимитирующая система (СЛС) организма. Суть данного метода заключается в воздействии импульсным током на головной мозг (ГМ) через покровы черепа. Одним из наиболее важных компонентов СЛС является опиоидергическая система, и все эффекты данного метода обусловлены с ее центральным и периферическим влиянием. Метод транскраниальной электростимуляции разработан в институте имени Павлова И.П. [19], доказан эффект избирательной стимуляции подкорковых структур, продуцирующих серотонин и эндорфины. Активация вследствие этого воздействия соответствующих нервных клеток сопровождается интенсивным выбросом в кровь, ликвор и мозг β-эндорфина. Эффекты β-эндорфина можно подразделить на центральные (обезболивание, антиаддиктивные эффекты, вазомоторная регуляция) и периферические (процессы регенерации, стимуляция иммунитета, торможение роста опухолей). Нельзя не отметить ярко выраженные нейропротекторные, противовоспалительные, антигипоксические и дерматопротекторные свойства ТЭС-терапии [5]. Обязательным условием для проявления эффектов ТЭС-терапии является критичные параметры тока и расположение электродов. Частота непрерывных импульсов или пачек высокочастотных импульсов должна быть 77±0,5 Гц, длительность импульса 3,75±0,25 мс при соотношении постоянного и среднеимпульсного тока 2:1-5:1, положение электродов фронто-мастоидальное. Довольно большое значение в понимании природы как самой патологии, так и возможностей транскраниальной стимуляции в ее лечении играют экспериментальные модели. Для создания экспериментальных моделей используют чаще всего мелких лабораторных животных (крысы) [20]. Нейропротекторные и антигипоксические свойства ТЭС-терапии, продемонстрированные в экспериментальных моделях, свидетельствуют о высоком клиническом потенциале метода и возможности в будущем обеспечивать высокую результативность при применении у пациентов с ишемическим инсультом (ИИ). Эффект транскраниальной электростимуляции проявлялся в уменьшении очага инфаркта ГМ, несмотря на сохраняющуюся гипоперфузию при ИИ [15]. Применение ТЭС-терапии при инсульте снижает продукцию провоспалительных цитокинов интерлейкина-1β (ИЛ-1β), интерлейкина-6 (ИЛ-6), чем заметно нивелирует их разрушительное действие. В клинических исследованиях действие ТЭС-терапии достоверно снижало уровень провоспалительных цитокинов на 8 сутки лечения и увеличивало содержание противовоспалительных в крови и ликворе [32]. К положительным эффектам действия транскраниальной стимуляции можно также отнести нормализацию психофизиологического статуса и нейрогуморальной регуляции опосредованно через продукцию β-эндорфина. Итак, ТЭС-терапия в данном контексте нам видится как эффективное дополнение к стандартным протоколам лечения инфаркта. Говоря об инфаркте, мы подразумеваем не только ишемическое поражение ГМ, но и сердца [16]. Использование данного метода всегда оправдано и эффективно, если необходимо прямое воздействие на СЛС с целью уменьшения возможного гипоксического повреждения. Имеются данные о применении ТЭС-терапии у пациентов со стенокардией II-III функционального класса: итогом данного исследования стало достоверное снижение на 8 сутки уровня провоспалительных цитокинов и повышение содержания АКТГ и кортизола в группе пациентов, у которых применялась ТЭС-терапия [12].

В последние годы в медицинской практике все большее значение приобретает черепно-мозговая травма (ЧМТ), как причина инвалидизации. В 50 % случаев ЧМТ становится причиной смерти пациентов и занимает 3 место по количеству летальных исходов [7]. Лечебная тактика при данной патологии имеет два звена: оперативное и консервативное лечение. Под понятием консервативное лечение понимается использование нейропротекторных препаратов, существенный минус которых в том, что препараты, имеющиеся на сегодняшний день, либо недостаточно эффективны, либо обладают большим количеством побочных эффектов. Тем самым имея, с одной стороны, необходимость в нейропротекторном действии и, с другой стороны, зная о возможном побочном действии препаратов данной категории, мы можем обратить свое внимание на ТЭС-терапию как на альтернативу вышеуказанным препаратам. Точкой приложения лечебного действия ТЭС-терапии в терапии ЧМТ являются цитокиновые сети и стресс-реализующие системы. В исследовании эффективности ТЭС-терапии при закрытой изолированной ЧМТ, проведенном Байковой Е.Е. и соавт. (2014), отмечается достоверное снижение уровня провоспалительных цитокинов у пациентов, стандартный протокол лечения которых дополнялся применением неинвазивной транскраниальной электростимуляции [3]. Помимо этого, есть данные о возможности использования ТЭС-терапии для поддержания достаточного уровня β-эндорфина при изолированной ЧМТ средней и тяжелой степени тяжести. Это представляется крайне важным моментом течения ЧМТ, при которой имеет место его снижение [18]. Тем самым индукция повышения содержания β-эндорфина и ограничение повреждающего действия провоспалительных цитокинов, за счет восстановления цитокинового баланса при ЧМТ, являются важным моментом для профилактики осложнений и ускорения реабилитации пациента [4].

В зарубежных источниках присутствует информация о попытках применения нейростимуляции с помощью имплантов, что в перспективе может помочь в лечении пациентов, имеющих моторные и когнитивные нарушения, обусловленные травматическим повреждением ГМ. В качестве примера можно отметить объявленную Defense Advanced Research Agency [37] возможность создания прототипа нейронального импланта, который может использоваться непосредственно для стимуляции ГМ.

На сегодня экспериментально доказана целесообразность применения ТЭС-терапии в различных областях медицины, например, клиническое использование ТЭС в акушерстве и гинекологии [1,2,29].

Патологический прелиминарный период является достаточно серьезным осложнением, в котором одним из ключевых звеньев является вегетативный дисбаланс, а именно – значительное увеличение уровня адреналина и норадреналина. При данном состоянии отмечаются вегетативные нарушения (потливость, нарушения сна и другие), а в дальнейшем развитие гипоксии плода. ТЭС-терапия в дополнение к основной терапии в данном случае приводила к достоверному снижению уровня адреналина, норадреналина и, следовательно, к увеличению функциональных резервов организма роженицы [9].

Исследования применения ТЭС-терапии у пациенток с гестозом также демонстрируют положительный эффект в комплексе с основным лечением: гомеостатический эффект, коррекция цитокинового профиля, нормализация микроциркуляции, отсутствие снижения уровня β-эндорфина, что свидетельствует об отсутствии дисфункции СЛС [10].

Довольно серьезной проблемой, способной осложнить течение беременности и негативно повлиять на развитие плода, является пиелонефрит. В частности отмечается достаточно высокий процент риска послеродового эндометрита у женщин, страдающих хронической формой данного заболевания [34].

Основываясь на современных данных, можно говорить о том, что примерно 90 % поражения почек при течении острого пиелонефрита связано с действием провоспалительных цитокинов [31]. В работе Тиликина В.С. (2012) приведены исследования гомеостатического эффекта ТЭС-терапии в отношении цитокиновых сетей. Применяя ТЭС-терапию, мы можем воздействовать на основное патогенетическое звено, уменьшая деструктивное действие провоспалительных цитокинов на ткань почки, и минимизировать риск развития последующих осложнений [30].

Нельзя оставить без внимания потенциал применения ТЭС-терапии для эффективного обезболивания. Анальгетические эффекты возможны благодаря воздействию ТЭС на опиоидергическую систему. В 2012 году VolzM.S., et al. был проведен мета-анализ «Анальгетический эффект ТЭС у грызунов»: из 1916 статей по данной тематике было отобрано 15 (исследования повреждения и боли), а после анализа были сделаны следующие выводы: сочетание транскраниальной электростимуляции с применением наркотических анальгетиков дает синергический эффект; хоть эффект проведенной ТЭС-терапии в значительной мере зависит от параметров стимуляции, сильная интенсивность не всегда гарантирует хороший результат; ТЭС первично влияет на пластичность синапсов и нейроваскулярную передачу. Эффект анальгезии при данной методике не оставляет сомнений [27, 38].

В настоящее время в связи с неблагоприятной экологической обстановкой, современным образом и ритмом жизни в больших городах все чаще в медицинской литературе встречается термин «синдром хронической усталости» (СХУ). На сегодняшний день полная этиология данного патологического состояния не установлена, однако значительная роль в ее патогенезе отводится увеличению содержания провоспалительных цитокинов. Слабость и недомогание, встречающиеся при данном синдроме, являются прямым следствием [14]. Ввиду этого достаточно интересным видится применение транскраниальной стимуляции ГМ при СХУ, так как при этом происходит нормализация цитокинового статуса и, как следствие, исчезают симптомы, связанные с цитокиновым дисбалансом. Совокупность ТЭС и магнитотерапии представляет собой комбинированную транскраниальную физиотерапию, которая характеризуется положительными результатами в виде купирования признаков вегетативной дисфункции и дезадаптации у подавляющего большинства пациентов [25].

Сенсоневральную тугоухость можно охарактеризовать как полиэтилогическое аутоиммунное заболевание, ключевым звеном, в патогенезе которого является повышение уровня цитокинов ИЛ-1β и фактора некроза опухоли-α (ФНО-α). Активность воспалительного процесса сочетается с ростом содержания данных медиаторов. Следовательно, применение методов, способных нормализовать уровень цитокинов позволит значительно повысить эффективность медикаментозной терапии при данном заболевании. В исследовании Белимовой А.А. и соавт. (2011) рассматривается применение ТЭС в комбинации с акустической нагрузкой – аудиоселективная транскраниальная электростимуляция. Такое сочетанное физиотерапевтическое воздействие в данном исследовании показало свою клиническую эффективность и потенциал [6].

Противовоспалительный эффект транскраниальной стимуляции, в сочетании с возможностью активации воздействием на опиоидергические структуры ГМ репаративных процессов, может быть очень важен в хирургической практике, стоматологии и челюстно- лицевой хирургии [17]. В эксперименте Порошина А.В. и соавт. (2014) рассматривается целесообразность применения этой неинвазивной методики, её иммуномодулирующий, репаративный и вегетотропный эффекты. Данный метод в рамках исследования показал достойные результаты: повышение скорости остеоинтеграции и снижение воспалительного ответа. Остеоинтеграция – это биологический процесс сращения металлического элемента с живой тканью [21, 24]. Немалый интерес вызывает ещё одна работа, в которой обсуждается полезность применения неинвазивной транскраниальной электростимуляции в лечении пациентов с окклюзионно-артикуляционно-дисфункциональным синдромом (трансверзальные и саггитальные сдвиги нижней челюсти). В данной работе ТЭС-терапия дополняла применение миогимнастики, массажа в области височно-нижнечелюстного сустава и жевательных мышц, лекарственных препаратов, известных физиотерапевтических методов лечения, ортодонтических пластинок и ортопедических аппаратов. Сидоренко А.Н. и соавт. (2015) отмечают факт того, что через 6 месяцев после окончания лечения с применением ТЭС-терапии у пациентов исчезали асинхронизм сокращений и спонтанная биоэлектрическая активность как на рабочей, так и на балансирующей стороне и достоверно восстанавливалась и увеличивалась амплитуда их сокращений [28].

Репаративный эффект ТЭС-терапии проявляется в стимуляции регенерации поврежденных кожных покровов и слизистых [13,33]. Существуют также тенденции применения ТЭС-терапии в гастроэнтерологии, а именно – в лечении язвенных дефектов двенадцатиперстной кишки и желудка, за счет выраженного репаративного эффекта и повышения резистентности слизистой оболочки [22,23], а также влияния на синтез муцина эпителиоцитами. Помимо этого, необходимо отметить успехи использования ТЭС-терапии в лечении гепатитов и гепатозов и положительный эффект ее применения при сахарном диабете, как первого, так и второго типа (снижение уровня глюкозы в крови, рост концентрации инсулина и восстановление клеток островков Лангерганса) [19].

В 2013 году Jansen J.M. и соавт. был проведен мета-анализ, целью которого была оценка влияния неинвазивной транскраниальной электростимуляции дорсолатеральной префронтальной коры ГМ на зависимость от психоактивных веществ (ПАВ) и еды. В ходе данного исследования также проводилось сравнение эффективности магнитной транскраниальной стимуляции и ТЭС. Было отобрано и проанализировано 17 статей. С помощью эффекта случайных чисел учеными был обнаружен объединенный стандартизованный эффект: 0,476 (СI: 0,316-0,636), показывающий средний эффект нейростимуляции на снижение влечения к ПАВ и употреблению пищи (z=5,832, p<0,001). Существенной разницы между двумя разновидностями неинвазивной стимуляции ГМ отмечено не было. Однако исследование подтвердило факт того, что обе методики неинвазивной стимуляции дорсолатеральной префронтальной коры приводят к достоверному снижению уровня влечения к ПАВ [36].

Достаточно высокую эффективность использование ТЭС-терапии демонстрирует в лечении алкогольной зависимости, нейтрализуя явления алкогольной зависимости и нормализуя поведенческие реакции [8].

ТЭС-терапия может использоваться в педиатрической практике. На сегодняшний день есть опыт применения неивазивной электростимуляции в лечении энуреза и запоров у детей [26]. Энурез относится к нейрогенным дисфункциям мочевого пузыря (МП) и проявляется отсутствием или утратой контроля за функциями МП [11]. В лечении данного заболевания очень востребованы психорелаксирующий и седативный эффекты ТЭС. Необходимо также отметить, что ТЭС-терапия оказывает активирующее действие на биоэлектрогенез ГМ, что является одним из ключевых моментов в патогенезе энуреза. Данные исследования проведены Райгородским Ю.М. и соавт. (2014). Они показали, что применение ТЭС у данной категории пациентов позволило купировать симптомы энуреза, а также привело к улучшению показателей успеваемости в школе, нормализации психофизиологических реакций, сна и настроения [26].

Довольно часто в педиатрической практике имеет место патология желудочно-кишечного тракта. Одной из наиболее частых патологий в данной группе заболеваний являются хронические запоры. В 2012 году Шапоренко Р.В. было осуществлено исследование влияния ТЭС-терапии на течение хронических запоров у детей подросткового возраста. Это позволило сделать вывод о повышении клинической эффективности стандартной терапии на фоне применения ТЭС. В 85 % случаев имел место устойчивый аналгетический эффект, а также достоверно снижалась частота рецидивов [35].

Итак, продемонстрированные в данной работе результаты исследований ТЭС-терапии, данные мета-анализов подтверждают эффективность применения данной методики в различных областях медицины, а также наличие большого клинического и экспериментального потенциала.


Библиографическая ссылка

Занин С.А., Каде А.Х., Кадомцев Д.В., Пасечникова Е.А., Голубев В.Г., Плотникова В.В., Шаров М.А., Азаркин Е.В., Кочарян В.Э. ТЭС-ТЕРАПИЯ. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ // Современные проблемы науки и образования. – 2017. – № 1.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=26133 (дата обращения: 21.11.2018).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252