Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,813

КОНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ФИЗИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ И ПОЛОВОГО ДИМОРФИЗМА ЮНОШЕЙ АБОРИГЕННОГО НАСЕЛЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ

Пуликов А.С. 1, 2 Кочан Н.С. 3 Маркович Е.Б. 2 Петров И.А. 2
1 ФГБНУ «Федеральный исследовательский центр «КНЦ СО РАН»
2 ФГБОУ ВО «ХГУ им. Н.Ф.Катанова» МО РФ
3 Лесосибирская межрайонная центральная городская больница МЗ РФ
Комплексом антропо-гравиметрических методик проведено обследование 158 лиц хакасской национальности юношеского возраста (17–21 год). Установлено, что юноши по соматической конституции относятся в своем большинстве к астеническому и нормостеническому типам телосложения с преимущественным ростом астеников в длину, а нормостеников и пикников в ширину, с несколько заниженной шириной плеч относительно ширины грудной клетки. Длина тела юношей убывает, а масса тела, индексы массы и плотности тела, избыточная масса тела и ожирение, габаритные параметры плеч, таза и грудной клетки, динамометрия кистевой силы нарастают от астеников к нормостеникам и пикникам. По половому диморфизму юноши более зрелые, что может быть связано с разной степенью двигательной активности, созревания, разной экологической обстановкой и этносоциальной принадлежностью.
Конституция
физическое развитие
половой диморфизм
юноши- аборигены
хакасия
1. Автандилов Г.Г. Медицинская морфометрия. Руководство / Г.Г. Автандилов. – М.: Медицина, 1990. – 384 с.
2. Боровиков В.П. Statistica. Искусство анализа данных на компьютере: для профессионалов/ В.П. Боровиков//. СПб.: Питер, 2003. — 223 с.
3. Дерябин В.Е. Возрастная динамика величины полового диморфизма соматических свойств у детей 8–17 лет / В.Е. Дерябин, Т.К. Федотова, Ю.А. Ямпольская // Вопросы современ. педиатрии. – 2006. – № 5. – С. 176.
4. Клиорин А.И. Соматотипы и парадигмы индивидуальных конституций. Развитие учения о конституции человека в России во второй половине XX столетия / А.И. Клиорин // Физиол. журн. им. Сеченова. – 1996. – № 3. – С. 15–21.
5. Надеина С.Я. Особенности распределения соматотипов по половой дифференцировке тела в группах юношей с разным уровнем двигательной активности / С.Я. Надеина, К.А. Жидкова, О.В. Филатова // Изв. Алтайск. госуд. университета. – 2010. – № 3-1. – С. 44–47.
6. Никитюк Б.А. Новая техника соматотипирования / Б.А. Никитюк, А.И. Козлов // Вопросы спортивной и медицинской антропологии: Сб. науч. тр. – М., 1990. – Вып. 3. – С. 121–141.
7. Популяционное исследование антропометрических показателей лиц юношеского возраста – жителей Барнаула / С.Я. Надеина, О.В. Филатова, Н.В. Кузьмина, Д.М. Фалеева // Изв. Алтайск. госуд. университета. – 2008. – № 3. – С. 11–14.
8. Пуликов А.С. Конституциональные особенности полового диморфизма и физическое развитие юношей Центральной Сибири / А.С. Пуликов, О.Л. Москаленко, О.И. Зайцева // Якутский медицинский журнал. — 2011. — № 3. — С. 7–9.
9. Пуликов А.С. Вегетативная регуляция и физическое развитие юношей коренного населения Республики Хакасия / А.С. Пуликов, О.Л. Москаленко, Е.Б. Маркович// Вестник Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова. — 2015. — № 12. — С. 86–87.
10. Пуликов А.С., Москаленко О.Л. Взаимосвязь физического развития и полового диморфизма с адаптационными возможностями / А.С. Пуликов, О.Л. Москаленко// Современные исследования социальных проблем (электронный научный журнал). — 2012. — № 1. — С. 1158–1168. URL: http://ej.soc-journal.ru/archive/2012/no1.html.
11. Хрисанфова Е.И. Конституция и биохимическая индивидуальность человека / Е.И. Хрисанфова. – М.: МГУ, 1990. – 152 с.
12. Суханова И.В. Особенности физического развития юношей-призывников Магаданской области / И.В. Суханова, А.Л. Максимов, С.И. Вдовенко // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. — 2015. — Т. 23, № 4. — С.19–21.
13. Соматометрическая диагностика андрогенной недостаточности и евнухоидизма/ Пуликов А.С., Москаленко О.Л., Кузенков Н.П., Зайцева О.И. // Современные исследования социальных проблем (электронный научный журнал). — 2015. — № 5 (49). — С. 122–134. URL: http://journal-s.org/index.php/sisp/issue/view/52015.
14. Юрьев В.В., Самоходский А.С., Воронович Н.Н., Хомич М.М. Рост и развитие ребенка. СПб.: Питер, 2003. — 197 с.
15. Яскевич Р.А. Нарушения ритма сердца у мужчин, жителей Сибири, с артериальной гипертонией различных конституциональных типов / Р.А. Яскевич, О.Н. Повшедная, Е.В. Деревянных// Успехи современного естествознания. – 2015. – № 3. – С. 127–132.
16. Pulikov A.S Мale hypogonadism and its interrelation to physical development of young males in centralsiberia / Pulikov A.S, Moskalenko O.L.// In the World of Scientific Discoveries, Series B. 2013. — Т. 1. — № 1. — С. 128–142.

Физическое развитие и его особенности имеют существенное значение для здоровья населения, главным образом для молодого и растущего организма в процессе формирования и полового созревания в пубертатном и постпубертатном периодах [8, 9]. Биологические и психологические факторы (возраст, пол, конституция, наследственность, адаптационные качества, типологические характеристики), а также факторы образа жизни можно считать переменными компонентами, которые на фоне постоянных параметров будут обусловливать здоровье определенной группы населения в отдельно взятом регионе в определенный период времени [4, 10, 14].

По данным различных специалистов, до 80% призывников по медицинским критериям не готовы к службе в Вооруженных Силах РФ, поэтому ухудшающиеся показатели здоровья, снижение функциональных резервов и физического развития современных юношей являются одной из проблем, с которой сталкиваются медицинские комиссии военкоматов (11).

Уровни физического развития относятся к основным факторам физического здоровья человека. Факторы внешней среды (условия питания, заболевания, социальные и др.) могут оказывать большее влияние на рост, чем генетические или же другие биологические факторы, особенно в период интенсивного роста и развития молодого организма [5, 15]. Наследственно детерминируются главные признаки конституции — продольные размеры тела и доминирующий тип обмена веществ, причем последний наследуется лишь в том случае, если в одной и той же местности жили постоянно 2–3 поколения людей. Комбинация этих признаков определяет степень сходства многих людей друг с другом, что позволяет выделить их в 3–4 основных конституциональных типа [1].

Антропологические данные позволяют следить за физическим развитием отдельных групп населения и в ряде случаев диагностировать заболевания [4]. Эпохальная динамика размеров тела за последние 40 лет у мальчиков и девочек имеет одинаковое направление для одних признаков – увеличение длины тела и длины ноги, уменьшение обхвата и сагиттального диаметра груди. Для других признаков отмечаются некоторые половые различия – небольшое увеличение массы тела и ширины плеч у мальчиков при отсутствии динамики этих размеров у девочек, некоторое уменьшение ширины таза у девочек при отсутствии динамики у мальчиков [3].

Определение степени соматической половой дифференциации с помощью индекса Д. Таннера (1968) показало, что у современных юношей в развитии наблюдается повышенная гинекоморфность [7, 10], довольно тесно связанная с гиподинамией [9], а уровень индекса Таннера у юношей и уровень двигательной активности в равной мере зависят друг от друга [5]. По параметрам, характеризующим рост тела в ширину (ИШП, ИС, ТПУ), у юношей гинекоморфного и мезоморфного типов по антропометрическим гендерным признакам отмечаются снижение ширины плеч, уплощение грудной клетки и возрастание ширины таза [14, 16].

По сравнению с исследованиями прошлого столетия возросло количество юношей с признаками астенизации и особенно гинекоморфии в высокоурбанизированных регионах [12, 13].

Цель работы – выявление конституциональных особенностей физического развития и полового диморфизма юношей аборигенного населения Республики Хакасия.

Материалы и методы исследования. Проведено обследование 158 лиц хакасской национальности юношеского возраста (от 17 до 21 года) согласно схеме возрастной периодизации онтогенеза человека. Все юноши проживали в Республике Хакасия и учились в ХГУ им Н.Ф. Катанова. Антропометрические измерения проводились на добровольной основе, в первой половине дня, в светлом помещении, стандартным набором антропометрических инструментов и приборов, прошедшим метрическую поверку, по общеизвестным и принятым методикам [6, 13, 16).

Помимо абсолютных и относительных показателей, рассчитывались коэффициенты и индексы: индекс полового диморфизма (ИПД) по J. Tanner, индекс массы тела (ИМТ, Кетле2), индекс пропорциональности телосложения (тип физической конституции) по L. Rees – H.J.Eisenk, индекс плотности тела (Рорера), индексы пропорциональности грудной клетки (Эрисмана), грудной клетки (ИГК) и ширины грудной клетки (ИШГК), «стении», ширины плеч (ИШП), тазо-плечевой указатель (ТПУ) [11] и др.

Результаты исследований вносились в индивидуальные протоколы и в электронную базу данных. Статистическую обработку результатов проводили с помощью пакета прикладных программ Statistika 6.0. Нормальность распределения измеренных переменных подтверждена проверкой, осуществлявшейся на основе теста Колмогорова—Смирнова. Данные представлены в виде среднего значения (М) и ошибки средней арифметической (m), медианы (Me), максимальных и минимальных значений (max-min), в 50%-ном межквартильном диапазоне (25–75%). При статистической обработке материала использовали t-критерий Стьюдента для независимых выборок. Критический уровень значимости (p) в работе принимали равным или меньше 0,05 [2].

Результаты и обсуждение. Длина тела у юношей-хакасов варьирует от 159,0 см до 185,0 см при средней длине тела 172,3±0,71 см (Me — 173,0 см) и 50%-ном межквартильном диапазоне (25–75%) от 168,0 до 177,0 см. Среднее значение массы тела в рассматриваемой группе юношей 63,96±1,18 кг (Ме — 62,4 кг), максимальное значение массы тела – 98,5 кг, минимальное – 48,0 кг, межквартильный диапазон 57,7–66,4 кг.

Индексы массы тела (ИМТ, Кетле2) свидетельствуют об энергетической стабильности (21,52±0,36 кг/м², Ме — 20,75 кг/м²) и достаточной плотности тела, определяемой индексом Рорера (12,51±0,22 кг/м³, Ме — 12,07 кг/м³). Однако ИМТ между разными индивидуумами имеет очень широкий диапазон — от 17,91 кг/м² до 33,3 кг/м² при 50%-ных квартильных величинах в пределах нормы (19,61–22,19 кг/м²). Показатели индекса Рорера имеют сходную направленность с ИМТ, находясь в пределах 50%-ной квартильной величины от 11,25 до 13,18 кг/м³ и с величинами диапазона от 10,0 до 19,36 кг/м³.

По индексу Рис-Айзенка, характеризующему пропорциональность и конституцию телосложения, юноши относятся к астеническому типу (106,47±1,13 при 25–75%-ном межквартильном диапазоне 101,82–113,21), что подтверждается индексом грудной клетки (ИГК) 49,37±1,11, индексом «стении» 0,8±0,15, индексом Вервека 0,81±0,09 и характеризует юношей превалированием роста в длину (или как долихоморфный тип). Однако отдельные показатели (индекс Эрисмана 1,05±0,26, индекс ширины плеч (ИШП) 22,43±0,56, да и индекс Рис-Айзенка) свидетельствуют, что юноши находятся по телосложению на границе между астеническим и нормостеническим, долихоморфным и мезоморфным типами. Это подтверждает и индекс ширины грудной клетки (ИШГК), свидетельствуя о наличии у юношей широкой и плоской грудной клетки, соответствующей брахиморфному типу (146,9±0,93). Определение функционального состояния нервно-мышечной системы у всей исследованной когорты юношей по максимальной кистевой мышечной силе (ИКС-индекс кистевой силы) в правой руке составило 60,1%, в левой руке — 57,45%, что соответствует ИКС ниже среднего уровня (при норме у мужчин 65–80% от массы тела), но может быть характерно для юношей хакасской национальности.

По индексу полового диморфизма (ИПД), характеризующему принадлежность к одному из полов и степень ее выраженности, все юноши относятся к мезоморфному типу (88,47±3,27), а показатель свидетельствует конкретно о легкой дисплазии пола и имеет значительную межквартильную вариабельность (77,4–101,3). Мезоморфный и нормостенический типы телосложения подтверждаются конституциональными показателями, а также заниженным тазо-плечевым указателем (ТПУ=70,9±1,07) и ИШГК.

Более детальная характеристика юношей по соматотипированию, ИПД, габаритным параметрам, индексам Кетле2 и Рорера позволила установить преобладание астенического соматотипа (112,27±0,89) у 56,57% юношей над нормостеническим (101,76±0,53) — 34,22% и пикническим (87,54±3,1) — 9,21% соматотипами из общей когорты юношей. В то же время четко выявляется неравномерное распределение соматотипов по половому диморфизму. Среди астеников 37,21% юношей имели умеренную степень выраженности признаков дисплазии пола (гинекоморфизм), у 46,51% от общего числа обследованных наблюдали легкую степень дисплазии пола (мезоморфизм) и отсутствие признаков дисплазии пола (андроморфизм) у 16,28% юношей.

Среди всех юношей нормостенического соматотипа только 4,0% имели признаки гинекоморфизма, 68,0% юношей имели признаки мезоморфизма и у 28,0% отмечался уже андроморфизм. Среди юношей-пикников признаков противоположного пола умеренной степени выявлено не было, признаки мезоморфизма выявлены у 62,5%, и больше всех было юношей-андроморфов (37,5%). В целом количество юношей с признаками полового диморфизма и их выраженностью снижается от астеников к нормостеникам и пикникам, а между признаками распределяется следующим образом: признаки гинекоморфизма и андроморфизма наблюдались поровну у 22,6% и 22,27% юношей, мезоморфизма — у 54,7% всех обследованных юношей. Определение степени соматической половой дифференцировки с помощью индекса Д. Таннера у юношей г. Барнаула [7] показало, что в юношеском периоде к андроморфному соматотипу относятся 10,2% испытуемых, к мезоморфному – 13,1%, к гинекоморфному – 76,7%. В нашем исследовании юношей г. Красноярска характер распределения признаков полового диморфизма сохранился таким же, но преобладание гинекоморфного соматотипа ниже на 11%, андроморфного ниже в 2 раза (5,08%), а мезоморфного выше в 2 с лишним раза (29,50%) от общего числа обследованных. (13, 18, 19). Учитывая, что уровень андрогенов плазмы крови положительно коррелирует с шириной плеч относительно ширины таза [2], показатели физического развития тесно коррелируют с показателями полового диморфизма, а последнего — с двигательной активностью [5], то юноши хакасской национальности по половому диморфизму были более зрелыми, так как имели во всей когорте гораздо меньше выраженных признаков противоположного пола, что может быть связано при сопоставлении с разным возрастным цензом, разным количеством юношей, их разной степенью двигательной активности, разной экологической обстановкой и, что не менее важно, этносоциальной принадлежностью.

Юноши группы астеников выше (173,59±1,03 см; min-max 159–185 см) нормостеников (171,24±0,66 см; min-max 162–178 см) и пикников (170,93±0,93 см; min-max 161,5–179 см) при P1-2 и 1-3 <0,05; P2-3 >0,1, но с достоверной значимостью легче: масса тела (МТ) астеников 61,4±0,97 кг; min-max 48,0–77,4 кг; нормостеников 66,64±1,77 кг; min-max 51,3–85,0 кг; пикников 79,7±2,76 кг; min-max 53,7±98,5 кг (P1-2,1-3,2-3 <0,05). Данные габаритные и весовые показатели и их размах в группах юношей тесно увязываются с индексами массы (ИМТ) и плотности тела (ИР). У астеников ИМТ находится в пределах нормальных значений (20,36±0,25 кг/м2), но вариабельность между индивидуумами (17,9–24,5 кг/м2) свидетельствует о наличии у некоторого количества юношей (12,5%) хронической энергетической недостаточности (ХЭН<18,5 кг/м2). Среди нормостеников ИМТ находится в пределах 22,0±0,48 кг/м2, что по классификации ВОЗ соответствует норме (18,5–24,9 кг/м2), однако у 12,0% юношей выявлена избыточная масса тела (ИзМТ). В группе юношей пикнической конституции ИМТ значительно завышен (27,1±1,98 кг/м2) за счет ИзМТ у 20,0% и ожирения у 40,0% (> 30 кг/м2).

Индекс плотности тела (индекс Рорера) — интегральный признак содержания тканей в организме — свидетельствует о наличии в организме юношей всех соматотипов нормального содержания мышечной, костной и жировой массы (12,51±0,22 кг/м3; min-max 10,0–19,36 кг/м3 при норме 11,6–13,0 кг/м3) с их возрастанием от астенического типа (11,75±0,17кг/м3; min-max 10,0–14,39 кг/м3) к нормостеническому (12,85±0,26 кг/м3) и пикническому (15,83±1,1 кг/м3) типам (P1-2,1-3,2-3 <0,05). Индекс кистевой силы правой руки наиболее высокий у нормостеников (61,78%) и низкий у пикников (50,2%). У левой руки наиболее высокий индекс кистевой силы у астеников (59,1%), а низкий у пикников (48,04%). Отношение окружности грудной клетки к длине тела (ИГК), ширины грудной клетки к ее переднезаднему диаметру (ИШГК), индексы ширины плеч (ИШП), «стении» и Эрисмана свидетельствуют о преобладающем росте юношей нормостеников и пикников в ширину. При этом наиболее широкая и плоская грудная клетка у нормостеников (ИШГК — 151,1), несколько менее у пикников (147,6) и более округленная у астеников (143,9).

Заключение

Проведенные антропометрические исследования показывают, что юноши аборигенного населения Республики Хакасия по соматической конституции относятся в своем большинстве к астеническому и долихоморфному, нормостеническому и мезоморфному типам телосложения с преимущественным ростом астеников (долихоморфов) в длину, а нормостеников (мезоморфов) и пикников (брахиморфов) в ширину, с несколько заниженной шириной плеч относительно ширины грудной клетки. Длина тела юношей убывает, а масса тела, индексы массы и плотности тела, избыточная масса тела и ожирение, габаритные параметры плеч, таза и грудной клетки, динамометрия кистевой силы нарастают от астеников к нормостеникам и пикникам. При этом более половины от общего количества юношей-пикников имеют избыточную массу тела и ожирение. Юноши хакасской национальности по половому диморфизму более зрелые, так как имеют во всей популяции гораздо меньше выраженных признаков противоположного пола, что может быть связано с разной степенью двигательной активности, созревания, разной экологической обстановкой и этносоциальной принадлежностью.


Библиографическая ссылка

Пуликов А.С., Кочан Н.С., Маркович Е.Б., Петров И.А. КОНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ФИЗИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ И ПОЛОВОГО ДИМОРФИЗМА ЮНОШЕЙ АБОРИГЕННОГО НАСЕЛЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ // Современные проблемы науки и образования. – 2016. – № 6.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=25980 (дата обращения: 25.02.2020).


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074