Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ И СОДЕРЖАНИЕ МАКРОНУТРИЕНТОВ В ФАКТИЧЕСКИХ РАЦИОНАХ ПИТАНИЯ ПОДРОСТКОВ-ОБУЧАЮЩИХСЯ В ГИМНАЗИИ-ИНТЕРНАТЕ ГОРОДА УФЫ

Ялаева Э.Т. 1 Абраров Р.А. 1 Зулькарнаев Т.Р. 1 Ялаева Э.И. 1 Асанбаева К.Р. 1 Баталова М.О. 1
1 ГБОУ ВПО «Башкирский государственный медицинский университет» Минздрава России
Проведена оценка энергетической ценности и содержания макронутриентов в фактических рационах питания 644 подростков, обучающихся в гимназии-интернате города Уфы с круглосуточным их пребыванием в образовательной организации. Всего за учебный год было проанализировано 70 меню. Расчет проводили согласно официальным таблицам (Тутельян В.А. и соавт., 2012) с использованием собственных компьютерных программ (Зулькарнаев Т.Р. и соавт., 2013). Выявили, что пищевой рацион девушек и юношей характеризовался отклонениями по количественным и качественным показателям от требований рационального питания. Как у девушек, так и у юношей в начале учебного года энергетическая ценность рационов питания была статистически значимо (p<0,01) выше, чем в его конце. Между энергетической ценностью фактических рационов питания у девушек и юношей на протяжении всего учебного года статистически значимые различия отсутствовали (p>0,05), то есть при составлении рационов не учли половые различия в физиологической потребности в энергии, что привело к недостаточно полной адекватности калорийности фактического питания физиологическим потребностям юношей. Фактическое содержание белков и жиров в суточном рационе старшеклассников характеризовалось весьма значительными колебаниями на протяжении всего учебного года, а содержание углеводов было ниже их физиологической потребности. При этом и у девушек, и у юношей доля белков животного происхождения от общего количества белков в целом соответствовала имеющимся рекомендациям. Выявленные особенности характера питания обследованной группы старшеклассников свидетельствуют о необходимости рационализации их пищевого поведения и учёта половых различий в физиологических потребностях при составлении рационов.
подростки
гимназия-интернат
питание
энергетическая ценность
макронутриенты.
1. Андреева Е.Е. Оценка организации питания в образовательных учреждениях города Москвы ведомственной подчинённости департамента образования города Москвы // Здоровье населения и среда обитания. – М., 2014. – № 9. – С. 14-17.
2. Баглушкина С.Ю., Ефимова Н.В., Тармаева И.Ю. Структура питания взрослого населения и риск заболеваемости, связанный с нарушением питания // Здоровье населения и среда обитания. – М., 2015. – № 6. – С. 23-25.
3. Барановский А.Ю. Диетология. – 4-е изд. – СПб.: Питер, 2012. – 1024 с.
4. Дедкова Л.С. Гигиеническая оценка питания детей от 11 до 18 лет, проживающих в интернатах при общеобразовательных учреждениях Ненецкого Автономного Округа // Современная медицина: актуальные вопросы. – Новосибирск, 2015. – № 1. – С. 71-80.
5. Истомин А.В., Литвинова О.С. Современные вопросы гигиенической безопасности и качества питания населения // Здоровье населения и среда обитания. – М., 2015. – № 3. – С. 18-22.
6. Карпенко О.М., Жамилов И.М. Питание пациентов старших возрастных групп как значимый фактор качества жизни // Здоровье населения и среда обитания. – М., 2012. – № 2. – С. 12-14.
7. Методические рекомендации «Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации»: МР 2.3.1.2432-08. (утв. Роспотребнадзором 18.12.2008). – М.: Роспотребнадзор, 2008.
8. Погожева А.В. Образовательные программы в области здорового питания – стратегия профилактики алиментарно-зависимых заболеваний // Санитарный врач. – 2011. – № 3. – С. 24-25.
9. Сергеева Н.М. Результаты изучения эндемической патологии, связанной с алиментарным фактором // Здоровье населения и среда обитания. – М., 2015. – № 1. – С. 6-11.
10. Тапешкина Н.В., Клишина М.Н. Организация школьного питания в современных условиях: проблемы и пути решения // Сибирский медицинский журнал. – Иркутск, 2013. – № 7. – С. 113-117.

Рациональное питание имеет приоритетное значение в формировании здоровья населения. Неправильное, нездоровое питание может служить причиной развития различных заболеваний [2, 3, 6, 8]. Адекватное в качественном и количественном отношении питание способствует сохранению физического и психического здоровья подрастающего поколения [9]. Неадекватное питание в детском и подростковом возрасте может привести к серьёзным нарушениям жизнедеятельности организма, возникновению заболеваний органов пищеварения, эндокринной, костно-мышечной систем [1]. При гигиенической оценке фактического питания детей, подростков и молодёжи различных регионов России обращают на себя внимание нарушения в организации питания, а также имеющийся дисбаланс структуры продуктовых наборов и биологической полноценности рационов [5]. Школы представляют собой важную среду, используя которую можно оказывать влияние на процесс правильного питания и формировать у школьников правильные навыки и стереотипы питания [10]. Данные Л.С. Дедковой (2015) свидетельствуют о недостаточной адекватности рационов питания в интернатах при образовательных учреждениях. Рацион детей и подростков из интернатов при образовательных учреждениях дефицитен по содержанию белка и углеводов, а также общей энергетической ценности. Ни один из анализируемых микронутриентов не содержится в рационе в достаточном количестве [4]. В доступной нам литературе фактическое питание школьников, обучающихся в гимназиях-интернатах Республики Башкортостан, изучено недостаточно.

Цель исследования: оценить энергетическую ценность и содержание макронутриентов в фактических рационах питания подростков, обучающихся в гимназии-интернате с круглосуточным их пребыванием в образовательной организации.

Материалы и методы исследования

Расчетным методом по материалам меню-раскладок изучено суточное фактическое питание 644 подростков, обучающихся в гимназии-интернате города Уфы. Обучающиеся в этом учебном заведении находились на полном пансионе, получали организованное питание согласно меню, рассмотренному и утвержденному администрацией гимназии и согласованному с Управлением Роспотребнадзора. Всего за учебный год было проанализировано 70 меню по 10–12 меню в каждом месяце. Оценивались общая калорийность и химический состав суточных рационов – содержание макронутриентов. Расчет проводили согласно официальным таблицам (Тутельян В.А. и соавт., 2012) с использованием собственных компьютерных программ (Зулькарнаев Т.Р. и соавт., 2013). Учитывая существенные различия по биологической ценности белков в зависимости от их аминокислотного спектра, при анализе белкового состава питания проводили селективную оценку содержания белков животного и растительного происхождения. Для этого путем статистической обработки меню-раскладок (рецептур) блюд при оценке питания были введены дополнительные критерии анализа содержания белков животного происхождения, белков растительного происхождения и общего количества белков в рационе. Аналогичным путем оценивали и липидный компонент рациона питания, в котором отдельно рассчитывали содержание жиров животного и растительного происхождения, имеющих между собой ряд отличий по жирно-кислотному составу. Полученные расчетные данные калорийности рационов питания и содержания макронутриентов в них оценивали по основным показателям, регламентируемым «Нормами физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации» [7]. Согласно этим нормам потребность юношей во многих макро- и микронутриентах отличается от сходных величин девушек. Статистическая обработка результатов исследования была проведена с использованием современных программных пакетов математического анализа: MicrosoftExcel 2010 и Statistica 10.0.

Результаты исследования и их обсуждение

В ходе проведённых исследований нами было установлено, что юноши и девушки, обучающиеся в гимназии-интернате города Уфы, получали пятиразовое питание: завтрак, второй завтрак, обед, ужин, второй ужин. Энергетическая ценность проанализированных нами рационов питания колебалась от 2144,7±62,6 ккал/сутки в июне до 2837,8±69,4 ккал/сутки в сентябре, составляя в среднем за анализируемый период 2581,2±71,9 ккал/сутки. Таким образом, в начале учебного года она была статистически значимо (p<0,01) выше, чем в его конце.

У юношей физиологические потребности в энергии выше, чем у девушек. В связи с этим мы проанализировали энергетическую ценность фактических рационов питания у девушек и юношей отдельно. У девушек энергетическая ценность фактических рационов питания составила 2837,8±69,4 ккал/сутки в сентябре, 2831,0±70,4 ккал/сутки в октябре, 2640,1±113,0 ккал/сутки в марте. Таким образом, в эти месяцы наблюдалось превышение калорийности фактических рационов физиологической потребности (2500 ккал/сутки) [7] на 13,5 %, 13,2 % и 5,6 % соответственно. В июне энергетическая ценность рационов питания была наименьшей и составила 2145,1±63,9 ккал/сутки, что ниже физиологической потребности на 14,2 %. В остальные месяцы учебного года отклонения были несущественными и колебались от 0,8 % до 3,2 %.У юношей энергетическая ценность рационов питания составила 2871,6±61,5 ккал/сутки в сентябре, 2869,4±69,7 ккал/сутки в октябре. Таким образом, в эти месяцы отклонения энергетической ценности рационов питания от физиологической потребности (2900 ккал/сутки) [7] не превышали 3 %. На протяжении остальных месяцев учебного года калорийность фактических рационов была значительно ниже физиологической потребности. В июне нами была выявлена наименьшая энергетическая ценность рационов питания у юношей, которая составила 2143,6±67,2 ккал/сутки, что ниже физиологической потребности на 26,1 %. В марте нами была выявлена наибольшая энергетическая ценность рационов питания у юношей за зимние, весенние и летние месяцы, которая составила 2641,9±53,8 ккал/сутки, что ниже физиологической потребности на 8,9 %. Таким образом, в зимние, весенние и летние месяцы отклонения энергетической ценности рационов питания у юношей от физиологической потребности (2900 ккал/сутки) колебались от 8,9 % в марте до 26,1 % в июне. Полученные нами данные свидетельствуют о недостаточно полной адекватности калорийности фактического питания физиологическим потребностям юношей.Таким образом, как у девушек, так и у юношей в начале учебного года энергетическая ценность рационов питания была статистически значимо (p<0,01) выше, чем в его конце. При этом между энергетической ценностью фактических рационов питания у девушек и юношей на протяжении всего учебного года статистически значимые различия отсутствовали (p>0,05), то есть при составлении рационов не учитывались половые различия в физиологической потребности в энергии.

Нами была проведена оценка химического состава суточных рационов девушек и юношей, обучающихся в гимназии-интернате города Уфы. Белок является очень важным макронутриентом, обеспечивающим оптимальный физиологический уровень поступления незаменимых аминокислот [7]. У девушек, обучающихся в гимназии-интернате города Уфы, фактическое содержание белка в суточном рационе в разные месяцы учебного года колебалось от 82,5±4,3 г/сутки до 99,6±2,9 г/сутки при физиологической потребности 75 г/сутки [7]. Таким образом, у девушек на протяжении всего учебного года наблюдалось превышение фактического содержания белка в суточном рационе физиологической потребности от 10 % до 32,8 %. Белок животного происхождения содержит полный набор незаменимых аминокислот в количестве, достаточном для биосинтеза белка в организме человека, хорошо усваивается организмом. Рекомендуемая в суточном рационе доля белков животного происхождения от общего количества белков колеблется от 50 % для взрослых до 60 % для детей [7]. У девушек, обучающихся в гимназии-интернате города Уфы, фактическое содержание белков животного происхождения в суточном рационе в разные месяцы учебного года колебалось от 46,3±3,7 г/сутки до 52,9±3,2 г/сутки. Таким образом, на протяжении всего учебного года доля белков животного происхождения от общего количества белков колебалась у них от 53,2 % до 56,1 %, что в целом соответствует имеющимся рекомендациям. У юношей фактическое содержание белка в суточном рационе в целом соответстовало физиологической потребности 87 г/сутки [7] на протяжении 4 месяцев учебного года. В июне (в конце учебного года) фактическое содержание белка в их суточном рационе было наименьшим и составило 82,2±4,3 г/сутки, что ниже физиологической потребности на 5,5 %. В другие месяцы учебного года этот показатель колебался от 92,8±4,0 г/сутки до 99,1±2,9 г/сутки, что свидетельствует о превышении фактического содержания белка в суточном рационе физиологической потребности в эти месяцы от 6,7 % до 13,9 %. У юношей, обучающихся в гимназии-интернате города Уфы, фактическое содержание белков животного происхождения в суточном рационе в разные месяцы учебного года колебалось от 49,6±3,5 г/сутки до 57,1±3,7 г/сутки. Таким образом, на протяжении всего учебного года доля белков животного происхождения от общего количества белков колебалась у них от 57,6 % до 60,3 %, что в целом соответствует имеющимся рекомендациям.

Жиры (липиды), поступающие с пищей, при окислении в организме дают наибольшее количество энергии [7]. Фактическое содержание жиров в суточном рационе старшеклассников, обучающихся в гимназии-интернате города Уфы, колебалось в различные месяцы учебного годаот 74,7±2,9 г/сутки до 92,1±5,3 г/сутки. Таким образом, содержание жиров в суточном рационе старшеклассников характеризовалось весьма значительными колебаниями на протяжении учебного года. В сентябре и в октябре фактическое содержание жира в суточном рационе девушек, обучающихся в гимназии-интернате города Уфы, составило 82,4±2,9 г/сутки и 82,2±3,0 г/сутки соответственно при физиологической потребности 83 г/сутки [7]. Таким образом, в эти два месяца отклонения фактического содержание жира в суточном рационе девушек от физиологической потребности были незначительными и колебались от 0,7 % до 1,0 %. На протяжении остальных семи месяцев учебного года у девушек, обучающихся в гимназии-интернате города Уфы, фактическое содержание жира в суточном рационе колебалось от 89,4±3,1 г/сутки до 92,1±2,7 г/сутки, что превышало физиологическую потребность 83 г/сутки [7] от 7,7 % до 11,0 %. Жиры растительного и животного происхождения имеют различный состав жирных кислот, определяющий их физические свойства и физиолого-биохимические эффекты [7]. У девушек, обучающихся в гимназии-интернате города Уфы, фактическое содержание животного жира в суточном рационе колебалось от 70,7±2,6 г/сутки до 79,2±2,5 г/сутки; растительного жира – от 11,4±2,7 г/сутки до 13,5±2,3 г/сутки. Фактическое содержание жира в суточном рационе юношей, обучающихся в гимназии-интернате города Уфы, на протяжении всего учебного года колебалось от 74,7±2,9 г/сутки до 89,9±3,5 г/сутки при физиологической потребности 97 г/сутки [7]. Таким образом, на протяжении всего учебного года отклонения фактического содержание жира в суточном рационе юношей от физиологической потребности были значительными и колебались от 7,3 % до 23,0 %. У юношей, обучающихся в гимназии-интернате города Уфы, фактическое содержание животного жира в суточном рационе колебалось от 63,5±1,9 г/сутки до 76,4±2,6 г/сутки; растительного жира – от 11,6±2,4 г/сутки до 14,2±2,1 г/сутки.

Переходя к оценке содержания углеводов в рационе юношей и девушек, обучающихся в гимназии-интернате города Уфы, отметим наличие отклонений от рационального питания. В сентябре и в октябре фактическое содержание углеводов в суточном рационе девушек, обучающихся в гимназии-интернате города Уфы, было наибольшим по сравнению с другими месяцами учебного года и составило 286,1±11,3 г/сутки и 345,9±12,2 г/сутки, что ниже физиологической потребности 363 г/сутки [7] на 21,2 % и 4,7 % соответственно. В июне оно было наименьшим по сравнению с другими месяцами учебного года и составило 204,9±12,6 г/сутки, что ниже физиологической потребности на 43,6 %. В остальные месяцы учебного года фактическое содержание углеводов в суточном рационе старшеклассниц колебалось от 230,4±10,9 г/сутки до 253,9±12,5 г/сутки, что ниже физиологической потребности от 30,1 % до 36,5 %. Фактическое содержание углеводов в суточном рационе юношей, обучающихся в гимназии-интернате города Уфы, в различные месяцы учебного года колебалось от 335,4±12,8 г/сутки до 379,6±13,1 г/сутки, что ниже физиологической потребности 421 г/сутки [7] от 9,8 % до 20,3 % соответственно. Таким образом, на протяжении всего учебного года как у юношей, так и у девушек, обучающихся в гимназии-интернате города Уфы, фактическое содержание углеводов в суточном рационе было ниже их физиологической потребности.

Заключение

Таким образом, пищевой рацион девушек и юношей, обучающихся в гимназии-интернате города Уфы, характеризовался отклонениями по количественным и качественным показателям от требований рационального питания. Как у девушек, так и у юношей в начале учебного года энергетическая ценность рационов питания была статистически значимо (p<0,01) выше, чем в его конце. Между энергетической ценностью фактических рационов питания у девушек и юношей на протяжении всего учебного года статистически значимые различия отсутствовали (p>0,05), то есть при составлении рационов не учли половые различия в физиологической потребности в энергии, что привело к недостаточно полной адекватности калорийности фактического питания физиологическим потребностям юношей. Фактическое содержание белков и жиров в суточном рационе старшеклассников характеризовалось весьма значительными колебаниями на протяжении всего учебного года, а содержание углеводов было ниже их физиологической потребности. При этом и у девушек, и у юношей доля белков животного происхождения от общего количества белков в целом соответствовала имеющимся рекомендациям. Выявленные особенности характера питания обследованной группы старшеклассников свидетельствуют о необходимости рационализации их пищевого поведения и учёта половых различий в физиологических потребностях при составлении рационов.


Библиографическая ссылка

Ялаева Э.Т., Абраров Р.А., Зулькарнаев Т.Р., Ялаева Э.И., Асанбаева К.Р., Баталова М.О. ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ И СОДЕРЖАНИЕ МАКРОНУТРИЕНТОВ В ФАКТИЧЕСКИХ РАЦИОНАХ ПИТАНИЯ ПОДРОСТКОВ-ОБУЧАЮЩИХСЯ В ГИМНАЗИИ-ИНТЕРНАТЕ ГОРОДА УФЫ // Современные проблемы науки и образования. – 2016. – № 3. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=24464 (дата обращения: 24.10.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074