Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

АМБИВАЛЕНТНОСТЬ ПОНЯТИЙ ЭКСПРЕССИВНОСТИ И ЭМОЦИОНАЛЬНОСТИ В ГЕНДЕРНО ОБУСЛОВЛЕННОМ ВЕРБАЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ

Чепко И.Б. 1 Мойсова О.Б. 2
1 Ростовский филиал Российской таможенной академии
2 Донской государственный технический университет
Статья посвящена вопросам разграничения понятий экспрессивности и эмоциональности в различных подходах к изучению данных концептов в текстообразующей деятельности коммуникантов сквозь призму гендерной дифференциации. Эмоциональность и экспрессивность противопоставляются как явления, имеющие различную функциональную направленность. Эмоциональные элементы используются для выражения субъективного отношения, чувств, настроений человека и воздействия на чувства других, в то время как экспрессивные – для усиления выразительности как при выражении эмоций, воли, так и при выражении мысли. Исследование гендерных особенностей вербализации категории экспрессивности предполагает различия выбора языковых средств актуализации эмоциональности, оценочности и образности в тексте.
оценочное значение
коммуникативно-прагматическая категория
функциональная направленность
эмоциональность
языковая экспрессивность
1. Андреева И.Н. Способности эмоционального интеллекта: гендерные различия // Психология и современное общество: взаимодействие как путь взаиморазвития: материалы второй международн. научно-практ. конф., Санкт-Петербург, (13-14 апреля 2007 года)/ СПбИУиП; редкол. В.Н. Дежкин [и др.] – Ч.1– СПб, 2007.– С. 12-15.
2. Балли Ш. Французская стилистика.– М.: Эдиториал, 2003. - 354с.
3. Беседина Н.А. Понятийная природа категории восклицательности // Материалы Первой международной школы-семинара по когнитивной лингвистике, 26-30 мая 1998.: В 2 ч. Ч. 2. Тамбов: Изд-во ТГУ, 1998. – С.93-94.
4. Кобрина Н.А. Когнитивная лингвистика: истоки становления и перспективы развития // Когнитивная семантика: М-лы 2 Междун. шк.-семинара по когнитивн. лингвистике, (11-14 сентября 2000 г.) / Отв. ред. Н.Н. Болдырев.– Тамбов: Изд-во Тамб. ун-та, 2000.– 175с.
5. Лукьяновa Н.А. Экспрессивная лексика разговорного употребления в парадигмах современной русистики // Русистика. Киев, 2012. Вып. 12. - 227с.
6. Мишина М.М. Теоретико-методологическое обоснование концепции проявления интеллектуальной деятельности личности в разновозрастной студенческой среде // История, философия, экономика и право, 2014. – № 4. – С.34-46.
7. Мойсова О.Б. Гендерный стереотип как лингвистический системообразующий фактор социума // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия: Филология. Журналистика. Саратов.: Изд-во СГУ, 2010. - № 1. - С. 20-22.
8. Телия В.Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. – М.: Языки русской культуры, 1996. – 288с.
9. Телия В.Н., Графова Т.А.Человеческий фактор в языке: Языковые механизмы экспрессивности. - М.: Наука, 2008. – 138 с.
10. Туранский И.И. Семантическая категория интенсивности в английском языке. – М.: Высшая школа, 1990. – 172 с.
Изучение проблемы выражения в языке эмотивности неизбежно сопряжено с такими явлениями, как экспрессивность и эмоциональность. Нередко эти понятия рассматриваются либо как тождественные, либо как соотнесённые по объёму.

Впервые в лингвистике XX века привлёк внимание к важности экспрессивного элемента Ш. Балли, полагая, что синтаксические средства, как косвенные выразительные средства (в отличие от лексических - прямых) способны придавать речи аффективный заряд [2].

Чаще всего экспрессивность понимается как "не нейтральность речи, нечто придающее ей необычность и выразительность, связанную с тем, что сигнал, передаваемый языковым выражением, усилен и выделен из общего потока" [9].

Представляется возможным выделить два подхода в изучении экспрессивности:

1) представители семасиологического подхода (Уфимцева, Гак, Трипольская, Лукьянова, Телия, Шаховский, Графова) изучают средства языка (слова, выражения, синтаксические конструкции), способные выражать эмоциональность речи. Главное внимание в семасиологических исследованиях экспрессивно окрашенных единиц "сосредоточено на месте экспрессивно окрашенной лексики в типологии значений, на организации самого экспрессивно окрашенного значения, на системообразующих связях единиц с экспрессивно окрашенными значениями - синонимических, антонимических, а также номинативных механизмах формирования значения этого типа и на его месте в структуре полисемического значения, на выделении экспрессивно-окрашенных лексико-семантических вариантов" [9].

2) лингвостилистический подход был основан Ш. Балли, который рассматривал экспрессивность как стилистическую проблему. В подобных исследованиях, о которых мы уже говорили выше, (Степанов, Шмелев, Долинин, Винокур, Петрищева, Караулов) ученые интерпретируют экспрессивность как способ придания речи своеобразия и особой выразительности.

Основными задачами исследователей в этом плане являются:

a) определение закономерностей выбора средств, способных удовлетворить социально-ролевую или эмоционально-окрашенную интенцию говорящего как субъекта речи. Основную трудность для ученых составляет тот факт, что экспрессивность, имея языковую природу и реализуясь через механизмы языка, презентирует обычно эффект только в речи, выходя за рамки слова и словосочетания в тексте;

б) анализ способа, используемого говорящим для порождения экспрессивного эффекта (значение его речи) [9].

Эмоциональность и экспрессивность рассматриваются как взаимообуславливающие понятия. С одной стороны, семасиологи исследуют эмоциональное состояние как средство создания экспрессивного [5], определяя экспрессивность как "эффект, создаваемый в речевой деятельности выражением эмотивного отношения говорящего к обозначаемому высказывания" [8]. С другой стороны, эмоции рассматриваются как вторичные по отношению к экспрессии [5]. Представляется, что чистое выражение эмоций в языке отсутствует, но в нем есть средства, которые могут максимально сблизить эмоциональные реакции и языковую сущность.

В работах И. И. Туранского эмоциональность трактуется не как лингвистическая категория, а как состояние психики, о котором можно судить по каким-то объективным языковым данным [10].

Изучение существующих концепций экспрессивности и эмоциональности позволяет заключить, что отсутствие единого мнения базируется на неоднозначной соотнесённости рассматриваемых категорий. Представляется необходимым выделить характеристики, определяющие как их сходство, так и их сущностные различия. Сходные характеристики эмоциональности и экспрессивности проявляются в степени их интеллектуальной опосредованности. Различие же их связано с тем, что они соотносятся с разными функциями мышления: эмоциональность - с познавательно-отражательной, а экспрессивность - с деятельностной.

Следовательно, эмоциональность и экспрессивность противопоставляются как явления, имеющие различную функциональную направленность. Эмоциональные элементы используются для выражения субъективного отношения, чувств, настроений человека и воздействия на чувства других, в то время как экспрессивные - для усиления выразительности как при выражении эмоций, воли, так и при выражении мысли. Различие между рассматриваемыми явлениями состоит также далее в том, что "эмоциональность входит в языковую систему, составляя компонент значения слова или языковой формы. Экспрессивность же возникает в результате отбора и употребления языковых единиц в процессе коммуникации, а, следовательно, не входит в значение слова или языковой формы" [3].

Таким образом, эмоциональность - это, с одной стороны, отражение наших чувств, а с другой - воздействие на чувства других, следовательно, эта категория содержательна и поэтому находит свое выражение в определенных единицах и языковых средствах, таких, как междометия, эмоционально окрашенные глаголы, существительные, прилагательные, наречия и др. Это позволяет говорить о существовании категориального значения эмоциональности, а последнюю рассматривать как коммуникативно-семантическую категорию.

Экспрессивность же связана с намерением убедить адресата посредством целенаправленного воздействия на него, то есть путём повышения силы высказывания. Вслед за Н.А. Кобриной, под понятием "экспрессивность" мы понимаем "различные средства усиления выразительности и воздействующей силы высказывания" [4].

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что экспрессивность является коммуникативно-прагматической категорией. По отношению к эмоциональности она служит дополнительным средством усиления соответствующих оценочных и эмоциональных значений.

Исследование гендерных особенностей вербализации категории экспрессивности предполагает различия выбора языковых средств актуализации эмоциональности, оценочности и образности в тексте.

Гендерная маркированность текста детерминируется социокультурными факторами и психологическими признаками, приписываемыми социумом мужчине как представителю маскулинной субкультуры, коммуникативному лидеру, отличающемуся автономным мышлением, логичностью, рациональностью, объективностью, лингвокреативной компетенцией, меньшей степенью эмоциональности, и женщине - как представителю феминной субкультуры, отличающегося большей степенью эмоциональности, эмпатии, кооперативности.

Несмотря на отсутствие различий между мужчинами и женщинами по общему уровню коэффициента эмоциональности, женщины обнаруживают более высокий уровень по межличностным показателям эмоциональности, межличностным отношениям, социальной ответственности. У мужчин преобладают внутриличностные показатели (самоутверждение, способность отстаивать свои права), способности к управлению стрессом (стрессоустойчивость, контроль импульсивности) и адаптируемость (определение правдоподобности, решение проблем). Следовательно, мужчины и женщины с различной интенсивностью и различными способами выражают свои эмоции [7]. 

В житейском обиходе устоялось представление о преобладании у женщин «эмоционального мышления», которое подразумевает ингибирующее влияние эмоций на деятельность. Это означает, что женщины склонны реагировать не рационально, а эмоционально, причём реакция определяется не столько содержанием высказывания, сколько сложившимися к данному моменту отношениями. Такая реакция непроизвольна и неконструктивна. Данный подход соответствует стереотипным представлениям о гендерных ролях, однако кажется далёким от современной реальности. Женщины обнаруживают более высокий уровень по межличностным показателям эмоционального интеллекта (эмоциональности, межличностным отношениям, социальной ответственности). У мужчин преобладают внутриличностные показатели (самоутверждение, способность отстаивать свои права), способности к управлению стрессом (стрессоустойчивость, контроль импульсивности) и адаптируемость (определение правдоподобности, решение проблем) [1].

Представление о большей эмоциональности женщин по сравнению с мужчинами и знание об эмпирически установленной взаимосвязи эмоциональности и креативности делает возможным предположение не столько об ингибирующем, сколько о фасилитирующем влиянии эмоций на умственную активность у лиц женского пола. Подобная гипотеза уже находит своё подтверждение в современных исследованиях. Установлены значимые связи, отражающие половые различия показателей компонентов в следующих типах структурной организации интеллектуальной деятельности личности: аксиологическом (у мужчин более выражены осмысленность и конструктивизм), экстравертированном (мужчины в большей степени направлены на внешние воздействия и на удовлетворение социальных потребностей) и интеллектуально-выносливом (способность противостоять стрессу у женщин выше, чем у мужчин) [6].

Выявлены половые различия в динамике показателей проявления структурных компонентов интеллектуальной деятельности личности в разнополой среде: мужчины поленезависимы; их характеризует высокий уровень теоретических способностей (когнитивный компонент); для них более значимы ценности общения, принятия других и альтруистические ценности (мотивационный компонент); более высокий уровень экспрессивности (эмоциональный компонент); конкретная концептуализация, самодостаточность и самоконтроль (регулятивный компонент); значимо выше успешность выполнения тестовых заданий (результативный компонент); женщины полезависимы; их характеризует высокий уровень показателя практический план способностей (когнитивный компонент); они ориентированы на этические и индивидуалистические ценности, у них более выражены внешний локус контроля и альтруистические ценности (мотивационный компонент); они имеют более высокий уровень развития чувствительности, эмоциональной осведомленности, экспрессивности и доминирования эмоций (эмоциональный компонент); выраженный показатель социальной желательности (регулятивный компонент) и более низкий показатель успешности выполнения тестовых заданий (результативный компонент).

Данные о гендерных различиях эмоциональности и экспрессивности в целом достаточно противоречивы. Если говорить о выраженности их структурных компонентов, то у женщин по сравнению с мужчинами преобладает понимание эмоций. В остальном различия носят скорее качественный, нежели количественный характер. Мужчины и женщины в равной мере переживают те или иные события, демонстрируют идентичные физиологические реакции. Однако они по-разному, в соответствии со своей гендерной ролью, объясняют причины эмоций.

Анализ существующих подходов к изучению проблем эмоциональности и экспрессивности позволяет сделать вывод о том, что речь идет о категориях, различных по своей природе, выявляемых в разных планах человеческой деятельности, но находящихся в сложных взаимоотношениях, общей чертой которых является их функционирование на коммуникативном уровне.

Рецензенты:

Редкозубова Е.А., д.фил.н., доцент кафедры теории и практики английского языка института филологии и журналистики  Южного федерального университет, г. Ростов-на-Дону;

Ласкова М.В., д.фил.н., профессор кафедры перевода и информационных технологий в лингвистике института филологии, журналистики и межкультурной коммуникации Южного федерального университета, г. Ростов-на-Дону.


Библиографическая ссылка

Чепко И.Б., Мойсова О.Б. АМБИВАЛЕНТНОСТЬ ПОНЯТИЙ ЭКСПРЕССИВНОСТИ И ЭМОЦИОНАЛЬНОСТИ В ГЕНДЕРНО ОБУСЛОВЛЕННОМ ВЕРБАЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 2-3. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=23997 (дата обращения: 21.10.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074