Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,737

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ ГОЛОВНЫХ БОЛЕЙ

Кондратьев А.В. 1 Шнайдер Н.А. 1, 2 Шульмин А.В. 2
1 ФГБУЗ Клиническая больница №51 ФМБА России
2 ГБОУ ВПО Красноярский государственный медицинский университет им. проф. В.Ф.Войно-Ясенецкого
Большое распространение головных болей среди населения, значительный социально-экономический ущерб, трудности диагностики и лечения определяют серьезное отношение к этой патологии. В статье произведен обзор отечественной и зарубежной литературы по эпидемиологии головных болей вообще и первичных – в частности. Частота встречаемости головных болей в популяции составила, по различным данным, от 7,3 % до 93 %. Мигренью страдает от 2,6 % до 27,9 % населения земного шара, головной болью напряжения – от 1,8 % до 80 %, кластерной головной болью - от 0,05 % до 0,4 %. Неоднородность полученных данных связана с разницей в методологии эпидемиологических исследований. Приведенные показатели свидетельствуют о том, что головная боль является актуальной проблемой современного здравоохранения.
обзор.
эпидемиология
кластерная головная боль
головная боль напряжения
мигрень
первичная головная боль
1. Азимова Ю.Э. Распространенность головных болей и причины необращения к врачу по поводу головной боли по данным Интернет-опроса // Материалы межрегиональной научно-практической конференции «Головная боль — актуальная междисциплинарная проблема». — Смоленск, 2009. — С. 122.
2. Анализ обращаемости пациентов с головными болями в специализированную клинику боли. Возможности обезболивания / Л.А. Медведева, О.И. Загорулько, А.В. Гнездилов [и др.] // Лечение заболеваний нервной системы. — 2012. — Т. 2, № 2 (10). — С. 45-46.
3. Болезни нервной системы: Руководство для врачей / Под ред. Н.Н. Яхно. — М: Медицина, 2007. – Т. 1-2.
4. Диагностика головных болей в России и странах постсоветского пространства: состояние проблемы и пути её решения / В.В. Осипова, Ю.Э. Азимова, Г.Р. Табеева [и др.] // Анналы клинической и экспериментальной неврологии. — 2012. — Т. 6, № 2. — С. 16-22.
5. Диагностика и лечение головных болей в России: результаты анкетного опроса врачей / Ю.Э. Азимова, А.В. Сергеев, В.В. Осипова [и др.] // Российский журнал боли. — 2010. — № 3-4. — С 12-18.
6. Дубенко О.Е., Сотников Д.Д., Джепа В.В. Распространённость мигрени в Сумской области // Украинский неврологический журнал. — 2011. — № 2 (19). — С. 62-66.
7. Европейские принципы ведения пациентов с наиболее распространенными формами головной боли в общей практике. Практическое руководство для врачей / Т.Дж. Стайнер и соавт.: пер. с английского Ю.Э. Азимовой, В.В. Осиповой; науч. ред. В.В. Осиповой, Т.Г. Вознесенской, Г.Р. Табеевой. — М.: 000 «ОГГИ. Рекламная продукция», 2010. — 56 с.
8. Заводнова З.И. Мигрень // Украинский неврологический журнал. –2011. — № 4 (21). — С. 35-37.
9. Колосова О.А. Головная боль // Болевые синдромы в неврологической практике. — М.: МЕДпресс, 1999. — С. 106-168.
10. Куцемелов И.Б., Табеева Г.Р. Эпидемиология первичной головной боли (по данным популяционного исследования взрослого населения г. Ростова-на-Дону // Российский журнал боли. — 2004. — № 4. — С. 28-34.
11. Матхаликов Р.А. Головная боль в практике поликлинического врача // Справочник поликлинического врача. — 2008. — № 2. — С. 7-11.
12. Наумова Г.И., Пашков А.А., Орехова В.И. Опыт организации альгологической помощи пациентам с головной болью в Витебской области // Боль. — 2008. — № 3. — С. 41-46.
13. Орлов Ф.В., Голенков А.В. Эпидемиология головной боли // Вестник Чувашского университета. — 2005. — №2. — С. 99-105.
14. Осипова В.В. Головная боль напряжения в практике терапевта // Справочник поликлинического врача. — 2012. — № 10. — С. 70-73.
15. Первичные головные боли: клиника, диагностика, терапия. Информационное письмо (для неврологов, терапевтов, врачей общей практики) / В.В. Осипова, Г.Р. Табеева, Ю.В. Тринитатский [и др.]. — Ростов-на-Дону.: «Антей», 2011. — 51 с.
16. Распространённость головных болей у студентов медицинского университета согласно новой международной классификации головных болей 3 пересмотра (2013) / Е.Р. Лебедева, Н.Р. Кобзева, Т.С. Цыпушкина [и др.] // Уральский медицинский журнал. — 2014. — № 3 (117). — С. 15-20.
17. Распространённость головной боли среди пациентов специализированной клиники боли / Л.А. Медведева, О.И. Загорулько, А.В. Гнездилов [и др.] // Российский журнал боли. — 2013. — № 1 (38). — С. 25-26.
18. Распространённость и структура головной боли у студентов / И.А. Камаев, М.С. Гурьянов, А.А. Иванов [и др.] // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Медицина. — 2009. — № 4. — С. 515-517.
19. Распространённость и характеристика головной боли (по данным одномоментного популяционного исследования) / Г.В. Горностаева, Ю.Я. Варакин, О.Ю. Реброва [и др.] // Российский журнал боли. — 2007. — № 2 (15). — С. 10-14.
20. Распространенность первичных головных болей в Российской федерации. Пилотное исследование / Г.Р. Табеева, Т.Г. Вознесенская, В.В. Осипова [и др.] // Сборник тезисов Российской научно-практической конференции с международным участием «Головная боль – 2007». — М., 2007. — С. 38-42.
21. Экономические затраты от заболеваний мозга в Европе / Е. Олесен, А. Густавссон, М. Свенссон [и др.] // Уральский медицинский журнал. — 2012. — № 5. — С. 5-12.
22. Atlas of headache disorders and resources in the world 2011 / World Health Organization. — 2011. — 72 p.
23. Benamer H.T., Deleu D., Grosset D. Epidemiology of headache in Arab countries // J. Headache Pain. — 2010. — Vol. 11, № 1. — Р. 1-3.
24. Countrywide population-based survey in Russia reveals high prevalence of chronic daily headache and its association with low socioeconomic status / Z.Ayzenberg, M. Katsarava, A. Chernysh [et al.] // Eur. J. Neurology. — 2010. — Vol. 17, № 3. — Р. 228-234.
25. Epidemiology of concurrent headache and sleep problems in Denmark / N. Lund, M.L. Westergaard, M. Barloese [et al.] // Cephalalgia. — 2014. — Vol. 34, № 10. — Р. 833-845.
26. Epidemiology of headache in a general population: a prevalence study / B.K. Rasmussen, R. Jensen, M. Schroll [et al.] // J. Clin. Epidem. — 1991. — Vol. 44, № 11. — P. 1147-1157.
27. Epidemiology of headache in an English district / H.F Boardman, E. Thomas, P.R. Croft [et al.] // Cephalalgia. — 2003. — Vol. 23, № 2. — Р. 129-137.
28. Epidemiology of headache in Europe / L.J. Stovner, J.A. Zwart, K. Hagen [et al.] // Eur. J. Neurol. — 2006. — Vol. 13, № 4. —– Р. 333-345.
29. Epidemiology of headache in the Republic of San Marino / R. D'Alessandro, G. Benassi, P.L. Lenzi [et al.] // J. Neurol. Neurosurg. Psychiatry. — 1988. — Vol. 51, № 1. — Р. 21-27.
30. Epidemiology of tension-type headache / B.S. Schwartz, W.F. Stewart, D. Simon [et al.] // JAMA. — 1998. — Vol. 279, № 5. — Р. 381-383.
31. Finkel A.G. Epidemiology of cluster headache // Curr. Pain Headache Rep. — 2003. — Vol. 7, № 2. — Р. 144-149.
32. Gérardy P.Y., Fumal A., Schoenen J. Epidemiology and economic repercussion of headache: an inquiery among the administrative and technical personnel of the Liège University // Rev. Med. Liege. — 2008. — Vol. 63, № 5-6. — Р. 310-314.
33. Göbel H., Petersen-Braun M., Soyka D. The epidemiology of headache in Germany: a nationwide survey of a representative sample on the basis of the headache classification of the International Headache Society // Cephalalgia. — 1994. — Vol. 14, № 2. — Р. 97-106.
34. Gonzalez M.J., Olive P.J. Epidemiology of ambulatory neurological diseases at the Baix Camp // Neurologia. — 2001. — Vol. 16, № 4. — P. 154-162.
35. Headache epidemiology in Vitória, Espírito Santo / R.B. Domingues, G.W. Kuster, L.A. Dutra [et al.] // Arq. Neuropsiquiatr. — 2004. — Vol. 62, № 3A. — Р. 588-591.
36. Interrelations between migraine and tension-type headache in the general population / B.K. Rasmussen, R. Jensen, M. Schroll [et al.] // Arch. Neurol. — 1992. — Vol. 49, № 9. — Р. 914-918.
37. Jensen R. Diagnosis, epidemiology, and impact of tension-type headache // Curr Pain Headache Rep. — 2003. — Vol. 7, № 6. — Р. 455-459.
38. Jensen R., Stovner L.J. Epidemiology and comorbidity of headache // Lancet Neurol. — 2008. — Vol. 7, № 4. — Р. 354-361.
39. Lavados P.M, Tenhamm E. Epidemiology of migraine headache in Santiago, Chile: a prevalence study // Cephalalgia. — 1997. — Vol. 17, № 7. — Р. 770-777.
40. Lavados P.M., Tenhamm E. Epidemiology of tension-type headache in Santiago, Chile: a prevalence study // Cephalalgia. — 1998. — Vol. 18, № 8. — Р. 552-558.
41. Manzoni G.C., Stovner L.J. Epidemiology of headache // Handb. Clin. Neurol. — 2010. — Vol. 97. — Р. 3-22.
42. Okuma H., Kitagawa Y. Epidemiology of headache // Nihon Rinsho. — 2005. — Vol. 63, № 10. — Р. 1705-1711.
43. One-year prevalence of migraine using a validated extended French version of the ID Migraine™: A Belgian population-based study /S. Streel, A.F. Donneau, A. Hoge [et al.] // Rev. Neurol. (Paris). — 2015. — Vol. 31. — Р. 325-337.
44. Peng K.P., Wang S.J. Epidemiology of headache disorders in the Asia-pacific region // Headache. — 2014. — Vol. 54, № 4. — Р. 610-618.
45. Prevalence of migraine in Taipei, Taiwan: a population-based survey / S.J. Wang, J. L. Fuh, Y. H. Young [et al.] // Cephalalgia. — 2000. — Vol. 20, № 6. — Р. 566-572.
46. Rasmussen B.K. Epidemiology of headache // Cephalalgia. — 1995. — Vol. 15. — Р 45-68.
47. Russell M.B. Epidemiology and genetics of cluster headache // Lancet Neurol. — 2004. — Vol. 3, № 5. — Р. 279-283.
48. Silberstein S.D., Lipton R.B. Epidemiology of migraine // Neuroepidemiology. — 1993. — Vol. 12, № 3. — Р. 179-194.
49. Sjaastad O., Bakketeig L.S. Cluster headache prevalence. Vågå study of headache epidemiology // Cephalalgia. — 2003. — Vol. 23, № 7. — Р. 528-533.
50. Sjaastad O., Bakketeig L.S. Migraine without aura: comparison with cervicogenic headache. Vågå study of headache epidemiology // Acta. Neurol. Scand. — 2008. — Vol. 117, № 6. — Р. 377-383.
51. Sjaastad O., Bakketeig L. Tension-type headache: comparison with migraine without aura and cervicogenic headache. The Vågå study of headache epidemiology // Funct. Neurol. — 2008. — Vol. 23, № 2. — Р. 71-76.
52. Sjaastad O., Bakketeig L.S., Petersen H.C. Migraine with aura: visual disturbances and interrelationship with the pain phase. Vågå study of headache epidemiology // J. Headache Pain. — 2006. — Vol. 7, № 3. — Р. 127-135.
53. Smith T.R. Epidemiology and impact of headache: an overview // Prim. Care. — 2004. — Vol. 31, № 2. — Р. 237-241.
54. Srikiatkhachorn A. Epidemiology of headache in the Thai elderly: a study in the Bangkae Home for the Aged // Headache. — 1991. — Vol. 31, № 10. — Р. 677-681.
55. Steiner T.J. The prevalence and disability burden of adult migraine in England and their relationships to age,gender and ethnicity // Cephalalgia. — 2003. — Vol. 23. — Р. 519-527.
56. Stovner L. The global burden of headache: a documentation of headache prevalence and disability worldwide // Cephalalgia. — 2007. — Vol. 27. — Р. 193-210.
57. The Epidemiology of Exertional Headache in the General Population of Tehran, Iran / B. Rabiee, P. Mohammadinejad, R. Kordi [et al.] // Headache. — 2015. — Vol. 21. — Р. 216-224.
58. The epidemiology of primary headache disorders in Zambia: a population-based door-to-door survey / E. Mbewe, P. Zairemthiama, H.H. Yeh [et al.] // J. Headache Pain. — 2015. — Vol. 16. — Р. 515.
59. The prevalence of migraine in university students: a systematic review and meta-analysis / X. Wang, H.B. Zhou, J.M. Sun [et al.] // Eur. J. Neurol. — 2015. ¬— Vol. 18. — Р. 127-134.
60. The Zurich Study: XXIII. Epidemiology of headache syndromes in the Zurich cohort study of young adults / K.R. Merikangas, A.E. Whitaker, H. Isler [et al.] // Eur. Arch. Psychiatry. Clin. Neurosci. — 1994. — Vol. 244, № 3. — Р. 145-152.
61. Wang S.J. Epidemiology of migraine and other types of headache in Asia // Curr Neurol. Neurosci. Rep.— 2003. — Vol. 3, № 2. — Р. 104-108.

Большое распространение головных болей (ГБ) среди населения, значительный социально-экономический ущерб, связанный с ГБ, трудности диагностики и лечения определяют серьезное отношение к этой патологии. Так, сравнительная оценка частоты вызова бригад скорой медицинской помощи по поводу судорожных приступов и головной боли в 2002 году по г. Витебску показала, что в связи с судорогами было совершено 1240 выездов, а по поводу ГБ, которые пациенты не могли снять самостоятельно - 7300. [12]. В Европе в 2010 г. общий ежегодный ущерб связанный с лечением ГБ составил  43,5 млрд. евро (для сравнения: лечение инсультов - 64,1 млрд. евро; черепно-мозговая травма - 33,0 млрд. евро). Средний ущерб на 1 человека с ГБ равнялся 285 евро [21].

Эпидемиология головных болей в России

По данным проведенного в 2008 г. интернет-опроса, включившего 703 респондентов из разных регионов России, 52,2 % из них отмечают постоянную или периодически возникающую ГБ, существенно влияющую на качество жизни [1; 5]. По данным Г.В. Горностаевой и соавт. (2007) приступы ГБ наблюдались у 67 % обследованных в возрасте 35-60 лет, чаще у женщин [19]. По данным медицинского осмотра студентов РУДН частота встречаемости ГБ составил 54,2 % [18]. По сведениям Р.А. Матхаликова (2008), ГБ встречается у 25-40 % населения, в том числе у 80 % работоспособного населения. Примерно 1 % обращений по поводу неотложных состояний относится к ГБ [11]. Постоянную или периодическую ГБ, существенно влияющую на качество жизни, отмечают 52,2 % населения [4].

Проведенное в Ростове-на-Дону популяционное клинико-эпидемиологическое исследование (n=2753), показало, что среди взрослого городского населения ГБ страдают 56,3 % жителей [10]. В Екатеринбурге исследуемая группа включала 1042 студентов (719 женщин и 323 мужчины, средний возраст 20,6 лет). Частота встречаемости ГБ у студентов в течение 1 года (до интервью) составила 93 % (95 % у женщин, 88 % у мужчин), в течение последнего месяца - 68 % (66 % среди женщин, 54 % среди мужчин), в течение последней недели - 46 % (48 % среди женщин, 32 % среди мужчин), в день интервью - 17 % (17 % женщин, 17 % мужчин) [16].

В Чувашском университете обследование 3228 больных, находившихся на стационарном и амбулаторном лечении, показало, что 33,7 % всех больных (43,5 % мужчин и 56,5 % женщин) жаловались на эпизодические или хронические ГБ [13].

В одном из эпидемиологических исследований, проведенных в Москве и Смоленске, было показано, что 72 % населения отмечают ГБ [20]. В другом эпидемиологическом исследовании, включавшем 501 человека из нескольких крупных городов (Тверь и Тверская область, Челябинск, Нижний Новгород, Смоленск, Тульская и Самарская области), частота встречаемости ГБ была 60,1 % [24].

По данным Л.А. Медведевой с соавт. (2012) среди всех пациентов с болевыми синдромами, обратившихся в клинику боли, пациенты с ГБ составили 33,9 % [2; 17].

Эпидемиология ГБ за рубежом

Различные эпидемиологические исследования так же показывают  вариабельную частоту встречаемости ГБ в мире - от 46% до 64% [28; 41],  до 90% [9; 53], а по данным S.D. Silberstein и соавт. (1993) этот показатель может достигать 91 % у мужчин и 96 % у женщин [48]. По данным ВОЗ в течение 1 года частота встречаемости ГБ в мире составляет 47 % [22].

В Северном Стаффордшире (Великобритания) был проведен почтовый опрос 2662 взрослых. Из опрошенных 93 % сообщили, что страдали ГБ хотя бы раз в течение жизни, 70 % - в течение последних 3 месяцев, 16 % - раз в неделю [27]. Среди случайной выборки 1500 жителей Республики Сан-Марино, частота встречаемости ГБ составила 35,3 % среди мужчин, 46,2 % - среди женщин [29]. В Бельгии опрошено 1467 работников университета Льежа. Среди них 212 (14,5 %) страдали, по крайней мере, одним приступом ГБ в течение предыдущих 12 месяцев [32]. В Германии опрошено 5000 человек, 71,4 % из которых жаловались на ГБ. Распространенность ГБ не имеет каких-либо существенных различий между различными регионами Германии. При экстраполяции общей численности населения эти результаты показывают, что 54 миллионов человек в Германии страдают от ГБ время от времени или постоянно [33]. В Дании в ходе Датского Национального обследования здоровья 2010 г. из 68518 респондентов 16,3 % жаловались на ГБ [25]. В Копенгагене из датского Национального центрального реестра персон были случайным образом взяты одна тысяча человек в возрасте от 25 до 64 лет. ГБ отмечались у 69 % мужчин  и 88 % женщин [26]. Диспансерно обследовано 1278 пациентов в Таррагона (Испания), из них 790 (61,8 %) женщин и 488 (38,2 %) мужчин, средний возраст 48,7 лет. ГБ встречалась у 36,5 % человек [34].

В Бразилии (в области Витория) ГБ страдают 52,8 % населения. ГБ была более распространена среди женщин (63,9 %) и реже среди людей старше 55 лет [35]. В 1993 в Сантьяго (Чили) опрошено 1385 субъектов. Периодические ГБ были отмечены 36,82 % респондентов, из них 28,1 % мужчин, 71,9 % женщин [39].

В арабских странах: ГБ страдает от 8 до 12% населения в Саудовской Аравии, до 72,5% - в Катаре и 83,6% - в Омане [23]. Самый низкий показатель приведен в работе B. Rabiee с соавт. (2015) на примере исследования с участием 2076 субъектов в столице Ирана Тегеране, которое показало частоту встречаемости ГБ среди населения 7,3 % (10,0 % - среди женщин, 5,4 % - среди мужчин). Надо отметить, что в данном исследовании средний возраст испытуемых  был 32 ± 12,1 лет [57].

В Замбии опрошено 1134 человек, выявлена высокая частота встречаемости ГБ - 61,6 % [58]. В Таиланде обследовано 241 пожилых людей, 54,8 % из них страдают ГБ [54].

Первичные цефалгические синдромы преобладают над вторичными в 90-95 % случаев [3; 4; 15; 33; 44; 58]. В России в ходе проведенного в Ростове-на-Дону (2004) обследования выявлено значительное преобладание первичных типов ГБ (91,4 %) над симптоматическими [10]. По данным Л.А. Медведевой и соавт. (2012, 2013) среди пациентов, обратившихся в специализированную клинику по лечению боли, 63,3 % из всех выявленных ГБ были первичными [2; 17].

Далее в обзоре будет рассмотрена эпидемиология именно первичных ГБ.

 

Эпидемиология мигрени

Мигрень возникает у 12-16% общей популяции, соотношение мужчин и женщин 1:3 [7; 8; 28; 56], по данным других авторов - у 8-20% популяции [14].

В исследовании Г.В. Горностаевой и соавт. (2007) мигрень выявлена у 10 % обследованных, она в 4 раза чаще встречалась у женщин, чем у мужчин [19]. По данным других учёных, частота встречаемости мигрени в России составляет 8,4 % [18]. В Екатеринбурге диагноз мигрень без ауры среди студентов в течение 1 года был установлен в 24 % случаев (28 % среди женщин и 14 % среди мужчин), мигрень с аурой - в 3,8 % случаев (5,6% среди женщин и 0,6% среди мужчин) [16]. В пилотном исследовании в Москве и Смоленске выявлена частота встречаемости мигрени 11 %, вероятной мигрени - 12 % [20]. В эпидемиологическом исследовании, включавшем 501 человека (Тверь и Тверская область, Челябинск, Нижний Новгород, Смоленск, Тульская и Самарская области) мигрень и вероятная мигрень обнаружены у 8,6 % и 10,2 % опрошенных соответственно [24].

На Украине среди населения Сумской области проведено анкетирование 2255 человек (1155 женщин и 1105 мужчин) в возрасте от 16 до 60 лет.  Частота встречаемости мигрени составила 11,9 % (среди женщин - 17,7 %, среди мужчин - 5,9 %). Мигрень без ауры выявлена у 80,2 % лиц, с аурой - у 19,8 %, хроническая мигрень - у 7,8 % [6].

По данным Медведевой и соавт. (2012) среди пациентов, обратившихся в специализированную клинику по лечению боли, мигрень имела место в 16,7 % случаев [2; 17].

В исследовании S.D. Silberstein и соавт. (1993) показано, что мигрень встречается примерно у 6 % мужчин и 18 % женщин. Мигрень является наиболее распространенной в третьем десятилетии жизни и в низших социально-экономических групп [48]. По данным R. Jensen  и соавт. (2008) мигренью страдает 10% граждан [38]. Исследование X. Wang и соавт. (2015) охватило 34904 студентов. Частота встречаемости мигрени составила 16,1 % среди студентов мужского пола и 21,7 % среди студенток [59].

В Западной Европе и Северной Америке мигрень встречается у 5-9 % мужчин и 12-25 % женщин, при этом у пожилых людей частота оказывается гораздо ниже у обеих полов. Около трети из пациентов с мигренью страдают от мигрени с аурой [41]. По сведениям T.J. Steiner и соавт. (2003) в Англии каждый день на 1 миллион населения происходит 3000 приступов мигрени [55]. В Германии опрошено 5000 человек, из них 27,5 % страдали мигренью [33]. В Бельгии 1071 человек в возрасте 20-69 лет участвовали в эпидемиологическом исследовании. Частота встречаемости мигрени составила 25,8 %, при этом 40,8 % из пациентов с мигренью сообщили о наличии признаков мигрени с аурой. Количество женщин было больше, чем мужчин (33,9 % против 17,9 %). Встречаемость мигрени была значительно ниже в возрасте после 50 лет [43]. В Цюрихе (Швейцария) среди лиц в возрасте 29-30 лет выявлена частота встречаемости мигрени с аурой 3,3 %, мигрени без ауры - 21,3 % [60].

В Копенгагене (Дания) признаки мигрени диагностированы у 6 % мужчин и у 15 % женщин (соотношение 1:3), из них мигрени без ауры - 6 %, мигрени с аурой - 4 %. При мигрени без ауры боль была более тяжелой, чем при мигрени с аурой [26; 36]. В 2006-2008 гг. О. Sjaastad и соавт. обследовали 1838 человек в возрасте 18-65 лет в Норвегии, выявлено 425 (23,1 %) случаев мигрени без ауры, соотношение женщин/мужчин - 1,69/1,  178 (9,7 %) случаев мигрени с аурой, соотношение женщин/мужчин - 1,7/1, при общем соотношении женщин/мужчин в обследованной группе 1,05/1 [50; 52]. В Бельгии при популяционном исследовании выявлено, что мигренью страдают 13 % опрошенных. Среди пациентов с мигренью было 83 % женщин. Мигрень с аурой отмечалась у 19 % пациентов [32]. В Республике Сан-Марино частота встречаемости мигрени достигала 9,3 % среди мужчин и 18 % среди женщин [29].

В Сантьяго (Чили) частота встречаемости мигрени составила 7,3 % (11,9 % женщин и 2,0 % мужчин). В целом, удельный вес мигрени достигает 19,6 % от всех ГБ. Мигрень с аурой имела общую распространенность 3,5 %, и была значительно чаще выявлена у женщин [39]. В арабских странах мигрень встречается у 2,6-5 % населения Саудовской Аравии, 7,9 % - Катара, 10,1 % - Омана [23]. В Замбии - у 22,9 % жителей [58].

В Таиланде 2,9 % пожилых людей страдают мигренью [54]. В Азиатско-Тихоокеанском регионе частота встречаемости мигрени 9,1 % [44]. Исследования, проведённые в Корее и Гонконге (2003), показали частоту встречаемости мигрени 8,4-12,7 % (11,3-14,4 % у женщин, 3,6-6,7 % у мужчин) [61]. В Тайбей (Тайвань) из 3377 опрошенных мигрень выявлена у 9,1 % [45]. В Японии 8,4 млн. человек страдают от мигрени (6,6 % населения) [42].

Эпидемиология ГБ напряжения

Головная боль напряжения (ГБН) представляет собой широко распространенное заболевание, среди различных вариантов ГБ ей принадлежит ведущее место.

ГБН возникает более чем у 80 % людей; по крайней мере, у 10 % возникает часто, у 2-3 % взрослых может быть хронической [7]. В.В. Осипова (2012) оценивает частоту встречаемости ГБН от 30 до 78 % в различных популяциях [14].

В России, по данным Г.В. Горностаевой и соавт. (2007) ГБН выявляется в 47 % случаев. ГБН встречается в более молодом возрасте, чем мигрень, среди таких больных менее выражено преобладание женщин [19]. И.А. Камаевым и соавт. (2009) выявлены: редкая эпизодическая ГБН - у 4,5 % человек популяции, частая эпизодическая ГБН - у 15,1 %, хроническая ГБН - у 2,8 % [18]. В Екатеринбурге обследовано 1042 студентов, эпизодические ГБН в течение 1 года до интервью определялись в 74,5 % случаев (73 % среди женщин и 77 % среди мужчин) [16]. В пилотном исследовании в Москве и Смоленске выявлена частота встречаемости ГБН 46 % [20]. В эпидемиологическом исследовании, включавшем 501 человека (Тверь и Тверская область, Челябинск, Нижний Новгород, Смоленск, Тульская и Самарская области), ГБН была диагностирована в 26,7 % случаев [24].

Из 2354 пациентов, обратившихся в специализированную клинику по лечению боли, больных с ГБН было 369 (46,2 %), из них 114 (14,3 %) с эпизодическими ГБН и 255 (31,9 %) - с хроническими [2; 17].

В исследованиях R. Jensen и соавт. (2003-2008), ГБН обнаружена у 78 % от общей численности населения, из них 3 % составляла хроническая ГБН [37]. По сообщению G.C. Manzoni и соавт. (2010) данные встречаемости ГБН в мире неоднозначны: 20-40 % в США, более 80 % в Дании, при этом 11 % в Сингапуре [41].

В 1994 г проведен телефонный опрос 13345 граждан Округа Балтимор, штат Мэриленд (США). Общая частота встречаемости эпизодических ГБН составила 38,3 %. Отношение женщин к мужчинам было равно 1,16. Распространенность эпизодических ГБН достигла своего пика в возрасте 30-39 лет и у мужчин, и у женщин (42,3 % и 46,9 % соответственно). Среди белых американцев отмечалась большая частота встречаемости, чем среди афроамериканцев (40,1 % против 22,8 % у мужчин, 46,8 % против 30,9 % у женщин). Распространенность увеличивалась с ростом уровня образования у обоих полов [30].

В Германии в ходе исследования, проведенного H. Göbel и соавт. (1994), выявлена частота встречаемости ГБН 38,3 % [33]. В Копенгагене (Дания) ГБН выявлена у 63 % мужчин и 86 % женщин (соотношение 4:5). Из них эпизодическая ГБН - у 70 %, хроническая ГБН - у 3 %. Встречаемость ГБН уменьшалась с увеличением возраста [36; 46]. В Норвегии обследовано 1838 граждан в возрасте 18-65 лет, ГБН обнаружена лишь у 34 из них (1,8 %) [51].

В Сантьяго (Чили) частота встречаемости ГБН составила 26,9 % (35,2 % у женщин, 18,1 % у мужчин). Из них эпизодическая ГБН 24,3 %, хроническая ГБН 2,6 % [40].

ГБН встречается у 3,1-9,5 % жителей Саудовской Аравии, у 11,2 % жителей Катара [23].

В Азиатско-Тихоокеанском регионе частота встречаемости ГБН составляет 16,2 % [44]. В Таиланде признаки эпизодической ГБН выявлены у 16,2 % пожилых людей, хронической ГБН - у 2,1 %. [54]; 22 миллиона человек (17,3 % населения) в Японии страдают ГБН [42]. Исследования, проведённые в Корее и Гонконге в 1992-1993 гг., показали частоту встречаемости ГБН  15,6-25,7 % [61].

 

Эпидемиология других первичных ГБ

Распространённость кластерной ГБ (КлГБ) в мире составляет 3 случая на 1000 мужчин и 1 случай на 2000 женщин [7]. По данным других авторов, распространённость КлГБ выше 1 случая на 500 человек [47]. По сведениям A.G. Finkel (2003) встречаемость КлГБ в мире менее чем у 1 % населения [31]. По результатам работы G.C. Manzoni и соавт. (2010), в Западной Европе и Северной Америке распространённость КлГБ составляет 1-3 на тысячу населения, с соотношением мужчин/женщин примерно 3/1 [41]. В работе O. Sjaastad и соавт. (2003) обследовано 1838 человек в возрасте 18-65 лет, КлГБ выявлена у одной женщины и пяти мужчин [49].

В России КлГБ выявлены у 2 больных из 726 обследованных (0,3 %) [19], в другом исследовании - у 3 из 2354 обследованных (0,4 %) [2; 17].

В доступных англоязычных и русскоязычных статьях о SUNCT-синдроме, пароксизмальной гемикрании и гемикрани континуа упоминаются единичные случаи.

Заключение

Частота встречаемости ГБ в России, по данным разных авторов, варьирует от 25 % до 93 %, за рубежом - от 7,3 % до 93 %, но в большинстве публикаций достигает 50-60 %. Сопоставимые эпидемиологические показатели найдены для мигрени: вариабельность частоты встречаемости от 2,6 % до 27,9 %, в большинстве публикаций - 10-15 %. ГБН встречается, по сведениям из различных отечественных и зарубежных источников, у 1,8-80 % населения, в большинстве публикаций - у 40-50 %. Неоднородность полученных данных связана с разницей в методологии эпидемиологических исследований, о  чём упоминают в своих работах S.D. Silberstein и соавт. (1993) [48], O. Sjaastad и соавт. (2006) [52], G.C. Manzoni и соавт., (2010) [41], X. Wang и соавт. (2015) [59].

Не смотря на неоднородность эпидемиологических данных, приведенных в настоящем обзоре, показатели свидетельствуют о том, что ГБ является актуальной проблемой современного здравоохранения.

Рецензенты:

Дмитренко Д.В., д.м.н., доцент, невролог Неврологического центра эпилептологии, нейрогенетики и исследований мозга Университетской клиники, ГБОУ Красноярский государственный медицинский университет им. проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого Минздрава России, г. Красноярск;

Россиев Д.А., д.м.н., профессор, заведующий кафедрой медицинской информатики и инновационных технологий с курсом ПО, ГБОУ Красноярский государственный медицинский университет им. проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого Минздрава России,                     г. Красноярск.

 


Библиографическая ссылка

Шнайдер Н.А., Кондратьев А.В., Шнайдер Н.А., Шульмин А.В. ЭПИДЕМИОЛОГИЯ ГОЛОВНЫХ БОЛЕЙ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 6.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=22811 (дата обращения: 25.08.2019).


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252