Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ТЕРАПИИ НЕПСИХОТИЧЕСКИХ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ У ЖЕНЩИН В ПЕРИМЕНОПАУЗЕ ПО ПОКАЗАТЕЛЯМ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ

Антонова А.А. 1
1 ГБОУ ВПО «Саратовский государственный медицинский университет им. В.И.Разумовского Минздрава России»
Проведено исследование с участием 130 женщин в возрасте от 45 до 55 лет с непсихотическими психическими расстройствами в периоде перименопаузы. Группу контроля составили 50 женщин в перименопаузе с физиологическим течением климактерия и без психической патологии соответствующего возраста. В ходе исследования был проведен анализ динамики и сравнительный анализ эффективности лечения непсихотических психических расстройств у женщин в перименопаузе по показателям качества жизни шкалы SF-36. Подход к лечению основной группы был дифференцирован в зависимости от степени климактерического синдрома (КС): женщины с легким КС получали лечение агомелатином 25–50 мг на ночь, при КС умеренной выраженности к агомелатину добавляли алимемазин 5–10 мг вечером. В группе сравнения женщинам назначался классический антидепрессант амитриптилин 25–75 мг/сутки, с целью коррекции выраженной тревоги — феназепам 0,5–3 мг/сутки. В результате дисперсионного анализа установлено, что у работающих пациенток жизненная активность (VT при оценке SF-36) снижается из-за семейных трудностей: болезни или смерти близких, проблем с детьми или между супругами. У женщин с непсихотическими психическими расстройствами в перименопаузе дифференцированная психофармакотерапия была эффективнее классической терапии на 4-й и 8-й неделе лечения по показателям качества жизни: «Жизненная активность», «Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием», «Психическое здоровье».
агомелатин
климактерический синдром
качество жизни
непсихотические психические расстройства
1. Антонова А.А. Современный взгляд на проблему развития психических расстройств у женщин в перименопаузе / А.А. Антонова, Е.В. Бачило, Ю.Б. Барыльник // Саратовский научно-медицинский журнал. – 2012. – Т. 8. — № 2. – С. 379–383.
2. Барыльник Ю.Б. Особенности терапии психических расстройств у женщин в периоде менопаузы (обзор литературы) / Ю.Б. Барыльник, А.А. Антонова, Е.В. Бачило // Вестник неврологии, психиатрии и нейрохирургии. – 2013. – № 6. – С. 23–31.
3. Комаров Ф.И. Суточные ритмы в клинике внутренних болезней / Ф.И. Комаров, С.И. Рапопорт, Н.К. Малиновская // Клиническая медицина. – 2005. – Т. 83. — № 8. – С. 8–12.
4. Медведев В.Э. Терапия непсихотических депрессий в рамках инволюционной истерии (опыт применения вальдоксана) // Психиатрия и психофармакотерапия. – 2011. – № 4. – С. 14–18.
5. Сметник В. П. Руководство по климактерию: учебное пособие. – М.: МИА, 2001. – С. 685.
6. Смулевич А.Б. Типология ипохондрических развитий в соматической клинике / А.Б. Смулевич, Б.А. Волель // Взаимодействие науки и практики в современной психиатрии: материалы российской конференции. – 2007. – C. 87–88.
7. Тарицина Т.А. Психотерапевтическая коррекция психических нарушений у женщин в климактерическом периоде: дис. … канд. мед. наук. – М., 2006. – 157 с.
8. Тювина Н.А. Депрессии у женщин в период климактерия и их лечение / Н.А. Тювина // Психиатрия и психофармакотерапия. – 2011. – № 1. – С. 36–39.
9. Цыганков Б.Д. Роль группоцентрированной психотерапии в комплексном лечении психогенно-обусловленных нарушений климактерического периода / Б.Д. Цыганков, Ю.Т. Джангильдин, Т.А. Тарицина // Сибирский вестник психиатрии и наркологии. – 2006. – Приложение. – С. 299–300.
10. Цыганков Б.Д. Возможности психометрической оценки коморбидных тревожных и депрессивных расстройств (по данным зарубежной литературы) / Б.Д Цыганков, Я.В. Малыгин, Ю.В. Добровольская, А.Н. Ханнанова // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. – 2009. – № 6. – С. 91–94.
Актуальность исследования определяется высоким уровнем патологических вариантов течения климактерического синдрома в перименопаузе у женщин. Доля непсихотической патологии в России за последнее время возросла в основном за счет увеличения психоэмоциональных нагрузок, что привело к снижению качества жизни населения [9]. Для женщин с непсихотическими психическими нарушениями в перименопаузе характерны депрессивные, ипохондрические, психосоматические и соматоформные расстройства [4, 6, 7, 8]. Возникновение климактерического симптомокомплекса в перименопаузе связано дисфункцией гипоталамических структур в период перестройки нейроэндокринной системы на фоне прогрессирующего угасания функции яичников [5].

Показатель качества жизни является одним из показателей эффективности тактики здравоохранения и входит в национальные медицинские программы многих стран. Многочисленные исследования указывают на выраженное снижение показателей качества жизни пациентов с психическими расстройствами в сравнении с пациентами общемедицинских стационаров. Выделены специфические нарушения определенных параметров качества жизни при различных психических расстройствах. Например, у пациентов с выраженной тревогой больше всего страдает психическое здоровье и снижается социальная активность; у пациентов с нарушениями пищевого поведения снижается социальная активность; у пациентов с аффективными нарушениями происходит снижение всех параметров качества жизни [10].

В вопросах лечения климактерического симптомокомплекса необходимо придерживаться индивидуальных походов при выборе методов лечебного воздействия, этапного ее оказания смежными специалистами. В качестве подходов альтернативных заместительной гормонотерапии в лечении и реабилитации непсихотических психических расстройств в перименопаузе исследователями были предложены модели фармакотерапии, психотропные препараты и фитопрепараты, здоровый образ жизни, фитоэстрогены, магнитотерапия.

Установлено, что мелатонин оказывает подавляющее действие непосредственно на гипофиз, уменьшая освобождение лютеинизирующего гормона и фолликулстимулирующего гормона [3]. Поэтому дальнейшее изучение роли мелатонина в возникновении климактерического синдрома позволит понять возможности психофармакотерапии рассматриваемых расстройств [1, 2].

Таким образом, сохраняется актуальность разработки дифференцированных подходов лечения непсихотических психических расстройств у женщин в периоде перименопаузы с учетом качества жизни пациенток.

Цель исследования

Проведение сравнительного анализа эффективности лечения непсихотических психических расстройств по показателям качества жизни у женщин в перименопаузе.

Материалы и методы исследования

 В исследование вошли 130 женщин в возрасте от 45 до 55 лет (в среднем 50,5+3,5 года) с непсихотическими психическими расстройствами в периоде перименопаузы, а в группу контроля — 50 женщин в перименопаузе с физиологическим течением климактерия и без психической патологии (средний возраст 50,4+3,1 года). Длительность климактерических нарушений варьировала от начала нерегулярного цикла в течение 5 месяцев до отсутствия менструального цикла в течение 2 лет.

Исследование проводилось с использованием шкалы для оценки качества жизни – «SF-36 Health Status Survey». Статистическая обработка данных проводилась с применением пакета стандартных прикладных программ Statistica for Windows (Ver. 12.0).

После включения пациенток в исследование в соответствии с программой женщины с непсихотическими психическими расстройствами и климактерическим синдромом (КС) случайным образом были разделены на две группы. Лечение в основной группе (62 женщины) проводилось дифференцированно в зависимости от степени выраженности КС (при оценке по менопаузальному модифицированному индексу). Пациентки с легким течением КС получали агомелатин 25–50 мг за 30–40 мин до сна. А женщинам с КС средней степени тяжести дополнительно к 25–50 мг агомелатина назначался алимемазин 5–10 мг вечером первые три дня, затем при необходимости прием алимемазина переносился на утро. В группе сравнения (68 женщин) назначался классический антидепрессант амитриптилин 25–75 мг/сутки, и с целью коррекции выраженной тревоги — феназепам 0,5–3 мг/сутки.

Результаты исследования и их обсуждение

Для оценки качества жизни женщин использовалась шкала SF-36. На рисунке 1 представлена диаграмма, на которой видно, что в отличие от группы контроля женщины с психопатологической симптоматикой и климактерическим синдромом достоверно отличались по компонентам как психологического, так и физического здоровья (p<0,05). У пациенток выявлялись достоверные различия по всем показателям, кроме шкалы физического функционирования (PF) и интенсивности боли (BP). Ниже средних значений опустились показатели по шкалам «Ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием» (p<0,05); «Общее состояние здоровья» (p<0,05); «Жизненная активность» (p<0,05); «Социальное функционирование» (p<0,05); «Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием» (p<0,05); «Психическое здоровье» (p<0,05).

Рис. 1. Распределение показателей качества жизни по компонентам здоровья у женщин в перименопаузе

Примечание: PF – Физическое функционирование (Physical Functioning), RP – Ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием (Role-Physical Functioning), BP – Интенсивность боли (Bodily pain), GH – Общее состояние здоровья (General Health), VT – Жизненная активность (Vitality), SF – Социальное функционирование (Social Functioning), RE – Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием (Role-Emotional), MH – Психическое здоровье (Mental Health)

 

В результате дисперсионного анализа качества жизни женщин с НППР достоверными оказались зависимость изменений показателей «Интенсивность боли» и «Жизненная активность» от действия психотравмирующего события (λ Уилкса = 0,36, p=0,02). У неработающих женщин качество жизни достоверно снижено по шкале «Интенсивность боли» вследствие отсутствия работы (p<0,05), по шкале «Жизненная активность» (p=0,04) — вследствие развода или измены супруга, а у работающих женщин жизненная активность снижается из-за семейных трудностей: болезни или смерти близких, проблем с детьми или между супругами.

Анализ динамики и сравнительный эффективности лечения по показателям качества жизни

Рис. 2. Динамика показателей SF-36 в основной группе на различных этапах лечения

Примечание: PF – Физическое функционирование, RP – Ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием, BP – Интенсивность боли, GH – Общее состояние здоровья, VT – Жизненная активность, SF – Социальное функционирование, RE – Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием, MH – Психическое здоровье.

Примечание: * - сравнительная эффективность доказана по показателям VT, RE, MH

 

На рисунке 3 представлены показатели качества жизни в динамике на 4-й и 8-й неделе в группе сравнения с учетом исходных значений и показателей контрольной группы.

Рис. 3. Динамика показателей SF-36 в группе сравнения на различных этапах лечения.

Примечание: эффективность не доказана, при p>0,05.

Примечание: PF – Физическое функционирование, RP – Ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием, BP – Интенсивность боли, GH – Общее состояние здоровья, VT – Жизненная активность, SF – Социальное функционирование, RE – Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием, MH – Психическое здоровье

 

На 4-й неделе лечения достоверные межгрупповые различия выявлялись по общему показателю «Психологический компонент здоровья», «Жизненная активность», «Социальное функционирование», «Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием» и «Психическое здоровье». В основной группе на 4-й неделе по общему показателю «Психологический компонент здоровья» баллы в основной группе повысились в среднем до уровня 43,27, в группе сравнения этот показатель был ниже — 35,64 баллов (p=0,0003). По шкале «Жизненная активность» в основной группе значения повысились до уровня 50,83 баллов, а в группе сравнения — 45,34 баллов (p=0,04). По шкале «Социальное функционирование» в основной группе повышение показателей составило 70,22 баллов, в группе сравнения этот показатель был значительно ниже — 61,40 баллов(p=0,02). По шкале «Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием» значения в основной группе выросли до уровня 59,39 баллов (p=0,0001), а в группе сравнения составили лишь 26,75. По шкале «Психическое здоровье» на 4-й неделе лечения в основной группе рост баллов дошел до уровня в 60,56 баллов, а в группе сравнения — 52,78 баллов (p=0,0003).

На 8-й неделе достоверные межгрупповые различия были выявлены по общим показателям «Психологический компонент здоровья» и «Физический компонент здоровья», а также по подшкалам «Жизненная активность» (VT), «Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием» (RE) и «Психическое здоровье» (MH).

В основной группе по общему показателю «Психологический компонент здоровья» баллы выросли до уровня 47,62, в группе сравнения показатель был несколько ниже — 51,06 (p=0,03). По общему показателю «Физический компонент здоровья» в основной группе балл составил 48,49, в группе сравнения — 43,43 (p=0,01). По шкале «Жизненная активность» на 8-й неделе терапии в основной группе изменения составили 58,06 баллов, в группе сравнения — 53,12 баллов (p=0,008). По шкале «Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием» выявляется некоторое преимущество в показателях основной группы — 72,23 баллов, в группе сравнения — 59,65 баллов (p=0,0001). И по показателю «Психическое здоровье» в основной группе уровень достиг 64,11 баллов, в группе сравнения — 59,13 (p=0,02).

По результатам сравнительного анализа на 4-й неделе лечения t-критериям можно доверять по показателям «Жизненная активность», «Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием», «Психическое здоровье» и общему показателю «Психологический компонент здоровья».

Таким образом, доказано, что на 4-й неделе лечение в основной группе превосходит по эффективности лечение в группе сравнения по показателям качества жизни: «Жизненная активность», «Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием», «Психическое здоровье» и общему показателю «Психологический компонент здоровья».

По результатам сравнительного анализа по окончании курса терапии на 8-й неделе лечения однородность дисперсий выявляется по тем же показателям, что и на 4-й неделе лечения: по показателю «Жизненная активность», «Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием», «Психическое здоровье» и общему показателю «Психологический компонент здоровья». Таким образом, результатам t-критерия можно доверять.

Выводы

1. Качество жизни женщин с непсихотическими психическими расстройствами резко отличается от женщин климактерического возраста без психопатологической симптоматики. Физическая активность и повседневная деятельность значительно ограничены вследствие физического упадка и ухудшения эмоционального состояния. Пациентки не только низко оценивают состояние собственного здоровья в настоящий момент, но и пессимистичны к перспективам лечения. Низкие показатели по шкале «Психическое здоровье» свидетельствуют о наличии депрессивных, тревожных переживаний, психическом неблагополучии.

2. Установлено, что пациентки чувствуют себя обессиленными, утомленными, жизненная активность у работающих женщин снижена вследствие семейных психогений: болезни или смерти близких, проблем с детьми или между супругами.

3. Доказано, что дифференцированная психофармакотерапия в зависимости от выраженности климактерического синдрома на 4-й и 8-й неделе лечения эффективнее по показателям качества жизни: «Жизненная активность», «Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием», «Психическое здоровье» и общему показателю «Психологический компонент здоровья» при оценке по шкале SF-36.


Рецензенты:

Оруджев Н.Я., д.м.н., профессор, зав. кафедрой психиатрии, наркологии и психотерапии с курсом психиатрии, психиатрии-наркологии факультета усовершенствования врачей Волгоградского государственного медицинского университета, г. Волгоград;

Каледа В.Г., д.м.н., «Научный Центр Психического Здоровья» РАМН, г. Москва.

 


Библиографическая ссылка

Антонова А.А. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ТЕРАПИИ НЕПСИХОТИЧЕСКИХ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ У ЖЕНЩИН В ПЕРИМЕНОПАУЗЕ ПО ПОКАЗАТЕЛЯМ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 5. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=22685 (дата обращения: 23.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074