Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

БИОХИМИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ МОЛОКА ПРИ МИКОТОКСИКОЗАХ КОРОВ

Кутлин Ю.Н. 1 Маннапова Р.Т. 2
1 Бирский филиал ФГБОУ ВО «Башкирский государственный университет»
2 ФГБОУ ВО «Российский государственный аграрный университет – МСХА имени К.А. Тимирязева»
Установлено, что микотоксикозы вызывают в организме не только вторичные иммунодефициты, дисбактериозы, но и нарушения биохимических реакций, в том числе минерального и витаминного баланса. Это проявляется снижением усвоения организмом минеральных соединений и витаминов, поступающих с кормом. Комплексная терапия коров при кормовых микотоксикозах на фоне нарушенного минерального обмена антиоксидантом Полисорб ВП, полиминеральными подкормками ПМП-2 и Руменосан способствует улучшению и стабилизации биологических показателей качества молока. При этом в молоке повышается содержание макро- и микроэлементов: натрия, калия, кальция, магния, меди, марганца, кобальта, общего и неорганического фосфора, железа, йода и стабилизируется содержание жиро- и водорастворимых витаминов.
жирорастворимые и водорастворимые витамины
йод
железо
общий и неорганический фосфор
кобальт
марганец
медь
магний
кальций
калий
натрий
полименеральные подкормки
антиоксиданты
молоко
макро- микроэлементы
Минеральный обмен
1. Имельбаева Э.А. Влияние микотоксинов на защитные реакции организма / Э.А. Имельбаева, Р.Т. Маннапова, Р.Р. Шайхулов, А.М. Юлмухаметова // Региональные экологические проблемы современности. — Уфа, 2006. — С. 99–103.
2. Маннапова Р.Т. Минеральный обмен и качественные показатели молока при гельминтозах кобыл / Р.Т. Маннапова, З.З. Ильясова // Вестник Саратовского государственного аграрного университета. — № 3. — 2012. — С. 24–28.
3. Маннапова Р.Т. Повышение продуктивных показателей первотелок применением прополиса и бактерий-пробионтов / Р.Т. Маннапова, И.М.Файзуллин // Ветеринарная патология. — № 4(31). — 2009. — С. 77–82.
4. Файзуллин И.М. Пробиотик и прополис для повышения уровня витаминов в молоке / И.М. Файзуллин, Р.Т. Маннапова // Вестник Башкирского государственного аграрного университета. — № 3 (19). — 2011. — С. 40–45.
5. Шайхулов Р.Р. Антиоксидантная терапия при кормовых микотоксикозах животных / Р.Р. Шайхулов, Р.Т. Маннапова, О.М. Попова, З.З. Илясова // Бюллетень Московского общества испытателей природы. Отдел биологический. Т. 114, выпуск 3, Приложение 1. Часть 2. Экология, природные ресурсы. Рациональное природопользование. Охрана окружающей среды. — М, 2009. — С. 485–488.
Большой экономический ущерб животноводству наносят кормовые микотоксикозы. Он определяется высокой летальностью, вынужденным убоем животных, существенным снижением продуктивности, в том числе и молочной, нарушением воспроизводства, затратами на проведение лечебных и профилактических мероприятий, выбраковкой пораженных кормов, продуктов животноводства, в которых обнаружены микотоксины. Патогенное влияние кормовых микотоксинов часто осложняется нарушениями минерального обмена в организме животных, вызванными их недостаточностью или нарушением баланса в почве, воде, кормах. Между тем для обеспечения нормальной жизнедеятельности и стабилизации относительно высокой продуктивности животных в течение длительного периода времени необходимы сбалансированные рационы  по основным макро- и микроэлементам. Известно, что недостаток одних компонентов может оказать существенное влияние на усвоение и потребность в других, что также  может отрицательно сказаться на продуктивности животных и вызвать скрытые или явно выраженные расстройства в  организме. Однако работы многих исследователей посвящены изучению вопросов диагностики микотоксикозов и индикации микотоксинов, с одной стороны [1, 2, 3, 4], и нарушений минерального обмена - с другой [2, 4, 5].  В доступной  литературе отсутствуют данные о влиянии на биологические показатели и качество молока коров кормовых микотоксикозов на фоне нарушенного минерального обмена. В связи  с вышеизложенным целью работы явилось изучить влияние кормовых микотоксикозов на фоне нарушенного минерального обмена у коров на динамику показателей основных макро-  и микроэлементов в молоке и установить возможность их коррекции.

Материал и методы исследований

Работа выполнялась в условиях кафедры микробиологии и иммунологии Российского  государственного аграрного университета - МСХА имени К.А. Тимирязева, кафедры   биологии и экологии биолого-химического факультета Бирского филиала ФГБОУ ВО «Башкирский государственный университет»,  Башкирской научно-производственной ветеринарной лаборатории и в условиях НПХ «Уныш» Буздякского района республики Башкортостан.

В производственных опытах использовано 60 голов коров 3-5-й лактации,  по 12 голов в каждой группе. Опыты проводились в зимне-весенний период. Животные 1-й группы были контрольные - здоровые. Коровы  2-5-й групп - опытные (кормовые микотоксикозы на фоне нарушенного минерального обмена). Животные 1-й и 2-й групп содержались в одинаковых условиях кормления и содержания с коровами опытных групп, и никакие дополнительные манипуляции с ними не проводились. Коровам 3-й группы 1 раз в день ежедневно в течение 10 дней  задавали антиоксидант Полисорб ВП в дозе 300 мг/кг в виде водной взвеси, разливая по поилкам. Затем делали перерыв на 30 дней, и курс повторяли еще один раз. Животных 4-й группы 1 раз в день ежедневно в течение 30 дней  подкармливали полиминеральной подкормкой ПМП-2 в дозе 200 г/гол. и  выпаивали  с водой полиминеральную подкормку Руменосан в дозе 250 мл/гол. В рацион коров 5-й группы вносили комплекс из антиоксиданта Полисорб ВП и полиминеральных подкормок ПМП-2 и Руменосан в тех же дозах, что  в 3-й и 4-й группах. Выбор полиминеральных подкормок осуществлялся с учетом нарушенного минерального баланса в организме коров.

До начала опытов (фон), а затем через 15, 30, 45 и 75 дней от начала опытов проводились взятие молока для биохимических исследований. Макро- и микроэлементы определяли на атомно-абсорбционном спектрометре «Квант-Z ЭТА» по стандартной методике, неорганический фосфор - по методу Пулса в модификации В.Ф. Коромыслова и Л.А. Кудрявцевой.

Полученные данные подвергнуты статистической обработке методами вариационной статистики с проверкой достоверности результатов с помощью критерия Стьюдента и уровня значимости (Р) по специально разработанным компьютерным программам.

Результаты исследований и их обсуждение

Уровень натрия в молоке коров  контрольной группы  за период опытов колебался в пределах от 47,8 до 56,4 мг%. Его фоновое значение в молоке животных опытных групп было снижено в 1,43-1,55 раза. Содержание натрия в молоке коров 2-й группы в процессе опытов имело тенденцию к дальнейшему снижению. Данный показатель понизился по сравнению с фоновым и  контрольным уровнем к 15-му, 30-му, 45-му и 75-му дням опыта  в 1,15 и 1,87; в 1,26 и 1,73; в 1,43 и 2,04 и в 1,68 и 2,7 раза. Уровень натрия в молоке коров 3-й, 4-й и 5-й опытных групп имел тенденцию к постепенному повышению по срокам исследований. Так, значение описываемого показателя в молоке животных 3-й группы увеличилось по сравнению с фоновым уровнем и  показателем животных 2-й группы к 15-му, 30-му, 45-му и 75-му дням  исследований  в 1,02 и 1,2; в 1,13 и 1,46; в 1,25 и 1,83 и в 1,15 и 1,99 раза. Однако при этом показатель коров 3-й группы не достигал его значения у животных контрольной группы. Более значительное повышение содержания натрия регистрировалось в молоке животных 4-й группы. Максимальное повышение  натрия отмечалось в молоке коров 5-й группы. К 15-му, 30-му ,45-му и 75-му дням опыта описываемый показатель увеличился по сравнению с фоновым уровнем и  показателем коров 2-й группы  в 1,33 и 1,5; в 1,46 и 1,8; в 1,61 и 2,25 и в 1,72 и 2,84 раза. При этом с 30-го дня опыта содержание натрия в молоке коров описываемой группы было выше, чем в контроле, на 30-й, 45-й и 75-й дни исследований в 1,03; в 1,1 и  в 1,05 раза.

Показатель уровня магния в молоке животных  контрольной группы за период опытов колебался в пределах от 12,6 до 14,4 мг%. Фоновое значение данного показателя в молоке животных опытных групп  было ниже, чем в контроле, в 1,45-1,65 раза (на 4,5-5,7 мг%). Исследование содержания уровня магния в молоке коров 2-й группы выявило его дальнейшее снижение. Описываемый показатель уступал фоновому и контрольному уровню на 15-й, 30-й, 45-й и 75-й дни опыта в 1,2 и 1,57; в 1,33 и 1,91; в 1,57 и 2,11 и в 1,68 и 2,45 раза.      Содержание магния в молоке животных 3-й группы незначительно повысилось по ходу опыта, что можно объяснить некоторой стабилизацией  минерального обмена. Здесь данный показатель увеличился, по сравнению с его фоновым  значением и показателем  в молоке коров 2-й группы  к 15-му, 30-му, 4-му и 75-му дням опыта в 1,17 и 1,36; в 1,33 и 1,72; в 1,29 и 1,96 и в 1,27 и 2,08 раза. Более выраженное повышение уровня магния наблюдалось в молоке коров 4-й группы. К 15-му, 30-му, 45-му и 75-му дням  исследований данный показатель увеличился по сравнению с фоновым значением и показателем животных 2-й группы в 1,43 и 1,56; в 1,48 и 1,79; в 1,54 и 2,19 раза  и в 1,5 и 2,29 раза. Самого высокого уровня содержание магния достигло в молоке коров 5-й группы. Его значение увеличилось к 15-му, 30-му, 45-му и 75-му дням  опыта по сравнению с фоновым уровнем и показателем животных 2-й группы в 1,21 и 1,50;  в 1,47 и 2,02;  в 1,52 и 2,47 и в 1,46 и 2,54 раза. При этом в конце опыта уровень магния в молоке коров 5-й группы был выше, чем в молоке животных  контрольной и всех опытных групп.

Содержание общего фосфора в молоке коров  контрольной группы за период опытов колебалось на уровне от 87,6 до105,7 мг%. Фоновое значение данного показателя в молоке животных 2-5-й опытных групп  было снижено в 1,14-1,17 раза (на 12,2-14,4 мг%). Уровень общего фосфора в молоке коров 2-й группы продолжал снижаться. К 15-му, 30-му, 45-му и 75-му дням  опыта его значение понизилось по сравнению с фоновым и контрольным уровнем в 1,07 и 1,18; в 1,17 и 1,24;  в 1,27 и 1,43 и  в 1,64 и 2,1 раза. Показатель содержания общего фосфора в молоке коров 2-5-й опытных групп по ходу опыта увеличивался. Его значение в молоке животных 3-й группы повысилось по сравнению с фоновым уровнем и показателем коров 2-й группы к 15-му, 30-му, 45-му и 75-му дням опыта в 1,03 и 1,14; в 1,05 и 1,27; в 1,03 и 1,35 и в 1,02 и 1,71 раза. Более выраженный процесс восстановления уровня общего фосфора  отмечался в молоке животных 4-й группы. Максимального показателя содержание общего фосфора достигло в молоке коров 5-й группы. Его значение увеличилось по сравнению с фоновым уровнем  и  параметрами коров 1-й, 2-й, 3-й и 4-й групп к 15-му дню опыта в 1,12 ; в 1,03; в 1,22; в1,07 и 1,05 раза  к 30-му дню - в 1,18; в 1,12; в 1,4; в 1,1 и 1,08 раза; к 45-му дню - в 1,26; в 1,13; в 1,62; в 1,2 и 1,15 раза.      

Содержание неорганического фосфора в молоке коров  контрольной группы за период опытов колебалось в пределах от 69,7 до 74,2 мг%. Данный показатель в молоке животных 2-5-й  групп к началу опытов был ниже, чем в контроле, в 1,26-1,32 раза (на 14,8-17,1 мг%). Его значение в молоке коров 2-й группы имело тенденцию к дальнейшему снижению по срокам исследований. На 15-й, 30-й, 45-й и 75-й дни  опыта уровень неорганического фосфора в молоке животных 2-й группы  снизился по сравнению с фоновым и контрольным  значением в 1,12 и 1,50;  в 1,29 и 1,66;  в 1,52 и 2,06 и в 1,72 и 2,18 раза. Содержание неорганического фосфора в молоке животных 3-й, 4-й и 5-й групп по ходу  опыта под влиянием внесенных в состав рациона адаптогенов  увеличивалось. Этот процесс имел разную степень выраженности по группам. Самое высокое увеличение содержания неорганического фосфора отмечалось в молоке  коров 5-й группы. Этот показатель в молоке животных данной группы превысил фоновое значение  и показатели коров 2-й, 3-й и 4-й групп  к 15-му дню исследований в 1,16; в 1,33; в 1,11 и 1,03 раза, к 30-му дню - в 1,25; в 1,64; в 1,11 и 1,04 раза, к 45-му дню - в 1,32; в 2,04; в 1,1 и 1,04 раза, к 75-му дню - в 1,28; в 2,23; в 1,09 и 1,04 раза.

Подобным образом изменялась в молоке коров динамика содержания  меди, марганца, железа и йода.

Содержание кобальта в молоке коров 1-й контрольной группы за период опытов колебалось на уровне от 0,020 до 0,025 мг/кг. Фоновый показатель уровня кобальта в молоке животных 2-5-й опытных групп был снижен в 1,33-2,0 раза (на 0,005-0,01 мг/кг). В молоке коров 2-й группы наблюдалось дальнейшее снижение содержания кобальта по сравнению с его фоновым значением и показателем контроля: к 15-му, 30-му, 45-му и 75-му дням в 1,11  и 2,77 раза;  в 1,66 и 3,66 раза; в 5,0 и 10,5 раза; в 10,0 и 23,0 раза. Уровень кобальта в молоке коров 3-й, 4-й и 5-й опытных групп по ходу опытов повышался. Незначительное повышение содержания кобальта регистрировалось в молоке коров 3-й группы. Более высокий темп повышения уровня кобальта регистрировался в молоке коров 4-й группы. Максимальное повышение содержания кобальта регистрировалось в молоке коров 5-й группы. Здесь на 15-й день описываемый показатель превысил фоновое значение и показатели  животных 2-й и 3-й  групп в 1,81, в 2,22 и 1,53 раза,  соответствуя показателю коров 4-й группы.  К 30-му дню опыта содержание кобальта в молоке животных 5-й группы было выше  фонового показателя и его уровня в молоке животных  1-й, 2-й, 3-й и 4-й групп  в 2,09, в 1,04, в 3,83, в 1,53 и 1,09 раза.  На 45-й и 75-й  дни исследований  содержание кобальта в молоке животных 5-й группы было на уровне физиологических норм.

Микотоксикозы на фоне нарушения минерального обмена в организме коров проявлялись и при усвоении организмом животных витаминов, поступающих с кормом, и соответственно на их содержание в молоке животных.

За период наших исследований содержание витамина А в молоке коров 1-й контрольной группы колебалось на уровне от 0,27 до 0,36 мг/кг. Фоновое значение витамина А в молоке животных 2-5-й опытных групп  было снижено в 1,55-1,64 раза. Данный показатель в молоке животных 2-й группы имел тенденцию к дальнейшему снижению и уступал фоновому и контрольному значениям к 15-му, 30-му, 45-му и 75-му дням  опыта в 1,12 и 2,0; в 1,28 и 1,85;  в 1,5 и 2,8 и в 2,0 и 3,0 раза. Содержание ретинола в молоке коров 3-й, 4-й и 5-й групп по срокам исследований имело тенденцию к повышению. Этот процесс имел различную степень выраженности. Уровень витамина А в молоке животных 3-й группы увеличился по сравнению с фоновым показателем к 15-му, 30-му, 45-му и 75-му дням соответственно, в 1,05; в 1,17; в 1,29 и 1,17 раза, но не достигал контрольных значений. Показатель уровня витамина А в молоке коров 4-й группы увеличился по сравнению с первоначальным фоновым значением к 15-му, 30-му, 45-му и 75-му дням  исследований в 1,27; в 1,38; в 1,33 и в 1,27 раза, но уступал контрольным цифрам на эти сроки исследований. Максимальное увеличение содержания витамина А регистрировалось в молоке коров 5-й группы. Здесь он превысил первоначальный уровень к 15-му, 30-му, 45-му и 75-му дням   опыта в 1,52; в 1,76; в 1,88 и в 1,82 раза, соответствуя физиологическим параметрам.

Подобным образом в молоке коров изменялась динамика жирорастворимых витаминов D и Е.

Уровень рибофлавина в молоке коров 1-й контрольной группы колебался в пределах от 1,6 до 1,9 мг/кг. Его значение в молоке животных 2-5-й групп к началу опытов было ниже, чем в контроле, в 1,72-1,9 раза. Показатель содержания рибофлавина в молоке животных 2-й группы снижался по срокам опыта и уступал фоновому показателю на 15-й, 30-й, 45-й и 75-й дни опыта в 1,11; в 1,42; в 1,66 и в 2,0 раза, по контролю в 1,77; в 2,57; в 2,83 и 3,6 раза. Уровень рибофлавина в молоке коров 3-5-й групп имел тенденцию к повышению по срокам исследований. Умеренным этот процесс был по 3-й группе, более высоким - по 4-й группе. Значительное повышение содержания витамина В2 наблюдалось в молоке коров 5-й группы. Здесь он  превысил фоновый уровень на 15-й, 30-й, 45-й и 75-й дни  исследований в 1,8; в 2,1; в 2,0 и 2,15 раза, превышая контрольный уровень на эти же сроки опыта соответственно в 1,12; в 1,16; в 1,17  и 1,11 раза.

Содержание витамина В3 в молоке животных 1-й контрольной группы колебалось на уровне от 2,4 до 2,8 мг/кг. Его уровень в молоке коров 2-5-й групп к началу опытов был снижен в 1,27-1,55 раза.  В молоке животных 2-й группы в процессе опыта отмечалось дальнейшее снижение уровня витамина В3: к 1-му, 30-му, 45-му и 75-му дням опыта  в 1,18; в 1,35; в 1,72  и 2,71 раза. Уровень пантотеновой кислоты в молоке животных 3-й, 4-й и 5-й групп в процессе опыта повышался и достиг максимального значения у животных 5-й группы, где он превысил фоновое значение к 15-му, 30-му, 45-му и 75-му дням  опыта в 1,55; в 1,5; в 1,44 и в 1,38 раза. При этом содержание пантотеновой кислоты в молоке коров 5-й группы с 30-го дня опыта находилось в пределах физиологических норм.

Пиридоксин в свободном состоянии в молоке коров 1-й контрольной группы составил 1,7-2,0 мг/кг. Его содержание в молоке животных 2-5-й групп было понижено в 1,35-1,72 раза. Уровень свободного пиридоксина в молоке животных 2-й группы прогрессивно снижался по срокам опыта и уступал фоновому и контрольному показателям к 15-му, 30-му, 45-му и 75-му дням в 1,33 и 2,0; в 2,0 и 3,33; в 1,71 и 2,42; в 2,4 и 3,8 раза. Содержание витамина В6 в молоке коров 3-й, 4-й и 5-й групп имело тенденцию к повышению. Самый высокий уровень свободного пиридоксина отмечался в молоке коров 5-й группы. Он превысил к 15-му, 30-му, 45-му  и 75-му дням опыта фоновый и контрольный показатели в 1,9 и 1,16; в 2,09 и 1,15; в 2,0 и 1,29; в 1,81 и 1,05 раза.

Пиридоксин в связанном с белками состоянии в молоке коров 1-й контрольной группы за период опытов выделялся в пределах от 0,5 до 0,7 мг/кг. Его значение в молоке животных 2-5-й групп к началу опытов было ниже, чем в контроле, в 1,75-2,33 раза. Уровень связанного с белками пиридоксина в молоке коров 2-й группы продолжал снижаться и к 15-му, 30-му, 4-му и 75-му дням исследований был ниже фонового и контрольного значений в 2,0 и 2,5;  в 4,0 и 6,0; в 8,0 и 14,0; в 8,0 и 10,0 раз. В молоке коров 3-й, 4-й и 5-й групп наблюдалось повышение уровня связанного пиридоксина. Этот процесс имел разную степень проявления и выраженности.  Максимального значения данный показатель достиг в молоке животных 5-й группы. Здесь он к 15-му, 30-му, 45-му и 75-му дням опыта  был выше фонового значения в 2,6; в 3,9; в 1,77; в 1,23 раза. Самое высокое значение связанного пиридоксина в молоке коров 5-й группы, регистрируемое к 45-му дню опыта, превысило фоновый и контрольный показатель в 3,1 и 1,32 раза, показатели животных 2-й, 3-й и 4-й групп в 18,6; в 1,34; в 1,19 раза.

Подобно динамике вышеописанных нежирорастворимых витаминов изменялась в молоке коров динамика витаминов С, В1 и В12.

Выводы

1. Кормовые микотоксикозы на фоне нарушенного минерального обмена у коров  характеризуются  закономерными изменениями в сторону нарушения биохимического баланса и  минерального обмена, проявляющимися снижением усвоения организмом и содержания в молоке основных микро- и макроэлементов, а также жиро- и водорастворимых витаминов.

2. Комплексная терапия коров при кормовых микотоксикозах на фоне нарушенного минерального обмена антиоксидантом Полисорб ВП, полиминеральными подкормками  ПМП-2 и Руменосан способствует улучшению и стабилизации биохимических показателей качества молока. При этом в молоке повышается содержание макро- и микроэлементов: натрия, калия,  кальция, магния, меди, марганца, кобальта, общего и неорганического фосфора, железа, йода и восстанавливается баланс и содержание жирорастворимых витаминов А, D, Е и водорастворимых витаминов С, группы В.

Рецензенты: 

Сковородин Е.Н., д.в.н., профессор кафедры морфологии, патологии, фармации и незаразных болезней ФГБОУ ВО «Башкирский государственный аграрный университет», г. Уфа;

Каримов Ф.А., д.в.н., профессор кафедры морфологии, патологии, фармации и незаразных болезней ФГБОУ ВО «Башкирский государственный аграрный университет», г. Уфа.


Библиографическая ссылка

Кутлин Ю.Н., Маннапова Р.Т. БИОХИМИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ МОЛОКА ПРИ МИКОТОКСИКОЗАХ КОРОВ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 5. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=22603 (дата обращения: 23.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074