Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

БИОЛОГИЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ ЭКСТРАКТОВ РАСТЕНИЙ РОДА ASTRAGALUS

Сергалиева М.У. 1 Мажитова М.В. 1 Самотруева М.А. 1
1 ГБОУ ВПО «Астраханский государственный медицинский университет» Минздрава России
Описаны различные средства коррекции повреждающих стрессорных воздействий на фоне повышения резистентности организма с применением соединений природного происхождения. Приведены литературные данные, раскрывающие вопросы изучения физиологической активности различных представителей рода Астрагал. Подробно описываются химический состав экстрактов растений данного рода и особенности отдельных видов. Показано, что экстракты растений рода Астрагал проявляют антигипоксическую, анксиолитическую, ноотропную, мембраностабилизирующую, антиоксидантную, иммуномодулирующую, иммунокорригирующую, антимикробную активность на фоне стрессорных воздействий. Описан химический состав экстракта Астрагала лисьего, произрастающего в Астраханской области, содержащий, помимо комплекса биологически активных соединений, таких как алкалоиды, сахара, флавоноиды, сапонины, селен и иное, микроэлементы медь и марганец, что позволяет ожидать новые виды биологической активности его экстрактов, а также определяет актуальность исследования.
род Астрагал
Астрагал лисий
биологически активные вещества
стресс
иммобилизационный стресс
Эмоциональный стресс
физиологическая активность
биологические активные добавки
1. Алдармаа Ж. Нейрофармакологическое исследование астрагала монгольского: Автореф. дис. канд. биол. наук. – М., 1999. – 24 с.
2. Антонов А.К. Применение адаптогенов в онкологии / А.К. Антонов, О.А. Бочарова, А.В. Белоусов, М.В. Цымбал, А.Т. Гречко // Вестник службы крови России. – 2011. – № 2. – С. 23–26.
3. Барабанов Е. И. Ботаника: учебник для студ. высш. учеб. заведений. – М.: Академия, 2006. – 448 с.
4. Батоцыренова Э.Т. Антигипоксические свойства сухого экстракта астрагала перепончатого / Э.Т. Батоцыренова, Л.Н. Шантанова, О.-Д. Д. Цыренжапова // Бюллетень Восточно-сибирского научного центра СО РАМН. – 2012. – № 4-1. – С. 178–180.
5. Батоцыренова Э.Т. Антистрессорное действие сухого экстракта астрагала перепончатого / Э.Т. Батоцыренова, Л.Н. Шантанова, А.А. Торопова, О.Д.-Д. Цыренжапова, Э.А. Алексеева // Вестник Бурятского Государственного университета. – 2012. – № SC. – С. 55–59.
6. Батоцыренова Э.Т. Мембраностабилизирующая и антиоксидантная активность сухого экстракта Astragalus membranaceus / Э.Т. Батоцыренова, А.А.Торопова, Л.М. Танхаева, Л.Н. Шантанова, Э.А. Алексеева // Вестник Бурятского Государственного Университета. – 2012. – № 12. – С. 15–18.
7. Батоцыренова Э.Т. Психотропный и антигипоксический эффекты астрагала перепончатого / Э.Т. Батоцыренова, М.В. Балдандоржиева, Л.Н. Шантанова, С.М. Гуляев // Здоровье и образование в XXI веке. – 2011. – Т. 13, № 1. – С. 109–111.
8. Батоцыренова Э. Т. Фармакотерапевтическая эффективность экстракта из корней Astragalus membranaceus (Fischer) Bunge при стресс-индуцированных состояниях: Автореф. дис. канд. мед. наук. – Улан-Удэ, 2013. – 23 с.
9. Богданов Г.Н. Стресс как биологическая модель для оценки антиоксидантного статуса in vivo // Биоантиоксидант: тезисы докл. VIII Международ. конф. (Москва, 4–6 окт. 2010 г.). – М., 2010. – С. 54–56.
10. Гужва Н.Н. Биологически активные вещества астрагала эспарцетного, произрастающего в Предкавказье / Н.Н. Гужва // Химия растительного сырья. – 2009. – № 3. – С. 123–132.
11. Козак М. Ф. Перспективы использования астрагалов Астраханской области в качестве источника лекарственного сырья / М. Ф. Козак, И. А. Скворцова // Электронный научно-образовательный вестник «Здоровье и образование в XXI веке». – 2012. – Т. 14, № 8. – С. 181–182.
12. Кохан С.Т. Восстановление антиоксидантной и иммунной защиты организма селеносодержащими средствами при экспериментальном гипоселенозе / С.Т. Кохан, Е.В. Фефелова, М.В. Максименя, П.П. Терешков, Е.М. Кривошеева, А.В. Патеюк, Л.Н. Шантанова // Фундаментальные исследования. – 2012.– № 11. – С. 837–841.
13. Кохан С.Т. Протекторное действие биологически активных добавок «Астрагал» и «Женьшень с Астрагалом» при гипоксии и стрессе / С.Т. Кохан, А.В. Патеюк, А.Г. Мондодоев // Вестник фармации. – 2012. – №4 (58). – С. 59–63.
14. Кохан С.Т. Фармакологическая коррекция нарушений жирнокислотного спектра липидов сыворотки крови у больных с внебольничной пневмонией / С.Т. Кохан, Е.В. Намоконов // Бюллетень Восточно-сибирского научного центра СО РАМН. – 2010. – № 3 (73). – С. 80–83.
15. Кривошеева Е.М. Спектр фармакологической активности растительных адаптогенов / Е.М. Кривошеева, Е.В. Фефелова, С.Т. Кохан // Фундаментальные исследования. – 2011. – № 6. – С. 85–88.
16. Лобанова И. Е. Антимикробная активность масляных и этанольных экстрактов Astragalus glycyphyllos / И. Е. Лобанова, Ю. Л. Якимова // Вестник Новосибирского Государственного Университета. – 2012. – Т. 10, № 2. – С. 79–83.
17. Лобанова И. Е. Динамика содержания аскорбиновой кислоты в органах астрагала сладколистного и чины весенней / И. Е. Лобанова // Сибирский вестник сельскохозяйственной науки. – 2010. – № 4. – С. 19–23.
18. Лобанова И. Е. Содержание флавоноидов и сапонинов в надземной части Astragalus glycyphyllоs L. / И. Е. Лобанова // Вестник Новосибирского Государственного Университета. – 2010. – Т. 8, № 1. – С. 70–73.
19. Лобанова И. Е. Элементный состав Astragalus glycyphyllos / И. Е. Лобанова, О. В. Чанкина // Химия растительного сырья. – 2012. – № 2. – С. 93–99.
20. Меллер-Леймкюллер А.М. Стресс в обществе и расстройства, связанные со стрессом, в аспекте гендерных различий / А.М. Меллер-Леймкюллер // Социальная и клиническая психиатрия. – 2004. – № 4. – С. 5–11.
21. Наранцэцэг Ж. Антиоксидантный эффект водного настоя астрагала молочно-белого / Ж. Наранцэцэг, Х. Солонго, М. Амбарга, Ч. Чимэдрагчаа // Сибирский медицинский журнал. – 2014. – Т. 124, № 1. – С. 103–105.
22. Николаева И.Г. Разработка и стандартизация средств растительного происхождения, обладающих адаптогенной активностью: Автореф. дис. д-ра фарм. наук. – Улан-Удэ, 2012. – 49 с.
23. Путырский И. Н. Универсальная энциклопедия лекарственных растений / И.Н. Путырский, В.Н. Прохоров. – М.: Махаон, 2000. – 605 с.
24. Рыбакина Е.Г. Нарушения взаимодействия иммунной и нейроэндокринной систем при стрессе, синдроме хронической усталости и способы их коррекции / Е.Г. Рыбакина, С.Н. Шанин, Е.Е. Фомичева, И.А. Козинец, Т.А. Филатенкова, Е.В. Дмитриенко // Медицинский академический журнал. – 2010. – Т. 10, № 4. – С. 161–174.
25. Сейфулла Р.Д. Адаптогены в спорте высших достижений / Р.Д. Сейфулла, И.М. Кондрашин // Спортивная медицина: наука и практика. – 2011. – № 1. – С. 54–55.
26. Сейфулла Р.Д. Проблема повышения биодоступности лекарственных средств методами нанофармакологии: фармакокинетика липосомальных препаратов / Р.Д. Сейфулла, А.К. Сариев, Д.А. Абаимов // Экспериментальная и клиническая фармакология. – 2010. – № 11. – С. 34–38.
27. Сергалиева М.У. Растения рода Астрагал: перспективы применения в фармации / М.У. Сергалиева, М.В. Мажитова, М.А. Самотруева // Астраханский медицинский журнал. – 2015. – № 2. – С. 17–31.
28. Торопова А.А. Антиоксидантная активность сухого экстракта подземных органов Astragalus membranaceus и его фракций / А.А. Торопова, Э.Т. Батоцыренова, Д.Н. Оленников, Л.М. Танхаева, Л.Н. Шантанова, С.М. Николаев // Сибирский медицинский журнал. – 2012. – № 7. – С. 107–109.
29. Торопова А.А. Определение антиоксидантной активности экстракта сухого Astragalus membranaceus (Fisch) Bunge в ферментных тест-системах / А.А.Торопова, С.В. Лемза, Т.А. Ажунова, О.В. Хабаева // Вестник Бурятского Государственного Университета. – 2013. – № 12. – С. 24–27.
30. Туртуева Т.А. Аминокислотный состав корней Astragalus membranaceus (Fish.) Bunge / Т.А.Туртуева, Г.Г. Николаева, С.М. Гуляев, Ю.В. Жалсанов // Вестник Бурятского Государственного Университета. – 2013. – № 12. – С. 75–77.
31. Федорова О.В. Постстрессовая модуляция органов иммуногенеза / О.В. Федорова, Н.Г. Краюшкина, Е.Г. Шефер, Е. Н. Фокина, Ю. В. Дегтярь, И. Л. Демидович // Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. – 2010. – № 3. – С. 8–12.
32. Хобракова В.Б. Иммуномодулирующие свойства отвара Астрагала перепончатого / В.Б. Хобракова, С.М. Николаев // Сибирское медицинское обозрение. – 2009. – № 5(59). – С. 45–48.
33. Хобракова В.Б. Иммуномодулирующие свойства растительных глюканов при экспериментальной иммунодепрессии / В.Б. Хобракова, Д.Н. Оленников // Бюллетень Восточно-сибирского научного центра СО РАМН. – 2012. – № 6 (88). – С. 103–105.
34. Хобракова В.Б. Коррекция экспериментального вторичного иммунодефицита растительным средством / В.Б. Хобракова, Э.Т. Батоцыренова, О.Д.-Д. Цыренжапова // Вестник Бурятского Государственного Университета. – 2012. – № SC. – С. 173–176.
35. Цымбал М. В. Использование биологически активных веществ и адаптогенов в хирургии повреждений и опухолей двигательного аппарата / М.В. Цымбал, А.Т. Гречко, Ю.К. Антонов // Вестник службы крови России. – 2012. – № 1. – С. 34–36.
36. Шабанова Г. А. Дикорастущие хозяйственно-ценные растения заповедника «Ягорлык» / Г. А.Шабанова, Т. Д. Изверская, В. С. Гендов. – Кишинев: Eco-TIRAS, 2012. – 262 с.
37. Шурыгина Л. В. Влияние экстрактов корня и надземной части Астрагала перепончатого (Astragalus membranaceus (Fish.) Bunge) на некоторые механизмы деструктивных процессов, протекающих в нейронах / Л.В. Шурыгина, А.А. Кравцов, Э.И. Злищева, Т.В. Андросова, Л.И. Злищева, Н.Н. Лобова // Вестник Воронежского Государственного Университета. – 2014. – № 4. – С. 149–153.
38. Auyeung K.K. Astragalus saponins modulate cell invasiveness and angiogenesis in human gastric adenocarcinoma cells / K.K. Auyeung, P.K. Woo, P.C. Law, J.K. Ko // Journal Ethnopharmacol. – 2012. – Vol. 141, № 2. – Р. 635–641. [Epub ahead of print].
39. Auyeung K.K. Astragalus saponins modulate mTOR and ERK signaling to promote apoptosis through the extrinsic pathway in HT-29 colon cancer cells / K.K. Auyeung, N.L. Mok, C.M. Wong, C.H. Cho, J.K. Ko // Int Journal Mol Med. – 2010. – Vol. 26, № 3. – Р. 341–349.
40. Deng Z. Effect of Astragalus membranaceus polysaccharides on oxidative damage in skeletal muscle of exhaustive exercise rats / Z. Deng, Q. Hu // African Journal of Agricultural Research. – 2011. – Vol. 6, № 17. – Р. 4086–4090.
41. Hao S. Effects on exercise endurance capacity and antioxidant properties of Аstragalus membranaceus polysaccharides (APS) / S. Hao, W. Zaobao // Journal Med Plants Res. – 2010. – Vol. 4, № 10. – Р. 982–986.
42. Ionkova I. Effects of cycloartane saponins from hairy roots of Astragalus membranaceus Bge, on human tumor cell targets / I. Ionkova, G. Momekov, P. Proksch // Fitoterapia. – 2010. – Vol. 81, № 5. – Р. 447–451.
43. Jiang J. Effects of Astragalus polysaccharides on immunologic function of erythrocyte in chickens infected with infectious bursa disease virus / J. Jiang, C. Wu, H. Gao J. Song, H. Li // Vaccine. – 2010. – Vol. 28, № 34. – Р. 5614–5616.
44. Li S.G. Effects of Astragalus polysaccharide on nephritis induced by cationic bovine serum albumin in rats / S.G. Li, Y. Chen, Y.Q. Zhang // Zhong Yao Cai. – 2010. – Vol. 33, № 12. – Р. 1913–1916.
45. Shang L. Astragaloside IV inhibits adenovirus replication and apoptosis in A549 cells in vitro / L. Shang, Z. Qu, L. Sun, Y. Wang, F. Liu, S. Wang, H. Gao, F. Jiang // Journal Pharm Pharmacol. – 2011. – Vol. 63, № 5. – Р. 688–694.
46. Siwicka D. Immunotropic and anti-tumor effects of plant adaptogens. III. Astragalus (Fabaceae) / D. Siwicka, E. Skopinska-Ryzewska, P. Bodera // Centr Eur Journal Immunol. – 2011. – Vol. 36, № 2. – Р. 104–107.
47. WHO monographs on selected medicinal plants. Geneva: World Health Organization. – 1999. – Vol. 1, P. 50–58.
48. Yang M. Effects of Astralagus polysaccharides on the erythroid lineage and microarray analysis in K562 cells / M. Yang, X.H. Qian, D.H. Zhao, S.Z. Fu // Journal Ethnopharmacol. – 2010. – Vol. 127, № 2. – Р. 242–250.
49. Yejin W. Inhibition of Astragalus membranaceus polysaccharides against liver cancer cell HepG2 / W. Yejin, W. Yanqun // African Journal Microbiol Res. – 2010. – Vol. 4, № 20. – Р. 2181–2183.
50. Zhang L. Astragalus membranaceus extract promotes neovascularisation by VEGF pathway in rat model of ischemic injury / L. Zhang, Y. Yang, Y. Wang, X. Gao // Pharmazie. – 2011. – Vol. 66, № 2. – Р. 144–150.

Сегодня современное общество постоянно подвергается воздействию стрессовых ситуаций различного характера, таких как: расширение сфер профессиональной деятельности, возросший ритм жизни, недостаток физической активности, резкое ухудшение экологической обстановки, злоупотребления медикаментозными средствами, табаком и алкоголем и т.д. Стрессорные факторы отрицательно действуют на организм, что приводит к изменению многих физиологических процессов. На стресс реагируют все системы организма человека: нервная, иммунная, эндокринная, сердечно-сосудистая, репродуктивная и др. На сегодня насчитывается около 1000 стресс-индуцированных заболеваний [20]. В условиях постоянного воздействия различных стрессоров адаптивные механизмы постоянно находятся в состоянии напряжения, что рано или поздно приводит к их истощению, а, следовательно, проявлению обратной стороны феномена стресса — повреждающей. Таким образом, стресс в современных условиях превращается из адаптивного явления в звено патогенеза различных заболеваний, сопровождающихся, в частности, нарушением функционирования нервной и иммунной систем как единого интегративного блока регулирующих механизмов стресс-реакции [9, 24, 31].

Для повышения резистентности организма к повреждающим стрессовым воздействиям применяются различные средства коррекции, в частности адаптогены, представленные средствами преимущественно природного происхождения [25, 26, 46]. Так, интерес представляют фитопрепараты, которые от лекарственных веществ синтетического происхождения отличаются хорошей переносимостью и отсутствием выраженных нежелательных побочных реакций даже при длительном использовании.

В настоящее время многочисленные исследования посвящены поиску новых растительных источников биологически активных веществ, совершенствуются методы разработки фитопрепаратов и расширяются области их применения [2, 22, 35]. Хотелось бы отметить, что поиск и изучение сырьевой базы перспективных дикорастущих лекарственных растений отдельных регионов, в том числе Астраханской области, выявление нового высокопродуктивного растительного сырья являются, несомненно, актуальными.

Наибольший интерес как источник биологически активных веществ для нас представляет крупный род растений семейства бобовых (Fabaceae) — Астрагал (Astragalus). Ранее нами были описаны некоторые представители данного рода, представлены качественный и количественный состав его видов и особенности их распространения [27].

По результатам многочисленных проведенных исследований установлено, что экстракты растений рода Astragalus содержат богатейший комплекс биологически активных соединений: алкалоиды, флавоноиды, тритерпеновые сапонины, азотсодержащие соединения, в том числе непротеиновые аминокислоты, глициты, фенольные кислоты и их эфиры, кумарины, высшие жирные кислоты, полисахариды, витамины группы В, С, Е, РР, соли глицирризиновой кислоты, микроэлементы, дубильные вещества, эфирные масла, камедь и др. [10, 11, 17, 18, 19, 23, 30, 36]. Таким образом, учитывая, что в состав травы Астрагал входит большое число биологически активных веществ, несомненно, экстракт из этого растения может оказывать ряд физиологических эффектов на живые системы.

Астрагал солодколистный является представителем азиатской медицины и нередко применяется в составе травяных сборов, в таблетированном виде. Из него создают галеновые препараты. Биологически активные вещества этого растения улучшают функциональную активность иммунной системы, активируют общую резистентность организма, в связи с чем его применение рекомендовано тем, кто живет в экологически неблагоприятных районах. Кроме того, вещества Астрагала солодколистного участвуют в регуляции обмена веществ, способствуют расширению кровеносных сосудов, что сопровождается снижением артериального давления [3]. Растение обладает также седативным, слабительным, отхаркивающим действием, снимает симптомы метеоризма и обострения гиперацидного гастрита. Применяется при кожных заболеваниях наружно. По фармакологическому действию препараты Астрагала солодколистного сходны с препаратами Астрагала шерстистоцветкового [23].

Исследователями И. Е. Лобановой и Ю. Л. Якимовой (2012) [16] проанализирована антимикробная активность масляных и этанольных экстрактов из вегетативных и генеративных органов Астрагала солодколистного в отношении грамположительных бактерий Staphylococcus aureus (АТСС 25923) и Streptococcus pyogenеs (АТСС 12344), грамотрицательной – Klebsiella pneumoniae (АТСС 13883) и дрожжеподобных грибов Candida аlbicans (АТСС 10231). Установлено, что Astragalus glycyphyllos L. проявляет антимикробную активность в отношении всех исследованных патогенов, но наиболее активен в отношении Streptococcus pyogenеs.

Большое количество исследований посвящено изучению Астрагала перепончатого (Astragalus membranaceus Bunge). Так, в ходе экспериментальной работы было установлено, что сухой экстракт Астрагала перепончатого в экспериментально-терапевтической дозе 50 мг/кг повышает неспецифическую сопротивляемость организма к экстремальным факторам различной этиологии: иммобилизационному и психоэмоциональному стрессу, интенсивным физическим нагрузкам, гиперкапнической, гемической и тканевой гипоксии. Показано, что исследуемое фитосредство обладает выраженными иммуномодулирующими свойствами, повышая активность гуморального, клеточного и макрофагального звеньев иммунитета при экспериментальном иммуносупрессивном состоянии. Кроме того, установлено актопротекторное действие сухого экстракта Астрагала перепончатого, заключающееся в повышении физической выносливости животных, что связано с увеличением скорости ресинтеза АТФ, накоплением углеводных запасов клеток, снижением выраженности метаболического ацидоза. Доказано также, что сухой экстракт Астрагала перепончатого повышает ориентировочно-исследовательскую активность животных, оказывает анксиолитическое и ноотропное действие. Курсовое введение животным исследуемого экстракта на фоне иммобилизационного и эмоционального стресса уменьшает выраженность всего комплекса проявлений стресс-реакции, что обусловлено снижением уровня гормонов симпатоадреналовой и гипоталамо-гипофизарно-адреналовой систем, а также оказывает ингибирующее влияние на процессы свободнорадикального окисления биомакромолекул и повышает активность эндогенной антиоксидантной системы [8]. Проведен ряд исследований, свидетельствующих о мембраностабилизирующей активности сухого экстракта корней Астрагала перепончатого и выделенных из него фракций в биотест-системах in vitro. Было установлено, что исследуемое фитосредство и его фракции обладают способностью к восстановлению биологических субстратов, способствуют повышению активности глутатионпероксидазы, пируваткиназы и каталазы, проявляют выраженное антирадикальное действие и ингибируют процесс перекисной деградации [6, 29].

А.А. Тороповой с соавторами [28] проведено исследование антиоксидантной активности сухого экстракта корней Астрагала перепончатого и выделенных из него фракций с применением методов in vitro. Установлено, что сухой экстракт подземных органов Astragalus membranaceus обладает выраженной инактивирующей активностью в отношении радикалов ДФПГ, супероксид-радикалов и молекул оксида азота. Выявлено наличие Fe2+-хелатирующей активности и способности к защите биологического субстрата от перекисного повреждения.

Установлено, что полисахариды, содержащиеся в Astragalus membranaceus Bunge, повышают антиоксидантный статус и препятствуют развитию оксидативного стресса при окислительном повреждении скелетной мускулатуры у крыс, вызванном хроническим физическим перенапряжением при чрезмерных беговых нагрузках. У крыс, получавших комплекс полисахаридов Астрагала перепончатого в дозе 50, 100 и 200 мг/кг, первые признаки истощения при нагрузке появлялись позже, чем в контрольной группе, а концентрация маркеров окисления в мышцах снижалась [40]. Пероральное введение мышам комплекса полисахаридов Астрагала перепончатого (100, 200 и 400 мг/кг) продлевало время максимального плавания и замедляло развитие утомления в тесте плавания. Установлено, что полисахариды способствуют снижению уровня лактата в крови и предотвращают увеличение уровня азота мочевины в крови после упражнения [41, 48]. Важно отметить, что получены данные об эффективности полисахаридов этого растения при лечении иммунного клубочкового воспаления почек, вызванного у крыс ведением бычьего сывороточного альбумина [43].

Исследование свойств водного экстракта надземной части Астрагала молочно-белого (Astragalus galactites) на кроликах породы Шиншилла с динитрофенол-индуцированной пероксидацией показало, что водный настой надземной части этого растения обладает антиоксидантной активностью, способностью к защите биологического субстрата от перекисного повреждения и регуляции активности оксидазных ферментов в плазме [21].

Результаты, полученные в ходе эксперимента исследователями ФГБОУ ВПО «Бурятский государственный университет», свидетельствуют о том, что курсовое введение экстракта Астрагала перепончатого в дозе 50 мг/кг на фоне 18-часового иммобилизационного стресса оказывает стресс-протективное действие, уменьшая выраженность катаболических изменений во внутренних органах белых крыс. Показано, что стресс-протективное действие экстракта связано с его ингибирующим влиянием на процессы свободнорадикального окисления и активацией системы антиоксидантной защиты организма [5].

Приведены экспериментальные данные о влиянии сухого экстракта Астрагала перепончатого на функциональные показатели центральной нервной системы и ее устойчивости к различным видам гипоксии. Установлено, что экстракт оказывает антигипоксическое, анксиолитическое и ноотропное действие, проявляя наиболее выраженную активность в дозе 50 мг/кг массы экспериментального животного [7]. Определено, что курсовое введение сухого экстракта Астрагала перепончатого в дозе 50 мг/кг повышает устойчивость белых крыс к гипоксиям различного генеза [4].

Ряд исследований посвящен изучению влияния экстрактов корня и надземной части Астрагала перепончатого на уровень внутриклеточного кальция при эксайтотоксическом действии глутамата и выживаемость нейронов при низкокалиевом апоптозе. Установлено, что экстракты корня и надземной части испытуемого средства увеличивают выживаемость нейронов мозжечка в низкокалиевой среде, индуцирующей апоптоз, снижают внутриклеточный уровень Са2+ в условиях нейротоксического действия глутамата. Наиболее выраженный эффект на уровень Са2+ оказывает экстракт корня Астрагала перепончатого [37].

При исследовании иммуномодулирующей активности полисахаридов из Астрагала перепончатого установлено, что данные соединения в экспериментально-терапевтической дозе 10 мг/кг обладают выраженной эффективностью в отношении гуморального иммунного ответа в условиях азатиоприновой иммуносупрессии, что выражается в достоверном увеличении количества антителообразующих клеток по сравнению с данными в контрольной группе животных [33].

В опытах на мышах линии F1 (СВАхС57Вl/6) установлена иммунокорригирующая активность сухого экстракта Астрагала перепончатого. Показано, что исследуемое средство в дозах 10 мл/кг и 50 мг/кг способно ослаблять супрессивное действие цитостатика азатиоприна на антителогенез и клеточно-опосредованную иммунную реакцию, что выражается в повышении иммунологических показателей. Исследуемое средство не изменяет показатели иммунитета у интактных мышей [32, 34].

Доказано, что экстракт Астрагала перепончатого является перспективным средством профилактики и лечения острого вирусного миокардита, вызванного вирусом Коксаки группы B: он тормозит репликацию коксаки-вируса В-2 в культуре клеток сердца крыс на раннем этапе инфицирования [44]. Астрагалозид IV из корней Астрагала перепончатого in vitro дозозависимо подавляет репликацию аденовируса HAdV-3 (human adenovirus type 3) в клетках A549 [45].

Интересные данные были получены при изучении экстракта подземной части Астрагала перепончатого. Установлено, что его экстракт увеличивает число стволовых клеток в костном мозге и лимфоидных тканях, стимулирует их развитие в активные иммуноциты, индуцирует продукцию иммуноглобулинов, фагоцитарную активность ретикулоэндотелиальной системы [47]. Имеются также данные, свидетельствующие о том, что внутривенное введение полисахаридной фракции из корня Астрагала перепончатого полностью устраняет экспериментальную циклофосфамидную иммуносупрессию [43, 47]. Доказано, что сапонины корней этого растения подавляют рост клеток рака толстой кишки человека НТ-29 и аденокарциномы желудка in vitro посредством стимуляции апоптоза через каспазный механизм [38, 39, 42]. Сумма полисахаридов Астрагала перепончатого в высокой дозе (25 мг/мл) уменьшает жизнеспособность клеток рака печени HepG2 [49].

Установлено, что экстракт из корней Астрагала перепончатого (75 мкг/мл) и выделенный из растения астрагалозид IV in vitro на культуре эндотелиальных клеток пупочной вены человека стимулируют пролиферацию и миграцию. In vivo на крысах с перевязкой левой передней нисходящей артерии сердца экстракт Астрагала в дозе 50 и 100 мг/кг при введении в течение 3, 7 и 14 дней тормозит развитие сердечного фиброза, снижает объем инфарктной зоны и увеличивает плотность капилляров и артериол, а также способствует неоваскуляризации в поврежденном участке ткани [50].

В работе Ж. Алдармаа (1999) изучен спектр психотропного действия Астрагала монгольского (Astragalus mongholicus). Установлено, что экстракт и отвар этого растения обладают выраженной анксиолитической активностью, которая сочетается с антиамнестическими и антидепрессивными свойствами. Анксиолитический эффект Астрагала монгольского сравним с антиконфликтным действием феназепама. Показано, что отвар и экстракт растения имеют противосудорожное (по отношению к коразолу) действие, не оказывая при этом седативного и миорелаксантного действия. При исследовании влияния Астрагала монгольского на электрическую активность головного мозга было установлено, что он проявляет сходство с «дневными» транквилизаторами, усиливая медленную активность мозга (в дельта-диапазоне) и вызывая замедление тета-ритма (ритма напряжения). Установлено, что экстракт усиливает апоморфиновую гипотермию, что свидетельствует об участии дофаминергических механизмов в реализации его действия. Об участии ГАМК-ергической системы в проявлениях его активности говорит защитное действие Астрагала монгольского при судорогах, вызванных коразолом, бикукуллином и тиосемикарбазидом [1].

Следует отметить, что на основе экстрактов растений рода Astragalus созданы различные биологические активные добавки (БАД), которые применяются в клинической медицине. Так, например, биологически активные добавки «Астрагал» и настойка «Женьшень с астрагалом» обладают адаптогенной активностью, при этом наиболее выраженная активность отмечена у комплексного средства «Женьшень с астрагалом» [13]. А также выявлено, что настойка «Женьшень с астрагалом» обладает защитными антигипоксическими и антиоксидантными свойствами и оказывает эффективное влияние на процессы перекисного окисления липидов и показатели антиоксидантной защиты в условиях окислительного стресса [15].

Установлено, что селенсодержащее средство «Астрагал» обладает выраженными иммуномодулирующими свойствами, блокирует процессы свободнорадикального окисления и активирует эндогенную антиоксидантную систему организма. Курсовое введение фитосредства «Астрагал» на фоне иммунодефицитного состояния оказывает иммуномодулирующее действие [12].

В работе С.Т. Кохан и Е.В. Намоконова (2010) [14] представлены результаты исследования содержания жирных кислот липидов сыворотки крови больных с внебольничной пневмонией в условиях селенодефицита. Предложен способ фармакологической коррекции процессов липопероксидации и содержания селена в биологических жидкостях путем использования в комплексной терапии селеносодержащей биологически активной добавки драже «Астрагал». Использование селеносодержащего средства в комплексной терапии внебольничных пневмоний приводит к нормализации соотношений между полиненасыщенными и насыщенными жирными кислотами (ЖК) липидов сыворотки крови, что связано с антиоксидантным эффектом данного препарата.

Заключение

Таким образом, представители рода Astragalus имеют богатейший химический состав [23] и как следствие — широкий спектр воздействия на функциональные системы организма. В доступной нам литературе отсутствуют данные о применении экстрактов Астрагала лисьего в эксперименте и клинической практике, несмотря на то, что Астрагал лисий (Astragalus vulpinus Willd.), произрастающий в Астраханской области, помимо комплекса биологически активных соединений, таких как алкалоиды, сахара, флавоноиды, тритерпеновые сапонины, селен и иное, содержит микроэлементы Cu и Mn [11]. Это позволяет ожидать новые виды биологической активности его экстрактов, а также определяет актуальность и направление дальнейшего исследования, связанного с изучением функциональной активности нервной и иммунной систем в условиях стресса под влиянием биологически активных веществ Астрагала лисьего (Astragalus vulpinus Willd.).

Рецензенты:

Сухенко Л.Т., д.б.н., доцент, профессор кафедры биотехнологии, зоологии и аквакультуры ФГБОУ ВПО «Астраханский государственный университет», г. Астрахань;

Кондратенко Е.И., д.б.н., профессор, декан биологического факультета ФГБОУ ВПО «Астраханский государственный университет», г. Астрахань.


Библиографическая ссылка

Сергалиева М.У., Мажитова М.В., Самотруева М.А. БИОЛОГИЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ ЭКСТРАКТОВ РАСТЕНИЙ РОДА ASTRAGALUS // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 5. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=21809 (дата обращения: 18.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074