Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ОСОБЕННОСТЕЙ РАЗВИТИЯ ПЕРВИЧНО-МНОЖЕСТВЕННЫХ МЕТАХРОННЫХ ОПУХОЛЕЙ ПОСЛЕ ХИМИОЛУЧЕВОГО И ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ ПЕРВОЙ ОПУХОЛИ

Важенин А.В. 1 Шаназаров Н.А. 1 Шунько Е.Л. 2
1 ГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный медицинский университет» Минздрава России
2 ГБОУ ВПО «Тюменский государственный медицинский университет» Минздрава России
В настоящее время в радиологии и онкологии достаточно остро стоит проблема индуцированных лечением первично-множественных злокачественных новообразований, которые являются одной из основных причин смертности онкологических больных после проведенного лучевого и химиолучевого лечения. Целью нашего исследования является сравнительный анализ особенностей развития первично-множественных метахронных опухолей после химиолучевой терапии и хирургического лечения первой опухоли. Мы выделили группу из 42 больных (1 группа), у которых впоследствии после химиолучевой терапии первой опухоли возникли первично-множественные метахронные опухоли, и группу из 300 больных (2 группа), у которых впоследствии после хирургического лечения первой опухоли возникли первично-множественные метахронные опухоли. В нашем исследовании для больных 1 группы были характерны более молодой возраст, более короткие интервалы времени от появления первой опухоли до появления второй опухоли и от начала терапии первой опухоли до появления второй опухоли. Сокращение интервалов времени до появления второй опухоли от появления первой опухоли и от начала терапии первой опухоли до появления второй опухоли в группе больных после химиолучевого лечения первой опухоли мы можем объяснить более выраженной агрессивностью химиолучевого лечения и суммарным канцерогенным эффектом химиотерапии и лучевой терапии в 1 группе больных по сравнению с хирургическим лечением во 2 группе больных.
первично-множественные злокачественные опухоли
химиолучевая терапия
1. Важенин А.В., Бехтерева Е.И., Бехтерева С.А., Гюлов Х.Я. Очерки первичной множественности злокачественных опухолей. – Челябинск: Изд-во «Иероглиф», 2000. – 213 с.
2. Слинчак С. М. Множественные злокачественные опухоли. – Киев: Здоровье, 1968. – 192 с.
3. Шунько Е.Л. Проблема риска развития первично-множественного рака после лучевой и химиотерапии первой опухоли в современной англоязычной литературе // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 6; URL: http://www.science-education.ru/120-16901 (дата обращения: 16.01.2015).
4. Bartkowiak D., Humble N., Suhr P., Hagg J., Mair K., Polivka B., Schneider U., Bottke D., Wiegel T. Second cancer after radiotherapy, 1981–2007 // Radiotherapy and Oncology. 2012. Vol. 105. P. 122-126.
5. Berrington de Gonzalez A., Curtis R., Gilbert E. et al. Second solid cancers after radiotherapy for breast cancer in SEER cancer registries. // Br. J. Cancer. 2010. Vol. 102. P. 220–226.
6. Berrington de Gonzalez A., Curtis R.E., Kry S.F., Gilbert E., Lamart S., Berg Ch.D., Stovall M., Ron E. Proportion of second cancers attributable to radiotherapy treatment in adults: a cohort study in the US SEER cancer registries // Lancet Oncol. 2011. Vol. 12. P. 353-360.
7. Guerin S., Guibout C., Shamsaldin A. et al. Concomitant chemo-radiotherapy and local dose of radiation as risk factors for second malignant neoplasms after solid cancer in childhood: a case-control study // Int. J. Cancer. 2007. Vol. 120. P. 96-102.
8. Koh E.J., Tran T.H., Heydarian M. et al. A comparison of mantle versus involvedfield radiotherapy for Hodgkin’s lymphoma: reduction in normal tissue dose and second cancer risk // Radiation. Oncol. 2007. Vol. 2. P. 13.
9. Shin D.W., Baik Y.Ji., Kim Y.W., Oh J.H., Chung Ki-W., Kim S.W., Lee W.-Ch., Yun Y.H., Cho J. Knowledge, attitudes, and practice on second primary cancer screening among cancer survivors: A qualitative study // Patient Education and Counseling. 2011. Vol. 85. P. 74-78.
10. Tubiana M., Henry-Amar M., Hayat M. et al. Long-term results of the EORTC randomized study of irradiation and vinblastine in clinical stages I and II of Hodgkin’s disease // Eur. J. Cancer. 1979. Vol. 15. P. 645-657.
В настоящее время во всем мире лучевая и химиотерапия широко и эффективно применяются в лечении злокачественных новообразований (ЗНО), несмотря на увеличение количества осложнений в результате двойного канцерогенного и иммунодепрессивного воздействия при комбинированном химиолучевом лечении, что достаточно часто приводит к развитию новой злокачественной опухоли или лейкоза [1,3,4,5,6,7,8,10]. При исследовании влияния химиолучевой терапии обнаружили, что при одновременном применении лучевой и химиотерапии наблюдается более высокий риск индуцированных лечением первично-множественных ЗНО, чем при их последовательном применении [7]. Необходимо отметить, что индуцированные лечением первично-множественные ЗНО являются сегодня одной из основных причин смертности онкологических больных после проведенного лучевого и химиолучевого лечения. В связи с этим в последние два десятилетия проблема первично-множественного рака, индуцированного лучевым и химиотерапевтическим лечением первой опухоли, становится все более важной и достаточно широко освещается в современной литературе [1,3,9]. Вместе с тем,  в современной радиологии и онкологии достаточно остро стоит проблема уменьшения риска развития индуцированных лечением опухолей и чрезвычайно актуальными становятся  исследования, направленные на решение проблемы выбора адекватных подходов к лечению и диспансерному наблюдению больных, получивших лучевое и химиотерапевтическое лечение.

Цель исследования: провести сравнительный анализ особенностей развития первично-множественных метахронных опухолей после химиолучевой терапии и хирургического лечения первой опухоли.

Материал и методы исследования. Материалом исследования являются архивные данные по лечению больных в Челябинском областном онкологическом диспансере (ГБУЗ ЧОКОД). Мы выделили группу из 42 больных, у которых впоследствии после химиолучевой терапии первой опухоли возникли первично-множественные метахронные опухоли (1 группа) и группу из 300 больных, у которых впоследствии после хирургического лечения первой опухоли возникли первично-множественные метахронные опухоли (2 группа). Для классификации первично-множественных опухолей мы использовали классификацию С.М. Слинчака [2], согласно которой мы выделили три подгруппы метахронных опухолей в обеих группах больных. В 1 группе: мультицентрические множественные опухоли в одном органе - 30,9 % (13 больных); системные опухоли и опухоли парных органов - 26,2 % (11 больных); несистемные множественные опухоли различных органов - 42,9 % (18 больных); во 2 группе: мультицентрические множественные опухоли в одном органе - 10,0 % (30 больных); системные опухоли и опухоли парных органов - 15,0 % (45 больных); несистемные множественные опухоли различных органов - 75,0 % (225 больных). Для статистической обработки результатов исследования мы использовали программы IBM SPSS Statistics Version 22.0.0.0; Statistica Version 10.0.0.0.

Результаты исследования и их обсуждение. Средний возраст больных 1 группы на момент установления диагноза первичной опухоли составил 51,50 лет (от 21 до 90 лет), во 2 группе средний возраст больных на момент установления диагноза первичной опухоли составил 61,09 лет (от 24 до 88 лет). Статистически значимых различий по средним показателям возраста в группах не было (p>0,05), хотя средний возраст больных 2 группы был в 1,19 раза больше по сравнению с показателем среднего возраста больных 1 группы. При оценке показателей возраста в группах с учетом классификации первично-множественных опухолей С.М. Слинчака было определено, что средний возраст больных на момент установления диагноза первой опухоли в 1 группе составил: для мультицентрических множественных опухолей в одном органе - 51,46 лет (от 34 до 66 лет), для системных опухолей и опухолей парных органов - 48,18 лет (от 21 до 90 лет), для несистемных множественных опухолей различных органов - 53,56 лет (от 31 до 69 лет). При анализе показателей возраста на момент установления диагноза первой опухоли по критерию однородности дисперсий (статистика Ливиня) достоверные различия вышеуказанного показателя в подгруппах пациентов 1 группы с  мультицентрическими множественными опухолями в одном органе, с системными опухолями и опухолями парных органов, с несистемными множественными опухолями различных органов получены не были (p=0,063). В результате проведенного однофакторного дисперсионного анализа определено, что дисперсия между средними значениями возраста в 0,685 раза выше, чем внутригрупповая дисперсия (F=0,685; p=0,510). Во 2 группе средний возраст больных на момент установления диагноза первичной опухоли составил: для мультицентрических множественных опухолей в одном органе - 58,47 лет (от 35 до 88 лет), для системных опухолей и опухолей парных органов - 59,0 лет (от 24 до 80 лет), для несистемных множественных опухолей различных органов - 61,86 год (от 33 до 85 лет). При анализе показателей возраста на момент установления диагноза первой опухоли по критерию однородности дисперсий (статистика Ливиня) достоверные различия вышеуказанного показателя в группах пациентов с  мультицентрическими множественными опухолями в одном органе, с системными опухолями и опухолями парных органов, с несистемными множественными опухолями различных органов получены не были (p=0,773). В результате проведенного однофакторного дисперсионного анализа определено, что дисперсия между средними значениями возраста в 1,905 раза выше, чем внутригрупповая дисперсия (F=1,905; p=0,151).

Таким образом, средний возраст больных на момент установления диагноза первой опухоли в 1 и 2 группе составил соответственно: для мультицентрических множественных опухолей в одном органе - 51,46 лет (от 34 до 66 лет) и 58,47 лет (от 35 до 88 лет), для системных опухолей и опухолей парных органов - 48,18 лет (от 21 до 90 лет) и 59,0 лет (от 24 до 80 лет), для несистемных множественных опухолей различных органов - 53,56 лет (от 31 до 69 лет) и 61,86 год (от 33 до 85 лет). При этом средние показатели возраста во всех подгруппах 1 группы были ниже, по сравнению с показателями аналогичных подгрупп 2 группы больных: для мультицентрических множественных опухолей в одном органе - на 7,01 года или в 1,14 раза; для системных опухолей и опухолей парных органов - на 10,82 лет или в 1,23 раза; для несистемных множественных опухолей различных органов - на 8,30 или в 1,16 раза ниже.

Интервал времени от появления первой опухоли до появления второй опухоли в 1 группе больных составил в среднем 59,02 месяцев (от 12 до 207 месяцев), интервал времени от начала химиотерапии первой опухоли до появления второй опухоли составил в среднем 56,37 месяцев, интервал времени от начала лучевой терапии первой опухоли до появления второй опухоли составил в среднем 55,38 месяцев. В подгруппах живых (32 человека) и умерших (10 человек) больных 1 группы интервал времени от начала химиотерапии первой опухоли до появления второй опухоли составил в среднем соответственно 60,48 и 23,30 месяцев, от начала лучевой терапии первой опухоли до появления второй опухоли составил в среднем соответственно 62,16 и 34,10 месяцев. При анализе сроков возникновения второй опухоли в 1 группе по критерию однородности дисперсий (статистика Ливиня) для сроков возникновения второй опухоли от начала химиотерапии были получены достоверные различия вышеуказанного показателя в группах живых и умерших больных 1 группы (p=0,040), для сроков возникновения второй опухоли от начала лучевой терапии достоверные различия вышеуказанного показателя в группах живых и умерших получены не были (p=0,082). В результате проведенного однофакторного дисперсионного анализа определено, что дисперсия между средними значениями срока развития второй опухоли от начала химиотерапевтического лечения в 5,299 раза выше, чем внутригрупповая дисперсия (F=5,299; p=0,027), дисперсия между средними значениями срока развития второй опухоли от начала лучевого лечения в 3,2 раза выше, чем внутригрупповая дисперсия (F=3,281; p=0,078). Во 2 группе больных интервал времени от появления первой опухоли до появления второй опухоли составил в среднем 67,13 месяцев (от 12 до 402 месяцев), интервал времени от операции первой опухоли до появления второй опухоли составил в среднем 78,51 месяцев (от 7 до 376 месяцев). Необходимо отметить, что интервал времени от появления первой опухоли до появления второй опухоли в 1 группе больных (в среднем 59,02 месяцев), оказался на 8,11 месяцев или в 1,14 раза меньше по сравнению с аналогичным показателем во 2 группе больных (в среднем 67,13 месяцев).

При оценке показателя интервала времени от появления первой опухоли до появления второй опухоли в группах больных с учетом классификации первично-множественных опухолей С.М. Слинчака было определено, что в 1 группе интервал времени от появления первой опухоли до появления второй опухоли составил: для мультицентрических множественных опухолей в одном органе - 69,85 месяцев (от 18 до 207 месяцев); для системных опухолей и опухолей парных органов - 59,45 месяцев (от 12 до 123 месяцев); для несистемных множественных опухолей различных органов - 50,94 месяцев (от 12 до 166 месяцев).  При анализе сроков возникновения второй опухоли от появления первой опухоли по критерию однородности дисперсий (статистика Ливиня) достоверные различия вышеуказанного показателя в группах пациентов с  мультицентрическими множественными опухолями в одном органе, с системными опухолями и опухолями парных органов, с несистемными множественными опухолями различных органов получены не были (p=0,499). В результате проведенного однофакторного дисперсионного анализа определено, что дисперсия между средними значениями сроков возникновения второй опухоли от появления первой опухоли в 0,672 раза выше, чем внутригрупповая дисперсия (F=0,672; p=0,516). Во 2 группе больных интервал времени от появления первой опухоли до появления второй опухоли составил: для мультицентрических множественных опухолей в одном органе - 63,00 месяцев (от 12 до 321 месяцев); для системных опухолей и опухолей парных органов - 58,18 месяцев (от 12 до 195 месяцев); для несистемных множественных опухолей различных органов - 69,47 месяцев (от 12 до 402 месяцев).  При анализе сроков возникновения второй опухоли от появления первой опухоли по критерию однородности дисперсий (статистика Ливиня) достоверные различия вышеуказанного показателя в группах пациентов с мультицентрическими множественными опухолями в одном органе, с системными опухолями и опухолями парных органов, с несистемными множественными опухолями различных органов получены не были (p=0,238). В результате проведенного однофакторного дисперсионного анализа определено, что дисперсия между средними значениями сроков возникновения второй опухоли от появления первой опухоли в 0,535 раза выше, чем внутригрупповая дисперсия (F=0,535; p=0,586). Таким образом, показатель интервала времени от появления первой опухоли до появления второй опухоли с учетом классификации первично-множественных опухолей С.М. Слинчака составил в среднем соответственно в 1 и 2 группах: для мультицентрических множественных опухолей в одном органе - 69,85 месяцев и 63,00 месяцев; для системных опухолей и опухолей парных органов - 59,45 месяцев и 58,18 месяцев;  для несистемных множественных опухолей различных органов - 50,94 месяцев и 69,47 месяцев. Необходимо отметить, что  для подгрупп 1 группы были характерны более высокие показатели интервалов времени от появления первой опухоли до появления второй опухоли по средним показателям, по сравнению с аналогичными показателями 2 группы, за исключением как в целом для группы, так и подгруппы несистемных множественных опухолей различных органов.

При оценке показателя интервала времени от начала терапии первой опухоли до появления второй опухоли в группах было определено, что интервал времени от начала терапии первой опухоли до появления второй опухоли составил в 1 группе в среднем 55,88 месяцев, во 2 группе - в среднем 78,51 месяцев, т.е. на  22,63 месяцев или в 1,41 раза больше во 2 группе. При оценке показателя интервала времени от начала терапии первой опухоли до появления второй опухоли в группах с учетом классификации первично-множественных опухолей С.М. Слинчака было определено, что в 1 и 2 группе интервал времени от начала терапии первой опухоли до появления второй опухоли составил соответственно: для мультицентрических множественных опухолей в одном органе - 67,00 и 75,75 месяцев; для системных опухолей и опухолей парных органов - 55,23 и 80,93 месяцев; для несистемных множественных опухолей различных органов - 48,01 и 78,46 месяцев. Все вышеперечисленные показатели имели большее значение во 2 группе: для мультицентрических множественных опухолей в одном органе - на 8,75 месяцев или в 1,13 раза; для системных опухолей и опухолей парных органов - на 25,7 месяцев или в 1,47 раза; для несистемных множественных опухолей различных органов - на 30,45 месяцев или в 1,63 раза по сравнению с показателями в 1 группе.

Заключение. Таким образом, для больных 1 группы, пролеченных химиолучевой терапией, характерны: более молодой возраст, более короткие интервалы времени от появления первой опухоли до появления второй опухоли и от начала терапии первой опухоли до появления второй опухоли. Сокращение интервалов времени до появления второй опухоли от появления первой опухоли и от начала терапии первой опухоли до появления второй опухоли в группе больных после химиолучевого лечения первой опухоли мы можем объяснить более выраженной агрессивностью химиолучевого лечения и суммарным канцерогенным эффектом химиотерапии и лучевой терапии в 1 группе больных по сравнению с хирургическим лечением во 2 группе больных.

Рецензенты:

Яйцев С.В., д.м.н., профессор, заведующий кафедрой онкологии ГБОУ ВПО ЮУГМУ, г. Челябинск;

Жаров А.В., д.м.н., профессор кафедры онкологии, лучевой диагностики и лучевой терапии ГБОУ ВПО ЮУГМУ, г. Челябинск.


Библиографическая ссылка

Важенин А.В., Шаназаров Н.А., Шунько Е.Л. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ОСОБЕННОСТЕЙ РАЗВИТИЯ ПЕРВИЧНО-МНОЖЕСТВЕННЫХ МЕТАХРОННЫХ ОПУХОЛЕЙ ПОСЛЕ ХИМИОЛУЧЕВОГО И ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ ПЕРВОЙ ОПУХОЛИ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 5. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=21377 (дата обращения: 26.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074