Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПЕРИНАТАЛЬНОЙ СМЕРТНОСТИ ОТ ВРОЖДЕННЫХ АНОМАЛИЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Щеголев А.И. 1 Туманова У.Н. 1 Шувалова М.П. 1 Фролова О.Г. 1
1 ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова» Министерства здравоохранения России
Приведены результаты анализа данных Росстата о мертворождаемости и ранней неонатальной смерти вследствие врожденных аномалий. В 2013 г. врожденные пороки развития занимали второе место среди первоначальных причин смерти, составляя 6,1% от всех случаев мертворождения и 16,2 % среди наблюдений ранней неонатальной смерти в Российской Федерации. Чаще всего, по данным Росстата, фигурировали пороки из группы «Другие виды врожденных аномалий», включающие в себя множественные пороки развития. Среди идентифицированных пороков наибольший удельный вес у мертворожденных составили аномалии нервной системы, а у умерших в первые 168 часов жизни – аномалии системы кровообращения. Вместе с тем вид и частота развития врожденных аномалий различаются в федеральных округах Российской Федерации.
врожденные аномалии
мертворождаемость
перинатальная смертность
ранняя неонатальная смертность
региональные особенности
1. Демикова Н.С., Лапина А.С. Врожденные пороки развития в регионах Российской Федерации (итоги мониторинга за 2000-2010 гг.) // Российский вестник перинатологии и педиатрии. – 2012. – № 2. – С. 91-98.
2. Стародубов В.И., Суханова Л.П., Сыченков Ю.Г. Репродуктивные потери как медико-социальная проблема демографического развития России // Социальные аспекты здоровья населения (Электронный научный журнал). – 2011. – № 6. – С. 1. http://vestnik.mednet.ru/content/view/367/30/
3. Суханова Л.П., Скляр М.С. Детская и перинатальная смертность в России: тенденции, структура, факторы риска // Социальные аспекты здоровья населения (Электронный научный журнал). – 2007. – № 4. – С. 2. http://vestnik.mednet.ru/content/view/46/30.
4. Фролова О.Г., Паленая И.И., Шувалова М.П., Суханова Л.П. Региональные аспекты мертворождаемости в Российской Федерации в 2008 г. // Акушерство и гинекология. – 2011. – № 1. – С. 105-109.
5. Щеголев А.И., Павлов К.А., Дубова Е.А., Фролова О.Г. Мертворождаемость в субъектах Российской Федерации в 2010 году // Архив патологии. – 2013. – № 2. – C. 20-24.
6. Щеголев А.И., Павлов К.А., Дубова Е.А., Фролова О.Г. Ранняя неонатальная смертность в Российской Федерации в 2010 г. // Архив патологии. – 2013. – № 4. – C. 15-19.
7. Щеголев А.И., Туманова У.Н., Фролова О.Г. Региональные особенности мертворождаемости в Российской Федерации // Актуальные вопросы судебно-медицинской экспертизы и экспертной практики в региональных бюро судебно-медицинской экспертизы на современном этапе. – Рязань, 2013. – C. 163-169.
8. Щеголев А.И., Туманова У.Н., Шувалова М.П., Фролова О.Г. Гипоксия как причина мертворождаемости в Российской Федерации // Здоровье, демография, экология финно-угорских народов. – 2014. – № 3. – C. 96-98.
9. Щеголев А.И., Туманова У.Н., Шувалова М.П., Фролова О.Г. Сравнительный анализ мертворождаемости в Российской Федерации в 2010 и 2012 годах // Российский вестник перинатологии и педиатрии. – 2015. – № 3. – C. 58-62.
10. Яковлева Т.В. Причины и динамика перинатальной смертности в Российской Федерации // Здравоохранение Российской Федерации. – 2005. – № 4. – С. 34-38.
11. Ezechi O.C., David A.N. Overview of Global Perinatal Mortality // Perinatal Mortality / Ed. Ezechi O.C. InTech, 2012. – P. 1-10.
12. Kramer M.S., Liu S., Luo Z. et al. Analysis of perinatal mortality and its components: time for a change? // Am. J. Epidemiol. – 2002. – V. 156. – P. 493-497.
Перинатальная смертность закономерно является важнейшим показателем здоровья населения [2, 10]. Количество летальных исходов за этот короткий перинатальный период сопоставимо с числом умерших в последующие 40 лет жизни [11].

Перинатальная смертность объединяет случаи мертворождения и ранней неонатальной смерти. В настоящее время, согласно Приказу Минздравсоцразвития России от 27.12.2011 № 1687н «О медицинских критериях рождения, форме документа о рождении и порядке его выдачи», мертворождением считается отделение плода от организма матери при сроке беременности 22 недели и более при массе тела новорожденного 500 грамм и более (или менее 500 грамм при многоплодных родах) или в случае, если масса тела ребенка при рождении неизвестна, при длине тела новорожденного 25 см и более при отсутствии у новорожденного признаков живорождения. К ранней неонатальной смерти относят наблюдения смерти детей, умерших в первые 168 часов жизни. Именно такие мертворожденные и умершие новорожденные подлежат обязательной регистрации и последующему статистическому учету.

Согласно данным Росстата за 2010 г., когда статистическому учету подвергались случаи смерти новорожденных, родившихся при сроке беременности не менее 28 недель и массой не менее 1000 г., основной причиной мертворождения в Российской Федерации являлась внутриутробная гипоксия и асфиксия при родах [4, 8]. Наиболее частой причиной ранней неонатальной смерти в 2010 г. являлись дыхательные нарушения [6]. Второе место как среди мертворожденных, так и в наблюдениях ранней неонатальной смерти занимали врожденные аномалии и хромосомные нарушения [6, 9].

Цель работы: провести сравнительный анализ мертворождаемости и ранней неонатальной смертности от врожденных аномалий в федеральных округах Российской Федерации в 2013 году.

Материалы и методы исследования

Работа основана на анализе статистических форм А-05 Росстата за 2013 г., формируемых на основании записей в медицинских свидетельствах о перинатальной смерти и относящихся к мертворождению. Данные формы представляют собой перекрестные таблицы, содержащие данные о первоначальных причинах смерти (основных заболеваниях), а также об экстрагенитальной патологии матери и осложнениях со стороны плаценты, пуповины и оболочек, способствовавших наступлению смерти.

Результаты исследования и их обсуждение

Согласно данным Росстата, в целом по Российской Федерации в 2013 г. родилось живыми 1895822 детей, в перинатальном периоде умерло 18395, включая 12226 мертворожденных и 6169 умерших в первые 168 часов жизни. Соответственно этому значения показателя перинатальной смертности в Российской Федерации в 2013 г составили 9,64 ‰, показателя мертворождаемости - 6,41 ‰ и показателя ранней неонатальной смертности - 3,25 ‰.

Для сравнения в 2010 году родилось живыми 1788948 детей, в перинатальном периоде погибло 13248, в том числе было 8300 мертворожденных и 4948 умерших в первые 168 часов [6]. В результате показатели перинатальной смертности, мертворождаемости и ранней неонатальной смертности составляли 7,37 ‰, 4,62 ‰ и 2,75 ‰ соответственно. Более высокие значения вышеобозначенных показателей в 2013 году отчасти обусловлены новой системой регистрации рождений.

Согласно данным Росстата по Российской Федерации за 2013 г., врожденные аномалии как основное заболевание фигурировали в 750 (6,1 %) наблюдениях среди всех случаев мертворождения. Для сравнения, в 2010 г., когда статистическому учету подлежали мертворожденные на сроке беременности 28 недель и более, врожденные аномалии были расценены как основное заболевание в 4,1 % от общего количества мертворожденных [7]. То есть снижение нижней границы срока регистрации рождений с 28 до 22 недель при учете гибели плодов привело к абсолютному и относительному увеличению числа погибших вследствие врожденных пороков развития. Наиболее часто в 2013 г. врожденные аномалии в качестве причины мертворождения фигурировали в Северо-Западном (в 7,9 %) и Приволжском (в 7,2 %) федеральных округах. Реже всего (в 3,4 %) это отмечалось в Уральском федеральном округе.

В то же время в случаях ранней неонатальной смерти врожденные пороки развития как основное заболевание отмечались в 16,2 % в целом по России. Чаще всего подобное наблюдалось в Центральном (в 20,8 %) и Южном (в 19,7 %) федеральных округах, а наиболее редко - опять в Уральском федеральном округе (в 12,1 %). Более высокий процент гибели новорожденных от пороков развития по сравнению с мертворожденными согласуется с данными литературы [3, 12].

Анализируя врожденные аномалии в качестве первоначальной причины смерти, следует отметить, что в статистической форме А-05 Росстата они представлены в сгруппированном виде, вследствие чего не представляется возможным дать оценку конкретному виду порока развития. В этой связи наиболее высокий удельный вес у мертворожденных представляла группа «Другие виды врожденных аномалий», в которую входят врожденные аномалии глаза, уха, лица и шеи (Q10-Q18 МКБ-10), врожденные аномалии органов дыхания (Q30-Q34 МКБ-10), врожденные аномалии половых органов (Q50-Q56 МКБ-10), врожденные аномалии и деформации костно-мышечной системы (Q65-Q79 МКБ-10) и другие врожденные аномалии (Q80-Q89 МКБ-10).

Действительно, почти во всех федеральных округах за исключением Дальневосточного округа и соответственно в целом по России врожденные аномалии, входящие в данную группу, занимали первое место в качестве основного заболевания у мертворожденных (табл. 1). В целом по стране они составляли 39,1 % от общего числа врожденных пороков развития, явившихся причиной гибели плода. Наибольший удельный вес от общего числа врожденных аномалий эти пороки занимали в Центральном федеральном округе (47,7 %), наименьшая их доля отмечалась в Дальневосточном федеральном округе (28,1 %).

Необходимо добавить, что ведущую роль среди аномалий анализируемой группы занимают, видимо, множественные врожденные пороки развития (Q89.7 МКБ-10), которые также представляют собой крайне разнородную группу. В этой связи мы солидарны с мнением Н.С. Демиковой и соавт. [1] о необходимости специального отдельного их изучения, основанного на достаточно большой выборке с обязательным использованием унифицированных характеристик и описаний.

Таблица 1

Ранговое место врожденных аномалий в мертворождаемости в федеральных округах Российской Федерации в 2013 году

 

ВАНС

ВАСК

ВАОП

ВАМС

ДВВА

ХА

Российская Федерация

2

3

6

4

1

5

Центральный ФО

3

2

6

5

1

4

Северо-Западный ФО

3

2

-

5

1

4

Южный ФО

3

2

-

4

1

5

Северо-Кавказский ФО

2

3

5

4

1

6

Приволжский ФО

2

3

6

5

1

4

Уральский ФЛ

2-3

2-3

5-6

4

1

5-6

Сибирский ФО

2

3

5

4

1

6

Дальневосточный ФО

1

2

-

4-5

3

4-5

Примечание. Здесь и в таблице 2, ФО - федеральный округ, ВАНС - врожденные аномалии нервной системы, ВАСК - врожденные аномалии системы кровообращения, ВАОП - врожденные аномалии органов пищеварения, ВАМВС - врожденные аномалии мочевыделительной системы, ДВВА - другие виды врожденных аномалий, ХА - хромосомные аномалии.

На втором месте (23,3 %) среди врожденных аномалий в качестве основного заболевания в целом по России стояли врожденные пороки нервной системы (Q00-Q07 МКБ-10). Наиболее высокие показатели гибели плодов от врожденных аномалий нервной системы (в 34,5 % случаев) наблюдались в Дальневосточном округе, где они занимали первое место. Реже всего (в 15,4 % от всех мертворождений) они регистрировались в Центральном федеральном округе.

Третье место в Российской Федерации занимали врожденные аномалии системы кровообращения (Q20-Q28 МКБ-10), составляющие 22,3 % от общего числа мертворожденных в результате врожденных пороков развития. При этом в Дальневосточном (31,3 %), Южном (24,5 %), Центральном (24,1 %) и Северо-Западном (24,1 %) федеральных округах они стояли на втором месте. В Уральском федеральном округе частота регистрации врожденных аномалии нервной системы и органов кровообращения в качестве основного заболевания одинаковая (в 22,2 % случаев).

Среди врожденных пороков органов кровообращения закономерно доминировали аномалии сердца (Q20-Q24 МКБ-10). В целом по России они составляли 84,4 % от аномалий системы кровообращения и 18,8 % от всех летальных пороков развития. Наибольший удельный их вес среди пороков органов кровообращения отмечался в Приволжском (в 90,9 %) и Сибирском (в 88,2 %) федеральных округах, а наименьший (в 62,5 %) - в Северо-Кавказском и Уральском федеральных округах.

На четвертом месте в Российской Федерации в качестве основного заболевания фигурировали врожденные аномалии мочевыделительной системы (Q60-Q64 МКБ-10), составлявшие 6,9 % от общего числа врожденных пороков развития, явившихся причиной гибели плода. Наибольший удельный вес они имели в Северо-Западном (11,4 %) и Уральском федеральных округах (в 11,1 %), реже всего (в 3,1 %) регистрировались в Дальневосточном федеральном округе. В этой связи в Центральном, Северо-Западном и Приволжском федеральных округах пороки развития аномальной системы занимали пятое место.

В целом же по стране на пятом месте стояли хромосомные аномалии (Q90-Q99 МКБ-10), составлявшие 5,9 % от всех летальных пороков развития. При этом в Северо-Западном (13,9 % от всех врожденных аномалий), Приволжском (7,2 %) и Центральном (5,1 %) федеральных округах хромосомные аномалии занимали четвертое место, а в Северо-Кавказском (2,1 %) и Сибирском (1,8 %) федеральных округах - последнее, шестое, место. Возможной причиной подобного состояния, видимо, является невозможность проведения в ряде случаев цитогенетического и молекулярно-биологического исследования аутопсийного материала.

Реже всего среди врожденных пороков развития как причин мертворождения фигурировали врожденные аномалии органов пищеварения (Q35-Q45 МКБ-10), составлявшие всего 2,5 % от общего числа врожденных пороков развития. В этой связи необходимо уточнить, что при сочетанном выявлении врожденной аномалии органов пищеварения и порока (ов) другой (их) системы организма выставляется диагноз множественных врожденных пороков развития, входящих в группу «Другие виды врожденных аномалий». В Северо-Кавказском и Сибирском федеральных округах врожденные пороки развития органов пищеварения опережали хромосомные аномалии, занимая пятое место, а в Уральском федеральном округе имели одинаковую частоту с ними. Примечательно, что в Северо-Западном и Южном федеральных округах врожденные аномалии органов пищеварения вообще не фигурировали в качестве первоначальной причины у мертворожденных.

При анализе ранней неонатальной смертности в Российской Федерации в 2013 г. чаще всего в качестве основного заболевания также фигурировали пороки, входящие в группу «Другие виды врожденных аномалий» статистических форм А-05 Росстата (табл. 2). В целом по стране они составляли 44,2 % от общего числа врожденных пороков развития, явившихся первоначальной причиной смерти новорожденных. Наибольший удельный вес от общего числа врожденных аномалий эти пороки занимали в Сибирском федеральном округе (53,2 %), наименьшая их доля отмечалась в Северо-Кавказском федеральном округе (27,3 %).

Таблица 2

Ранговое место врожденных аномалий в неонатальной смертности в федеральных округах Российской Федерации в 2013 году

 

ВАНС

ВАСК

ВАОП

ВАМС

ДВВА

ХА

Российская Федерация

3

2

4

5

1

6

Центральный ФО

3

2

4

5

1

6

Северо-Западный ФО

4

2

5

3

1

6

Южный ФО

3

1

4

5

2

6

Северо-Кавказский ФО

3

1

4

6

2

5

Приволжский ФО

3

2

5

4

1

6

Уральский ФЛ

3

2

5

4

1

-

Сибирский ФО

3-4

2

3-4

5

1

-

Дальневосточный ФО

4

1-2

3

5

1-2

-

Второе место (в 37,9 %) среди врожденных аномалий в качестве основного заболевания в целом по России занимали врожденные пороки системы кровообращения (Q20-Q28 МКБ-10). При этом в Северо-Кавказском (в 46,9 %) и Южном (в 40,6 %) федеральных округах они стояли на первом месте, а в Дальневосточном федеральном округе делили его с группой «Другие виды врожденных аномалий» (по 41,3 %).

Врожденные пороки сердца (Q20-Q24 МКБ-10) также как и при мертворождении доминировали (83,4 %) в группе аномалий системы кровообращения и составляли 31,6 % от всех летальных пороков развития. В Северо-Кавказском же федеральном округе на их долю приходилось 94,0 % от всех врожденных аномалий системы кровообращения как основного заболевания у новорожденных, умерших в первые 168 часов жизни.

На третьем месте в Российской Федерации фигурировали врожденные пороки нервной системы (Q00-Q07 МКБ-10), составлявшие 7,5 % от общего числа врожденных пороков развития, явившихся причиной ранней неонатальной смерти. Обращает на себя внимание достаточно высокая доля аномалий нервной системы (14,7 %) в качестве причин ранней неонатальной смерти в Северо-Кавказском федеральном округе. Столь большой процент летальных пороков в раннем неонатальном периоде свидетельствует, видимо, о необходимости более тщательного обследования беременных и более четкой оценки прогноза жизни новорожденного. Так, половина наблюдений анэнцефалий, явившихся причиной ранней неонатальной смерти в Российской Федерации, была зарегистрирована в Северо-Кавказском федеральном округе.

В то же время в Дальневосточном федеральном округе врожденные аномалии нервной системы стояли на четвертом месте (6,5 %), а первое и второе места в нем делили пороки из группы аномалий системы кровообращения и других видов врожденных пороков (по 41,3 %). Третье место в Дальневосточном федеральном округе занимали врожденные аномалии органов пищеварения (8,7 %).

В целом же по России врожденные пороки развития органов пищеварения занимали четвертое место, составляя 5,2 % от общего числа врожденных пороков развития, явившихся причиной ранней неонатальной смерти. При этом в Северо-Западном (4,3%), Уральском (3,5 %) и Приволжском (3,2 %) федеральных округах они стояли на пятом месте.

На пятом месте в Российской Федерации в качестве основного заболевания фигурировали врожденные аномалии мочевыделительной системы (Q60-Q64 МКБ-10), составлявшие 3,8 % от общего числа врожденных пороков развития как основного заболевания новорожденных, умерших в первые 168 часов жизни. Однако в Северо-Западном федеральном округе они стояли на третьем месте (10,1 %), в Приволжском (5,8 %) и Уральском (5,3 %) - на четвертом, а в Северо-Кавказском округе (1,4 %) - на шестом.

Шестое, последнее, место в целом по стране занимали хромосомные аномалии (Q90-Q99 МКБ-10), составлявшие 1,4 % от всех летальных врожденных аномалий. Подобный порядок отмечался и во всех федеральных округах, за исключением Уральского, Сибирского и Дальневосточного, где вообще отсутствовали такие наблюдения в 2013 г.

Таким образом, в Российской Федерации в 2013 г врожденные аномалии занимали существенную долю среди причин перинатальной смерти. В случаях ранней неонатальной смерти врожденные пороки развития как основное заболевание отмечались в 2,6 раза чаще по сравнению с мертворожденными. Подобные обстоятельства необходимо учитывать при проведении пренатальной диагностики врожденной патологии и определении прогноза жизни плода и новорожденного. Вместе с тем вид и частота развития врожденных аномалий различались в федеральных округах Российской Федерации, что требует проведения дальнейших исследований, в том числе основанных на данных аутопсийного исследования и мониторинговых регистров.

Рецензенты:

Баев О.Р., д.м.н., профессор, зав. родильным отделением ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова» Министерства здравоохранения России, г. Москва;

Зубков В.В., д.м.н., зав. отделом неонатологии и педиатрии ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова» Министерства здравоохранения России, г. Москва.


Библиографическая ссылка

Щеголев А.И., Туманова У.Н., Шувалова М.П., Фролова О.Г. РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПЕРИНАТАЛЬНОЙ СМЕРТНОСТИ ОТ ВРОЖДЕННЫХ АНОМАЛИЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 4. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=21259 (дата обращения: 25.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074