Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

ПОСЛЕДСТВИЯ ДЕФИЦИТА ВИТАМИНА Д У ЛЮДЕЙ СТАРШИХ ВОЗРАСТОВ

Солянова Н.А. 1 Сенчугова О.В. 2 Курило И.Н. 1 Кривецкий В.В. 2 Порунова Т.В. 1
1 Автономная некоммерческая организация «Научно-исследовательский медицинский центр «Геронтология»
2 ООО "Диагностический Центр"
Биологическая роль водорастворимых витаминов определяется их участием в построении различных коферментов. Необходимость витаминов в течении различных биологических процессов предопределяет развитие выраженных нарушений в деятельности органов и систем, а также развитие преждевременного старения. Как показывает обзор литературы по проблеме профилактики старения, некоторые витамины могут замедлить процесс старения. В литературе есть ссылки на данные, подтверждающие зависимость ряда хронических заболеваний от дефицита витамина D. Целью исследования было изучить последствия дефицита витамина Д у людей старших возрастов по данным литературных источников. Исследования в области геронтологии доказывают огромную роль витаминов в процессах профилактики старения. В частности, достоверно показано, что существует связь между нехваткой витамина D и возрастной патологией, такой как когнитивные нарушения, депрессия, остеопороз. Актуальным сегодня является контроль за содержанием витамина D, а также совершенствование методов диагностического скрининга и разработка профилактических программ гиповитаминоза.
пожилой возраст
витамин Д
1. Абрамова, Т. Ф. Остеопороз и физическая активность /Т. Ф. Абрамова, Т. М. Никитина, Н. И. Кочеткова // Лечеб. физкультура и массаж. - 2006. – № 12. - C. 21-29.
2. Алексеева, Л.И. Медикаментозное лечение остеоартроза /Л.И. Алексеева // Русский медицинский журнал. - 2002. - Т. 10, № 22. - С. 996-1002.
3. Анисимов, В.Н. Средства профилактики преждевременного старения (геропротекторы) /В.Н. Анисимов. //Успехи геронтологии. - 2000. - № 4. - С. 55-75.
4. Белова, К. Ю. Оценка эффективности различных видов профилактики различных методов остеопороза: дис. канд. мед. наук./ К.Ю. Белова. - Ярославль, 2005. - 153 с.
5. Борисов, С.Е. Биомаркеры старения физиологические показатели оценки возраста /С.Е. Борисов, В.И. Донцов, В.Н. Крутько, А.Г. Мегреладзе, А.А. Подколзин //Ежегодник национального геронтологического центра. - 2000. - Вып.3. - С. 31-35.
6. Верткин, А.Л. Распространенность факторов риска и клинических маркеров остеопороза в клинике внутренних болезней /А.Л. Верткин, А.В. Наумов, Е.В. Максименкова //Лечащий врач. - 2006. - № 2. - С. 34-45.
7. Ершова, О.Б. Результаты проспективного изучения исходов переломов проксимального отдела бедра /О.Б. Ершова, О.В. Семёнова, А.А. Дегтярёв //Остеопороз и остеопатии. - 2000. - № 1. - С. 9 -10.
8. Ершова, О.Б. Современные подходы к профилактике остеопороза/О.Б. Ершова //Качество жизни. Медицина. (Болезни костно-мышечной системы: остеопороз). - 2006. - № 5 (16). - С. 69-75.
9. Зоткин, Е.Г. Проблема коморбидности остеоартроза и остеопороза/Е.Г. Зоткин, А.Л. Григорьева// Фарматека. - 2007. - № 6. - С. 59-62.
10. Карасев, А. В. Комплексная рентгенодиагностика остеопении и начального остеопороза позвоночного столба: автореф. дис. ... канд. мед. наук/А.В. Карасев. - Ярославль, 2009. - 20 с.
11. Коваль, А.М. Социально-экономическое значение остеопороза в России/А.М. Коваль, О.М. Лесняк, Л.П. Евстигнеева //III Российский конгресс по остеопорозу: тез. докл. - Екатеринбург, 2008. - С. 32.
12. Кораблева, H.Н., И.А. Зайцева, Т.С. Боженко Новые подходы к организации и лечению остеопороза в амбулаторной практике/H.Н. Кораблева, И.А. Зайцева, Т.С. Боженко //Главврач. - 2004. - № 12. - С. 46-52.
13. Никитинская, О.А. Социальная программа «Остеоскрининг Россия» в действии/ О.А. Никитинская, Н.В. Торопцова// Фарматека. – 2012. - №6. - С. 90-93.
14. Arunabh, S. Body fat content and 25-hydroxyvitamin D levels in healthy women/ S. Arunabh, S. Pollack, J. Yeh, J.F. Aloia// J Clin. Endocrinol. Metab. – 2003. - Jan;88(1). – Р.157- 161.
15. Bischoff-Ferrari, H.A. Positive association between 25-hydroxy vitamin D levels and bone mineral density: a population-based study of younger and older adults/ H.A. Bischoff-Ferrari, T. Dietrich, E.J. Orav, B. Dawson-Hughes// J Med. - 2004. - 116(9). – Р. 634-639.
16. Chen, T.C. Factors that influence the cutaneous synthesis and dietary sources of vitamin D/ T.C. Chen, F. Chimeh, Z. Lu, J. Mathieu, K.S. Person, A. Zhang, N. Kohn, S. Martinello, R. Berkowitz, M.F. Holick // Arch. Biochem. Biophys. - 2007. - Apr 15; 460(2). – Р. 213-217
17. Fall prevention with supplemental and active forms of vitamin D: a metaanalysis of randomised controlled trials/ H.A. Bischoff-Ferrari et al. // Br. Med. J. - 2009. - Vol. 339. - P. 3692.
18. Giovannucci, E. Can vitamin D reduce total mortality? / E. Giovannucci// Arch. Intern. Med. – 2007. – Р. 1709-1710
19. Increase in bone mass after correction of vitamin D insufficiency in bisphosphonate-treated patients /Geller J.L. et al. // Endocr.Pract. -2008. - Vol.14, № 6. - P.797-798.
20. Lewis, J.R. The Effects of Calcium Supplementation on Verified Coronary Heart Disease Hospitalization and Death in Postmenopausal Women: A Collaborative Meta-Analysis of Randomized Controlled Trials/ J.R.Lewis, S.Radavelli-Bagatini, L.Rejnmark, J.S.Chen, J.M.Simpson, J.M.Lappe, L.Mosekilde, R.L. Prentice, R.L. Prince // J. Bone Miner. Res. – 2014. - Jul 10.
21. Mithal, A. Treatment of vitamin D deficiency. Endocrine case management ICE/ENDO 2014. - Р. 37-39.
22. Optimal vitamin D status/ A. Devine et al. // J. Bone Miner. Res. - 2009. -Vol. 24.- P.755.
23. Springbett, P. Photoprotection and vitamin D status/ P. Springbett, S. Buglass, A.R. Young // J. Photochem. Photobiol. B. – 2010. - Nov. 3; 101(2). – Р. 160 - 168.
Биологическая роль водорастворимых витаминов определяется их участием в построении различных коферментов. Необходимость витаминов в течении различных биологических процессов предопределяет развитие выраженных нарушений в деятельности органов и систем, а также развитие преждевременного старения [5]. В ряде исследований показано, что дефекты генов, приобретенные в течение жизни, могут быть устранимы витаминами [3]. Как показывает обзор литературы по проблеме профилактики старения, некоторые витамины могут замедлить процесс старения. Основную роль в этом играет не только витамин Д, но и витамины группы В, а также А, С, Е. В настоящее время все более актуальной проблемой является гиповитаминоз D у взрослых, особенно в популяции людей старшей возрастной группы. По данным многочисленных рондомизированных исследований, около 1 млрд. людей на планете испытывают дефицит витамина D. В литературе есть ссылки на данные, подтверждающие зависимость ряда хронических заболеваний от дефицита витамина D. [14, 15].

Цель работы: изучить последствия дефицита витамина Д у людей старших возрастов.

Материалы и методы исследования.

Проведен анализ научной медицинской литературы за 2000 - 2014 гг.

Результаты исследования и их обсуждение.

Гиповитаминоз D ассоциируют с отрицательным кальциевым балансом, снижением минерализации костной ткани, а также с мышечной слабостью и болями в спине. Есть данные о его роли в развитии старческой астении и возрастного остеопороза [1, 7, 13].

Остеопороз характеризуется снижением костной массы на 0,5% каждый год после 40 лет и нарушением микроархитектоники костной ткани. По данным разных авторов, частота возникновения переломов тел позвонков у лиц пожилого возраста составляет в развитых странах около 12%. Достоверно показано, что женщины в течение всей жизни в среднем теряют до 35% кортикальной и около 50% трабекулярной костной массы. У мужчин костные потери составляют 15-20% в кортикальной кости и 20-30 % в трабекулярной костной ткани. [6, 7,12, 15].

Основной причиной развития остеопороза является нарушение ремоделирования с преобладанием костной резорбции и снижением образования костной ткани. Активность процессов ремоделирования регулируется гормонами (паратиреоидный гормон, тироксин, гормон роста, кальцитонин, эстрогены) и локальными медиаторами (цитокины, факторы роста) [7, 13].

В ряде работ по изучению остеопороза доказательно были установлены следующие причины его развития:

1) снижение потребления кальция примерно на 10%, поскольку доказано уменьшение его потребления с возрастом;

2) с возрастом увеличивается потеря кальция с мочой за счет снижения реабсорбции кальция в результате возрастного нарушения почечной функции;

3) доказано также, что с возрастом снижается роль витамина Д, что связано с уменьшением его потребления, снижением абсорбции витамина Д; нарушением гидроксилирования его в печени; снижением синтеза витамина Д в почках, поскольку уменьшается количество функционирующей почечной ткани; повышением клиренса гидроксилированного витамина Д; снижением чувствительности почечной ткани к паратиреоидному гормону; снижением синтеза витамина Д в эпидермисе; снижением всасывания кальция в кишечнике не только за счет недостатка витамина Д, но и за счет возрастного снижения абсорбционной способности слизистой оболочки тонкой кишки; дефицита некоторых микроэлементов – бора, меди, цинка [4, 7, 13].

В литературе саркопения описана как синдром, характеризующийся прогрессивным и генерализированным снижением скелетной мышечной массы, ее силы, проявляющийся снижением показателей динамометрии. При этом повышается риск развития синдрома падений, гипомобильности, понижает качество жизни лиц старшей возрастной группы [22].

В многочисленных работах подтверждено увеличение риска развития саркопении (в 2 раза) при дефиците витамина D (менее 25 нмоль/л). Отмечено, что дополнительное назначение витамина D лицам пожилого возраста предупреждает развитие саркопении, нарушений функциональных возможностей и риск падений [15, 16].

Важность D-гормона для развития скелетных мышц доказана во многих работах. В результате исследований рецептор активной формы витамина D (1,25 дигидрохолекальциферола), или D-гормона, был обнаружен на клетках скелетной мускулатуры [11]. В ряде работ было показано, что витамин D влияет на скелетную мускулатуру на генетическом и тканевом уровне через регуляцию метаболизма кальция и контроль мышечных сокращений и расслаблений [11]. Важность витамина для профилактики развития синдрома падений была доказана в двух проспективных исследованиях. В частности, полиморфизм рецептора витамина D сопровождается увеличением частоты падений и снижением мышечной силы.

В ходе исследований было выявлено также, что снижение содержания витамина D в сыворотке крови менее 40 нг/мл повышает риск падений [7, 13].

Доказано, что у лиц с ожирением витамин D как жирорастворимый витамин преимущественно находится в жировом депо, что ведет к дефициту циркулирующего витамина. Исследования по проблеме возрастного остеопороза выявили снижение функции почек, которое являлось причиной дефицита витамина D и, как следствие, фактором риска падений и снижения функциональных возможностей лиц пожилого возраста. Доказано также, что лиц пожилого возраста наблюдается снижение экспрессии рецептора к витамину D по сравнению с лицами среднего возраста [15, 16]. Во всех этих когортах пациентов отмечается высокий риск падений [21].

Клинический опыт показывает, что назначение холекальциферола оказывает положительное влияние на снижение риска развития синдрома падений и, как следствие, переломов, что является актуальным в пожилом возрасте [15, 16].

Активная форма витамина D (альфакальцидол) метаболизируется в печени, Преимуществами альфакальцидола перед кальцитриолом является большая продолжительность действия и меньшая частота гиперкальциемии. Альфакальцидол эффективен и при снижении фильтрационной функции почек. Описана способность альфакальцидола преодолевать резистентность рецепторов к D-гормону и увеличивать их экспрессию [17]. В этой связи заслуживают внимания исследования, доказывающие влияние альфакальцидола и кальцитриола на развитие синдрома падений, уменьшая его частоту, по сравнению с группой лиц, принимающих нативный витамин D [15,16].

Доказано также, что терапия альфакальцидолом в течение шести месяцев у пациенток пожилого возраста с дефицитом витамина D приводит к статистически значимому улучшению мышечной силы и физического функционирования [7, 13].

После успешных пилотных исследований были проведены рандомизированные плацебоконтролируемые исследования, доказавшие способность альфакальцидола предотвращать падения и переломы у пациентов старше 65 лет. Отмечено, что риск падений снизился на 71% [15, 16].

В отечественной и зарубежной литературе есть ссылки на работы японских исследователей, в которых доказана эффективность приема альфакальцидола в дозе 1 мкг в течение года в отношении увеличения мышечной массы у пациентов с ее дефицитом [2].

Очевидно, что на фоне лечения альфакальцидолом улучшается мышечная функция, снижается риск падений и повышается минерализация костной ткани, следовательно, снижается риск переломов. Именно поэтому длительное время препарат использовался для лечения остеопороза [10]. Когда появились более эффективные препараты для лечения остеопороза, альфакальцидол стали применять в профилактических целях или в дополнение к антирезорбтивной терапии [9]. В ряде исследований альфакальцидол продемонстрировал преимущество перед нативным витамином D и возможность использования в тех случаях, когда комбинация антирезорбтивной терапии и нативных форм витамина D недостаточно эффективна [2, 19].

На сегодняшний день поиск препаратов для лечения саркопении продолжается. Проводятся доклинические и клинические исследования эффективности миостатина, селективных модуляторов андрогенных рецепторов [2, 19], а также принципиально нового класса анаболик-катаболик-трансформирующих агентов, показавших хорошие результаты в опытах с животными [2, 19].

В ряде исследований по проблеме гиповитаминоза D было показано его влияние на когнитивные функции, что особенно важно в гериатрии в связи с развитие возраст-ассоциированных изменений [9, 19].

Есть данные о результатах исследований, в которых отмечались более частые когнитивные нарушения в группе лиц старшей возрастной группы, которые имели дефицит витамина D. В литературе имеются также данные о доказанных эффектах дефицита витамина D3, которые проявляются частыми изменениями настроения, развивается депрессия, сезонные аффективные расстройства, амнезии. В исследованиях было показано, что более часто депрессии встречаются у лиц, испытывающих дефицит солнечного света [18, 20].

Физиологическое старение часто приводит к снижению объема потребляемой пищи вследствие повышенной чувствительности центров насыщения продолговатого мозга и развитию синдрома недостаточности питания (мальнутриции). Его основными клиническими проявлениями являются снижение мышечной силы, уменьшение объема физической активности, снижение массы тела [18,20].

В клинической гериатрии рассматривают следующие причины развития синдрома мальнутриции: заболевания поджелудочной железы (хронический панкреатит, рак поджелудочной железы, муковисцидоз, гемохроматоз, крупные кисты поджелудочной железы, описторхоз). Анализ результатов клинической практики и проводимых исследований позволяет сделать вывод о том, что кроме прогрессирующей потери массы тела, гипотрофии и кахексии развивается и поливитаминная недостаточность, в том числе и дефицит витамина D. Ситуация усугубляется присоединением ситофобии. Специалисты в области гериатрии отмечают особенности хронического панкреатита у лиц пожилого возраста, в частности, чаще встречается латентная форма билиарно-ишемического гипоферментного панкреатита с поражением крупных протоков и синдромом недостаточности питания. Характерна склонность к развитию деструктивных изменений в поджелудочной железе при обострении, коагулопатии и эмболии. Нарушение эндокринной функции проявляется относительно частым развитием гипогликемических состояний. В исследованиях также достоверно показано, что у пожилых лиц с синдромом панкреатогенной мальнутриции в 4 раза выше риск развития туберкулеза, чаще наблюдаются желчекаменная и мочекаменная болезнь, остеопороз. При этом достоверно чаще отмечаются такие осложнения хронического панкреатита, как гнойно-некротический панкреатит, гнойный холангит, тромбоз селезеночной вены, эрозивно-язвенные поражения гастродуоденальной зоны с кровотечением, кисты поджелудочной железы, остеопороз, полигиповитаминозы, анемия, снижение питания и др. [18, 20, 22]. Причинами дефицита витамина D может быть также синдром мальнутриции, развившийся вследствие язвенной болезни, дуоденита, гипо- и анацидных гастритов, хронических гепатитов и циррозов печени, энтеритов и колитов.

Заслуживают внимания данные о причинах диагностических ошибок при хроническом панкреатите у пожилых пациентов, на которые указывают специалисты в области гериатрической гастроэнтерологии: забрюшинное расположение органа, что препятствует ее визуализации и морфологическим исследованиям; неспецифичность и разнообразие клинических проявлений, обусловленные богатыми нейровегетативными и метаболическими связями с другими органами верхних отделов брюшной полости (желудок, 12-перстная кишка, поперечно-ободочная кишка, левая почка, селезенка) [23].

Все эти сложности и особенности клинической картины необходимо учитывать при составлении диагностических алгоритмов для выявления причин развития синдрома мальнутриции и, как следствие, гиповитаминоза D.

Заключение. Исследования в области геронтологии доказывают огромную роль витаминов в процессах профилактики старения. В частности, достоверно показано, что существует связь между нехваткой витамина D и возрастной патологией, такой как когнитивные нарушения, депрессия, остеопороз, сердечно-сосудистые заболевания, артериальная гипертензия, сахарный диабет второго типа и онкологические заболевания. Актуальным сегодня является контроль за содержанием витамина D, а также совершенствование методов диагностического скрининга и разработка профилактических программ гиповитаминоза.

 

Рецензенты:

Ильницкий А.Н., д.м.н., профессор, заведующий кафедрой терапии, гериатрии и антивозрастной медицины ФГБОУ ДПО ИПК ФМБА России, г. Москва;

Перелыгин К.В., д.м.н., старший научный сотрудник отдела клинической геронтологии АНО «Научно-исследовательский медицинский центр «Геронтология»», г. Москва.


Библиографическая ссылка

Солянова Н.А., Сенчугова О.В., Курило И.Н., Кривецкий В.В., Порунова Т.В. ПОСЛЕДСТВИЯ ДЕФИЦИТА ВИТАМИНА Д У ЛЮДЕЙ СТАРШИХ ВОЗРАСТОВ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 4. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=20546 (дата обращения: 27.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074