Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

ЖАНРОВО-СТИЛИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РУССКОЙ ЭПИСТОЛЯРНОЙ ПУБЛИЦИСТИКИ В ИСТОРИЧЕСКОЙ РЕТРОСПЕКТИВЕ И СОВРЕМЕННОСТИ

Токтагазин М.Б. 1
1 Евразийский национальный университет имени Л.Н. Гумилева
В статье рассматривается процесс развития эпистолярного публицистического текста в исторической ретроспективе и современности. Рассмотрены особенности эволюции стилистических особенностей и общие тенденции в содержании писем. Определена функция и роль социальной оценочности в русской эпистолярной публицистике. Цель исследования – рассмотреть процесс развития жанрово-стилистических особенностей эпистолярного публицистического текста в исторической ретроспективе и современности. Новизна статьи заключается в том, что до настоящего времени характер развития жанрово-стилистических особенностей эпистолярного публицистического текста в исторической ретроспективе и современности не был проанализирован и опубликован. Содержание статьи будет полезно журналистам, исследователям эпистолярного жанра, литературоведам.
Современность
публицистика
социальная оценочность
эпистолярный жанр
письмо
1. Акопов А. И. Аналитические жанры публицистики. Письмо. Корреспонденция. Статья: учебно-методическое пособие. — Ростов н/Д.: Изд-во Института массовых коммуникаций, 1996. — С. 12–28.
2. Астафьев В. П. Нет мне ответа: эпистолярный дневник. — М.: Эксмо, 2012. — 896 с.
3. Каминский П.П. Жанровые формы публицистики С. Залыгина, В. Астафьева и В. Шукшина: проблемы типологии//Вестн. Том.гос. ун-та. Филология. 2012. № 4 (20).
4. Курьянович А.В. К вопросу о жанрово-стилистических особенностях русской эпистолярной публицистики (на материалах писем В.П. Астафьева).//Вестник ТГПУ. — № 3 (131) – 2013. – С. 182–187.
5. Лихачев Д. С. Новгородские письма // Русское возрождение: Независимый рус. правосл. нац. журнал: 23-й год изд. Памяти Д. С. Лихачева. Нью-Йорк, Москва, Париж, 2000. № 77–78. С. 183–191.
6. Прохоров Е.П. Эпистолярная публицистика. — М.: Знание, 1966. – 280 с.
7. Тертычный А. Жанры периодической печати. – М.: Аспект-пресс, 2014. – 352 с.
Эпистолярный жанр всегда пользовался популярностью, и Россия во все времена ее существования не является в этом вопросе исключением.

Эпистолография на примере русской публицистики встречается в самые различные времена - со времен Древнерусского государства и до настоящего момента. Однако в современной публицистике и журналистике эпистолярный жанр встречается все реже, поскольку развитие новейших информационных технологий в наше время постепенно вытесняет классическое письмо как со страниц публицистических изданий, так и из обыденной жизни населения, внедряя ему на смену виртуальное пространство компьютерных сетей.

Однако в рамках нашего исследования вопрос происхождения и жанрово-стилистического разнообразия эпистолярной публицистики в русской литературе от древних времен и до современности представляет определенный интерес.

Вопросом изучения эпистолярной публицистики и ее жанрово-стилистических особенностей занимались такие исследователи, как А. И. Акопов, С. Д. Гуревич-Лищинер, Е. П. Прохоров, А. А. Тертычный и др.

Эпистолярный жанр характеризуется пластичностью: изначально возникнув как ответвление прямой коммуникации между двумя субъектами ситуации общения при невозможности осуществить его напрямую, эпистолярия достаточно легко трансформируется в любой ситуации коммуникации под те нужды жанра, в который она интегрируется. Возможно, именно поэтому так велико количество споров исследователей на тему - считать все-таки эпистолярный жанр самостоятельным или воспринимать его как инструмент художественной выразительности, модифицированный под нужды жанра, в котором он используется. С нашей точки зрения, письмо, его особенности, его язык, психологические и жанрообразующие признаки явственно свидетельствуют о том, что эпистолярия - жанр отдельный, но, как мы уже сказали, обладающий высокой степенью пластичности - в СМИ письмо обретает черты социальной проблематики и контекста обращения к социуму, в художественной литературе модифицируется в зависимости от сюжета. Таким образом, можно говорить о жанрово-стилевой трансформации и порождении вторичного жанра - художественной эпистолярии, публицистической эпистолярии. Но суть в том, что эпистолярный жанр способен трансформироваться и «приспосабливаться» к требованиям «неродной» для него дискурсивной ситуации.

Если рассматривать в контексте исторического дискурса возникновение и эволюцию русской эпистолярии, то эпистолярный жанр можно назвать одним из наиболее старых жанров русской публицистики и одним из старейших жанров русской письменности в принципе. Первое упоминание об эпистолярном жанре можно отнести еще к периоду берестяных грамот, однако письмо как форму адресного опосредованного общения адресата и автора письма следует относить к моменту объединения Древней Руси в единое государство, что обусловило с исторической точки зрения необходимость переписки политических деятелей, купцов и прочих грамотных людей высших сословий между собой.

Русская эпистолярия берет свое начало еще со времен Древней Руси. В ее истории мы находим примеры нравоучительных посланий в форме писем (наиболее яркий пример - письмо Владимира Мономаха детям).

Исследователь Д.С. Лихачев рассматривал древнерусскую литературу как пример первоначальной интеграции эпистолярии в публицистику [5, с. 183]. В качестве наиболее яркого примера начала светской переписки он приводит пример переписки царя Ивана IV Грозного и А. Курбского как наиболее известный пример публичной переписки времен X-XIV вв.

В Средние века и только на Руси письма, помимо проповеднического и богословского характера, носили еще и дидактический характер - это наставления и поучения, обращенные в основном к подрастающему поколению.

Вообще характер развития эпистолярии и на Руси аналогичен общим тенденциям развития эпистолярного жанра в Европе - сначала письма носят характер публицистического обмена мнениями между деятелями церкви, политического обмена сведениями, и соответственно оформляются на церковно-славянском языке (латынь не была распространена на Руси), а затем приобретает ко временам Петра Великого и частный характер, и так же, как и в Европе, «офранцуживается».

Особенно ценны как источник информации письма друг другу кружков 30-40 гг. XVIII в. Однако среди публицистического характера эпистолярии и произведений в эпистолярных формах встречаются и образчики настоящей эпистолярии - интимные записки членов царской семьи, переписка Петра I с родными и другие письма.

Одновременно с развитием СМИ письмо интегрируется и в журналистику как поджанр публицистики. Середина XVIII в. - середина XIX в. - этот век в принципе - век расцвета эпистолярии, век писем, который характеризуется трансформацией бытовой, деловой, дружеской и интимной переписки в общелитературный прием.

Е.П. Прохоров[6, c. 45], А.А. Тертычный [7, c. 148], А.И. Акопов [1, c. 14] и другие авторы указывают на то, что эпистолярный жанр следует признать одним из первых и старейших жанров публицистики в русской литературе и публицистике. Вообще, как указывает А.В. Курьянович, интеграция эпистолярного жанра в русскую публицистику и художественную литературу произошла практически сразу с возникновением самого феномена переписки, так как для русского менталитета письмо - один из способ не только высказать свою оценочную позицию по личному или социальному вопросу другому человеку - нет, менталитет русского человека подразумевает широкий круг слушателей [4, c. 183].

Условия появления средств массовой коммуникации, представленных художественной литературой, затем возникновением первых средств массовой коммуникации, а затем и их развитием, обусловливает и стремление к развитию в их пространстве эпистолярного жанра.

Как пишет А.В. Курьянович о проникновении эпистолярного жанра в художественную литературу, а затем и в публицистику: «Появлению подобных речевых произведений в сфере печатной публицистики способствовало совершенствование форм личной и деловой переписки в результате приспособления последних к условиям массовой коммуникации. ЭТ, попадая на страницы периодических изданий, приобретают статус опубликованных, утрачивают свой частный характер. В связи с этим происходит смещение акцентов в тематике писем в сторону вопросов, значимых для общества в целом, а адресатом выступает массовая аудитория читателей» [4, c. 182].

Можно сказать, что письмо - своего рода личное обращение к социуму как адресату. Публикуя письмо, русский человек словно обращается, как оратор с трибуны, ко всем сразу и к каждому адресно, как отмечает Д.С. Боровиков.

А. Тертычный также отмечает тот факт, что письмо издавна воспринималось не только и не столько как средство выражения личной мысли, сколько средство воздействия на своего адресата, будь им один человек или определенная аудитория. Так, он отмечает среди инструментов явного и скрытого манипулирования сознанием читателя или широкого круга читателей в письме, опубликованном в СМИ или примененном как прием написания художественного произведения: «Наличие психологической установки и стереотипа восприятия на максимальную степень искренности самовыражения коммуникантов в письме, а также достоверности сообщаемой информации, что обусловливает отношение к ЭТ в ключе доверительности, эмпатии, толерантности; проявление автором в тексте письма предельного субъективизма, выступающего мощным средством прагматического воздействия; ссылку на конкретного адресата, в разы повышающую эффективность коммуникации; "индуцирование" письмом ситуации свободного диалога, открытого публичного обсуждения, мотивирующего появление "некой интриги"» [7, c. 113].

Из наиболее значимых примеров использования эпистолярного жанра для выражения общесоциальных настроений, оценки и придания соответствующего настроя общественному мнению можно назвать:

  • дидактические письма Вл. Мономаха детям;
  • переписку И. Грозного и А. Курбского (XVI в.);
  • письма протопопа Аввакума (XVII в.);
  • письма-размышления П. Чаадаева (XIX в.);
  • письма, адресованные В. Белинским Н. Гоголю (XIX в.);
  • знаменитые письма и переписки начала XX в., к примеру письма М. Цветаевой, М. Нестерова, В. Васнецова, Ф. Шаляпина;
  • знаменитые письма и переписки середины XX в. - подборка писем с фронта ВОВ, письма Ю. Лотмана, письма Д. Шостаковича;
  • знаменитые письма и переписки конца XX в. - письма В. Астафьева, В. Высоцкого, патриарха Алексия, Д.С. Лихачева.

Все указанные примеры были подвергнуты публикации и сейчас исследуются лингвистами и публицистами. В ходе развития жанрово-стилистического разнообразия русской эпистолярной публицистики мы отметили следующие тенденции к развитию.

Публицистический эпистолярный текст забирает в себя совокупность признаков, характерных как для публицистического текста, так и для письма.

  1. Публицистический текст вплоть до XIX в., как правило, персонализирован, имеет достаточно широкое жанрово-стилистическое разнообразие, сочетает в себе как эмоциональную экспрессивность, так и информативную стороны.
  2. Особенности письма - в его функционировании в качестве элемента отложенного диалога с собеседником, присутствие лирического и социального оттенков, использование разговорного стиля и жаргонизмов, повествование, которое ведется от 1-го лица единственного числа, многостилевой характер эпистолярного жанра, интимно-диалогический характер письма.

Объединение публицистического текста и эпистолярии в нечто общее, в эпистолярный публицистический текст взаимно усиливает эффект экспрессии и эмоциональности, однако вместе с тем сужает функциональный круг использования тех или иных стилей и средств выразительности, поскольку эпистолярный публицистический текст становится не просто отвлеченным публицистическим текстом и не частной перепиской, а отложенным публичным диалогом мыслителей. Поэтому ближе к XIX в. эпистолярные публицистические тексты, отражая изменение публицистики и эпистолярии в условиях проведения публичной отложенной коммуникации, становятся не просто средством общения, но средством влияния и даже манипуляции массовым сознанием. Поэтому эпистолярные публичные тексты приобретают ярко выраженный социальный оттенок (естественно, публике было бы интересно проследить за развитием личных взаимоотношений, но манипулировать мнением массового сознания все-таки неизмеримо удобнее через острые социальные и политические вопросы). Соответственно, соглашение посредством публичной коммуникации людей, имеющих влияние среди массового сознания, могло породить желаемый паттерн поведения социума.

Поэтому публицистический эпистолярный текст получил настолько широкое развитие в эпоху революций и восстаний - конец XIX - начало XX вв., когда эпистолярная публицистика до конца приспособилась к возможности использовать СМИ как инструмент публичной коммуникации, и приобрела новое качество, которое использовалось в эпистолярии вплоть до конца XX в. - до входа в жизнь человеческой цивилизации новейших информационных технологий: социальную оценочность.

Социальная оценочность русской эпистолярии конца XIX - начала XX вв. - это в первую очередь интерпретативный характер эпистолярного публицистического текста.

Для современного публицистического языка, например, нормой является номинативная тенденция к обозначению фактов, персоналий, событий, а затем уже проведение социальной оценки, а для эпистолярного публицистического текста на первый план выступает социальная оценочность.

Окончательную оформленность эта особенность эпистолярной публицистики получила в начале XX в., и мы видим в письмах Шаляпина, Цветаевой, Нестерова, Васнецова затрагивание социальной, творческой и экзистенциальной проблематики вкупе с личными трагедиями и переживаниями. Однако социальная оценочность писем выступает на первый план. Интересно, что именно этот период характеризуется внезапным переходом авторов письма к использованию упоминания о себе в эпистолярном тексте со стороны, от третьего лица. Этот прием встречается не очень часто, однако все же есть, и он несет в себе функцию социальной оценки автора письма самого себя. Так, например, А.И. Акопов приводит в пример М. Нестерова, который пишет о себе: «Однако Нестеров все же может быть назван тоже художником. Менее одаренный, чем В. Васнецов, он, быть может, пошел глубже в источник народной души, прилежно наблюдал жизнь и дольше, старательней учился, не надеясь на свой талант, как Васнецов, он бережней относился к своему и все время держался около природы, опираясь во всем на виденное, пережитое» [1, c. 16].

Но в целом, конечно, такой прием не получил широкого распространения, несмотря на его оценочный потенциал. Письма начала XX в. скорее носят трагический характер, а также в основном являются образцами художественного стиля их автора. Как правило, разговорный стиль и жаргонизмы в эпистолярных публицистических текстах начала века встречаются очень редко.

Ближе к середине XX в. мы наблюдаем другую тенденцию - поскольку социальные потрясения более-менее оставили в покое Россию, то и в публицистике появились другие тенденции - письма приобрели меньшую экспрессивность и эмоциональность, но большую глубину, социальная оценочность стала переходить больше в оценочность философскую, так как авторы писем с возвышением роли СССР на международной арене стали задумываться больше о месте русской нации в мире. В письмах же, которые публиковались в СМИ в тот момент, эпистолярий имел несколько другой оттенок - это была либо похвала, либо поднятие острого социального вопроса на страницах СМИ.

Постепенно, к концу XX в., эпистолярная публицистика медленно уходит из СМИ, но имплицируется в состав художественных произведений. К примеру, Ю. Лотман использует в своих книгах элементы переписки с государственными деятелями. Эпистолярный текст может приобретать ролевую направленность и диалог внутри текста - такие письма были характерны для В. Высоцкого и Д. Шостаковича. В целом в письме начинает постепенно преобладать разговорный жанр, а количество деловой переписки медленно увеличивается.

Конец XX - начало XXI вв. выводит эпистолярию на уровень элиты русской интеллигенции, поскольку СМИ в основном переходит на разговорно-бытовой язык, и художественность эпистолярного публицистического текста сдает позиции в пользу разговорного языка. Но вместе с тем вновь нарастает градус экспрессии, эмоциональности и социальной оценки. Дальнейшее же развитие письма постепенно уходит из сферы бумажного письма и переходит в сферу информационных технологий.

Заключение

Итак, в ходе исследования мы сделали следующие наблюдения: русская эпистолярия берет свое начало еще со времен Древней Руси. Исследователь Д.С. Лихачев рассматривал древнерусскую литературу как пример первоначальной интеграции эпистолярии в публицистику. Характер развития эпистолярии и на Руси аналогичен общим тенденциям развития эпистолярного жанра в Европе.

Публицистический эпистолярный текст забирает в себя совокупность признаков, характерных как для публицистического текста, так и для письма: взаимно усиливается эффект экспрессии и эмоциональности, однако вместе с тем сужается функциональный круг использования тех или иных тем, стилей и средств выразительности.

Ближе к XIX в. эпистолярные публицистические тексты становятся средством влияния и даже манипуляции массовым сознанием. Социальная оценочность русской эпистолярии конца XIX - начала XX вв. - это интерпретативный характер эпистолярного публицистического текста. Письма начала XX в. скорее носят трагический характер, а также в основном являются образцами художественного стиля их автора. Как правило, разговорный стиль и жаргонизмы в эпистолярных публицистических текстах начала века встречаются очень редко.

Ближе к середине XX в. мы наблюдаем другую тенденцию - письма приобрели меньшую экспрессивность и эмоциональность, но большую глубину, социальная оценочность стала переходить больше в оценочность философскую. К концу XX в. эпистолярная публицистика медленно уходит из СМИ, но имплицируется в состав художественных произведений.

Конец XX - начало XXI вв. выводит эпистолярию на уровень элиты русской интеллигенции, поскольку СМИ в основном переходит на разговорно-бытовой язык, и художественность эпистолярного публицистического текста сдает позиции в пользу разговорного языка, и вместе с тем вновь нарастает градус экспрессии, эмоциональности и социальной оценки.

Рецензенты:

Абишева В.Т., д.фил.н., профессор, Карагнадинский государственный университет, г. Караганда;

Ишанова А.К., д.фил.н., профессор, Евразийский государственный Университет им. Л.И. Гумилева, г. Астана.


Библиографическая ссылка

Токтагазин М.Б. ЖАНРОВО-СТИЛИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РУССКОЙ ЭПИСТОЛЯРНОЙ ПУБЛИЦИСТИКИ В ИСТОРИЧЕСКОЙ РЕТРОСПЕКТИВЕ И СОВРЕМЕННОСТИ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 1-2. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=19766 (дата обращения: 07.12.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074