Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

ЭКСПРЕССИЯ ТОПОИЗОМЕРАЗЫ-2Α И Е-КАДГЕРИНА ПРИ РАЗЛИЧНЫХ ПОДТИПАХ РАКА МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ И РЕПРОДУКТИВНОМ СТАТУСЕ БОЛЬНЫХ

Шатова Ю.С. 1 Ващенко Л.Н. 1 Новикова И.А. 1 Златник Е.Ю. 1 Владимирова Л.Ю. 1 Ульянова Е.П. 1 Комова Е.А. 1 Черникова Е.Н. 2 Машурова С.А. 3
1 ФГБУ «Ростовский Научно-Исследовательский Онкологический Институт» МЗ РФ
2 ФГБУ «Ростовский научно-исследовательский онкологический институт» Минздрава России
3 ГАУ РО «Областной Консультативно-Диагностический Центр»
Выявление иммуногистохимических маркеров опухолевых клеток позволяет уточнить характеристики различных подтипов РМЖ и индивидуализировать тактику лечения больных. Иммуногистохимическим методом изучена экспрессия маркеров топоизомеразы-2α и Е-кадгерина в клетках РМЖ у 95 пациенток с различными биологическими подтипами и состоянием овариально-менструальной функции. В клетках Her2neu+ опухолей экспрессия топоизомеразы 2α была выше, чем при других подтипах, а экспрессия Е-кадгерина в опухолях различных подтипов не различалась. В опухолях женщин, находящихся в постменопаузе, наблюдался высокий уровень экспрессии обоих маркеров. У больных в перименопаузе отмечен низкий уровень экспрессии топоизомеразы-2α и высокий — Е-кадгерина, а при сохранной овариально-менструальной функции выявлена умеренная экспрессия топоизомеразы-2α и наиболее низкая — Е-кадгерина. Итак, показаны особенности экспрессии топоизомеразы-2α и Е-кадгерина при различных биологических подтипах РМЖ и репродуктивном статусе больных.
рак молочной железы
топоизомераза-2-альфа
Е-кадгерин
1. Делекторская В.В., Кушлинский Н.Е. Клиническое значение содержания молекулярно-биологических маркеров в зонах инвазивного рака толстой кишки // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. — 2010. — № 9. — С. 337–340.
2. Кит О.И., Шатова Ю.С., Новикова И.А. и др. Экспрессия p53 и BCL2 при различных подтипах рака молочной железы // Фундаментальные исследования. – 2014. — № 10(1). — С. 85–88.
3. Новикова И.А., Шатова Ю.С., Златник Е.Ю. и др. Пролиферативные и иммунологические характеристики молекулярно-биологических подтипов рака молочной железы // Междунар. журн. прикл. и фундам. исслед. — 2014. — № 11 (1). — С. 116–119.
4. Семиглазов В.Ф. Новые подходы к лечению рака молочной железы // Вопросы онкологии. — 2013. — Т. 59, № 3. — С. 288–291.
5. Engstrøm M. TOP2A gene copy number change in breast cancer / M. Engstrøm., B.Ytterhus, L. Vatten et al. // JClinPathol. — 2014. Vol. 5б, № 67. — Р. 420–5.
6. Fountzilas G. Topoisomerase II alpha gene amplification is a favorable prognostic factor in patients with HER2-positive metastatic breast cancer treated with trastuzumab / G. Fountzilas, C. Christodoulou, M. Bobos et al. // Journal of translational medicine. — 2012. № 10. — Р. 212.
7. Kashiwagi S. Significance of E-cadherin expression in triple-negative breast cancer / S. Kashiwagi, M. Yashiro, T. Takashima et al. // Br. J. Cancer. — 2010. Vol. 2, № 103. — Р. 249–55.
8. Kawahara F. The expression of E-cadherin as a prognostic factor in breast cancer / F. Kawahara, M. Noguchi , R. Yagasaki et al. // Oncol. Rep. — 2011. Vol. 2, № 4. — Р. 401–5
9. Tang D. The expression and clinical significance of the androgen receptor and E-cadherin in triple-negative breast cancer / D. Tang, S. Xu, Q. Zhang et al. // Med. Oncol. — 2012. Vol. 2, № 29. — Р. 526–33.
10. Weissenbacher T. Multicentric and multifocal versus unifocal breast cancer: differences in the expression of E-cadherin suggest differences in tumor biology / T. Weissenbacher, E. Hirte , C. Kuhn et al. // BMC Cancer. — 2013. № 13. — Р. 361.
Как свидетельствуют исследования последних лет, рак молочной железы (РМЖ) является гетерогенным заболеванием [4]. Выявление новых иммунногистохимических маркеров и оценка их прогностического значения позволяют уточнить характеристики различных подтипов РМЖ [2] и индивидуализировать тактику лечения больных [4]. Топоизомераза-2-альфа (Topo2α) и Е-кадгерин участвуют в таких важных процессах, как регуляция клеточного цикла, сигнальной трансдукции, адгезия, дифференцировка и миграция опухолевых клеток. Данные литературы о зависимости частоты и уровня экспрессии этих маркеров от биологического подтипа РМЖ противоречивы. Так, по данным одних авторов, частота гиперэкспрессии Topo2α составляет 36-61,4% и повышается при р53+ и высокой степени злокачественности вне зависимости от биологического подтипа РМЖ; другие авторы сообщают о выявлении Topo2α+ у 93,1% Her2neu+ больных [5]. В исследовании, выполненном на группе больных с Her2neu+ метастатическим РМЖ, помимо связи Topo2α+ и Her2neu+, показана ассоциация Topo2α+ с PIK3CA и положительными рецепторами эстрогенов, а добавление в план лечения, помимо Трастузумаба, антрациклинов улучшает результаты лечения у Topo2α+ больных [6]. Значимость Е-кадгерина показана при изучении различных злокачественных опухолей и связана с его свойствами супрессора опухолевого роста и инвазивности (желудка, легкого, шейки матки, молочной железы, предстательной железы, мочевого пузыря) [1]. Однако в исследовании на материале 98 больных РМЖ показано, что прогностическая значимость этого маркера сомнительна. Тем не менее выявлена его корреляция со степенью дифференцировки опухоли и отсутствием метастазов в регионарных лимфоузлах [8]. Экспрессия Е-кадгерина описана как фактор положительного прогноза выживаемости больных РМЖ, особенно при тройном негативном раке (ТНР) [7], хотя именно он характеризуется неблагоприятным течением. Установлено значительное подавление экспрессии Е-кадгерина у больных с мультицентрическим ростом РМЖ в сравнении с уницентрическим [10], причем, по мнению авторов, с этим связан его негативный прогноз. Проведение корреляционного анализа экспрессии Е-кадгерина и рецепторов андрогенов показало, что при ТНР с увеличением уровня экспрессии рецепторов андрогенов (РА) экспрессия Е-кадгерина снижается, а профиль опухоли РА+/Е-кадгерин говорит о повышенном риске рецидивирования и метастазирования [9].

Таким образом, литературные данные о значимости Е-кадгерина и Topo2α+ при различных биологических подтипах РМЖ разрознены и противоречивы; кроме того, остается неисследованной экспрессия этих маркеров у больных РМЖ при их различном репродуктивном статусе, что может играть роль в течении заболевания и ответа опухоли на терапию с учетом связи обоих маркеров с экспрессией рецепторов к гормонам.

Цель исследования: изучить экспрессию маркеров Topo2α+ и Е-кадгерина при различных биологических подтипах РМЖ и при различном репродуктивном статусе больных.

Материалы и методы

Была изучена экспрессия маркеров Topo2α и Е-кадгерина в клетках РМЖ 95 пациенток с различными молекулярно-биологическими подтипами с помощью иммуногистохимического (ИГХ) анализа, который проводили на срезах с парафиновых блоков опухолей, удаленных при операции и предназначенных для стандартного морфологического исследования. Использованные в работе первичные антитела и их разведения представлены в таблице 1.

Таблица 1

Панель использованных для ИГХ-анализа антител

Специфичность

Клон

Фирма

Разведение

Буфер для «демаскировки антигенов»

Topo2α

SWT 3D1

DCS

1:25

10 мМTris, 1 мМEDTA (рН 6,0)

Е-кадгерин

NCH-38

DAKO

1:100

10 мМTris, 1 мМEDTA (рН 6,0)

Парафиновые срезы депарафинировали и регидратировали по стандартной методике. «Демаскировку» антигенов проводили в PT-Link Thermo. Протокол включал в себя предварительный нагрев до 650С, восстановление антигена в течение 20 мин при температуре 970С и дальнейшее охлаждение до 650С. Затем стекла промывались в течение 1-3 мин TBS-буфером (Dako) и помещались в автостейнер ThermoScientific для окрашивания в автоматическом режиме. Для визуализации иммуногистохимической реакции использовали систему детекции Reveal Polyvalent HRP-DAB DetectionSystem. Срезы докрашивали гематоксилином Майера, для заключения использовали бальзам Bio-Mount. Оценку результатов окрашивания проводили с применением светового микроскопа «Leica» (Германия) под увеличением х10, х20, х40. Для рецепторов Topo2α оценивали количество опухолевых клеток, положительных по ядерной экспрессии данного маркера, и подсчитывали количество окрашенных ядер на 100 ядер в 3 полях зрения. Для Е-кадгерина оценивали количество клеток, положительных по мембранной экспрессии данного маркера, учитывали выраженность реакции: 0 - отсутствие реакции, 1 - слабая реакция, 2 - умеренная реакция, 3 - сильная реакция; кроме того, обращали внимание на полное или неполное мембранное окрашивание, а также наличие цитоплазматического окрашивания. Статистическую обработку результатов проводили параметрическими и непараметрическими методами (t-критерий Стьюдента, критерий Уилкоксона).

Результаты и обсуждение

Из 95 пациенток у 26 (27,4%) был определен люминальный А подтип, у 33 (34,7%) - люминальный В подтип, у 15 - Her2neu+ (15,8%), у 21 - ТНР (22,1%). 31 больная имела сохранную овариально-менструальную функцию, 45 находились в постменопаузе, 19 - в перименопаузе.

Окрашивание ядер опухолевых клеток антителами к Topo2α отмечено при всех исследованных подтипах РМЖ. Как видно из таблицы 2, содержание положительно окрашенных клеток было максимальным при Her2+ подтипе, при TНР и при люминальном В подтипах РМЖ оно было статистически значимо ниже, а при люминальном А подтипе выявлено слабое окрашивание антителами к топоизомеразе 2α в ядрах единичных опухолевых клеток.

Таблица 2

Экспрессия Topo2α и Е-кадгерина у больных с различными биологическими подтипами РМЖ (%)

ИГХ-маркеры

Биологические подтипы РМЖ

Люминальный А (n=26)

Люминальный В (n=33)

Her2neu+ (n=15)

ТНР (n=21)

Topo2α

Единичные клетки*

36,7±3,3*

77,5±7,5

52,5±7,5*

Е-кадгерин

100

87,5±3,3

80,1±2,8

84,6±3,6

*- различия достоверны в отношении Her2neu+ подтипа (p<0,05)

Позитивная реакция с антителами к Е-кадгерину наблюдалась при всех биологических подтипах РМЖ либо на мембране опухолевых клеток, либо в виде диффузного окрашивания цитоплазмы, в некоторых случаях отмечался смешанный (мембранно-цитоплазматический) характер окрашивания. Экспрессия маркера наблюдалась во всех клетках опухоли или в фокусах опухолевых клеток. Люминальный А подтип характеризовался 100%-ным полным интенсивным окрашиванием мембраны опухолевых клеток. При люминальном В подтипе среднее содержание положительно окрашенных клеток антителами к Е-кадгерину составило 87,5±3,3% с разбросом от 75% до 95%. В 48,5% (16 из 33) случаев наблюдалось полное интенсивное окрашивание мембраны опухолевых клеток, в 36,4% (12 из 33) случаев имел место смешанный характер окрашивания и 5 случаев (15,1%) характеризовались диффузным окрашиванием цитоплазмы. При TНР и Her2neu+ подтипах РМЖ в 100% случаев выявлено умеренное окрашивание мембраны опухолевых клеток с наличием слабого диффузного окрашивания цитоплазмы. При TНР РМЖ антителами к Е-кадгерину окрашивались 84,6±3,6% опухолевых клеток, при Her2neu+ 80,1±2,8%. Достоверной разницы в значении этого показателя при различных подтипах РМЖ не выявлено (табл. 2). Отмечено снижение интенсивности окрашивания мембраны и появления цитоплазматического окрашивания при люминальном В, TНР и Her2+ молекулярных подтипах по сравнению с люминальным А.

Как видно из таблицы 3, уровень экспрессии Topo2α существенно различается в опухолях больных с различной сохранностью овариально-менструальной функции. Минимальные значения отмечаются в опухолях женщин в перименопаузе, при сохранной репродуктивной функции показатели были средними, а в опухолях женщин в постменопаузе  - максимальными, статистически достоверно превышающими показатели остальных групп (p<0,05).

Таблица 3

Экспрессия Topo2α и Е-кадгерина у больных РМЖ с различным репродуктивным статусом (%)

ИГХ-маркеры

Репродуктивный статус

Сохранная функция (n=31)

Перименопауза (n=19)

Постменопауза

(n=45)

Topo2α

50,0±3,3*¹

28,3±4,9*²

77,5±2,5¹

Е-кадгерин

73,3±2,2

98,0±2,0²

95,0±3,5²

*- различия достоверны в отношении постменопаузы; ¹ - различия достоверны в отношении перименопаузы; ² - различия достоверны в отношении группы с сохранной репродуктивной функцией (p<0,05)

Уровень экспрессии Е-кадгерина был высок во всех группах, но в опухолях женщин с сохранной репродуктивной функцией он был достоверно ниже, чем в других (табл. 3). При этом у 20 пациенток (64,5%) отмечалось полное интенсивное окрашивание мембран клеток, у 11 (35,5%) - неполное окрашивание средней интенсивности. В опухолях женщин в пост- и перименопаузе полное интенсивное окрашивание клеточной мембраны отмечалось только в 25% и 33,3% случаев соответственно, т.е. опухоли женщин репродуктивного периода отличались не только уровнем экспрессии Е-кадгерина, но характером клеточной реакции.

Заключение

Таким образом, установлена более высокая экспрессия Topo2α в Her2neu+ опухолях по сравнению с опухолями других подтипов, а экспрессия Е-кадгерина в опухолях разных подтипов достоверно не отличалась. Полученные данные позволяют уточнить иммуногистохимические профили различных биологических подтипов РМЖ. Кроме того, они подтверждают полученные нами ранее данные об «особой» иммуногистохимической картине и микроокружения Her2neu+ опухолей [2, 3], что в свою очередь позволит в дальнейшем расширить и индивидуализировать тактику лечения этих пациенток. Экспрессия исследованных маркеров у женщин с разным репродуктивным статусом имеет ряд различий. Опухоли больных репродуктивной группы характеризовались умеренным уровнем экспрессии Topo2α и более низким уровнем по сравнению с другими Е-кадгерина; в перименопаузе отмечен низкий уровень экспрессии Topo2α и высокий Е-кадгерина, а в опухолях женщин, находящихся в постменопаузе, наблюдался высокий уровень экспрессии обоих маркеров. Итак, показаны особенности экспрессии Topo2α и Е-кадгерина при различных биологических подтипах РМЖ, а также при различном репродуктивном статусе больных.

Рецензенты:

Шихлярова А.И., д.б.н.,  профессор, рук. лабораторией изыскания новых противоопухолевых средств ФГБУ «РНИОИ» Минздрава РФ, г. Ростов-на-Дону;

Франциянц Е.М., д.б.н., профессор, руководитель лаборатории изучения патогенеза злокачественных опухолей ФГБУ «РНИОИ» Минздрава РФ, г. Ростов-на-Дону.


Библиографическая ссылка

Шатова Ю.С., Ващенко Л.Н., Новикова И.А., Златник Е.Ю., Владимирова Л.Ю., Ульянова Е.П., Комова Е.А., Черникова Е.Н., Машурова С.А. ЭКСПРЕССИЯ ТОПОИЗОМЕРАЗЫ-2Α И Е-КАДГЕРИНА ПРИ РАЗЛИЧНЫХ ПОДТИПАХ РАКА МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ И РЕПРОДУКТИВНОМ СТАТУСЕ БОЛЬНЫХ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 3. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=19671 (дата обращения: 19.05.2022).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074