Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

К ВОПРОСУ ОБ ИССЛЕДОВАНИИ СУЩНОСТИ ТЕХНОНАУКИ

Моисеева А.П. 1
1 ГОУ ВПО «Национальный исследовательский Томский политехнический университет», Институт социально-гуманитарных технологий
Исследованы понятие и сущность технонауки. Выделены основные подходы к определению сущности технонауки, осуществлен их сравнительный анализ. Обозначено, что развитие технонауки свидетельствует об изменениях в эпистемологической схеме современного научного знания. Показано, что развитие технонауки осуществляется в определенной социальной и культурной среде и выражается через коллективный человеческий опыт, а также действия и знания человека, что с необходимостью ставит проблему исследования соотношения «науки, технологии и общества» или STS (scienceandtechnologystudy). Исследование STS выводит нас в сферу гуманитарного знания, ориентируя на анализ контекста в котором развиваются современные технонауки. Обосновано наличие таких характеристик технонауки как междисциплинарность, экстернализм, конструктивистское происхождение, прагматическая ориентация.
СТС (исследование науки и технологий)
акторные сети
актанты
междисциплинарность
прикладная наука
технонаука
1. Загидуллин Ж.К., Кузнецова Н.И. Отечественная эпистемология: от проектов дисциплины к самобытной традиции филос. анализа познания (обзор коллоквиума по эпистемологии). [Электронный ресурс]// Вопросы философии. - 2015. - № 3. - Режим доступа: http://vphil.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=1134&Itemid=52 (дата обращения: 28.04.15).
2. Князева Е.Н. Курдюмов С.П. Основания синергетики. Человек, конструирующий себя и свое будущее. - М.: КомКнига, 2006. - 232 с.
3. Латур Б. Дайте мне лабораторию и я переверну мир // Логос. - 2002. - № 5-6 (35). - С. 211-242.
4. Латур Б. Наука в действии. - М.: Изд-во Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2013. - 414 с.
5. Лекторский В.А. Философия. Познание. Культура. - М.: Изд-во Канон +, 2012. - 383 с.
6. Основы науковедения. / Под ред. С.М. Микулинского. - М.: Наука, 1985. - 431 с.
7. Пружинин Б.И. Прикладное и фундаментальное в этосе современной науки // Философия науки. Вып.11: Этос науки на рубеже веков. М.: Институт философии РАН, 2005. - С. 109-120.
8. Сивков Д. Рецензия на книгу Латура Б. "Наука в действии: следуя за учеными и инженерами внутри общества" // Социология власти. - 2014. - № 1. - С. 248-255.
9. Столярова О. Когда наука дает сдачи. [Электронный ресурс]: Русский журнал. - Режим доступа: http://russ.ru/pole/Kogda-nauka-daet-sdachi (дата обращения: 12.12 2014).
10.Bensaude-Vincent. В. Technoscience and Convergence: A Transmutation of Values? // Summerschool on Ethics of Converging Technologies. DormotelVogelsberg, Omrod/Alsfeld, Germany, 2008.
11.Bensaude-Vincent. B. Nanotechnology: a new regime for the public in science? // Scientiae Studia. 2012. vol. 10.P. 85-94.
12. Forman P. The Primacy of Science in Modernity, of Technology in Postmodernity, and of Ideology in the History of Technology // History and Technology. March/June 2007. Vol. 23. №. ?. pp. 1-152.
13.Latour B., Woolgar S. Laboratory life: The social construction of scientific facts. Princeton, New Jersey. 1986. 294 p
14. Pickering A. Constructing quarks: A sociological history of partical physics. Chicago. University of Chicago Press. 1984.
15. Caramez Carlotto M. Reflection the historical, epistemological, and social meaning of technoscience// Scientiae Studia. 2012. vol.10.pp. 129-139.
В современных условиях меняется характер взаимоотношения науки и общества, трансформируется  характер науки и научного познания. Результатом этих изменений стало появление такого феномена, как технонаука, на природу и сущность которого обращают внимание многие исследователи, в частности Пауль Форман, куратор Смитсонского университета Вашингтона, директор национального американского музея науки [12], Мария КарамезКариотто, докторант  факультета письменности и гуманитарных наук Университета Сан Пауло в Бразилии,  [15] А. Пикиринг, естествоиспытатель, социолог науки, работающий в Эдинбургском университете [14], Бруно Латур, социолог науки, философ, доктор наук, вице-президент Центра организационной социологии в Париже [3, 4], а также российские ученые В.Лекторский [5], Б. Пружинин, А. Никифоров [1] и другие. Б. Латур, в частности, полагает, что технонаука становится «лицом» современной науки и одновременно - генератором происходящих в ней системных изменений, охватывающих все уровни познавательной деятельности, начиная от техники эксперимента и вплоть до философского понимания природы научного знания [3]. Основой развития технонауки, по мнению Б. Латура, явились определенные потребности и вызовы общества, ответом на которые стало развитие и совершенствование технологий, технологического процесса  на стыке фундаментальных и прикладных наук.  Б. Латур  иллюстрирует взаимодействие фундаментального и прикладного знания на примере лаборатории как центра, откуда исследовательская деятельность проникает во все сферы жизни,  в результате чего меняются функции лаборатории, конкретно, деятельность лаборатории начинает приобретать  большое значение для практических нужд сельского хозяйства, промышленности, бизнеса.  Учитывая этот аспект взаимосвязи прикладного и фундаментального знания, Б. Латур говорит  о работе  лабораторий в новом смысле. Он  аргументирует  свою мысль, используя  результаты открытий Луи Пастера, и  пишет об осознании скрытых технологических возможностей исследовательской деятельности, о том, что лаборатории становятся обителью прикладной науки, то есть науки, ориентированной на создание, совершенствование и использование технологий,  на процесс систематизации и алгоритмизации, на получение эффективных практических результатов.  Именно лаборатории выступают в качестве отправной точки научно-технического прогресса.    В книге «Наука в действии» Латур приводит статистические данные, показывая, что  на прикладную науку и НИОКР уходит до 90 процентов всех средств, оставляя так называемой фундаментальной науке около 10 процентов [4, C. 9]. В  общетеоретическом плане к позиции Б.Латура  близки исследования и выводы российских ученых. «Б. Пружинин, в частности, высказал гипотезу о том, что современная наука распалась на самостоятельные регионы научной активности (фундаментальная и прикладная наука), в каждом из которых превалируют особые формы функционирования знания. Он продемонстрировал ангажированность знаний в прикладной науке на материале кейса из актуальной научной практики (публикации за несколько лет в авторитетном журнале «Nature» результатов исследований молекулярных биологов по поиску лекарства от рака)» [1, С. 4].

Российский философ А. Никифоров отметил, что, начиная с Нового времени и вплоть до настоящего момента, наука ориентирована «не на поиски истины, а на создание и совершенствования технологий преобразования мира в целях удовлетворения биологических потребностей человека». Соответственно, знание в такой технонауке понимается прагматически - как то,  что может быть использовано на практике [1, C.4]. Вместе с тем, большая часть исследователей подчеркивают, что не целесообразно сводить технонауку к простому взаимодействию  фундаментальных и прикладных наук, поскольку  технонаука осуществляется «на границе внутренних и внешних сфер» общества, активно включается в социум и влияет на трансформацию отношений в нем. «В конструировании мира технонауки принимают участие все вовлеченные люди и элементы и их нужно рассматривать вне зависимости от того, насколько чужеродными и неожиданными они кажутся по началу [4, C.260-261] - пишет Б. Латур. Для того чтобы прояснить мир сущности  технонауки, Латур переосмысливает понятие социального, вводя дефиниции актантов и акторных сетей. Социальное связано не только с людьми, но и с актантами,   которые, согласно Латуру, выступают как субъекты,  так и объекты, имеющие одинаковые права и  вовлеченные  в действие [4, C.109 ]. Исследователи творчества Латура полагают, что введение системы актантов и акторных  сетей, ученый  осуществил под влиянием идеи множества переменных Грегори Бейтсона [8, С. 218], основываясь на которой, Латур и  предлагает новую парадигму осмысления социального  как взаимосвязи и развития сетей и потоков - в рамках которой  предполагается неразрывная связь социального и материального...[4,C.261].  Именно эта связь обуславливает развитие технонауки, ее поддержки со стороны  университетов, государства и бизнеса. Это и подчеркивает Б. Латур, утверждая, что «получить поддержку ученые и инженеры могут только, если они не занимаются фундаментальными исследованиями. Из каждых потраченных на науку девяти долларов только один идет на то, что традиционно принято называть «наукой». В целом, большую роль в  мире науки играют конструкторские разработки» [4, C. 270-271].  Идею о «переносе внимания  с дискурса на практику знания» развивает и  профессор истории науки университета Сорбонны Бернадетт Бенсауд-Винсет. Она отмечает, что технонаука имеет конструктивистское  происхождение и  проявляется как оружие в борьбе с риторикой, формируя целый ряд ценностей, ориентированных на технологии и науку [10]. Осмысливая  современный тренд о «научной и технологической конвергенции», Бернадетт Бенсауд-Винсент полагает, что процесс  «конвергенции» нано-, био-, информационных и когнитивных наук основывается на синергии, которая и объединяет эти науки. Технонаука, по мнению Бенсауд-Винсет, проявляется в докладах, программах и проектах для осуществления которых необходим уровень организации знаний на  основе  интердисциплинарности,  мультидисциплинарности и трансдисциплинарности [10]. К подобному выводу приходят и   российские исследователи, подчеркивая, что механизм «трансдисциплинарных исследований характеризуется переносом когнитивных схем из одной дисциплинарной области в другую, разработкой совместных проектов исследования» [2,C. 232]. И эти совместные проекты свидетельствуют о междисциплинарной  сущности технонауки и являются ответом на потребности и вызовы глобального социума.  Примером такого доклада-проекта  может быть назван  доклад Национального научного фонда США 2001 года на тему: «Конвергирующие технологии для улучшения человеческой деятельности», который до сих пор не утратил своей актуальности. Технонаука, по мнению Бенсауд-Винсет, это особый проект, который представляет собой радикальное изменение в эпистемологической  программе современного научного знания, она изменяет наше видение природы и способы ориентироваться в ней. Анализируя культурные и познавательные смыслы технонауки, исследователь подчеркивает, что технонаука имеет глубокий прагматический смысл и направлена на увеличение производительности труда людей и улучшение их жизнеобеспечения [10]. При этом, Бенсауд-Винсет также как и Б. Латур уделяет внимание такой особенности технонауки, как ее особой вовлеченности в жизнь социума  и влияние  на нее общественной жизни. Бенсауд-Винсет, говоря об этой особенности технонауки противопоставляет диффузионистскую модель науки и «модель участия», подчеркивая, что именно «модель участия» является основой ценностей, которые технонаука должна нести в общество,  и это, прежде всего, такие «европейские ценности, как права человека и социальная солидарность, которые  должны быть определяющими факторами» [10]. Технонаука активно вписывается в общественную жизнь, способствуя развитию и утверждению демократических принципов в социуме отмечает Венсауд-Винсент: «Технонаука влияет на нашу повседневную жизнь, она меняет наш образ жизни. Появляются новые тенденции в виде комитетов по этике, политики, объединений промышленных предприятий, банков, ассоциаций потребителей, экологических объединений, страховых компаний, профсоюзов и НПО» [11].  Технонаука  расширяет диапазон общественных инициатив, способствуя становлению гражданского общества. Размышляет о сущности технонауки и П. Форман, полагая, что технонаука это «разворот значений», прикрепленных к науке, доминирование технологий над наукой[12]. П. Форман  также считает, что фактами,  свидетельствующими о развитии феномена технонауки, являются проекты-исследования, начало которым положили ученые США и ЕС,  в проектах-исследованиях осуществляется  прорыв в развитии научного знания,  его технологизация и прагматизация. С выводами П. Формана перекликается и российский философ В. Лекторский,  уточняя,  что такие проекты-исследования  ориентированы, в первую очередь,  на трансформацию человека, это проекты, которые осуществляются на основании новейших технологий, таких как  молекулярные  наноисследования, исследования в области генной инженерии, искусственного  интеллекта, получения лекарств для изменения настроения, терапии против старения, нейроинтерфейса, программы для управления информацией,  использованием  вживляемых компьютеров. Все эти проекты уже получили название «постчеловека» и «трансгуманизма» [5, С. 6]. Во всех этих проектах фундаментальные исследования конвергируются  в инновационные технологии, которые реализуются в коммуникативном пространстве прикладной науки, отвечающей на явные вызовы и потребности  информационного общества. Как видим, технонаука появляется как радикальные изменения в сфере когнитивного знания, которые выражаются в том, что нарастает увеличение прикладных исследований, направленных на удовлетворение конкретных, реальных потребностей, формулируемых обществом.  Результаты прикладных исследований эффективно внедряются в промышленное производство, формулируя точный и технологически эффективный рецепт для производства, способствуя расширению технологических возможностей общества [10, C.116].  В  развитии технонауки оказываются заинтересованными  и государство (армия, здравоохранение, транспорт, авиация, космос, энергетика, коммуникации), и  университеты (развитие фундаментальных и прикладных исследований), и бизнес.

 Однако развитие технонауки в различных странах глобального мира осуществляется неравномерно, на это обстоятельство обращает внимание Б. Латур, отмечая, что «половина всей науки делается в Америке... Поскольку новые факты добываются путем организации ресурсов и контролирования союзников, стратификация в сфере доступа к рабочей силе, деньгам и ведущим журналам означает, что некоторые страны будут играть ведущую роль, а другие помогать им в этом» [4, C. 267]. Для наиболее полного выявления сущности технонауки необходимо ее экстерналистское прочтение, которое выводит нас в область постмодернизма, ориентированного на междисциплинарность и трансдисциплинарность, и свидетельствует о том, что процесс  научного познания  сегодня не может быть делом только философии. Постмодернизм ориентирован на практику, деятельность и алгоритм производства знания, что повсеместно не позволяет провести четкую грань между наукой и ее технологическим обеспечением. Экстерналистское прочтение научного познания использует принципы социального конструктивизма, полагающего, что субъекты и социальные  институты способны конструировать реальность. Примером социального конструктивизма и являются работы Б. Латура, С. Вулгара [13] и А. Пикиринга[14]. В приложении к науке идеи социального конструктивизма заявляют о себе в междисциплинарной области соотношения науки и технологий в обществе (scienceandtechnologystudies) или STS, этот термин чаще всего употребляется, чтобы снять водораздел по линии наука-технология и объяснить пересекающиеся и взаимно обогащающие друг друга дисциплинарные сферы. Каким образом осуществляется это взаимодействие науки и технологий, как и кем интерпретируется это взаимодействие. Ответ на эти вопросы выводит нас в социально-гуманитарную сферу. Это особый, сложный и многогранный процесс, что признает и сам Б. Латур, подчеркивая, что «к счастью, помимо тех, кто делает науку, кто ее изучает, кто ее защищает или ей подчиняется, существуют те немногие, пришедшие как из науки, так и со стороны, кто открывает для посторонних черные ящики (Пандоры - разрядка моя А.М.) и дает в них заглянуть. Они носят разные имена (историки науки и техники, экономисты, социологи, преподаватели, аналитики научной политики, журналисты, философы, озабоченные проблемами науки ученые и гражданские активисты, когнитивные антропологи и когнитивные психологи), и большинство из них объединяются под общей рубрикой «наука, технологии и общество» [4, C. 42]. Именно к работам и выводам историков науки, социологов, философов неоднократно  обращался  Б. Латур при написании книги «Наука в действии», отмечая, что естественные науки конструктивные по своей  природе развиваются в определенной социальной и культурной среде и выражаются через конкретный человеческий опыт, поэтому нельзя не заниматься анализом этой среды и соответственно анализом действий и опытных знаний  человека. На это же обстоятельство обращает внимание и О. Столярова, в интервью корреспонденту «Русского журнала», она говорит о том, что среди социологов, историков и философов науки и техники немало людей с бэкграундом в естественных и точных науках (наиболее известные примеры - Питер Гэлисон, Эндрю Пикеринг), однако, как правило, они не являются практикующими учеными-естественниками. Получив первое образование в области физики, биологии или химии, они впоследствии защищали магистерские и докторские диссертации по философии и социологии, связав свою дальнейшую научную судьбу с социально-гуманитарными науками [9]. О. Столярова, проясняет сущность соотношения «науки, технологии и общества», когда говорит, что «STS - это гуманитарная дисциплина в том смысле, что она оценивает «природу» и естествознание (и технику) в перспективе личности (или «коллективной личности») и личной истории, в перспективе сознания и понимания» [9]. Соглашаясь в принципе с данной позицией, хотели бы уточнить,  что STS это скорее  совокупность гуманитарных дисциплин, взаимодействующих  на основе междисциплинарности. Думаю, что Б. Латур хорошо осознавал это, когда писал: «Сделать обзор всех их результатов и достижений (STS - разрядка моя А.М.) было бы весьма достойной задачей, но она выходит далеко за пределы моих познаний. Я хочу лишь постараться суммировать их методы и обрисовать те общие основания, из которых, порой сами этого не сознавая, они исходят» [4, C. 42]. Б. Латур замечал, что  для того, «чтобы выдержать путешествие  через все эти дисциплины, исторические эпохи и различные объекты» необходимо разработать методические правила и приемы, используя которые и возможно ответить на вопрос, что такое технонаука.  Следовательно, в этой ситуации  мы, гуманитарии,  должны исследовать контекст в котором реализуются современные технонауки. А контекст этот проявляется через междисциплинарные связи и исследования философии, социологии, статистики, когнитивной антропологи, экономики и выводов конкретных естественных наук. Несмотря на то, что сегодня СТС приходит в Россию с Запада, важно отметить, что в России уже в 70-80-е годы XX века философы, социологи,  историки науки  разрабатывали основания для таких междисциплинарных исследований, формулируя разнообразные подходы к определению сущности и структуры науковедения[6].

Следовательно, технонаука - «это лицо современной науки», состояние современного когнитивного знания, которое реализуется в процессе прикладных исследований. Технонаука, новейшие технологии несомненно оказывают большое влияние на становление гражданского общества и развитие повседневной жизни  потребительского общества. В известном смысле  на достижениях технонауки и использовании новейших технологий и воспитываются современные  квалифицированные потребители. Однако, современные квалифицированные потребители, прежде всего люди, которые любят, страдают, радуются. Поэтому, процесс трансформации  науки и научного познания должен быть направлен на то, чтобы объединить достижения и усилия кибернетиков, генетиков, биологов, физиков и математиков с  философами, социологами,  культурологами.  Это нужно для того, чтобы придать процессу технологизации гуманистический характер, утвердить «новый гуманизм», основой которого является идея о том, что самой большой ценностью в современном мире все-таки выступает человек с его пониманием добра и зла, самодостаточностью, свободой и социальной ответственностью,  ведь большинство самых важных проявлений человеческой сущности  не технологичны.

Рецензенты:

Колодий Н.А., д.ф.н., профессор, заведующая кафедрой культурологи и социальной коммуникации Национально-исследовательского Томского политехнического университета, г. Томск;

Лойко О.Т., д.ф.н., профессор кафедр культурологии и социальной коммуникации Национально-исследовательского Томского политехнического университета, г. Томск.


Библиографическая ссылка

Моисеева А.П. К ВОПРОСУ ОБ ИССЛЕДОВАНИИ СУЩНОСТИ ТЕХНОНАУКИ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 1-1. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=19428 (дата обращения: 25.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074