Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

ФАКТОР ТЕМПОРАЛЬНОСТИ И СОЦИАЛЬНАЯ НЕСТАБИЛЬНОСТЬ В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ

Лойтаренко М.В. 1
1 Таганрогский институт им. А. П. Чехова (филиал)ФГБОУ ВПО «Ростовский государственный экономический университет (РИНХ)»
В статье рассматривается проблема понимания роли фактора темпоральности в информационном обществе в условиях социальной нестабильности. Особое внимание уделяется проблеме раздвоения внутренней человеческой информации с точки зрения фактора времени в рамках социальной нестабильности. Подобная ситуация изначально является присущей социальному бытию человека, которое обнаруживает свою нестабильность в некоторой темпоральной длительности. Предлагается оценочный инструментарий, позволяющий говорить о некотором измерении самой социальной рациональности с точки зрения принятия комплексного или локального индивидуального решения. Показано, что социальная нестабильность приобретает особый символический смысл в точках бифуркации системы, когда прошлое системы оказывается во времени впереди и в предельно сжатом виде. Выявлено, что содержание индивидуального прошедшего времени одного субъекта не может повторяться прошлым другого субъекта, решение проблемы переходит в контекст теории стабильное-нестабильное. Продемонстрированы варианты соотносимости темпоральных характеристик в системе социальной нестабильности.
социальный субъект
сценарии будущего
прошлое и настоящее
индивидуальное и психологическое время
социальная нестабильность
информационное общество
фактор темпоральности
1. Музыка О.А., Попов В.В. Время и социальная синергетика. – Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2007. – 256 с.
2. Музыка О.А., Попов В.В., Фатыхова Е.М. Особенности оценки системного анализа социальных противоречий и переходных периодов в трансформациях современного российского общества // Фундаментальные исследования. – 2011. – № 8. – C. 190-194.
3. Музыка О.А., Ковтунова Д.В. Линейная (классическая) и нелинейная (постнеклассическая) концепции социально-исторического процесса: сравнительный анализ // Фундаментальные исследования. – 2012. – № 11. (Ч.1.) – С. 192–196
4. Попов В.В. Социальное время и альтернативы развития будущего // Философия права. – Ростов-на-Дону, 2012. – № 4. – С. 7-10.
5. Попов В.В., Щеглов Б.С. Вероятность и случайность в нелинейном развитии // Фундаментальные исследования – 2013. – №10. – С. 2559.
6. Попов В.В., Лойтаренко М.В. Социальная нестабильность в информационном обществе // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2014. – № 4. – С. 198-199.
7. Попов В.В., Щеглов Б.С. Постнеклассическая реальность как формирование новой философской парадигмы // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – 2012. – № 2 (37). – С. 136-139.
8. Попов В. В. Методологические и логико-семантические аспекты динамики социальной реальности// Фундаментальные исследования –2011. – № 12. – С. 399–404.
9. Попов В. В. Особенности интерпретации социальных событий: факторы темпоральности и оценки// Философия права. – Ростов н/Д., 2011. – № 3. – С. 63–68.
10. Чаленко М.В., Попов В.В., Музыка О.А. Методологические и логико-семантические аспекты динамики социальной реальности // Фундаментальные исследования. – 2011. – № 12. – C. 399-404.
11. Popov V.V. Development of the modern theory of rationality // International journal of applied and fundamental research. – Munchen, 2013. – Р. 92–94.
12. Popov V.V. Rationality and freedom: inconsistency of discourse in modern science // European Applied Sciences: modern approaches in scientific researches. – Stuttgart, 2013. – Р. 126-129.
13. Popov V.V. Methodological features of social contradictions // Humanities and Social Sciences in Europe: Achievements and Perspectives. – Vienna, 2014. – Р. 215–219.
В постнеклассической науке фактор времени в рамках современного информационного общества и формирующейся социосинергетики приобретает междисциплинарное значение, что способствует формированию новой концепции - философии нестабильности.

У истоков современных трактовок времени стоят представление В.И Вернадского о монодуализме пространства-времени и о множестве времен; П. Рикёра о «человеческом» времени; психолого-натурфилософская концепция времени А. Бергсона и трансцендеталистски-историцистская концепция В. Дильтея; И. Валлерстайна о множественности времен, о разнообразии социального времени и социального пространства; Ф. Броделя о времени как социальном порождении. И. Пригожин вводит понятие «переоткрытие времени»; в контексте нестабильных структур время представляет как процессуальную конструкцию; мир получает характеристики становящегося или возникающего, т.е. мир представлен как принципиально процессуальный. В соответствии с представлениями о мире как о нестабильно-стабильной системе Д.Т. Фрейзер в своей концепции темпоральных уровней обосновывает шесть стабильных уровней материи и соответствующих им темпоральных уровней, образующих иерархическое единство.

В контексте теории нестабильности разворачивается новое представление о будущем - «будущее временит настоящее». В этом направлении выделены работы М.В. Кузьмина, Е.Н. Князевой и С.П. Курдюмова. Социальная нестабильность приобретает особый символический смысл в точках бифуркации системы, когда прошлое системы оказывается во времени впереди и в предельно сжатом виде. Будущее в настоящем представляется как опрокинутое прошлое, но оно наполняется конкретным и особенным смыслом через выбор лишь одной из потенций прошлого. В данном подходе акцент ставится на осознание социальным субъектом перспектив реализации собственных целеполаганий, позволяющих перейти к новым подобным перспективам в рамках будущего социального бытия в условиях информационного общества. Особое значение приобретает деятельность социального субъекта, которая определяется не только прошлым, но строится из будущего в контексте нестабильного состояния социума.

В современную философскую культуру понятие темпоральности вошло через экзистенциализм, в котором темпоральность человеческого бытия противопоставляется внешнему, отчужденному, бескачественному, навязываемому и подавляющему времени, обусловленному конвенцией. Обращает на себя внимание то, что, несмотря на конвенцию, у каждого ученого существуют свои «субъективные часы», описываемые темпоральностью, которые могут находиться в несоответствии с «объективными часами».

Еще М. Хайдеггер предлагал рассматривать время как структуру, которая на часто неосознаваемом уровне выступает в качестве условий, принципов, правил конструирования, создания, порождения любых форм человеческой жизни, будь то тексты, институты, действия людей. В подобном контексте открытие времени рассматривается как движение к конструктивности, т.е. ориентированности наших познавательных и практических стратегий в сферу возможного. У Хайдеггера среди модусов времени фундаментальным является будущее. Будущее - это устремление; настоящее - это быть при вещах; прошлое - возвращение к факту и принятие ситуации. Все модусы времени Хайдеггер называет экстатичными, как то, что бытует вне себя. Грядущее, ставшее и настоящее раскрывают темпоральность как чистый экстатикон. Темпоральность - изначальная внеположенность в себе и для себя. Поэтому Хайдеггер называет феномены грядущего, ставшего и настоящего - экстазисной темпоральностью.

При таком подходе будет происходить определенное раздвоение внутренней человеческой информации с точки зрения фактора времени в рамках социальной нестабильности. Подобная ситуация изначально является присущей социальному бытию человека, которое обнаруживает свою нестабильность в некоторой темпоральной длительности. В данном случае, дискурс идет об отношении к прошлому и будущему, которых, с одной стороны, уже или еще нет, но которые одновременно и являются теми пределами, которые влево и вправо раздвигают границы самого настоящего. Следует заметить, что человек существует в настоящем настолько, насколько он проникает в свое прошлое и обращается к своему будущему в информационном мире. То есть требуется в полной мере осознать, что настоящего как такового, самого по себе автономного и независимого нет, есть лишь некоторые темпоральные пространства, которые складываются через человеческую интуицию, человеческий опыт, позиции перехода из прошлого в будущее. Перед познающим субъектом возникает двойная проблема: с одной стороны, настоящее расширяет себя до пределов прошлого и будущего, находя и видя его в себе и из себя. С другой стороны - само настоящее образуется и приобретает свои очертания под давлением перекрестных тенденций и направлений социальной нестабильности в информационном обществе.

Одним из главных поводов к новым представлениям о времени становится допущение существования наряду с внешним социальным временем внутреннего индивидуального времени. В данном аспекте переплетаются представления об индивидуальном настоящем, прошедшем и будущем времени, об их дифференциации и даже противопоставлении их друг другу по их свойствам, а также с точки зрения разных подходов к указанным концептам в системе социальной нестабильности. Раскрытие особенностей индивидуального времени невозможно без учета междисциплинарных связей таких областей научного познания, как философия и психология, а также без сравнения традиционного линейного и нелинейного синергетического подхода к вопросу об индивидуальном времени и его модусах.

С точки зрения психологического подхода, свойством настоящего индивидуального времени, может быть, его подвижность и непостоянство степени его актуализации; прошедшего индивидуального времени - наличие содержания бывшего настоящего времени. Речь идет о чувственных образах прежних восприятий окружающего мира и самого себя. Заполняясь образами воспринимаемых субъектом событий, в индивидуальное прошедшее время превращается его настоящее время. Подобные образы в сознании субъекта представлены, с одной стороны, в единстве, а с другой - разными отрезками прошедшего времени, что дает возможность говорить о еще одном важном свойстве индивидуального прошедшего времени как дискретность. Дискретность, понимаемая в данном контексте как деление разных отрезков времени по разным основаниям связана с длительностью настоящего индивидуального времени, так как можно предположить, что в сознании субъекта столько отрезков или интервалов прошедшего времени, сколько было длительностей настоящего времени.

На основании деления индивидуального прошедшего времени по качественным и количественным признакам можно говорить о том, что отличие отрезков прошедшего времени по своему содержанию будет являться качественным признаком. Количественная сторона будет определяться тем, сколько у одного человека настоящего времени, столько и было прошедшего. Содержание индивидуального прошедшего времени одного субъекта не может повторяться прошлым другого субъекта, решение проблемы переходит в контекст теории стабильное-нестабильное.

Настоящее, прошедшее, будущее времена представляются в сознании субъекта с присущими каждому из них свойствами. Индивидуальное прошлое время человека в наших предположениях не совпадает с тем прошлым, которое присуще скорее не индивидуальному, а коллективному сознанию.

Специфика детерминации человеческой жизни заключается в том, что, наряду с причинной обусловленностью последующих событий предшествующими (детерминация прошлым), имеет место и детерминация будущим, т.е. целями и предполагаемыми результатами жизнедеятельности в условиях социальной нестабильности. В рамках причинно-целевой концепции проблема взаимосвязи прошлого, настоящего и будущего находит следующее решение. Психологическое прошлое определяется совокупностью так называемых реализованных связей, которые соединяют между собой события хронологического прошлого. Психологическое настоящее включает в себя актуальные связи, т.е. те связи, реализация которых уже началась, но еще не завершилась, и которые соединяют между собой события хронологического прошлого, с одной стороны, и будущего - с другой. Психологическое будущее личности составляют потенциальные связи, реализация которых еще не началась, поскольку они соединяют между собой предполагаемые события хронологического будущего в информационном мире.

Наиболее сложным для восприятия и понимания предстает перед субъектом будущее время, которое не существует в качестве реальной действительности, а можно сказать существует в виде тенденции и возможности будущего развития в контексте социальной нестабильности. Будущее индивидуальное время обладает специфическим свойством - быть противоположным прошедшему времени. Противопоставление данных времен видимо, связано с актуализацией настоящего времени. То есть, чем более актуальным для субъекта является настоящее время, тем более подавленным в его сознании может быть прошедшее время, и тем более четким будет представляться информационное будущее.

В отличие от прошедшего времени у будущего нет законченного содержания, а есть лишь модели образов, планы действий, осмысление и осознание возможных последствий каких-либо действий или принятых решений. Будущее индивидуальное время можно обозначить как время активного самоусовершенствования, накопления знаний, осознания, целенаправленности. Но в связи с тем, что будущее время по содержанию является наиболее неопределенным и незавершенным, не имеющим конкретных отрезков и интервалов, относительно непрерывным, оно будет являться наименее индивидуализированным временем человека.

Компенсацией этому может стать понимание неотделимости представлений о неопределенности будущего времени и свободы выбора способов осуществления программ поведения на будущее в условиях нестабильности социума. Произвольность поведения человека и его целенаправленность, активность связана с неопределенностью индивидуального будущего времени и ей же обеспечивается. Реализация планируемых действий не обязательно будет связана только с одним промежутком или интервалом времени. То, что не реализовалось в одном отрезке, сможет реализоваться в другом отрезке времени в условиях социальной нестабильности. Моделируемый образ будущего, имеющий только вероятностные характеристики, может реализоваться в объективном индивидуальном времени, но не всегда будет обладать характеристиками предполагаемой модели.

Рецензенты:

Попов В.В., д.филос.н., профессор, профессор кафедры философии и социологии права Таганрогского института им. А. П. Чехова (филиала) ФГБОУ ВПО «Ростовского государственного экономического университета (РИНХ)», г. Таганрог;

Щеглов Б. С., д.филос.н., профессор, профессор кафедры философии и социологии права Таганрогского института им. А. П. Чехова (филиала) ФГБОУ ВПО «Ростовского государственного экономического университета (РИНХ)», г. Таганрог.


Библиографическая ссылка

Лойтаренко М.В. ФАКТОР ТЕМПОРАЛЬНОСТИ И СОЦИАЛЬНАЯ НЕСТАБИЛЬНОСТЬ В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 1-1. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=19388 (дата обращения: 27.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074