Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

ОРДЖОНИКИДЗЕВСКИЙ (ВЛАДИКАВКАЗСКИЙ) КОМИТЕТ ОБОРОНЫ В СИСТЕМЕ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ ОРГАНОВ ВЛАСТИ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Зангиев Х.В. 1
1 ФГБОУ ВПО "Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова"
В статье на основе анализа архивного материала рассматриваются основные направления деятельности Орджоникидзевского (Владикавказского) комитета обороны в годы Великой Отечественной войны. Изучение документов приводит к выводу о том, что этот чрезвычайный орган координировал всю социально-экономическую и военно-политическую жизнь Северной Осетии, позволил избежать хаоса и беспорядка в организации связи фронта и тыла, создал условия для успешной перестройки на военный лад всех сфер народного хозяйства региона. Административно-военная деятельность комитета обороны заключалась в организации перестройки промышленных предприятий и колхозов на военные рельсы. В статье прослеживается деятельность комитета обороны в деле формирования истребительных батальонов, ополчения и трудовой армии. Рассмотрены факты нарушения трудового законодательства военного времени и последствия трудового дезертирства. Наряду с административно-военной деятельностью комитет обороны занимался наведением порядка в прифронтовой зоне. Прежде всего, это касалось создания госпитальной сети, призванной оказывать профессиональную помощь раненным бойцам и офицерам, обеспечивать их скорейшее возвращение в действующую армию.
дезертирство.
шефская помощь
война
1. Государственный архив новейшей истории Республики Северная Осетия-Алания (далее - ГАНИ РСО-А). Ф. 1. Оп. 1. Д. 2.
2. ГАНИ РСО-А. Ф. 3. Оп.1. Д. 1491.
3. Зангиев Х.В., Хубулова С.А. Уголовная преступность и борьба с ней в Северной Осетии в годы Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.). //Вестник СОГУ.- 2014. - №3.
4. Хубулова С.А., Хаблиева Л.Ч. Деятельность эвакогоспиталей г. Орджоникидзе (Владикавказ) в годы Великой Отечественной войны. //Вестник СОГУ. – 2014. - №1.
5. Хубулова С.А., Хаблиева Л.Ч., Батыров А.Е. Орджоникидзевский (Владикавказский) Комитет Обороны. – Владикавказ: Литера. - 2012.
6. Центральный государственный архив РСО-А (далее - ЦГА РСО-А). ФР. 219. Оп. 3. Д. 7
7. ЦГА РСО-А. ФР. 303. Оп.1. Д. 4.

 По истории Великой Отечественной войны написано много литературы, проанализированы различные аспекты. Однако до сих пор в региональной исторической науке нет специальных работ по истории Орджоникидзевского (Владикавказского) комитета обороны (ОГКО), хотя его роль в организации тыла Красной Армии имеет непреходящее значение. Исследование опыта ОГКО позволило бы сформировать четкое и глубокое знание о функционировании системы чрезвычайных органов власти в период Великой Отечественной войны, изучить механизмы взаимодействия фронта и тыла.

Уже в первые дни войны стало понятно, что необходим орган власти, который бы сосредоточил в своих руках всю полноту власти и нес ответственность за организацию взаимодействия фронта и тыла. Таким органом стал Государственный комитет обороны, сформированный на основе  постановления «Об образовании Государственного комитета обороны». Оно определяло широкие полномочия нового властного органа, в ведении которого оказались вопросы военно-стратегические, перестройки промышленности на военные рельсы, подготовка трудовых резервов, организация оборонного строительства, социальная политика и проч. Все приказы ГКО носили директивный характер и подлежали обязательному исполнению.

Условия военного времени вызывали предельную централизацию всех ресурсов. Это вызывало создание Орджоникидзевского (Владикавказского) комитета обороны 24 октября 1941 г.  В состав комитета обороны входили: первый секретарь Северо-Осетинского обкома ВКП (б), председатель облисполкома, начальник управления НКВД, комендант г. Орджоникидзе. Дополнительно привлекались по мере необходимости начальник местного гарнизона и секретари райкомов. Комитет координировал деятельность промышленных предприятий, местных частей НКВД,  милиции и созданных в условиях войны истребительных батальонов.

Комитет координировал деятельность всех военных и иррегулярных частей на территории Северной Осетии. 

Уже первые распоряжения комитета обороны были связаны с созданием оборонительных сооружений на территории Северной Осетии, что диктовалось резко ухудшившейся обстановкой на фронте. Несмотря на то, что регион в 1941 г. находился в глубоком тылу, было принято решение о строительстве второй очереди оборонительных сооружений - в районе рек Малка и Терек. В соответствии с требованиями строительства было создано 10 строительных батальонов, во главе с командирами и комиссарами.

Каждый район республики должен был по имеющемуся плану поставить определенное количество рабочих: Алагирский - 200, Орджоникидзевский - 180 и т.д. Всего в 1941 г. на строительстве оборонительных сооружений республики было занято более 1500 человек [5, с.79]. По мере продвижения противника на Кавказ встал вопрос о строительстве второго рубежа обороны, было предложено вырыть ров протяженностью 1,5 км со стороны Военно-Грузинской дороги. Для этого в трудармию были привлечены жители республики в возрасте от 16 лет, количество их составило свыше 2500 человек. Работа была организована по принципу военных подразделений.

Так как эта работа требовала большого количества рабочих рук, которых не хватало, в начале 1942 г. было принят специальный указ, обязывающий все трудоспособное население страны, не имеющее бронь, призывать на обязательные трудовые мобилизации. Уклоняющиеся наказывались по законам военного времени. Самовольно ушедшие с производства и «злостные прогульщики» считались «дезертирами трудового фронта» и наказывались исправительно-трудовыми работами в лагерях и колониях на срок от 5 до 8 лет по статье 58.6 УК РСФСР. Так, в фондах архива отложилось заявление жительницы г. Орджоникидзе Г.С. Мархиевой на имя Председателя комитета обороны Н. Мазина, в котором она пыталась выяснить судьбу сына, направленного на строительство оборонительных сооружений. Ей было указано, что «Мархиев Б.А. за дезертирство с оборонительных работ привлечен к уголовной ответственности по ст. 58-6 УК РСФСР, уголовное дело № 2427» [7, л. 18]. Эти дела рассматривались военными трибуналами.

Трудовая повинность оплачивалась по минимальным ценам, трудармейцы снабжались инструментом: на каждую сотню выдавалось по 80 лопат, 20 ломов и топоров. Каждый работник должен был выработать в месяц таким нехитрым инструментом не менее 100 м³ грунта, в случае невыполнения задания срок пребывания на строительстве сооружений продлевался еще на месяц-другой. Всего было извлечено более 16 тыс. м³ грунта, построено 10 км противотанковых рвов, свыше 4500 огневых точек.

Другим направлением деятельности стала организация госпитальной сети. О создании и функционировании структуры госпиталей на территории Северной Осетии в местных органах власти было принято несколько постановлений. В частности, в постановлении от 13 октября 1941 г. указывалось на необходимость «организации широкой общественной помощи, шефства предприятий и организаций, колхозов над госпиталями»[2, л.8]. В Орджоникидзе создан специальный отдел по организации дела размещения и оказания помощи эвакуированным из прифронтовых районов.

За 1941-1945 гг. на территории Северной Осетии было развернуто свыше 30 госпиталей разного профиля, временно размещено 26 госпиталей и 10 эвакоприемников, через которые прошло более 60 тыс. раненых и больных воинов.

К началу военной компании 1942 г. в Северной Осетии функционировало 13 госпиталей на 7000 коек.  Необходимо было организовать бесперебойное снабжение раненых продуктами питания, перевязочными средствами, одеждой и проч. Местные партийные организации, советские структуры прикладывали большие усилия для организации пребывания воинов в госпиталях. Предприятия-шефы помогали в доставке овощей, перевязочного материала, организации санитарно-гигиенического обслуживания. Шефствующие организации осуществляли подвоз топлива и продовольствия лазаретам собственным транспортом. Потеря в начале войны окружных складов с санитарным имуществом привела к дефициту основные продукты питания (жиры, масло, сахар, табачные изделия)[4, с.157].

По решению комитета обороны каждый госпиталь взяли под свое крыло два предприятия, а таких в республике оказалось более 30. В шефское движение включились 19 колхозов, которые поставили в госпитальные столовые около 1300 кг мяса, 250 кг масла, 76 т овощей и фруктов [6, л.16]. Кроме того, подарки раненым готовили местные жители: за годы войны таких подарков было заготовлено на 2 млн. руб.

Комитет обороны должен был следить за настроениями населения и разъяснять необходимость тех или иных непопулярных мероприятий [3, с.33].

Особенно жестко приходилось поступать с дезертирами. Следует отметить ту социально-политическую опасность, какую представляло дезертирство. Нередко дезертирство имело политическую окраску, направленную на подрыв государства, создание антисоветских настроений в населении. В оперативных сводках Особого отдела НВКД Орджоникидзевского гарнизона отмечался значительный рост дезертирства в течение второй половины 1941 г. Из одного только 29-го запасного кавалерийского полка с момента его прибытия в город дезертировало 39 человек, в том числе только в октябре - 10 человек [1, л.5]. По данным Особого отдела НВКД Орджоникидзевского гарнизона в 1942 г. было обнаружено 132 дезертира, которые скрывались в домах местных граждан.

Таким образом, дезертирство было не только новым в условиях войны видом преступления, но и было направлено на подрыв военной и политической мощи государства. Попустительство дезертирства могло создать не только криминогенную обстановку, но и привести к нестабильности в тылу и, в итоге, дестабилизировать обстановку в стране.

О росте преступности в период коренного перелома говорят цифры. Так, в результате проведенной проверки  40 предприятий и  советских заведений было выявлено 138 дезертиров, число которых неуклонно росло и достигло через 3 месяца 384 человек. По представлению Особого отдела НКВД только 28 ноября 1942 г. привлечено к ответственности 1012 человек, которые не вышли на работы. Нередко среди рабочих можно было услышать следующие высказывания: «Я не стальной, чтобы бесплатно работать, мне нужно отдохнуть». За время работы комитета обороны (октябрь 1941 - февраль 1944 г.) было издано свыше 200 постановлений, направленных на координацию деятельности правоохранительных органов, на проведение прокурорских проверок, о возбуждении уголовных дел либо о задержании лиц, преступивших закон.

Итак, в период Великой Отечественной войны были созданы чрезвычайные органы власти, которые сосредоточили в своих руках всю полноту власти на местах и координировали работу всех сфер в тылу. Анализ отложившегося материала позволяет заключить, что без организации бесперебойной работы промышленности, сельского хозяйства, социально-бытовых заведений невозможно было обеспечить взаимодействие фронта и тыла. В этом несомненная заслуга Орджоникидзевского (Владикавказского) комитета обороны.

Рецензенты:

Хубулова С.А., д.и.н., профессор, зав. кафедрой новейшей истории и политики России ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л. Хетагурова»          г. Владикавказ;

Махциева Н.С., д.и.н., доцент  кафедры новейшей истории и политики России ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л. Хетагурова» г. Владикавказ.

 


Библиографическая ссылка

Зангиев Х.В. ОРДЖОНИКИДЗЕВСКИЙ (ВЛАДИКАВКАЗСКИЙ) КОМИТЕТ ОБОРОНЫ В СИСТЕМЕ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ ОРГАНОВ ВЛАСТИ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 1-1. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=19100 (дата обращения: 16.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074