Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

К ПРОБЛЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ОСТРЫХ ПСИХОТИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ

Строганов А.Е. 1 Кулешова Е.О. 1
1 ГБОУ ВПО «АГМУ» Минздрава РФ
В статье содержатся обзор литературы и некоторые исторические аспекты острых психотических расстройств. В данном обзоре внимание сфокусировано на положении острых преходящих расстройств в диагностических системах последних десятилетий. Были исследованы особенности клиники и динамики острых психотических расстройств у 110 психических больных в стационарах алтайского края в 2006–2011 гг. Использовались клинико-катамнестический и статистический методы. В статье рассмотрены этиопатогенетические аспекты острых преходящих психотических расстройств. Была отмечена клиническая неоднородность больных с диагнозом «острое психотическое расстройство». Были выявлены факты регоспитализации, ошибочной диагностики (диагноз был изменен на шизофрению 63% случаев, на шизоаффективные расстройства - 4,11%, вялотекущую шизофрению - 2,74% и на другие), низких показателей успешности лечения. Утверждается важность дальнейших исследований данной патологии для теории и практики психиатрии.
психиатрия
острые психотические расстройства
клинико-динамические исследования
1. Корсаков С. С. Общая психопатология. — М.: БИНОМ, 2003.
2. Косенко В.Г., Солоненко А.В., Косенко Н.А., Грудиной Ю. В. Динамика нозологического состава контингента больных с первым психотическим эпизодом // Психическое здоровье. – 2010. — № 9. — С. 33–36.
3. Мельникова Е. А., Агарков А. П., Рожков С. А. Острые психозы: границы диагностики и патогенетических моделей // Журн. Сибирский вестник психиатрии и наркологии. - 2005. – № 4. – С. 16–19.
4. Мельникова Е.А., Агарков А.П. Клинико-динамические и адаптационные аспекты острых психозов // Журн. Сибирский вестник психиатрии и наркологии. - 2008. – № 4. – С. 20–23.
5. Назимова С.В., Барнанов П.А. Психопатологическая структура приступов шизофрении, формирующихся в условиях зкзогенного воздействия // Современная терапия в психиатрии и неврологии. – 2013. — № 2. — С. 5–9.
6. Пивень Б.Н. Экзогенно-органические психические расстройства. – Барнаул: Издательство АГМУ, 2013.
7. Семке А.В., Мальцева Ю.Л. Шизофрения, сочетанная с соматической патологией: клинические, адаптационные и реабилитационные аспекты // Журн. Сибирский вестник психиатрии и наркологии. - 2009. – № 3. – С. 42–44.
8. Сербский В. П. Руководство к изучению душевных болезней. - М.: Медицина, 1906.
9. Симпсон М. Э. Стресс и психоз // Шизофрения. Изучение спектра психозов. – М.: Медицина, 2001.
10. Castagnini A., Bertelsen A., Berrios GE. Incidence and diagnostic stability of ICD-10 acute and transient psychotic disorders. // Compr. Psychiatry. – 2008. – Vol. 49, –P. 255–261.
11. Farooq S. Is acute and transient psychotic disorder (ATPD) mini schizophrenia? The evidence fromphenomenology and epidemiology. Acute and transient psychotic disorders (ATPD) // Psychiatria Danubina. – 2012. - Vol. 24, Suppl. 3, –P. 311–315.
12. Huber G., Gross G., Schuttler R. Schizophrenic. Eine verlaufsund sozialpsychiatrische Langzeitstudie. — Berlin — Heidelberg — New York, 1979.
13. Jager M, Riedel M, Moller HJ. Acute and transient psychotic disorders (ICD-10: F23). Empirical data and implications for therapy // Nervenarzt. –2007. – Vol. 78, — P. 745–752.
14. Jorgensen P, Bennedsen B, Christensen J, Hyllested A. Acute and transient psychotic disorder: a 1-year follow-up study // Act. Psychiatr. Scand. – 1997, Vol. 96, P. 150-154.
15. Magnan V. Leçons cliniques sur les maladies mental faites a l'Asile Clinique. -Paris, 1893.
16. Marneros A, Pillmann F: Acute and Transient Psychoses. — Cambridge: Cambridge University Press, 2004.
17. Meynert T. Klinische Vorlesung über Psychiatrie. -Wein, 1890.
18. Pichot P. The concept of «Bouffee delirante» with special reference to the Scandinavian concept of reactive psychosis // Psychopathology. –1986. – Vol. 19. – P. 35–43.
19. Singh S.P., Burns T., Amin S., Jones P.B., Harrison G. Acute and transient psychotic disorders: precursors ,epidemiology, course and outcome // Br J Psychiatry. – 2004. –Vol.185, -P. 452-459.
20. Westphal K.//Allg. Zschr. Psychiatr. -1878. –Bd. 34.
История изучения острых психотических расстройств (ОПР), их теоретического осмысления достаточно длительна. На протяжении двух столетий возникают вопросы и споры в отношении их нозологии, классификации и клинической типологии [18]. Уже во второй половине XIX в. как у иностранных авторов [15, 17, 20], так и в отечественной литературе [1, 8] появляются работы, где описываются психотические состояния с характерным острым началом и благоприятным исходом. В это время исследователи преимущественно рассматривали острые психозы либо как новые формы психических заболеваний, либо в качестве реакции на различные экзогенные воздействия. В дальнейшем острые психозы были признаны. При этом немецкая школа описывала их как циклоидальные нарушения, французская - bouffe'e de'lirante (острый бред), скандинавская - психогенные и реактивные психозы, швейцарская - эмоциональные психозы. Несмотря на это, данные, полученные по результатам изучения данной патологии, по мнению М.Э. Симпсона, лишь иллюстрируют результаты статических исследований [9]. Он подчеркивал отсутствие психологических моделей и методологий, а также отмечал, что концентрация внимания исследователей острых психозов на событиях обедняет картину собственно патогенетического процесса.

Разнообразие взглядов современных авторов на данную проблему отражает положение ОПР в последних классификациях психических заболеваний. В DSM-III острые психозы находились в рубриках «Психотические расстройства, ранее неуточненные» и «Другие неорганические психозы». В Международной классификации болезней 9-го пересмотра выделялись органические, интоксикационные, шизофренические и реактивные психозы. В DSM-IV острые психозы выделены в группу «Кратковременные психотические расстройства» и рассматриваются уже как кратковременные реактивные психозы.

Только в Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) острые психозы были размещены в отдельной рубрике «Острые и преходящие психотические расстройства», где представлены лишь гетерогенными группами: «Транзиторные психозы» и «Состояния шизофренического спектра». В настоящее время в связи с разработкой новой МКБ 11, ставится вопрос о реорганизации данной рубрики.

Течение эндогенных заболеваний находится под влиянием как внутренних факторов, так и внешних, которые привносят своеобразие в адаптациогенез [7]. Роль экзогенных факторов в этиологии, патогенезе и течении эндогенных заболеваний, в том числе острых психотических расстройств, весьма значительна, однако недооценивается в ходе диагностики. Всеми признано весьма частое начало приступообразных форм эндогенных психозов в условиях внешнего воздействия [12]. Связь экзогенных факторов с клинической картиной эндогенного психотического приступа подчеркивают Назимова С.В. и Баранов П.А. [5]. Многие авторы обращают внимание на сходную с эндогенными психозами симптоматику при органических поражениях головного мозга [6].

Многие исследования сообщают о высокой частоте рецидивов ОПР [13, 14, 19] и низкой табильности диагностики с более чем 50% случаях изменение диагноза на другой [10, 16]. Это может свидетельствовать о клинической неоднородности больных с диагнозом «острое психотическое расстройство». В одних случаях речь шла о манифестации психоза, который в последующем правомерно квалифицировался как шизофренический [4]. По мнению некоторых авторов, в момент острого психоза адекватная оценка выявленной симптоматики невозможна, а диагностика шизофрении происходит при дальнейшем наблюдении развития заболевания, при подтверждении прогрессирующего характера нарушений [3]. Другие же авторы пишут о часто практикуемом «косметическом» вставлении диагноза из диагностической рубрики F23 вместо шизофрении в социальных целях [2].

Диагностическая и классификационная неопределенность острых психозов отражается на лечении и реабилитации больных данной психической патологией. В настоящее время помощь пациентам с ОПР нередко оказывается так же, как пациентам с дебютом шизофрении, равно как и больным с расстройствами шизофренического спектра с продолжительностью болезни 1-5 лет. При этом алгоритмы психофармакотерапии не сформированы, продолжительность лечения и реабилитации не определена [11].

Клиническая сущность ОПР до настоящего времени не имеет однозначной трактовки, что требует подробного изучения синдромальной структуры данной психической патологии. Привлекательность изучения острых психозов состоит в возможности описания прогредиентности течения и вариантов исхода, отсутствие данных о которых затрудняет прогнозирование течения заболевания.

Конечной целью исследования является изучение клинико-динамических особенностей острых психозов, призванное способствовать формированию индивидуально-дифференцированных практик, включающих алгоритм прогнозирования и новые превентивные стратегии терапии ОПР, а также комплекса реабилитационных мероприятий для пациентов, страдающих шизофренией, манифестацией которой явилось острое психотическое расстройство.

Первый этап исследования представляет собой клинический анализ и изучение динамических аспектов у больных, впервые перенесших ОПР.

Объект исследования. В выборку вошли больные в соответствии с МКБ-10, входящим в диагностическую рубрику F23 «Острые и преходящие психотические расстройства». Все пациенты находились на лечении в круглосуточном стационаре, некоторые продолжили лечение в режиме дневного стационара, а в дальнейшем - под диспансерным наблюдением в Алтайской краевой клинической психиатрической больнице им. Ю. К. Эрдмана (АККПБ). За период с 2006 по 2011 гг. нами было обследовано 146 пациентов. Количество мужчин и женщин в нашем исследовании составило 86 (58,9%) и 60 (41,1%) соответственно. Период катамнестического обследования больных составил от 2 до 5 лет.

Результаты и их обсуждение

При сборе анамнеза у 45 (30,8%) больных данной диагностической группы была выявлена наследственная отягощенность.

Нами была проанализирована семейная ситуация пациентов. На момент манифестации психоза 46 (31,5 %) состояли в браке. 79 (54,1 %) человек из 1-й группы никогда не состояли в браке, проживали либо в нуклеарной семье, отношения в которой отличались формальностью, либо одни. 20 (13,7 %) человек были официально разведены. Также 1 пациентка являлась вдовой.

На момент начала заболевания пациенты имели следующее образование: высшее 36 (24,66%) пациентов, неоконченное высшее 24 (16,44%), среднее профессиональное 13 (8,9%), начальное профессиональное 33 (22,6%), среднее 34 (23,29%), неполное среднее 6 (4,1%). При манифестации психоза 59 (40,41%) нигде не работали, из них 2 (1,37%) состояли на бирже труда, 1 пациентка была на пенсии по возрасту, также 26 (17,8%) являлись учащимися колледжа, училища либо вуза. 61 (41,78%) пациентов были трудоустроены.

Нами изучалась статистика употребления психоактивных веществ (ПАВ) данной категорией больных: в 18 (12,33%) случаях исследованных нами историй болезни имеется указание на эпизоды употребления ПАВ, 2 случая употребления ПАВ непосредственно предшествовали возникновению заболевания. При этом большинство таких больных - лица мужского пола (12 мужчин и 2 женщины). 8 (5,48%) сообщили, что употребляли каннабиноиды, остальные 10 (6,85%) употребляли другие ПАВ, либо отказались сообщать подробности. Исследование злоупотребления пациентами алкоголем показало, что данное пристрастие (20 (13,7%) пациентов) свойственно также чаще мужчинам: 19 мужчин и 1 женщина. Также мы выявили 1 случай, когда алкогольный эксцесс предшествовал развитию психоза, и 1 случай, когда пациент начал алкоголизироваться непосредственно в психозе.

В сфере выявления анамнестических данных, касающихся возможных органических причин как провоцирующего фактора возникновения острых психозов, обнаружено, что у 50 (34,25 %) имеются органические знаки. Стоит отметить отсутствие целенаправленного выявления органической патологии у данных пациентов. 18 (12,33%) пациентов имели сопутствующую хроническую или рецидивирующую соматическую патологию в одной или двух системах органов.

Средняя длительность госпитализации составила 44,9 дней.

В ходе лечения в круглосуточном стационаре 93 (63,7%) пациентам сразу удалось назначить наиболее подходящий для них нейролептик: 46 (31,5%) препарат из группы атипичних антипсихотиков, 47 (32,19%) типичных нейролептиков.

53 (36,3%) пациентам не удалось сразу подобрать препарат, происходила смена ведущего нейролептика:

1) типичный нейролептик на другой типичный у 15 (10,27%) пациентов;

2) атипичный на типичный - 14 (9,59%);

3) типичный на атипичный - 12 (8,22%);

4) атипичный на другой атипичный - 3 (2,05%);

5) ведущий нейролептик менялся неоднократно у 9 (6,16%) пациентов.

Один нейролептик получали 95 (65,07%) испытуемых, а 51 (34,93%) сразу два.

Также в ходе лечения, помимо антипсихотиков, были назначены следующие препараты:

1) антидепрессанты в 34 (23,29%) случаях;

2) противосудорожные препараты в 13 (8,9%) случаях;

3) препараты лития в 3 (2,05%) случаях.

После лечения в круглосуточном стационаре лишь 24 (16,44%) пациента продолжили реабилитацию в клинике первого психотического эпизода, при этом 17 (70,83% из них) окончили полный курс, а 7 (29,17%) по ряду причин были выписаны, окончив неполный курс.

В ходе дальнейшего катамнестического наблюдения за этими пациентами мы выяснили, что у 36 (24,66%) пациентов диагноз остался прежним, рецидива психотической симптоматики не наблюдалось. У 110 (75,34%) диагноз был изменен:

1) 92 (63,01%) случая, когда окончательный диагноз звучал как параноидная шизофрения;

2) 6 (4,11%) - шизоаффективное расстройство;

3) 4 (2,74%) - малопрогредиентная шизофрения;

4) 1 случай - маниакально-депрессивный психоз;

5) 1 случай - органическое шизофреноподобное расстройство;

6) 1 случай - хроническое бредовое расстройство в инволюционном периоде;

7) а также 3 случая, когда диагноз неоднократно был изменен, однако заключительный диагноз - параноидная шизофрения.

Заключение

Проведенный нами клинико-эпидемиологический анализ острых психозов в 68 % случаев показал молодой возраст манифестации заболевания (15-30 лет). Нами было выявлено, что превалирующее число ОПР (62 %) возникают на фоне внешних причин. Обнаруженные факты регоспитализаций, ошибочной диагностики, низких показателей успешности лечения препятствуют эффективному оказанию психиатрической помощи и реабилитации. По нашему мнению, в известной степени это связано с разницей во взглядах на проблему острых психозов в теории, а также с отсутствием единой трактовки их психопатологической структуры, классификации, рекомендаций по терапии и реабилитации таких пациентов. Это указывает на необходимость дальнейшего изучения острых психотических расстройств с целью решения вышеперечисленных проблем.

Рецензенты:

Рыбалко М.И., д.м.н., профессор, заведующий кафедрой психологии, психотерапии и педагогики ГБОУ ВПО Алтайский Государственный Медицинский Университет Министерства здравоохранения России, г. Барнаул;

Семке А.В., д.м.н., профессор, заместитель директора по научной и лечебной работе ФГБУ «НИИ ПЗ СО РАМН»,г. Томск.


Библиографическая ссылка

Строганов А.Е., Кулешова Е.О. К ПРОБЛЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ОСТРЫХ ПСИХОТИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 3. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=18550 (дата обращения: 19.05.2022).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074