Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

ИССЛЕДОВАНИЕ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ: ОЦЕНКИ РЕГИОНАЛЬНЫХ СОЦИОЛОГОВ

Койше К.К. 1
1 ФГБОУ ВПО «Тюменский Государственный нефтегазовый университет Минобрнауки России»
Исследование социально-политических процессов проводится автором на основе обзора результатов эмпирических исследований тюменских социологов, опубликованных на страницах журнала Вестник Тюменского нефтегазового университета «Региональные и социальные процессы». Авторы анализировали результаты, полученные региональными социологами в 2006–2013 годах. Это позволило выявить определенные тенденции в социально-политической сфере региона, провести сравнительный анализ протекающих процессов, сформулировать определенные выводы. Например, выявлено, что на социально-политическую ситуацию оказывают влияние межнациональные отношения. Это связано не с отношениями между постоянно проживающими в регионе представителями различных национальностей, а с отношением местного населения к мигрантам из кавказских республик. Показано, что профилактика наркотизма требует комплексного подхода в выборе программ противодействия наркоагрессии и способов организационного и материального обеспечения, конкретных форм и методов работы в различных ситуациях, скоординированных усилий со стороны многих общественных организаций.
социально-политическая ситуация
социально-политические процессы
Тюменская область
Россия
межнациональные отношения
трудовые мигранты
1. Бабакова Л.М. Влияние средств массовой информации на моральные установки молодежи // Вестник Тюменского нефтегазового университета. «Региональные социальные процессы». – 2006. – № 2. – С. 40-45.
2. Гаврилова Н.Ю. Развитие социальной сферы в Тюменской области в 1960-1980-е годы // Вестник Тюменского нефтегазового университета. «Региональные социальные процессы». – 2006. – № 2. – С 47-55.
3. Еремеев А.Е. Идеология евразийства как вектор развития внешней политики России // Вестник Тюменского нефтегазового университета. «Региональные социальные процессы». – 2006. – № 2. – С. 31-32.
4. Керимов К.С. Конфликтогенные факторы межнациональных отношений в северном регионе //Вестник Тюменского нефтегазового университета. «Региональные и социальные процессы». – 2006. – № 3. – С. 53-56.
5. Конев Ю.М., Гришин В.И. Сибирь и Дальний Восток – стратегия развития // Вестник Тюменского нефтегазового университета. «Региональные социальные процессы». – 2006. – № 2. – С. 32-34.
6. Кутыева Э.Р. Региональные социально-политические и правовые процессы // Вестник Тюменского нефтегазового университета «Региональные и социальные процессы». – 2006. – № 4. – С. 20-24.
7. Мальчевский А.В., Мальчевская М.М. Структура, состав и итоги работы за четыре года Гражданского Форума в Тюменской области // Вестник Тюменского нефтегазового университета. «Региональные социальные процессы». – 2006. – № 2. – С. 34-38.
8. Мехришвили Л.Л. Социальная защищенность в системе категорий социальной политики // Вестник Тюменского нефтегазового университета. «Региональные и социальные процессы». –2006. – № 4. – С. 24-29.
9. Хайруллина Н.Г. Межэтнические отношения в полиэтничном регионе: социологическое измерение // Вестник КГТУ им. А.Н.Туполева. – 2013. – № 1. – С. 182-184.
10. Хайруллина Н.Г., Воробьев Е.М. Межэтнические отношения в Тюменской области: динамика и тенденции. – Тюмень: ТюмГНГУ, 2014. – 196 с.
11. Хайруллина Н.Г., Салихова А.Р. Динамика социокультурной ситуации на юге Тюменской области. – Тюмень: Изд-во ТюмГНГУ, 2004. – 128 с.
12. Шоетова Н.С. Практика профилактики наркотизации населения в Республике Татарстан // Вестник Тюменского нефтегазового университета. «Региональные социальные процессы». – 2006. – № 2. – С 59-61.
Тюменская область является одним из крупнейших регионов России, её территория составляет свыше 1,4 млн кв. км (8,4 % площади России). В составе области находятся два автономных округа - Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий, образованные 10 декабря 1930 г. В Ханты-Мансийском округе проживает 1350,3 тыс. чел., территория его - 523,1 тыс. кв. км, окружной центр - г. Ханты-Мансийск с населением 36 тыс. человек. Население Ямало-Ненецкого округа составляет 500,5 тыс. чел., территория - 750,3 тыс. кв. км, окружной центр - г.Салехард, в нем проживает 31,2 тыс. человек.

На территории области расположено 28 городов, наиболее крупные из них Сургут (272,3 тыс. чел.), Нижневартовск (238,7 тыс. чел.), Тобольск (117 тыс. чел.), Нефтеюганск (97,5 тыс. чел.), Ноябрьск (105 тыс. чел.), Новый Уренгой (101,7 тыс. чел.), Ишим (63,1 тыс. чел.). Тюменская область занимает большую часть Западно-Сибирской равнины и фактически делит территорию России на две большие части: западнее - Урал и Европейская часть страны, восточнее - азиатская: Сибирь и Дальний Восток.

Население области превышает 3 млн человек. Возрастная структура населения Тюменской области характеризуется большим числом лиц трудоспособного возраста (67 %) и пониженным удельным весом населения пенсионного возраста (12 %), что является следствием высокого миграционного прироста населения в годы формирования нефтегазового комплекса.

По размерам территории область занимает третье место в Российской Федерации, по числу жителей - тринадцатое. Тюменская область относится к числу регионов России с многонациональным составом населения, здесь проживают представители 143 национальностей, в том числе 26 малочисленных народов Севера. К наиболее многочисленным, кроме русских, относятся украинцы (8,4 %), татары (7,6 %).

Тюменская область - это сложный территориально-экономический комплекс, являющийся на сегодняшний день в своем развитии одним из самых стабильных регионов Российской Федерации. В Ханты-Мансийском (ХМАО) и Ямало-Ненецком (ЯНАО) автономных округах, занимающих 89 % территории, ведется основная нефте- и газодобыча, дающая в общей сложности 94 % товарной продукции области. В соответствии с действующей Конституцией РФ и Федеративным договором они являются самостоятельными субъектами Федерации.

Модернизация российского государства, инновационное развитие общества, определенные российской властью в качестве парадигмы развития, кризисные социополитические процессы вынуждают все уровни власти становиться более транспарентными и ответственными. Еремеев А.Е. считает, что в XXI веке значительное место будет занимать противопоставление Западной цивилизации остальному человечеству. По его мнению, внешняя политика не западных стран будет определяться присущими именно им укладом жизни, традициями, мировоззрением, религией, а не предлагаемыми извне правилами глобального мирового порядка. Последние могут лишь учитываться этими странами при информационном влиянии Запада или навязываться им соответствующими экономическими и политическими методами давления [3].

Отметим, еще десять лет назад Конев Ю.М. и Гришин В.И. обращали внимание на то, что Сибирь и Дальний Восток стали объектом повышенного внимания и растущей озабоченности со стороны государственных деятелей, партий и общественных организаций, ученых и специалистов. Авторы указывают, что под воздействием объективных обстоятельств формируется понимание особой роли Сибири и Дальнего Востока в судьбе России XXI века. Это связано с необходимостью обеспечения геополитических интересов России в азиатско-тихоокеанском регионе и мире, с укреплением национальной безопасности, структурной модернизацией экономики, международным политическим сотрудничеством и перспективой реализации крупных экономических проектов. Эти проблемы государство в последние годы активно решает, поскольку от этого зависят настоящее и будущее России [5].

Интерес к евразийству возобновился, по мнению Кутыевой Э.Р., во-первых, в связи с нарастающим интересом к духовному наследию русской эмиграции; во-вторых, возникла необходимость поиска новых оснований для самоидентификации; в-третьих, развал Советского Союза повлек за собой большое количество межнациональных конфликтов, разрешить которые в состоянии могла новая геополитическая концепция, способная интегрировать образовавшиеся независимые государства [6].

Несмотря на указанные процессы, в Российской Федерации и в Тюменской области продолжается процесс дальнейшей демократизации общественной жизни и формирования гражданского общества. Подводя итоги работы Гражданского форума Тюменской области, Мальчевский А.В., Мальчевская М.М. пришли к следующим выводам о его деятельности:

  1. Создана эффективно действующая переговорная площадка с участием руководителей органов государственной власти, представителей различных секторов общества и социальных групп населения по актуальным вопросам регионального общественного развития.
  2. Установлены конструктивное взаимодействие и диалог власти и общества.
  3. Осуществлена общественная экспертиза важнейших управленческих решений и деятельности органов государственной власти.
  4. Сформированы новые механизмы организации диалога органов государственной власти, некоммерческих организаций, бизнес-сообщества.
  5. К работе форума привлечены женщины - руководители общественных организаций [7].

На социополитическую ситуацию оказывают влияние межнациональные отношения. Так, Керимов К.С. обращает внимание на актуальность проблемы межнациональных отношений социологов, психологов, политологов. Автор выявил наличие негативных проявлений национальных стереотипов у жителей Тюменской области, что связано не с отношениями между постоянно проживающими в регионе представителями различных национальностей, а с отношением местного населения к мигрантам, в первую очередь, из кавказских республик [4].

Рассмотрим ответы экспертов на вопрос «Как бы Вы охарактеризовали межнациональные отношения в Тюменской области в целом? В чем это проявляется?», полученные в 2013 г. Около половины опрошенных экспертов (45,0 %) охарактеризовали межнациональные отношения в Тюменской области в целом как спокойные. По мнению 27,5 % опрошенных, в регионе наблюдается напряженная ситуация, проявляющаяся в неприязненных отношениях местного населения к приезжим из азиатских и кавказских республик, в национальной нетерпимости на бытовом уровне по отношению к выходцам из республик Северного Кавказа. 27,5 % экспертов охарактеризовали межнациональные отношения в Тюменской области в целом как удовлетворительные, нет резких всплесков, ксенофобий, но и особой дружественной обстановки тоже не ощущается [10, 11].

В рамках социополитического подхода Мехришвили Л.Л. рассматривает социальную защищенность как социальную политику, направленную на дедукцию социального риска, который в виде ущерба, вероятно, затронет каждого индивида независимо от его социального статуса и возраста, и в случае которого индивид будет нуждаться в помощи и в компенсации, а под социальной защитой - совокупность действий идеологического, материального, экономического, организационно-управленческого характера по реализации социальных прав и гарантий всех членов с целью удовлетворения их потребностей и обеспечения определенного уровня социальных благ [8].

Гаврилова Н.Ю. называет одной из главных причин, сдерживающих развитие социально-бытовой инфраструктуры региона, политику ведомств, недооценивающих ее значимость [2].

Российское общество с конца 1990-х годов, по мнению Бабакова Л. Б., находится в состоянии острого социокультурного кризиса, что проявляется в росте преступности, жестокости и насилия, наркомании, алкоголизма и проституции. Наряду с формированием у будущих граждан уважения к закону, подлинным духовным ценностям, общепринятым нормам поведения, общество должно иметь надежный механизм защиты от разрушительного воздействия на юношество некачественной, с точки зрения эстетики и морали, информационной и другой аудиовизуальной «продукции» [1].

Шоетова Н.С. считает, что в числе мер борьбы с наркотизмом, наряду с репрессивными формами реагирования государства, важное место занимают профилактические, которые в российском обществе осуществляются в рамках репрессивной стратегии. Профилактика наркотизма требует комплексного подхода в выборе программ противодействия наркоагрессии и способов организационного и материального обеспечения, конкретных форм и методов работы в различных ситуациях, скоординированных усилий со стороны многих общественных организаций. Так, в республике Татарстан разработаны и приняты территориальные программы антинаркотической  профилактики:

  1. Усилены меры первичной профилактики - ведется систематическая антинаркотическая пропаганда молодежи.
  2. Профилактике наркотизма препятствует дисфункция социальных институтов социализации, деформация ценностно-нормативного механизма социальной регуляции, распада системы неформального социального контроля, дисбаланс организованных и стихийных форм социализации подростков.
  3. В общеобразовательных учебных заведениях проводится антинаркотическая профилактическая работа, которая затруднена из-за отсутствия квалифицированных специалистов (наркологов, психологов, социальных работников), низким стимулированием труда учителей, бюрократизированной внутриорганизационной системой, расхождением ценностей, культивируемых в школе, и ценностей внешней среды, социальным расслоением населения и соответственно - учащихся, стигматизацией подростков, имеющих опыт одной или нескольких проб, в качестве «наркоманов».
  4. Применяемые антинаркотические программы стереотипны, тогда как уровень наркотизации населения городов различен.
  5. Эффективность действующих программ профилактики наркотизма снижается из-за того, что в них не учитываются особенности макросреды общения подростка (поселенческая структура микрорайона, где находится и проживает основная часть учащихся); не применяется индивидуально-психологический подход к подросткам; отсутствует систематическая работа с семьей, с детьми групп риска; нет взаимодействия различных структур, занимающихся антинаркотической деятельностью.
  6. Антинаркотическая профилактика в рамках неформального социального контроля в Татарстане в большей степени осуществляется методами запугивания, пассивного информирования агентами первичной социализации о вреде употребления наркотических веществ, между тем современные концепции профилактики наркозависимости строятся на формировании навыков рационального выбора, механизмов активного саморегулирования, здорового образа жизни, ответственности подростков за собственную жизнь [12].

Успешность деятельности СМИ по освещению социально-политической и культурной жизни представителей разных национальностей во втором полугодии 2013 г. оценил положительно только каждый второй житель юга Тюменской области (47,5 %), каждый четвертый респондент (25,0 %) дал негативную оценку. При этом каждый пятый затруднился ответить на поставленный вопрос. Основываясь на ответах респондентов, можно предположить, что СМИ не достаточно полно освещают и культурную жизнь представителей разных национальностей в Тюменской области [10].

Таким образом, обзор результатов эмпирических исследований тюменских социологов, опубликованных на страницах журнала Вестник Тюменского нефтегазового университета «Региональные социальные процессы», результаты анкетных опросов, полученные региональными социологами в 2006-2013 годах, позволили выявить определенные тенденции в социально-политической сфере региона, провести сравнительный анализ протекающих процессов, сформулировать определенные выводы. Полученные данные свидетельствуют о том, что социально-политическая, межнациональная и общественно-религиозная ситуация в Тюменской области характеризуется достаточно высоким уровнем стабильности.

Рецензенты:

Силин А.Н., д.соц.н., профессор кафедры маркетинга и муниципального управления. ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный нефтегазовый университет», г. Тюмень;

Хайруллина Н.Г., д.соц.н., профессор кафедры социологии. ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный нефтегазовый университет», г. Тюмень.


Библиографическая ссылка

Койше К.К. ИССЛЕДОВАНИЕ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ: ОЦЕНКИ РЕГИОНАЛЬНЫХ СОЦИОЛОГОВ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 1-1. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=18433 (дата обращения: 25.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074