Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

О ДИХОТОМИИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ НА КОММЕРЧЕСКИЕ И НЕКОММЕРЧЕСКИЕ

Федорященко А.С. 1
1 Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Белгородский государственный национальный исследовательский университет»
Проведен анализ проблемы классификации юридических лиц на коммерческие и некоммерческие в разрезе изменений гражданского законодательства и дальнейшей перспективы его развития. Автор последовательно отстаивает позицию о практической нецелесообразности деления организаций на коммерческие и некоммерческие в том виде, в котором данное деление закреплено в действующем законодательстве. Необходимо либо полностью отказаться от указанной классификации, либо изменить основания дихотомии организаций на коммерческие и некоммерческие. Делить юридические лица на коммерческие и некоммерческие следует исходя из фактической их деятельности, а не на основе формальных признаков (цель извлечения прибыли и распределение ее между участниками). Поэтому предлагается сосредоточить научные и законотворческие усилия на организационно-правовых формах юридических лиц, а учет предпринимательской деятельности в классификации надлежит направить из теоретической плоскости в практическую сторону.
классификация юридических лиц
дихотомия юридических лиц
коммерческие организации
некоммерческие организации
развитие гражданского законодательства
1. Болдырев В.А. О коммерческих и некоммерческих организациях // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2011. — № 11. — С. 95–99.
2. Временные правила об обществах и союзах от 4 марта 1906 г. // Свод законов Российской империи. Т. XIV. СПб., 1912. — С. 133–136.
3. Гутников О.В. Оптимизация видов юридических лиц в соответствии с потребностями гражданского оборота // Журнал российского права. — 2011. — № 1. — С. 54–62.
4. Закон РФ от 07.07.1993 № 5340-1 «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации» // Ведомости СНД и ВС РФ. — 1993. — № 33. — Ст. 1309.
5. Караходжаева Д.М. Институт права собственности юридических лиц: особенности исторического развития и современное состояние в Узбекистане // Право и политика. — 2006. — № 2.
6. Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории: Учебное пособие. М.: Статут, 2003. С. 86.
7. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009) // Вестник ВАС РФ. — 2009. – № 11.
8. Проблемы развития частного права: Сборник статей к юбилею Владимира Саурсеевича Ема / С.С. Алексеев, А.В. Асосков, В.Ю. Бузанов и др. // Под ред. Е.А. Суханова, Н.В. Козловаа. — М.: Статут, 2011.
9. Суханов Е.А. О Концепции развития законодательства о юридических лицах // Журнал российского права. — 2010. — № 1. — С. 5–12.
10. Турбанов А.В., Виноградов С.В., Кравченко Д.В. Рецензия на монографию О.А. Серовой «Теоретико-методологические и практические проблемы классификации юридических лиц современного гражданского права России» // Банковское право. — 2011. — № 5. — С. 74–79.
Вопросы классификации различных юридических явлений, понятий, процессов имеют большое значение для развития правовой теории и правоприменительной практики. Основное научное и познавательное значение четкой и логичной классификации чего-либо в правовой доктрине позволяет упорядочить и структурировать объекты классификации, выявить их общие и отличительные черты, и в конце концов усовершенствовать механизм правового регулирования, что и является конечной целью любого научного исследования. Немаловажную роль в связи с этим играет и проблема классификации юридических лиц в их делении на коммерческие и некоммерческие, поэтому цель настоящего исследования - выявить и обосновать целесообразность легального закрепления дихотомии организаций на коммерческие и некоммерческие.

Все мы привыкли, что данная легальная дихотомия юридических лиц является традиционной и устойчивой. Однако отражает ли классификация организаций на коммерческие и некоммерческие современную ситуацию и правовое положение существующих организационно-правовых форм данных субъектов гражданских правоотношений?

Как отмечает Е.А. Суханов, такое разграничение юридических лиц, в том числе корпораций, формально неизвестно европейским правопорядкам. Для большинства закрепленных ими корпоративных форм не имеет значения характер совместной цели - материальный (в том числе предпринимательский) или идеальный (некоммерческий). Названное деление можно считать особенностью российского корпоративного права [8].

Деление юридических лиц на коммерческие и некоммерческие не было известно и советскому гражданскому праву, естественно, в силу отсутствия предпринимательства как возможной экономической деятельности.

Что касается дореволюционной России, тогда предусматривалась возможность отличных от торговых организаций частных установлений с правами юридического лица (больницы, богадельни, училища, музеи, публичные библиотеки), которые могли быть учреждаемы исключительно с целью благотворительности, содействия просвещению, народному здравию или иной общеполезной целью [6]. А согласно ст. 1 Временных правил об обществах и союзах обществом признавалось «соединение нескольких лиц, которые, не имея задачей получение для себя прибыли от ведения какого-либо предприятия, избрали предметом своей совокупной деятельности определенную цель» [2].

В настоящее время гражданское законодательство находится на этапе реформирования. И, хотя изменения правовых норм о классификации юридических лиц не коснулись их деления на коммерческие и некоммерческие, считаем, что ставить точку в дискуссии о целесообразности такого деления пока рано. В научной литературе встречаются различные точки зрения на данный вопрос.

Как считает О.А. Серова, в основу деления организаций на коммерческие и некоммерческие должны быть положены экономический подход (запрет распределения прибыли) и не менее четкое следование основополагающим требованиям Гражданского кодекса (ГК) к построению конструкции непредпринимательских организаций и специфике их участия в обороте [10].

Д.М. Караходжаева также не ставит под сомнение легальное деление юридических лиц на коммерческие и некоммерческие, но указывает, что для юридической науки как науки, постигающей правовую сущность явлений, а равно и для правоприменительной практики наиболее важным является деление юридических лиц в зависимости от вида организационно-правовой формы [5].

В Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации [7] обозначено, что целесообразно сохранение принципиального деления юридических лиц на коммерческие и некоммерческие организации (ст. 50 ГК), ибо при его отмене последние (различные фонды, учреждения, общественные организации и т.д.) получат не обоснованную целевым (ограниченным) характером их правоспособности неограниченную возможность участия в предпринимательской деятельности. Однако авторы Концепции предлагали дополнить критерии такого разграничения, а применительно к некоммерческим организациям говорить не о предпринимательской, а о вспомогательной хозяйственной деятельности или о «деятельности, приносящей дополнительные доходы». Однако эти предложения не были восприняты при совершенствовании Гражданского кодекса, и критерии деления юридических лиц на коммерческие и некоммерческие не изменились.

Таким образом, видно, что рассматриваемая дихотомия юридических лиц до сих пор нуждается в совершенствовании.

Пункт 1 ст. 50 Гражданского кодекса гласит, что юридическими лицами могут быть организации, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности (коммерческие организации) либо не имеющие извлечение прибыли в качестве такой цели и не распределяющие полученную прибыль между участниками (некоммерческие организации). Следовательно, критериями классификации являются цель извлечения прибыли и распределение ее между участниками. Обращает внимание, что основанием деления является именно цель извлечения прибыли, а не само ее извлечение, так как некоммерческие организации могут осуществлять предпринимательскую деятельность (хотя закон и указывает, что лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям).

Что касается невозможности распределения прибыли между участниками, то, как справедливо замечает В.А. Болдырев, сама постановка вопроса о дихотомическом делении всех юридических лиц на имеющих право распределять прибыль между участниками и не имеющих право на это не совсем корректна, поскольку есть такие организации, которые не имеют участников вовсе [1].

В настоящее время некоммерческие организации в полной мере пользуются правом на осуществление предпринимательской деятельности, зачастую занимаясь приносящей прибыль деятельностью в большем объеме, чем иные коммерческие юридические лица. А некоторые виды некоммерческих организаций напрямую влияют на хозяйственную и предпринимательскую сферу экономики исходя из своих изначальных «некоммерческих» целей. Так, например, согласно Закону РФ «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации» [4] торгово-промышленные палаты (в настоящее время к ним применяются нормы об ассоциациях (союзах)) создаются в целях содействия развитию экономики Российской Федерации, ее интегрированию в мировую хозяйственную систему, формированию современной промышленной, финансовой и торговой инфраструктуры, созданию благоприятных условий для предпринимательской деятельности, урегулированию отношений предпринимателей с их социальными партнерами, всемерному развитию всех видов предпринимательства, торгово-экономических и научно-технических связей предпринимателей Российской Федерации с предпринимателями зарубежных стран. И в реальности торгово-промышленные палаты достаточно активно занимаются не только содействием предпринимательству, но и самой предпринимательской деятельностью как прямо, так и опосредовано: инвестируют средства, учреждают коммерческие организации и т.д. И это служит достижению их целей и соответствует им.

Есть и обратные примеры, когда некоторые виды коммерческих организаций создаются не только с целью извлечения прибыли, но и с другими (например, социальными) целями, которые играют важную роль в их деятельности. В частности, акционерные общества со стопроцентным участием государства часто в первую очередь создаются для достижения государственно-значимых перспективных задач (например, ОАО «Роснано»).

На наш взгляд, нет ничего удивительного в том, что некоммерческие организации занимаются предпринимательством и, наоборот, коммерческие организации выполняют социальные задачи. Поэтому трудно согласиться с опасением, что отмена деления юридических лиц на коммерческие и некоммерческие приведет к неограниченной возможности последних по участию в предпринимательской деятельности (ибо, повторимся, на практике они и так достаточно часто осуществляют предпринимательскую деятельность).

Кроме того, задумаемся, какое практическое (правоприменительное) значение имеет легальная классификация и можно ли обойтись без нее. Безусловно, какое-то ее влияние можно проследить в правовых нормах, регулирующих более конкретные правоотношения. Это прослеживается в нормах самого гражданского законодательства: п. 1 ст. 49, п. 1 и 4 ст. 54 Гражданского кодекса и т.д. Кроме того, например, налоговое законодательство содержит достаточно положений, отличающих учет и налогообложение коммерческих и некоммерческих организаций (ст. 39, 43, 83, 84 и др. Налогового кодекса РФ). Однако, представляется, что эти отличия не всегда оправданы в силу того, что, как уже говорилось выше, некоммерческие организации на сегодняшний день активно занимаются предпринимательской деятельностью и в этом практически сравнялись с коммерческими. Прикрываясь статусом некоммерческой организации, эти юридические лица «могут не соблюдать многие положения, направленные на обеспечение интересов кредиторов и минимизацию рисков этой деятельности (правила об уставном капитале, защите интересов кредиторов и т.п.) [3]».

Кстати, видимо, учитывая этот момент, в Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации в свое время указали, что представляется также возможным ввести для некоммерческих организаций, предполагающих осуществлять такую деятельность, обязанность формирования соответствующего уставного капитала.

В настоящее время такой ГК не предусматривает уставный капитал для некоммерческих организаций, однако обязывает некоммерческую организацию, уставом которой предусмотрено осуществление приносящей доход деятельности, за исключением казенного и частного учреждений, иметь достаточное для осуществления указанной деятельности имущество рыночной стоимостью не менее минимального размера уставного капитала, предусмотренного для обществ с ограниченной ответственностью (п. 5 ст. 50 ГК).

Поэтому, думается, что несравнимо большее значение имеет и должно иметь выделение организационно-правовых форм юридических лиц, которые формируют правовой статус организации и ее возможности как субъекта правоотношения.

Еще одним аргументом в пользу нецелесообразности классификации организаций на коммерческие и некоммерческие служит вывод о том, что даже некоммерческая организация, не имеющая права распределять прибыль между ее членами, имеет другие возможности распорядиться этой прибылью в их пользу (например, через банальное установление заработной платы и премирования).

Поэтому представляется назревшей переориентация классификации юридических лиц на коммерческие и некоммерческие в практическую плоскость. Это означает, что если и следует сохранить указанное деление, то формально не распределять организационно-правовые формы юридических лиц по данным видам, а считать организацию коммерческой или некоммерческой исходя из ее фактической деятельности и таким способом применять к той или иной организации соответствующие нормы. Следовательно, если некоммерческая организация (по терминологии современного гражданского законодательства) является прибыльной, то в правоприменительной сфере к ней применяются нормы о коммерческих организациях.

Как отмечает Е.А. Суханов, если некоммерческие организации собираются наряду со своей основной деятельностью еще и участвовать в предпринимательской деятельности, т.е. становиться активными, постоянными участниками гражданских правоотношений, к ним должны быть предъявлены и соответствующие дополнительные требования, гарантирующие соблюдение интересов их контрагентов [9]. Правда, автор высказывает такую позицию в рамках сохранения существующего подхода к классификации юридических лиц.

На наш взгляд, все еще необходимо принципиально отказаться от формального деления организаций на коммерческие и некоммерческие, сосредоточить научные и законотворческие усилия на организационно-правовых формах юридических лиц, а учет предпринимательской деятельности в классификации следует направить из теоретической плоскости в практическую сторону.

Рецензенты:

Тонков Е.Е., д.ю.н., профессор, директор Юридического института НИУ «БелГУ», ФГАОУ ВПО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет», г. Белгород;

Тычинин С.В., д.ю.н., профессор, заведующий кафедрой гражданского права и процесса Юридического института НИУ «БелГУ», ФГАОУ ВПО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет», г. Белгород.


Библиографическая ссылка

Федорященко А.С. О ДИХОТОМИИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ НА КОММЕРЧЕСКИЕ И НЕКОММЕРЧЕСКИЕ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 1-1. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=18034 (дата обращения: 24.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074