Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

СОЦИАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ БЛАГОПОЛУЧИЯ

Иванкина Л.И. 1 Берестнева О.Г. 1
1 Национальный исследовательский Томский политехнический университет
Актуальность темы обусловлена практическим интересом к проблеме благополучия в связи с обращенностью к удовлетворенности жизнью как одному из широко распространенных социально-измеряемых явлений на современном этапе развития общества. Цель статьи – проанализировать теоретические конструкты социальной модели благополучия. Базовым основанием для анализа рассматриваемой категории взята модель социально-практического бытия человека, ориентированного в первую очередь на удовлетворение его потребностей. Обращение к данному аспекту тем более значимо в современном обществе, поскольку потребление из простого использования потребительских благ товара перерастает в инструмент конструирования социальной идентичности, социокультурной интеграции индивида в общество. Социальное благополучие рассмотрено авторами как многофакторный конструкт, представляющий собой синтез причины и следствия, единство объективных и субъективных факторов. В исследовании проблемы авторами применены метод экспликации, с помощью которого уточнены основные понятия исследования, герменевтический подход, метод сравнительного анализа. Результат исследования: показано, что в процессе развития социального знания представления о сущности и содержании благополучия, постоянно дополняясь и корректируясь, претерпели значительные изменения, сформировав ряд подходов к его пониманию; выявлена динамика развития понятия от духовного понимания к социальному, экономическому содержанию и на современном этапе развития – к эклектическому как синтезу субъективных и объективных подходов к его достижению, что позволяет констатировать факт преобладания идеи разделенной ответственности за благополучие между индивидом и социумом.
благополучие
социальное благополучие
повседневные практики
качество жизни
социальный индикатор
счастье
социальная модель
1. Аргайл М. Психология счастья. – М.: Прогресс, 1990. – 336 с.
2. Бьюдженталь Д. Наука быть живым. Диалоги между терапевтом и пациентами в гуманистической терапии. – М.: Независимая фирма «Класс», 1998. – 336 с.
3. Дюркгейм Э. Ценностные и «реальные» суждения // Социология. Ее предмет, метод, предназначение. – М.: Канон, 1995. – 352 с.
4. Лэйард Р. Счастье: уроки новой науки. – М.: Изд-во Института Е. Гайдара, 2012. – 389 с.
5. Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы. – M.: Смысл, 1999. – 425 с.
6. Не в деньгах счастье: ученые пришли к неожиданным выводам о факторах счастья. – URL:http://newsme.com.ua/business/1857876/ (дата обращения: 29.12. 2014).
7. Фесенко П.П. Что такое психологическое благополучие? Краткий обзор основных концепций // Научные труды аспирантов и докторантов. – М.: Изд-во Моск. гуманитар. ун-та, 2005. – Вып. 46. – С. 35-48.
8. Easterlin R. The Economics of Happines // Daedalus. – 2004. – Vol. 133. – P. 26–33.
9. Lyubomirsky S., King L., Diener E. The Benefits of Frequent Positive Affect: Does Happiness Lead to Success? // Psychological Bulletin. – 2005. – Vol. 131. – № 6. – P. 803–855.
Социальная модель благополучия непосредственно связана с социальным идеалом как одной из ценностных моделей развития общества и фиксируется понятием «социальное благополучие». Актуальность научного интереса к проблеме социального благополучия обусловлена, прежде всего, необходимостью исследования природы феномена, состоящего в том, что при росте притязаний и уровня жизни в современном мире степень удовлетворенности и благополучия на уровне субъекта падают. В современных исследованиях все чаще акцентируется внимание на необходимости изучения соотношения внешних и внутренних факторов и их взаимосвязей, влияющих на становление и поддержание оптимального уровня благополучия. Ответ на вопрос, с чем связан такой подход, кроется в трансформировании представлений о природе благополучия как социального феномена. В связи с этим представляет интерес выявление аспектов понимания природы социального благополучия в эволюционном срезе.

В научной литературе присутствует значительное количество публикаций, отражающих позиции отечественных и зарубежных авторов на понимание природы благополучия в разных аспектах его проявления (экономическом, социальном, эмоциональном, материальном, духовном, физическом, объективном, субъективном и пр.), что позволяет выявить основные трансформации в понимании социальности благополучия в контексте его историчности, конкретности.

Эмоционально-оценочное переживание ­- базовая основа формирования смысловой компоненты социального благополучия

В истории человеческой цивилизации именно эмоциональное переживание было положено в основание истоков представлений о благополучии. К измерению удовлетворенности одним из первых подошел Аристотель, связавший благо с феноменом счастья, определив достижение счастья в качестве цели человеческого бытия. И по сей день проблема счастья в понимании социальности природы блага является одной из ключевых [1].

Как обосновывают современные ученые-экономисты [4], счастье может рассматриваться в качестве объективно измеряемого явления. Р. Истерлин отмечает, что понятия «удовлетворенность жизнью» и «счастье» применяются сегодня в экономических исследованиях как синонимы [8]. Начиная с разработки концепции «ощущаемого качества жизни» в 70-е годы XX в. (труды А. Кемпбелла, Ф. Конверса, В. Роджерса, Ф. Эндрюса, С. Утни и др.), данная когнитивно-оценочная категория легла в основу формирования объективных социальных показателей.

Счастье, согласно Б. Фрею [6], можно выразить посредством макроэкономической функции:

Wit = α + βXit + εit,

где X = х1, х2, х3... - известные переменные, такие, как социально-демографические, институциональные и экономические условия, состояние окружающей среды и пр. для конкретного индивида i в период времени t.

Каждый фактор, коррелирующий с субъективной оценкой счастья, может рассматриваться отдельно, независимо от других влияющих переменных. В качестве факторов, оказывающих влияние на личностное благополучие, не сами по себе, а в виде их субъективной значимости (оценок) для благополучия человека, выступают, в том числе и внешние блага. «Мы конструируем смыслы событий, - обосновывает Дж. Бьюдженталь, - исходя из того, кем мы являемся, и чем являются объекты, включенные в это событие» [2]. Смыслы равно как не принадлежат миру и его объектам, так и не производятся внутри личности - они рождаются в пространстве между личностью и явлением благодаря их взаимодействию и наполняются чертами двух сторон.

Фактически количество данных факторов не так велико. Человеку хочется оставаться здоровым, активным, способным справляться с возникающими вызовами окружающего мира, с возможностью добиваться собственных целей. Человек нуждается в поддержке и добром расположении со стороны других людей, и можно перечислять еще много того, чего хотелось бы иметь и кем быть в реальности жизненного мира. Р. Лэйард в работе «Счастье: уроки новой истории», рассматривая факторы, способствующие наибольшему счастью людей, определил их как «большую семерку» основных факторов, к которым отнесены семейные отношения, финансовая ситуация, работа, общество и друзья, личная свобода, личные ценности [4. С. 121].

Таким образом, субъективность социальности благополучия представляет собой сложную функциональную систему субъект-объектных отношений, в которой интегрируются конкретные ценности, установки, намерения на уровне конкретного индивида и общества в целом.

Но как гарантировать и обеспечить устойчивость в поддержании блага? Ответ на этот вопрос был связан с функционированием социальных институтов, структурирующих жизнь людей и обеспечивающих для удовлетворения конкретных потребностей фиксированные точки отсчета, нашедших свое отражение в целом ряде концепций и, прежде всего, в идеях социального равенства, социального благополучия и ответственности государства за его обеспечение.

Социальный контекст благополучия

Поиск способов, механизмов, направлений обеспечения и реализации социального благополучия в обществе шло практически одновременно с осмыслением социальной природы феномена благополучия. Начало социальности в обладании благом связывалось с нравственно-этическим аспектом, зафиксировавшим благополучие в нравственных добродетелях (Платон, Аристотель, Дж. Локк, Т. Гоббс, И. Кант, Ж.-Ж. Руссо, Б. Спиноза, С.Л. Франк и др.), отождествляемых с результатом согласованного социального поведения и эффективного взаимодействия. Добродетель трактуется как совокупность положительных нравственных качеств личности, способствующих достижению благополучия, а главным условием социального благополучия выступает социальный порядок, что обеспечивает прогрессивное развитие общества и стабильность функционирования ее составляющих. В социальном индивиде сосуществуют два сущностных начала - личное и социальное, которые, гармонично дополняя друг друга, зачастую вступают в сложные противоречия, что обусловливает научный поиск ответа на вопрос о соотношении индивидуального и общественного благополучия.

Вслед за нравственным аспектом, практически одновременно в понимании социальности природы благополучия был выделен и начал активно разрабатываться собственно социальный аспект благополучия. Показательным в этой связи является определение социального благополучия, данное Э. Дюркгеймом, согласно которому социальное благополучие означает наилучшее общественное устройство, основанное на социальной солидарности, существующей благодаря всеобщему признанию и реализации социальных фактов, представляющих собой нормы, идеи, ценности, вырабатываемые коллективным сознанием людей [3].

В создании благоприятных условий жизни социума проявляется социальный эффект, и оптимальность организации жизненного пространства человека характеризует благополучие на уровне государства в целом, отражая его объективную сторону. Параметрами, фиксирующими модель социального благополучия на институциональном уровне, являются функциональность жизненных сил как некая совокупность физической, психологической, духовно-культурной, производственно-экономической, социально-политической, социально-бытовой, социально-экологической субъектности, и оптимальность организации жизненного пространства бытия, что определяется уровнем развития и качеством функционирования социальных институтов, учреждений и организаций, призванных обеспечивать всеобщий доступ к жизненно важным благам, содействовать реализации прав, интересов и потребностей людей, формировать, развивать и восстанавливать их жизненные силы.

Удовлетворение потребностей и получение блага реализуется в определенном пространственно-временном континууме, а возможность и доступность обладания благом как структурным элементом ресурсов оказывается под воздействием внешних факторов, среди которых - обеспечение ресурсами жизни для удовлетворения базовых человеческих потребностей, нормализация отношений между людьми и т.п.; с другой стороны, вследствие действия внутренних факторов - предпринимаемых действий на индивидуальном уровне, субъективного переживания, оценивания уровня благополучия на основе внутреннего самоощущения конкретного индивида и пр.

Как можно заметить, социальность благополучия вновь демонстрирует связь объективного и субъективного, осмысленность и ценность жизни в целом как средства достижения личностных целей (П.П. Фесенко [7], Э. Динер с соавторами [9] и др.), с одной стороны, и как ожидание того, к чему следует стремиться, с другой. Данный аспект фиксируется понятием «уровень жизни», включающим широкий набор благ, посредством использования которых достигается определенный уровень существования, а также обеспечивается сама возможность их получения, обнаруживая в этой части генетическую связь с принципом справедливости.

Широта представленности идей получения блага через процесс деятельности человека в разных сферах жизни реализует адаптивную функцию благополучия, что непосредственно связано с необходимостью выбора действий как залога успешности получения ожидаемого результата (в нашем случае - блага) в разных ситуациях. Благодаря системности и включенности в широкие сети социального взаимодействия, анализа результатов своих позитивных поступков человек субъективно оценивает свою жизнь как более благополучную.

Желая другому человеку благополучия, что мы желаем ему? Безусловно, чтобы у него было благо. Выбор блага - это процесс соотнесения желаемого с реально необходимым и имеющим ценность для индивида, живущего в обществе, поскольку благо - это привлекательный образ того, чем человек хотел бы обладать. Такой широкий контекст блага формирует столь же широкий спектр его видов - от материальных предметов, продуктов, вещей до разнообразных чувств, переживаний. Поэтому процесс получения блага достаточно стабилен, устойчив и неизменен в своей принципиальной основе (в механизме потребностей) и одновременно вариативен в части разнообразия желаемого.

К анализу социальности благополучия применим герменевтический подход, согласно которому социальное благополучие относится к материальному субстрату. Для человека, удовлетворяющего свои потребности, благополучие достижимо через системное потребление реалий предметного материального и социального мира (вещей, продуктов питания, одежды, атрибутов и т.д.).

Факторы, оказывающие влияние на социальное благополучие индивида и общества в целом, его динамику, располагаются в соответствии с уровнями потребностей, выделенными А. Маслоу и получившими название «пирамиды потребностей». К окружению человек в большей степени привязан, исходя из уровней в «пирамиде потребностей», нижними уровнями, и по мере продвижения вверх, к уровню высшей, духовной потребности, человек все больше начинает быть зависимым от собственной идеологии, системы смыслов и ценностей. Здесь уже возможна безвозмездность, когда человек не ожидает обратного возвращения от других принятия его идей, мировоззрения, благодарности за оказанные услуги и пр., поскольку увлеченность, желание самореализовываться, достигать цели с опорой на собственные ресурсы компенсируют отсутствие потребности в его деяниях со стороны других людей. В духовной сфере человек свободен от компенсации от другого, чего сложно достичь на других уровнях. А. Маслоу обращал внимание на то, что следует научиться больше ценить высшее, чем низшее, а «благодаря повышенной личной ответственности за свою жизнь и рациональному набору ценностей, управляющих производимыми выборами, люди начали бы активно изменять общество, в котором они живут» [5. С. 191].

Непрерывность потока потребностей обеспечивает социальное благополучие, уровень которого динамичен, колеблется в сторону повышения либо понижения от достигнутого уровня. Кроме того, поток потребления влияет на ценностные установки обеспеченности человека материальными благами, насколько человек привязан и зависим от них. Капитализация потенций человека и тенденция тяготения к материальным благам как одна из базовых потребностей дополняется на сознательном уровне социального регулирования тенденцией к установлению жестких требований к поведению человека, одним из которых является требование духовного внутреннего совершенствования.

Закон возрастания потребностей повышает уровень притязаний на индивидуальном и групповом уровне и постоянно отодвигает пределы благополучия, имеющие, наряду с универсальным представлением о благополучии, конкретно достижимые и возможные для данного сообщества в данный исторический период времени.

Начиная с Аристотеля, институциональный уровень, обеспечивающий и гарантирующий достижение блага, связывается с социальным институтом государства, для которого благополучие людей должно быть стратегической целью политики (об этом находим идеи у Т. Гоббса, Дж. Локка, Н. Макиавелли и др.). Данный аспект понимания социальности благополучия интегрирует эффективность функционирования социальной сферы общества на государственном уровне, а также возможности и реальное состояние социального благополучия людей.

Социальная справедливость, социальное равенство и обеспечение социальных гарантий (Д. Крефт, И. Милец и др.), а позже - коллективные гарантии социальной поддержки и механизм рыночной экономики - все это является основными принципами социального государства.

Социальное благополучие, таким образом, не имеет «конечной» точки, является одним из базовых факторов стабилизации социальных отношений, и по его состоянию можно оценить жизнеспособность общества, поскольку результат социального благополучия соотносится с жизненно необходимыми для развития индивида ресурсами, ценность применения которых в жизни каждого человека и общества в целом закрепляется и измеряется системой ценностно-смысловых установок, идей, правил, ценностей, фиксирующих, наряду с межличностным контекстом, контекст благосостояния человека как реальную обеспеченность ресурсами для жизни, среди которых - гарантия защищенности в аспекте справедливости.

Заключение

Процесс эволюционирования взглядов на понимание социальности благополучия фиксируется в двух равнозначных исследовательских тенденциях. С одной стороны, социальное благополучие рассматривается как факт и фактор смысловой определенности в разных сферах жизни человека и общества, фиксируемый в эмоционально-оценочных переживаниях. С другой стороны, факторами социального благополучия выступают различные социально-экономические детерминанты, мотивирующие и стабилизирующие благополучие на уровне институтов социального обеспечения и поддержки, что переводит проблему благополучия на вне- и надличностный уровень.

Социальная модель благополучия формировалась и продолжает, трансформируясь в понимании образа идеального благополучия и способов его обеспечения, формироваться под влиянием двух ключевых моментов: прежде всего, поиска ответа на экзистенциальный вопрос: в чем смысл бытия человека, для чего он рождается, какой должна быть его жизнь? И вторая важная составляющая - как добиться блага для всего общества и конкретного индивида, как совместить индивида с другими людьми, как быть вместе, оставаясь собой?

Исследование выполнено на базе Томского политехнического университета при финансовой поддержке Министерства образования и науки Российской Федерации в рамках выполнения научно-исследовательских работ по направлению «Оценка и улучшение социального, экономического и эмоционального благополучия пожилых людей», договор № 14.Z50.31.0029.

Рецензенты:

Корниенко А.А., д.ф.н., профессор, заведующая кафедрой философии, Национальный исследовательский Томский политехнический университет, г. Томск;

Барышева Г.А., д.э.н., профессор, заведующая кафедрой экономики, Национальный исследовательский Томский политехнический университет, г. Томск.


Библиографическая ссылка

Иванкина Л.И., Берестнева О.Г. СОЦИАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ БЛАГОПОЛУЧИЯ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 1-1. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=17571 (дата обращения: 27.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074