Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

ТРАНСАКЦИОННЫЙ СЕКТОР ЭКОНОМИКИ: КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ И ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ

Стратулат И.В. 1 Фролов Д.П. 1
1 ФГАОУ ВПО «Волгоградский государственный университет»
Современный этап развития экономических систем стран мира, включенных в глобальное разделение и кооперацию труда, связан с опережающим прогрессом трансакционных видов и отраслей хозяйственной деятельности, формирующих трансакционный сектор экономики. При этом как само понятие трансакционного сектора экономики, так и подходы к его измерению остаются дискуссионными, требуя систематизации и уточнения понятийного аппарата, развития методологических и методических основ оценки уровня трансакционного развития экономических систем разного масштаба. В статье систематизированы основные направления научных дискуссий о трансакционном секторе, представлены авторские интерпретации основных категорий и проблем. Обоснована модель секторальной структуры экономики, интегрирующая аграрный, индустриальный и сервисный секторы, при этом аграрный и индустриальный секторы образуют трансформационный сектор, а в рамках сервисного сектора выделяется специализированный трансакционный сектор. Аргументировано с позиций институционального подхода, что трансакционный сектор представляет собой комплекс институций (статусных функций экономических субъектов) и институтов (норм, правил и механизмов регулирования), функцией которых является институциональное, организационное, информационное и финансовое обеспечение трансакций в трансформационном и сервисном секторах. Обоснована необходимость разработки специфической стратегии и политики регулирования трансакционного сектора на федеральном и региональном уровнях.
трансакционный сектор
трансформационный сектор
трансакции
трансакционные издержки
институции
институты
1. Грейф А. Институты и путь к современной экономике. Уроки средневековой торговли. – М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2013. – 536 с.
2. Иншаков О.В. Факторы и функция человеческого бытия: обретение новой меры: препринт # WR/2001/01. – Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2001. – 80 с.
3. Клейнер Г.Б. Производственные функции: теория, методы, применение. – М.: Финансы и статистика, 1986. – 239 с.
4. Коммонс Дж.Р. Правовые основания капитализма. – М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2011. – 416 с.
5. Милгром П., Робертс Дж. Экономика, организация и менеджмент: В 2 т. Т. 1. – СПб.: Экономическая школа, 2004. – 468 с.
6. Попов Е.В. Теория трансакционной оценки экономических институтов // Вестник ПНИПУ. Социально-экономические науки. – 2014. – № 2. – С. 44-59.
7. Фуруботн Э.Г., Рихтер Р. Институты и экономическая теория: Достижения новой институциональной экономической теории. – СПб. : Изд. дом СПбГУ, 2005. – 702 с.
8. Ходжсон Дж. Экономическая теория и институты: Манифест современной институциональной экономической теории. – М. : Дело, 2003. – 464 с.
9. Шаститко А.Е. Трансакции и трансакционные издержки // Институциональная экономика: новая институциональная экономическая теория : учебник / под общ. ред. д-ра экон. наук, проф. А. А. Аузана. – М. : ИНФРА-М, 2006. – 416 с.
10. Wallis J.J., North D. Measuring the Transaction Sector in the American Economy, 1870-1970 // Long-Term Factors in American Economic Growth / S.L. Engerman, R.E. Gallman (eds.). – Chicago: University of Chicago Press, 1986. – Р. 95-162.
Трансакционный сектор экономики до сих пор остается одним из наименее изученных сегментов предметной области институциональной экономической теории. Сохраняют дискуссионность многочисленные вопросы, в том числе: какова структура трансакционного сектора и имеет ли он четкие границы? Как связаны размер трансакционного сектора и уровень трансакционных издержек в экономике? Как соотносятся трансакционный сектор и сфера услуг? Необходима ли особая политика регулирования трансакционного сектора (по аналогии с промышленной политикой) и насколько специфичны ее методы и инструментарий? Данная статья является попыткой ответа на эти и другие, связанные с ними методологические вопросы.

Теоретической основой выделения трансакционного сектора как особой подсистемы экономики является разграничение двух альтернативных базовых форм хозяйственной деятельности людей, впервые предложенное Дж. Коммонсом. Он писал, что «поведение индивидов подразделяется на два следующих типа операций: действие и взаимодействие с силами природы и сделки с другими лицами. Первое - это производство и потребление богатства; второе - покупка и продажа, заимствование и кредитование, аренда и сдача внаем, прием на работу и увольнение, обмен, конкурирование и управление» [4, с. 18]. Фактически речь идет о выделении трансформаций и трансакций как функционально специализированных видов экономической деятельности. Именно эту бинарную классификацию в несколько модифицированной форме использовали для идентификации трансакционного сектора Дж. Уоллис и Д. Норт в своей пионерной работе. Они разделили все множество видов экономической деятельности на две категории, используя термины «трансакционная функция» и «трансформационная функция». Соответственно, «трансакционные издержки - это издержки, связанные с совершением обменов, издержки осуществления трансакционной функции. Трансформационные издержки - издержки, связанные с преобразованием затрат в выпуск, издержки осуществления трансформационной функции» [10, р. 97]. Авторы подчеркивали, что обе эти функции являются производительными и требуют затрат всех видов ресурсов: так, «трансакционная функция включает стоимость труда, земли, капитала и предпринимательской способности, используемых для совершения обменов» [10, р. 97], поэтому объемы использования этих видов ресурсов могут использоваться для измерения масштаба трансакционного сектора и уровня трансакционных издержек в экономике.

Как отмечает Е.В. Попов, «в отличие от производственной функции, в которой оценивается производство продукции, в трансакционной функции должны описываться трансакционные издержки как количественная характеристика процесса осуществления трансакций» [6, с. 54]. На наш взгляд, противопоставление производственной и трансакционной функций нуждается в уточнении. По определению Г.Б. Клейнера, «производственная функция является экономико-статистической моделью процесса производства продукции в данной экономической системе и выражает устойчивую, закономерную количественную зависимость между объемными показателями ресурсов и выпуска» [3, с. 15]. Под производством продукции следует понимать создание материальных и нематериальных благ, в котором задействованы как вещественные (трансформационные), так и невещественные (трансакционные) факторы производства. По уточнению О.В. Иншакова, «при совместном их взаимодействии можно представить внутреннюю дискретность функции, ...то есть воспроизводство предстанет в виде двух... относительно обособленных групп трансформационных и трансакционных факторов с учетом их различий и специфики» [2, с. 72]. Таким образом, производственную функцию допустимо рассматривать как аналитическую систему, объединяющую две специализированных подсистемы - трансформационную и трансакционную функции. Трансакционная функция описывает поведение трансакционных издержек в процессах производства товаров, работ и услуг.

Вместе с тем данная функция отражает не только изменение юридических параметров продукта, как это следует из утверждения А.Е. Шаститко, по мнению которого, «те ресурсы, использование которых обусловливает изменение правовых характеристик вещи, формируют трансакционную составляющую издержек производства» [9, с. 65]. Следует, однако, учесть, что в широком смысле речь им ведется не только о правовых, а в целом об институциональных характеристиках благ [9, с. 61]. Представляется, что трансакционная функция характеризует изменение не только институциональных, а всех невещественных (трансакционных) свойств и параметров производимых благ. Трансакционные характеристики благ - это совокупность их свойств, обусловленных социально-экономическими взаимодействиями (трансакциями и отношениями) по поводу их производства, обмена, потребления и регулирования. К ним относятся институциональные, организационные, информационные и финансовые параметры товаров, работ и услуг. В этом смысле трансакционные параметры благ противополагаются их трансформационным (физическим, химическим и др.) характеристикам. 

Именно изменение трансакционных характеристик экономических благ является сущностью трансакций, взаимодействие хозяйствующих субъектов выступает их содержанием, а сделка (операция обмена) - конкретной формой их проявления в условиях рыночной экономики. Такое понимание нетрадиционно для современной экономической теории, поскольку в основном трансакции отождествляются с рыночными сделками [5, с. 60-65]. Существуют и альтернативные точки зрения. Например, согласно О. Уильямсону, трансакция имеет место при переходе товара или услуги от одного технологического процесса к другому, т.е. при пересечении границы смежных технологических процессов [8, с. 289]. Ограниченность такого подхода связана с тем, что «в соответствии с этой интерпретацией, использование данного термина ограничено ситуациями, когда ресурсы действительно перемещаются в физическом смысле "поставки"» [7, с. 56]. По мнению Дж. Ходжсона, «позитивным аспектом аргументации Уильямсона является отрицание чрезмерного правового формализма, когда предполагается, что соглашения об обмене всегда бывают выражены в формальных юридических терминах и стороны не могут шагу ступить без судов» [8, с. 231]. Вместе с тем  «понимаемое широко перемещение товара или услуги подразумевает включение таких видов деятельности, как передача порций информации или пакетов знаний, например, в связи с консультационными или образовательными услугами, исследованиями и разработками и т.д.» [7, с. 56]. Тем не менее  Э. Фуруботн и Р. Рихтер предлагают свое определение: «экономические трансакции можно трактовать как специфический вид социальных трансакций, т.е. социальных действий, необходимых для формирования и поддержания институциональных рамок, в которых осуществляется экономическая деятельность» [7, с. 57]. Данная трактовка в большей степени касается политических и административных трансакций, что признают и ее авторы. Ее применимость в экономическом анализе зависит от широты интерпретации. Так, в узком смысле эта дефиниция не охватывает внутрифирменные трансакции, связанные с производственной кооперацией в рамках определенных технологических процессов (т.е. трансакции в понимании Уильямсона), что приводит к искусственной локализации трансакций на рынках. В расширенном же смысле любые взаимодействия людей и организаций так или иначе необходимы для формирования и поддержания институциональной структуры экономической деятельности, что ведет к размыванию границ трансакций и резко снижает аналитическую ценность данной категории. Расширительной трактовки трансакций придерживается А. Грейф: «Транзакция определяется здесь как действие, совершаемое, когда нечто (например, товар, социальная установка, эмоция, мнение или информация) переходит от одной социальной единицы к другой» [1, с. 72]. В приведенных определениях смешиваются сущность, содержание и формы проявления трансакций.

Предельно обобщенная, агрегированная модель секторальной структуры экономики включает три сектора - аграрный, индустриальный и сервисный. Смена доминирующего сектора является критерием выделения индустриальной и постиндустриальной стадий эволюции экономических систем. При этом аграрный и индустриальный секторы образуют трансформационный сектор, а в рамках сервисного сектора выделяется специализированная подсистема - трансакционный сектор. Воспроизводственная функция трансакционного сектора - институциональное, организационное, информационное и финансовое обеспечение процесса воспроизводства в трансформационном и сервисном секторах, тогда как функция трансформационного сектора - кадровое, технологическое и материальное обеспечение данного процесса.

В аспекте субъектно-объектной структуры трансакционный сектор можно охарактеризовать следующим образом: его объектами являются рыночные и внутрифирменные трансакции, а субъектами - индивиды и организации, осуществляющие трансакционные виды деятельности. Соответственно, трансакционные виды деятельности - эволюционно обособленные в ходе общественного разделения труда формы и способы обеспечения хозяйствующих субъектов невещественными (трансакционными) ресурсами осуществления трансформаций и трансакций. Традиционно в институциональной теории выделяются шесть типов трансакционной деятельности, объединяемых в три категории: предконтрактная деятельность (поиск, проверка), деятельность по заключению контракта (переговоры), постконтрактная деятельность (исполнение, контроль, обеспечение исполнения). Однако данная классификация представляется ограниченной, поскольку связана исключительно с формальной контрактацией. Ее недостатки следуют из суженной интерпретации трансакционного сектора как инструмента измерения трансакционных издержек, а не специфического объекта экономического анализа, т.е. реального феномена хозяйства. Трансакционный сектор (как понятие, так и соответствующая концепция) возник именно как аналитический инструмент эмпирического тестирования издержек трансакций, впоследствии же произошла его онтологизация, т.е. перенос в практическую область, относительно сжатыми сроками которой обусловлены проблемы его теоретического осмысления и стратегического регулирования. Редуцирование трансакционного сектора до инструмента количественного измерения издержек трансакций ведет к его вырождению в сугубо аналитическую категорию. До сих пор многие исследователи убеждены, что трансакционный сектор - вспомогательная таксономическая конструкция для измерения трансакционных издержек в экономике, точнее их определенной части, при этом чем больше доля трансакционного сектора в экономике, тем ниже в ней уровень скрытых трансакционных издержек. Однако трансакционные издержки присущи всем видам и формам экономической деятельности, причем их выделение из структуры общих издержек часто является крайне проблематичным. Анализ издержек трансакций является важной научной задачей, но это не означает необходимости жестко связывать понятие  трансакционного сектора с функцией их измерения.

Регулирование уровня трансакционных издержек в экономике предполагает их оптимизацию в пределах нормы для конкретных видов и сфер экономической деятельности, а не только минимизацию. Нормальное увеличение общих трансакционных издержек отражает прогрессивный рост сложности экономической системы в ходе ее эволюции. В свою очередь снижение удельных трансакционных издержек создает импульс количественному росту, ускорению и повышению разнообразия взаимодействий агентов. Субоптимальная экономия на трансакционных издержках чревата многочисленными отрицательными эффектами, создавая препятствия расширению масштабов, качественному усложению и прогрессу экономических систем. В этом смысле воздействие трансакционного сектора на экономику в краткосрочном периоде в большей степени характеризуется адаптивной эффективностью и направлено на снижение удельных трансакционных издержек, а в долгосрочном периоде - на стимулирование интенсивного роста количества связей, отношений, взаимодействий и сделок, сопровождающегося повышением общих трансакционных издержек в системе, что соответствует критерию эволюционной эффективности.

В качестве критерия выделения трансакционных издержек часто используют тип действий в отношении ресурсов, который приводит к возникновению соответствующего типа издержек. Важно признать, что трансформационных операций и видов экономической деятельности в чистом виде не существует. Так, строительно-монтажные работы невозможны без разделения и кооперации труда, осуществления коммуникаций, планирования и регламентации и др. Аналогично, трансакционные по своему содержанию «вспомогательные» виды деятельности (например, снабжение, маркетинг, экспертиза, сервисное обслуживание, учет и аудит и т.п.) предполагают применение различных технических средств (и, следовательно, их износ), расхода материалов и интенсивного использования человеческого капитала, т.е. объективно влекут трансформационные издержки. Поэтому следовало бы говорить о преимущественно трансакционных видах деятельности, не связывая их напрямую с генерацией трансакционных издержек и учитывая этот момент при выделении трансакционного сектора в экономике.     

Как и сфера услуг, трансакционный сектор с точки зрения его отраслевой структуры не является интегрированным хозяйственным комплексом и не противополагается другим отраслям и сферам экономики как нечто целое. В исследовании трансакционного сектора целесообразно использовать потенциал институциональной теории, с позиций которой он представляет собой эволюционно сформировавшийся комплекс комплементарных трансакционных институций (специализированных трансакционных видов деятельности, выступающих статусными функциями индивидов и основой развития организаций) и институтов (норм, правил и регулятивных механизмов формального и неформального действия), функцией которых является устойчивое обеспечение трансакционными ресурсами процесса воспроизводства. Трансакционные виды деятельности образуют специфическую подсистему в системе общественного разделения труда и социальной стратификации, создавая особую институциональную среду, т.е. интегрированное множество норм, правил, ценностей, практик, процедур, поведенческих моделей, обеспечивающих типизацию и хабитуализацию трансакционных отношений в трансформационном и сервисном секторах хозяйства. Институциональная среда трансакционного сектора включает три основных подсистемы: функциональные институции (виды деятельности, профессии), регулятивные институты (правовые акты и процедуры, обычаи, традиции и др.), когнитивные институты (образы мыслей, стереотипы, фреймы и т.д.). Институционализация охватывает процессы, с помощью которых формируются указанные виды институций и институтов, запускаются институциональные механизмы, влияющие на каналы и процессы рыночного обмена, а также на осуществление трансакций в рамках трансформационного сектора и на эффективность реализации трансформационных функций.

Трансакционный сектор имеет выраженную воспроизводственную роль и специфику, требуя разработки специальных стратегий на федеральном и региональном уровнях. Экономическая политика развития трансакционного сектора (трансакционная политика) должна иметь системный и проактивный характер, сочетать либеральный и директивный режимы регулирования, использовать дифференцированный набор методов и инструментов, основываться на интерактивном взаимодействии с экспертными сообществами и широкой общественностью путем убеждения и обсуждения законопроектов, стимулировать добровольные институциональные инициативы и активно опираться на обычное право.

Статья подготовлена при поддержке РФФИ (проект № 13-06-97094).

Рецензенты:

Курченков В.В., д.э.н., профессор, заведующий кафедрой государственного и муниципального управления Волгоградского государственного университета, г. Волгоград;

Попкова Е.Г., д.э.н., профессор, профессор кафедры мировой экономики и экономической теории Волгоградского государственного технического университета, г. Волгоград.


Библиографическая ссылка

Стратулат И.В., Фролов Д.П. ТРАНСАКЦИОННЫЙ СЕКТОР ЭКОНОМИКИ: КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ И ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 1-1. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=17252 (дата обращения: 24.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074