Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,737

АДАТНО-ШАРИАТСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ В ДАГЕСТАНЕ

Мусаева А.Г. 1
1 ГАОУ ВПО «Дагестанский государственный институт народного хозяйства»
В статье рассматриваются вопросы, связанные с адатно-шариатским управлением в Дагестане. На протяжении длительного времени (примерно трехсот лет) у народов Дагестана существовало смешанное законодательство, составленное из двух основных направлений: шариата и адата. Если основой шариата были общие правила нравственности и мусульманской религии-ислам, то адаты (в переводе с арабского «адат» – обычай, традиции) были основаны на обычаях, которые в первую очередь защищали сильного, а затем уже слабого. История зарождения адата и особенно его взаимоотношения с шариатом и российским правом ещё до конца не исследована. Большинство источников не введено в научный оборот. Глубокое изучение истории дагестанского общества, системы морально-правовых отношений, взаимодействия адатов, содержащих в себе выработанные испокон веков народами нравственные и юридические нормы, с религиозным правом – шариатом и законами России – позволяет выявить мощные пружины гармонизации общественно-политических и правовых сфер жизни, сочетания национальных особенностей и общегосударственных интересов, достигнутого в едином российском обществе. И чтобы ни утверждали некоторые учёные о колониальном характере русского завоевания Дагестана, о создании безжалостной системы колониального господства в нём, ни для кого не является секретом тот факт, что Россия не только не отменила обычное право (адаты), которое регулировало все правовые и морально-нравственные нормы жизни горцев, не только не приняла никаких запретительных мер в отношении шариата, но и, более того, она их поддержала и наряду с ними постепенно вводила свои законы, которые обязан был соблюдать каждый дагестанец как гражданин России.
Кавказская война
военно-теократическое государство
адатно-шариатское управление
шариат
адат
горцы
Дагестан
1. Воронцов-Дашков И.И. Всеподданнейшая записка по управлению Кавказским краем. СПб., 1907. 367с.
2. Гаджиев В.Г. Памятники обычного права Дагестана (опыт источниковедческого анализа) // Известия Северо-Кавказского центра высшей школы. Общественные науки. 1987. № 2. С.6-9.
3. Дубровин. Очерк Кавказа. М.,2001.345 с.
4. Ковалевский М.М. Закон и обычай на Кавказе. М., 1890. 221с.
5. Комаров А.В. Адаты и судопроизводство по ним // ССКГ. Вып. I. М.: МНТПО «АДИР», 1992. С. 24-25.
6. Леонтович Ф.И. Адаты кавказских горцев: Материалы по обычному праву Северного и Восточного Кавказа. Одесса, 1982. 158с.
7. Мусаева А.Г. Преобразования хозяйственно-экономической структуры горцев Нагорного Дагестана в ХIХ – нач. ХХ вв.: автореф. дисc. … канд. ист. наук. Махачкала, 1998. 58с.
8. Сулейманов Б.Б. Административно-политическое управление Дагестана во второй половине XIX в.: автореф. дисc. ... канд. ист. наук. Махачкала, 1998. 51c.
Изучение быта горских народов, особенно их обычаев и традиций, началось давно, с приходом в Дагестан арабов, распространявших ислам, которому противостояли местные адаты, возникшие в глубокой древности и служившие горцам основой их жизнедеятельности [4, c. 5].

С принятием населением Дагестана мусульманского вероисповедания (VII-XVI вв.) шариат становится действующим источником права, а ислам - официальной религией всех политических образований Дагестана [6, c. 23].

В суровой Кавказской войне, направленной против царских колонизаторов и местных феодалов, горцы обращаются к религии. В ней их идеологическая сила, их поддержка и подступы к политическим идеалам.

Следовательно, реформация магометанской религии в той конкретной общественно-политической и экономической обстановке и явилась необходимой опорой в борьбе горцев.

Шариат распространился как идеологическая предпосылка и стал основой и могучим идейным оружием в деле развертывания антифеодальной и антиколониальной борьбы. Адаты служили источником могущества и неприкосновенности родовой знати. Власть духовенства, феодальные правопорядки требовали сохранения рабства. Народы Дагестана как в политическом, так и в хозяйственно-экономическом отношении были разорваны и разобщены.

Такая общественно-экономическая изоляция приводила к глубокому отставанию и безграничному политическому господству феодальных правопорядков. В этом отношении вторгшийся шариат должен был служить: 1) средством, ликвидирующим политическую раздробленность народов Дагестана; 2) средством, ликвидирующим хозяйственную обособленность аулов и частей Дагестана; 3) средством, обеспечивающим прогресс общественных отношений и могущим подорвать хозяйственную замкнутость; 4) средством, способным сформировать основы общих юридических общественно-политических норм и правопорядков; 5) средством, ликвидирующим рабство, работорговлю, спекуляцию, право сильного и богатого над слабым и беззащитным; 6) средством, ломающим барьеры пережитков строя; 7) средством духовного возрождения, развития школьного образования на основе ислама. Люди научились писать, читать. Формируется письменность аджам (на основе арабской графики).

Как учение об исламе, так и толкование о тарикате и кавказском мюридизме дает нам основание утверждать, что сформировавшийся в ходе Кавказской войны имамат не является непосредственным порождением тариката, мюридизма или суфизма.

На самом деле, в начале XIX в., в годы борьбы кавказских горцев за свою независимость в горах Дагестана, которая потом перекинулась в Чечню, мы находим две различные, самостоятельные как по содержанию, так и по средствам борьбы, политические организации. Одна из них - политическая организация, сформировавшаяся в горах Дагестана на почве освободительной борьбы. Эта организация выросла на основе общественно-политической жизни горцев Дагестана. Имамат, созданный самим народом и избранный представителями народа в период долголетней антифеодальной, а затем антиколониальной борьбы горцев Дагестана и Чечни против царизма, был органом административно-хозяйственным, одновременно всецело отвечающим за нравственно-духовный и правовой порядок.

Естественно, он являлся порождением шариата, который считался в Дагестане нововведением, против которого начали бороться не только местные феодалы, но и определенная часть духовенства и родовая знать, а также русское командование.

Таким образом, имамат выражал интересы не тариката и не мюридизма, так как он не был их порождением.

Имамат выражал интересы государственного управления и отвечал задачам, поставленным в ходе освободительной борьбы. Шариат был главным идеологическим оружием и средством политической борьбы имамата.

При Имаме Шамиле продолжалось принятие новых правовых норм традиционного права на основе прецедентов судебных решений и консенсуальных соглашений представителей сельских общин (иттифак). После разгрома имамата в 1859 г. российские власти провели на Кавказе новые судебно-правовые реформы. Начиная со второй половины 1850-х годов (в завершающий период Кавказской войны 1817-1864 гг.) для «мирных горцев» региона создавалась новая администрация, получившая название военно-народного управления [1,c.4]. Проект военно-народного управления был разработан Главным штабом Кавказской армии. Для координации действий военных властей в этом направлении в апреле 1858 г. при Главном штабе Кавказской армии было создано Отделение по управлению горскими народами, не вошедшими в состав гражданского управления, преобразованное после окончания войны, в мае 1865 г., в Кавказское горское управление. Это учреждение стало головным институтом кавказского военно-народного управления [8, c. 92].

С середины XIX века, после окончания Кавказской войны, по инициативе царской администрации началась официальная запись адатов и перевод их на русский язык. В 1868 году появилась статья А.В. Комарова «Адаты и судопроизводство по ним» [5, c. 9]. Вскоре к этой благородной деятельности подключились видные русские правоведы и этнографы, создавшие капитальные труды в этой области. В 1882 году Ф.И. Леонтович в Одессе издал двухтомник «Адаты кавказских горцев: Материалы по обычному праву Северного и Восточного Кавказа», в котором исследованы все адаты кавказских горцев, в особенности дагестанские [6, c.25].

Мюриды, его ученики и приверженцы, вместо созерцания величия Бога и пренебрежения к земным благам, служили главными проводниками власти имама, его опорою и силою; это не ученики духовного наставника, а преданная ему из личных интересов преторианская гвардия, его клевреты и шпионы, наблюдающие за духом и умами народа и членов административного управления Шамиля. Народ же, подвластный имамам, был источником моральной и духовной силы. Что же касается самого шариата, то имамы сумели ловко применить его к своим целям, и в случае надобности без церемонии перетолковывали и объясняли его статьи и положения по личным своим усмотрениям, не опасаясь критики и цензуры народа. Духовные лица, зная о подобных проделках своих наставников и повелителей, помалкивали и даже поддакивали им ввиду личных интересов или из опасения навлечь на себя гнев имамов.

Имам Шамиль, создав централизованную систему на основе шариата, использовал шариат в решении правовых и юридических проблем. Так, например, он в определенные дни (субботу, воскресенье и понедельник) проводил суд: разбирал спорные дела, выслушивал свидетелей и выносил свои приговоры в соответствии со статьями шариата. Цель Шамиля и горцев состояла в том, чтобы защищать честь и достоинство вольного народа, защищать свое отечество, свои адатно-шариатские порядки, сохранить их в чистоте и от произвола и поругания. И на наш взгляд, им это удалось! Лица, подвергшиеся суду имама, молча выслушивали приговоры его, которые, впрочем, несмотря на строгость Шамиля, иногда не приводились в исполнение. Для привлечения к себе людей полезных и для наказания строптивых и непокорных, а также разного рода преступников, Шамиль установил различные награды и наказания, которыми распоряжался по собственному усмотрению. Людей особенно преданных ему, отличающихся умом, храбростью, военными способностями и приверженностью шариату, Шамиль назначал наибами, возводя их на высшую ступень гражданской и военной власти; кроме того, жаловал различными чинами и орденами. К числу чинов принадлежали пятисотники, сотники, десятники и пр. Ордена же установлены различных степеней. Сверх этого, Шамиль награждал отличившихся разного рода подарками: почетным оружием, платьем, лошадьми, баранами, деньгами и пр.

Наказаниями служили лишение почетного звания, изгнание из аула, заключение в ямы, куда опускалась весьма скудная пища, телесное наказание и, наконец, смертная казнь. Смертная казнь была положена: за измену и побег к неприятелю; и кроме того, за убийство по случаю кровомщения, запрещенного имамом, за обольщение женщин и пр. В области правительственных распоряжений главные усилия Шамиля были направлены на решение финансовых проблем.

Финансовые средства, в виде шариатской или общественной казны, образовывались из постоянных и случайных доходов и состояли из денежных средств и из разного рода запасов (хлебных и др.). Один из главнейших источников доходов, установленных еще Кази-Муллою, был хамус - пятая часть со всей добычи. Сюда же относились деньги, вырученные от выкупа пленных, которые иногда составляли весьма значительные для горцев суммы. Кроме того, источниками доходов служили разного рода штрафы и денежные пени за проступки виновных, взимаемые с их ответчиков. Последние были установлены Шамилем, который, разделив мужское население на десятки, постановил: чтобы каждая десятка отвечала за проступок своего члена и была обязана следить друг за другом. Так что кроме ответственности виновного, а также в случае его бегства, с десятка, к которому он принадлежал, взыскивался положенный штраф, который поступал в общественную казну. Имущество казненных, бежавших, а также умерших лиц высших званий поступало в общественную казну. Наконец, один из важнейших источников доходов составляла десятина (закят) с имений частных лиц и с хлебных производств [2, c. 28].

Наиболее развитой отраслью мусульманского права на Кавказе XIX - первой трети XX в. было право личного статуса - совокупность норм, регламентирующих брачно-семейные, наследственные и близкие к ним отношения (правоспособность, режим благотворительных имуществ-вакфов). Серьезные отличия от общепринятых норм шафиитской и ханафитской школ фикха имела на Северном Кавказе отрасль уголовного (деликтного) мусульманского права. В частности, предусматривающие членовредительство (отрубание конечностей ворам, побивание камнями прелюбодеев) нормы за преступления против нравственности - худуд в регионе практически не применялись, будучи заменены штрафами по адату, а после включения региона в состав России исправительными работами по российскому законодательству.

Детальное исследование особенностей дагестанского общества, его традиционных отношений, основанных на морально-правовом аспекте, взаимодействия адатов с мусульманским правом-фикхом и нормативно-правовыми актами, выработанными в Российской империи, - позволили выработать систему трёхзвенного права, которая просуществовала вплоть до начала Октябрьской революции 1917 года, с этого момента начинается новый этап истории Российского государства.

Рецензенты:

Акбиев А.С., д.и.н., профессор кафедры всеобщей истории ДГПУ, г. Махачкала;

Магомедова Р.М., д.и.н., профессор кафедры истории Дагестана ДГПУ, г. Махачкала.


Библиографическая ссылка

Мусаева А.Г. АДАТНО-ШАРИАТСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ В ДАГЕСТАНЕ // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 5.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=15091 (дата обращения: 19.08.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252