Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,737

МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ ЗАКОНА БОЖИЯ (ИЗ ОПЫТА СИМБИРСКОЙ ЧУВАШСКОЙ УЧИТЕЛЬСКОЙ ШКОЛЫ)

Шорнов А.С. 1
1 ФГБОУ ВПО «Чувашский государственный педагогический университет им. И. Я. Яковлева»
В работе исследуется методика преподавания Закона Божия в Симбирской чувашской учительской школе (основное образовательное учреждение по подготовке квалифицированных педагогических кадров в Чувашии в конце ХIX – начале ХХ века). Рассматривается успешно применяемая в данной школе уникальная методика преподавания «Закона Божия», которая была составлена на основе опыта чувашских педагогов-практиков. Были выделены основные элементы данной методики, которые в школе И. Я. Яковлева называли «приемами». Даже проводя преподавание по учебнику катехизиса митрополита Филарета Московского, законоучитель излагал катехизические истины современным для учеников русским языком. Главной целью преподавания являлось осмысленное понимание. Учащихся учили аргументировать катехизические истины наиболее доступными для собеседника приемами. Учителя делали всё возможное для того, чтобы заучивание текстов Священного Писания было вполне сознательным и осмысленным. В Симбирской чувашской учительской школе на уроках «Закона Божия» законоучителя применяли прием дополнений и примеров. Для более осмысленного и глубокого понимания учащимися смысла урока, учитель дополнял содержание урока не только примерами из жизни, но и сведениями из различных областей богословия и Священной истории. При изучении катехизиса законоучитель наиболее отдавал предпочтение вопросо-ответной форме.
катехизис
Симбирская школа
Закон Божий
методика преподавания
1. Булгакова Н. Не споткнуться о барьер. Высшая школа готова помочь средней [Электронный ресурс] // Еженедельная газета научного сообщества «Поиск»: сайт. — URL: http://www.poisknews.ru/theme/edu/4714/ (дата обращения 03.09.2014).
2. Государственный исторический архив Чувашской Республики. Ф. 207, оп. 1, д. 1298, л. 310–315.
3. Государственный исторический архив Чувашской Республики. Ф. 207, оп. 1, д. 311, л. 35.
4. Государственный исторический архив Чувашской Республики. Ф. 207, оп. 1, д. 311, л. 36.
5. Пространный христианский катихизис Православной Кафолической Восточной Церкви / [Сост.: свт. Филарет (Дроздов); Предисл., подг. текста примеч. и указ.: А.Г. Дунаев]. — М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2006. — 168 с.
6. Романова, Т. В. Симбирская чувашская учительская школа и ее роль в просвещении чувашского народа / Т. В. Романова // Вестник Чуваш. гос. пед. ун-та им. И. Я. Яковлева. – 2008. – № 1. – С. 131 – 135.
7. Шорнов, А. С. Учебно-методическое обеспечение православного воспитания учащейся молодежи в Чувашии в 60-х годах XIX – начале XX века / А. С. Шорнов // Вестник Чуваш. гос. пед. ун-та им. И. Я. Яковлева. – 2014. – № 3(83). – С. 180 – 184.
Конец ХХ века в России ознаменовался серьезными переменами во многих областях жизни общества. Произошли серьезные изменения в отношении общества к религиозному воспитанию. 70-летний период официального запрета православных школ сменился периодом развития православного образования и воспитания подрастающего поколения, о чем свидетельствуют многочисленные действующие воскресные школы при храмах Русской Православной Церкви. В то же время с 2012 года во всех школах Российской Федерации для более миллиона учащихся 4-х классов началось преподавание курса «Основы религиозных культур и светской этики». Немалая часть родителей свое предпочтение отдала модулю «Основы православной культуры». Как выразился президент России В. В. Путин, «важно, чтобы этот предмет в будущем не превратился в формальный ликбез, поэтому преподавать подобные дисциплины должны хорошо подготовленные люди» [1]. В связи с этим вопросы преподавания православных дисциплин приобретают значительную актуальность. Вместе с тем, чрезвычайно полезным во все времена являлось обращение к историческому опыту предшественников. В силу выше сказанного, исследование опыта преподавания православных дисциплин в Симбирской чувашской учительской школе (основное образовательное учреждение по подготовке квалифицированных педагогических кадров в Чувашии в конце ХIX - начале ХХ века [6]), приобретает особую актуальность.

Целью данного исследования является изучение методики преподавания Закона Божия в Симбирской школе.

Материал и методы исследования

Для достижения поставленной цели потребовалось обращение к историческим источникам, из которых большую часть составили архивные документы (Государственный исторический архив Чувашской республики).

В процессе исследования использовались следующие методы: общенаучные (анализ, синтез, сравнение, систематизация), специфические методы историко-педагогического исследования (описание, реконструкция и объяснение).

Результаты исследования и их обсуждение

Обучение в Симбирской чувашкой учительской школе проходило при 3-х классах по 6-летнему курсу. За данный период учащиеся изучали такие разделы христианского учения, как священная истории Ветхого Завета, священная история Нового Завета, учение о богослужении православной христианской церкви, общая история православной христианской церкви, история русской церкви, а также православный христианский катехизис [7]. Особый интерес в данной работе вызывает преподавание последнего.

Катехизис изучался на уроках Закона Божия во втором классе при 4 уроках в неделю. Основным учебником служила книга митрополита Филарета Московского «Пространный христианский катехизис», впервые изданная в 1823 году [5].

В архивных материалах Симбирской чувашской учительской школы содержатся ценные сведения относительно преподавания Закона Божия, и, в частности, описываются важные замечания, касающиеся методики преподавания катехизиса во втором классе школы. Анализ данных сведений приводит к актуальным выводам, относительно практического преподавания Закона Божия.

Основными достоинствами «Пространного христианского катехизиса» признавались «краткость и точность догматических определений, сжатость и точность языка» [3]. Вследствие этого некоторые законоучителя требовали в ответах учащихся почти буквальное воспроизведение слов катехизиса. В противовес этому, не умаляя достоинств катехизиса Филарета в указанных отношениях, в Симбирской чувашской школе не считали рациональным предъявление подобного рода требований относительно буквального заучивания текста катехизиса к учащимся. Данная позиция была аргументирована несколькими соображениями. Во-первых, при всех своих достоинствах язык катехизиса был «несколько устаревшим, не чисто русским, а полуславянским» [3]. Текст катехизиса содержал значительное число архаизмов и церковно-славянских слов, не употребляемых в ежедневной речи учащихся. Например, вместо конструкции «в каком смысле» были использованы обороты «в какой силе» или «в каком разуме» («В каком разуме Иисус Христос называется Помазанником?», «В какой силе сказано, что Иисус Христос распят за нас?»). Во-вторых, даже если преподавателем принимались все меры к сознательному усвоению материала, учащиеся заучивали текст «в ущерб сознательности, пониманию мыслей, содержащихся в этом тексте» [3]. В-третьих, при буквальном заучивании текста катехизиса замечалось весьма нежелательное явление: «ученик, не привыкший выражать мысли катехизиса своими словами, при своих ответах становится в тупик, если известное выражение катехизиса не приходит ему на память» [3]. Таким образом, при буквальном заучивании текста учебника учащимися преподаватели катехизиса сталкивались с проблемой недостаточного понимания воспитанниками темы, почему и преследовали интересы наиболее сознательного усвоения материала. В связи с этим, придерживаясь, в общем, катехизиса Филарета, законоучитель излагал катехизические истины современным для учеников русским языком. Того же он требовал и от ответов учащихся, от которых требовалось изложение обыкновенным для учеников русским языком. Если же некоторые учащиеся в своих ответах воспроизводили текст почти буквально, преподаватель принимал все меры к тому, чтобы убедиться, отчетливо ли понимал ученик то, что отвечал. Главной целью преподавания являлось осмысленное понимание.

Другим важным замечанием, относительно приемов преподавания Закона Божия, являлось особое правило изучения Библейских текстов. В учебниках катехизиса в подтверждение известных догматических и нравственных мыслей обычно приводились тексты Священного Писания. При изучении этих библейских текстов законоучитель руководствовался следующим правилом:

а) изучать тексты только самые необходимые, так что «если для подтверждения известной катехизической истины приводятся несколько текстов Священного Писания, то из них для заучивания выбираются более простые и ясные, подтверждающие известную истину» [3];

б) изучать тексты, «подтверждающие известную истину ясно и очевидно, и по возможности опускать те, которые в глазах учащихся являются доказывающими известные понятия после подробного и продолжительного толкования этих текстов» [3].

Из этого правила следует, что для доказательства того или иного утверждения законоучителя не брали все отрывки Священного Писания, прямо или косвенно доказывающие позицию, изложенную в катехизисе, но всегда старались выбирать тексты, которые были наиболее доступны и ясны воспитанникам. Благодаря этому, учащиеся учились аргументировать катехизические истины наиболее доступными для собеседника приемами.

Другой важный вывод, который следует из анализа архивного материала, заключается в том, что заучивание наизусть Библейских текстов воспитанниками Симбирской чувашской учительской школы осуществлялось по определенным правилам [4]. Во-первых, с целью осмысленного заучивания тексты Священного Писания переводились на русский язык. Во-вторых, «так как русский перевод текста не всегда надлежащим образом выясняет его мысль, то предлагалась иногда более понятная перефразировка текста или краткое его объяснение» [4].В-третьих, указывались те места приводимого текста, которые являлись подтверждающими катехизическую мысль. От воспитанников требовалось не просто схоластическое запоминание Библейских отрывков, но осмысленное понимание, почему то или иное предложение подтверждает известную истину. В-четвертых, тексты обычно рассматривались в связи с предыдущим и последующим изложением или повествованием, в контексте речи. Причиной такого контекстуального подхода являлось то, что некоторые тексты Писания, приводимые в учебнике катехизиса, были «не вполне понятны и вразумительны сами по себе» для учеников, и именно рассмотрение их в контексте вносило ясность для воспитанников [4]. В-пятых, если текст приводился евангельский, то эта контекстуальная связь с последующим и предыдущим изложением указывалась и в тех случаях, когда текст и сам по себе был вполне понятен. В этом случае законоучитель преследовал цель таким образом повторять по возможности Евангелия. Из выше описанного следует вывод о том, что законоучителем принимались все зависящие от него меры к вполне сознательному осмысленному заучиванию текстов Священного Писания.

Еще одним важным элементом методики преподавания катехизиса в Симбирской чувашской учительской школе было осуществление приема дополнений и примеров. Так законоучителем к материалу, заключающемуся в учебнике, делались в некоторых местах дополнения из области «Основного Богословия»; в учении о Духе Святом, о Церкви и Таинствах указывались «разности в учении Православной и Инославной христианской церквей и приводились основания, почему учение Православной Церкви должно быть принято правильным» [4]. При изучении третьей части Катехизиса - о заповедях Закона Божия и о заповедях блаженства- для иллюстрации и оживления рассказа приводились примеры из Библии и истории из жизни «святых». Приводились примеры «как людей добродетельных, отличившихся в своей жизни исполнением заповедей Божьих, так и людей нечестивых, - явных и дерзких нарушителей этих заповедей, - понесших за свое нечестие заслуженную кару» [4].

Также особого внимания при изучении методики преподавания Закона Божия заслуживает форма обучения в Симбирской школе. При изучении катехизиса законоучитель наиболее большее предпочтение отдавал вопрос-ответной форме, хотя и не оставлял совсем и обыкновенной «излагательной» формы [4]. В 1901-1902 учебном году Михаил Лебяжьев, законоучитель Симбирской чувашской учительской школы, сообщал следующее: «вопрос-ответная форма при изучении катехизиса имеет следующие преимущества перед излагательной:

а) при вопрос-ответной форме весь класс держится в состоянии напряженного внимания и нет для учащихся возможности быть рассеянными;

б) при вопрос-ответной форме работает всегда весь класс, а не один ученик;

в) в классе бывает живо и весело;

г) такой способ изучения располагает учеников к соревнованию в ответах.

При такой форме изучения, Катехизис - наука по-видимому сухая - изучался более бойко и оживленно, чем другие предметы Закона Божия» [4].

Для того, чтобы эти преимущества вопрос-ответной формы при опросе воспитанников были более действенными, законоучитель строго придерживался тех методов, которые преимущественно рекомендовались в начальных школах. На уроке вопросы адресовались не отдельному ученику, а всему классу. И только после такого общего вопроса указывался ученик, который должен был отвечать на указанный вопрос. На уроке с вопрос-ответной формой обучения задействован был весь класс, не было, так называемых, «молчунов», которые пришли просто «отсидеться» на уроке. И это достигалось за счет таких методов, как поименное обращение к учащимся, адресация вопроса конкретному ученику, который был менее активен на занятии, чтение хором, обращение вопроса ко всему классу, беседа [2].

Заключение

В Симбирской чувашской учительской школе была разработана и успешно применялась своя уникальная методика преподавания «Закона Божия», которая была составлена на основе опыта чувашских педагогов-практиков. Данная методика включала в себя следующие моменты (в школе Яковлева их называли «приемы преподавания»):

  1. Даже проводя преподавание по учебнику, законоучитель излагал катехизические истины современным для учеников русским языком. Такое же требование предъявлялось и к ответам учащихся. Главной целью преподавания являлось осмысленное понимание.
  2. Учащихся учили аргументировать катехизические истины наиболее доступными для собеседника приемами. Для достижения данной цели при доказательстве какого-либо утверждения законоучителя не брали все отрывки Священного Писания, прямо или косвенно доказывающие известную истину, но всегда старались выбирать тексты, которые были наиболее доступны и ясны воспитанникам.
  3. Законоучители делали всё возможное для того, чтобы заучивание текстов Священного Писания было не механическим, не схоластическим, не бессмысленным, но вполне сознательным, осмысленным запоминанием. Для этого заучивание происходило по определенным правилам.
  4. В Симбирской чувашской учительской школе на уроках «Закона Божия» законоучителя применяли прием дополнений и примеров, который заключался в том, что для более осмысленного и глубокого понимания учащимися смысла урока, учитель дополнял содержание урока не только примерами из жизни, но и сведениями из различных областей богословия и Священной истории.
  5. При изучении катехизиса законоучитель наиболее отдавал предпочтение вопрос-ответной форме. Данная позиция была довольно широко аргументирована со стороны законоучителей Симбирской чувашской учительской школы.

Рецензенты:

Максимова О.Г., д.п.н, профессор кафедры педагогики и яковлевоведения ФГБОУ ВПО «Чувашский государственный педагогический университет им. И.Я. Яковлева», г. Чебоксары.

Павлов И.В., д.п.н, профессор кафедры педагогики и яковлевоведения ФГБОУ ВПО «Чувашский государственный педагогический университет им. И.Я. Яковлева», г. Чебоксары.


Библиографическая ссылка

Шорнов А.С. МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ ЗАКОНА БОЖИЯ (ИЗ ОПЫТА СИМБИРСКОЙ ЧУВАШСКОЙ УЧИТЕЛЬСКОЙ ШКОЛЫ) // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 5.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=14689 (дата обращения: 21.08.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252