Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

КАЛМЫЦКАЯ НАРОДНАЯ ПРОТЯЖНАЯ ПЕСНЯ: СТЕПЕНЬ СОХРАННОСТИ ТЕКСТА В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

Коваева Б.М. 1
1 ФГБОУ ВПО «Калмыцкий государственный университет»
Статья посвящена проблеме сохранения и бытования калмыцкой народной протяжной песни “ут дун” в современных условиях. С целью выявления степени сохранности песенных текстов в статье анализируются разновременные записи. Сравнительное изучение калмыцких народных песен, записанных в 1909, 1910, 1911 гг. у калмыков с песенными образцами, исполняемых в наши дни на народных празднествах, торжествах, семейных обрядах или по просьбе собирателей калмыцкого фольклора, показал, что отдельные старинные песни “кезянк дун” демонстрируют неплохую сохранность. В тексте этих песен наблюдаются лишь незначительные изменения, которые не разрушают поэтическую структуру народной песни и не влияют на изменение её содержания. К сожалению, среди материалов, записанных в 2012-2013 гг., таких песенных разновидностей не так много и они не отличаются тематическим разнообразием.
степень сохранности
сравнительный анализ
разновременные записи
протяжная песня
калмыцкий фольклор
1. Антология калмыцкой поэзии / С.К. Каляев, И.М. Мацаков, Л.С. Сангаев: Под ред. А. Сусеева. – Элиста: Калмгосиздат, 1962. – 303 с.
2. Очиров Н.О. Живая старина. – Элиста: Калм.кн.изд, ЗАОр «НПП Джангар», 2006. – 398 с.
3. Убушиева Б.Э. Стилистическая роль эпитета в калмыцкой народной песне сквозь призму адъективной лексики // Научная мысль Кавказа. – №4. – Ч.2. – Ростов-н/Д.: Изд-во Северо-кавказского научного центра высшей школы ЮФУ, 2010. – С. 34-37.
4. Фольклор калмыцкого народа [Текст]: учебное пособие / В.Т. Сарангов. – 2-е изд. – Элиста: Изд-во Калм.ун-та, 2012. – 136 с.
5. Хабунова Е.Э. Калмыцкая свадебная обрядовая поэзия. Исследования и материалы. – Элиста: Калмыцкое книжное издательство,1998. – 224 с.
Фольклорное творчество может развиваться и существовать в рамках определенной традиции и в благоприятных условиях, когда существуют формы духовной культуры, связанные с языком, обычаями, обрядами, верованиями, когда эти духовные сегменты характеризуются традиционным способом выражения, когда обществу удается сохранить уклад жизни, типы хозяйствования.

В калмыцком народно-песенном жанре существует особая форма песен по манере исполнения - протяжные песни (ут дун). Главным признаком калмыцких протяжных песен, как и протяжных песен монгольских народов, являются внутрислоговые распевы [4, 117].

Песенная традиция "ут дун", сформировавшаяся на протяжении тысячелетий,  должна быть подчинена ранее выработанным традициям, поэтическим приемам, способам поэтического и музыкального выражения чувств. Важная составляющая традиции -  народная память, способная вызвать коллективные эмоциональныне переживания и отражать многообразный и противоречивый характер общественного развития. В истории калмыцкого народа было множество таких событий, которые вызвали живой эмоциональный отклик в народе и зафиксированы в традиционном фольклоре в виде песен. Как известно, сложившиеся фольклорные традиции в процессе своего развития претерпевают определенные изменения. Песенная традиция не является исключением: некоторые формы песенной традиции видоизменялись или исчезали совсем. Так, ушли в прошлое ойратские древние песнопения "аадм дун", забыты старинные песни-гимны "частр", калмыцкие  героико-эпические песни "баатрлг дуд" уступили место другим песенным разновидностям.

Как показывают экспедиционные материалы (2012-2013 гг.),  проведенные на территории Республика Калмыкия в рамках проекта «Калмыцкое устное народное творчество в контексте сохранения языкового и культурного многообразия России» Госзадания Министерства образования и науки Российской Федерации, калмыцкая народная песня продолжает свое существование в новых условиях, адаптируясь к духовным потребностям современных калмыков, воспитанных в полилингвальной среде, зачастую не в полной мере знакомых с духовным наследием предыдущих поколений.

Разрушение сложившихся фольклорных традиций происходит постепенно и продолжается бесконечно. Новации проявляют себя по разному и в разной степени: они могут быть незначительными, приводят к изменению поэтической структуры песни, могут кардинально изменить основную идею, содержание песни или повлиять на изменении жанровых черт народной песни. В данной статье будут рассмотрены лишь те образцы протяжных песен, которые продолжают свое бытование.

Среди калмыцких народных песен, считающихся старинными "кезянк дун" есть протяжные песни,  исполняющиеся до сих пор, они пользуются популярностью как среди пожилых калмыков, так и в молодежной среде. Эти песни часто звучат на народных празднествах, торжествах, семейных обрядах, они записаны на CD дисках, размещены на сайтах Интернет ресурсов. К числу таких песен следует отнести калмыцкую народную протяжную песню "Сәәхн зеерд мөрнь", которую чаще всех остальных можно услышать как на праздниках, так и в повседневной жизни.

Среди материалов, записанных Н. Очировым летом 1909, 1910, 1911гг. у калмыков Астраханской губернии присутствует песня «Сәәхн зеерд мөрнлә мини» (Прекрасный мой Рыжко). Эта же песня под названием "Сәәхн зеерд мөрнь" (Его прекрасный Рыжко) была записана нами в 1995 году у Горяевой А.М. в поселке Хошеут, Октябрьского района Республики Калмыкия. Сличение текстов двух вариантов разновременных записей показывает незначительные расхождения:

Время записи

Текст на калмыцком языке

Перевод на русский язык

1909 -1911   

 

Сәәхн зеерд мөрнлә мини

Саринән көллә наадна  

Сәәхлҗ суусн ахнрла мини

Саринән  туршартнь җирһийә [2,120]                                        

Красивый рыжий конь, мой

Играет с лучами месяца

Красиво сидящие братья, мои

В течении месяца будем счастливы

1995

Сәәхн зеерд мөрнь

Сарин көллә наадна                                           

Сәәхләд суусн ахнрнь

Сарин туршарт җирһия!

Красивый рыжий конь, его

Играет с лучами месяца

Красиво сидящие братья, его

В течении месяца будем счастливы

Выделенные  фрагменты текста позволяют увидеть различия грамматического характера, которые не влияют на изменение поэтической формы песни  и не отражаются на её содержании. Основная идея песни в обоих песенных вариантах - восхваление пирующих собратьев и окружающей их природы передается через образный параллелизм: "гарцующие под луной кони и их хозяева, наслаждающиеся пиршеством".

Время записи

Текст на калмыцком языке

Перевод на русский язык

1909-2011

 

Нәрхн зеерд мөрнлә мини

Нарни көлләнь наадна

Нәәрлҗ суусн ахнрла мини

Насни туршар җирһий [2,120]

Стройный рыжий конь, мой

Играет с лучами солнца

Пируя сидящие братья, мои

Всю жизнь будем счастливы

1995

Нәрхн зеерд мөрнь

Нарна көллә наадна

Нәәрләд суусн ахнрнь

Наснаннь туршарт җирһий!

Стройный рыжий конь, его

Играет с лучами солнца

Пируя сидящие братья, его

Всю жизнь будем счастливы

Незначительные изменения в  тексте обнаруживаются в последующих куплетах рассматриваемой песни "Сәәхн зеерд мөрнь", они выделены в тексте курсивом:

Время записи

Текст на калмыцком языке

Перевод на русский язык

1909-

2011  

                                       

Өндр бор мөрнлә мини

Өрүни Цолвңла наадна

Үүрлҗ суусн ахнрла мини

Үрглҗд цуг җирһий [2,120]

Рослый серый конь, мой

Гарцует на рассвете под утренней звездой Венерой

Дружно сидящие братья, мои

Всегда все будем счастливы

1995

Өндр зеерд мөрнь

Өлңгин шуураһинь хазна

Үүрләд суусн ахнрнь

Өдрин туршартнь җирһий!

Рослый серый конь, его

Кусает подпругу ...

Дружно сидящие братья, его

Целый день будем счастливы

Единообразие нарушается лишь в одном случае: в тексте, третьего куплета Н.Очирова конь характеризуется эпитетом "бор" (серый), а в варианте песни, записанной у Горяевой А.М., во всех четверостишиях речь идет о рыжей масти коня "зеерд" [3,35]. Во второй строке этого же фрагмента нарушается синтагма, передающая акциональный код: "өндр бор мөрнлә мини, өрүни цолвңла наадна", "рослый серый конь мой гарцует на рассвете под утренней звездой", (өрүни цолвңла наадна /гарцует на рассвете под утренней звездой) - в тексте Н. Очирова. А в песне, исполненной А. Горяевой,  коню приписывается другие действия: "олңгин шуураһинь хазна", он "кусает подпругу".

Небольшие расхождения отмечены и в тексте трех вариантов народной песни "Татдг тәмкән татич" (Покуривай свою трубку). Рассматриваемые два варианта этой песни записаны Н. Очировым в начале XX столетия и Е.Э. Хабуновой в 1978 году, третий вариант опубликован  в "Антологии калмыцкой поэзии"  в 1962 году. Несоответствия наблюдаются в двух случаях, они выделяются в текстах чертой. Следует лишь заметить, что в более поздних записях (1962 г., 1978 г.) отсутствует финальная часть песенного образца,  записанного в 1909-1911гг. Н. Очировым:

Время записи

Текст на калмыцком языке

Перевод на русский язык

1909-

1911  

 

Татдг тәмкән татичи,

Таңслад бәәдгән уурич,

Унтдг нөөрән ахрулич,

Уудг цәәһән ууһич [2,144-145]

Кури табак, что курила,

И перестань быть чувствительной и нежной.

Сократи свой сон

Пей чай, что пила

1962

Татдг тәмкән татичи,

Таңслад бәәдгән ууричи,

Унтдг нөөрән ахричи,

Уудг цәәһән ууһичи [1,110]

Кури табак, что курила,

И перестань быть чувствительной и нежной.

Сократи свой сон

Пей чай, что пила

1978

Татдг тәмкән татыч,

Таңсглад бәәдгән уурич,

Уудг цәәһән ууһич

Унтдг нөөрән ахрлулыч [5,130]

Кури табак, что курила

И перестань быть чувствительной и нежной.

Пей чай, что пила,

И сократи свой сон*

 

Год

 Текст

Перевод

1909-

1911                                          

 

Күүнә һазр күндтә биший,

Көлиһән болһаҗ ишкич,

Күүнә ээҗин келнь

Күцц тоңһргин ир [2, 145]

Чужая сторона разве не уважаема

Осторожно ступай ногами

Язык чужой матери

Подобен лезвию ножа

1962

 

Күүнә һазр күндтә биший,

Көлиһән болһаҗ ишкич,

Күүнә ээҗин келнь

Күтц тоңһргин ир [1,110]

Чужая сторона разве не уважаема

Осторожно ступай ногами

Язык чужой матери

Подобен лезвию ножа

1978

Күүнә һазр күндтә биший,

Көлиһән болһаҗ ишкич,

Күүнә ээҗин келн

Күцц тоңһргин ир [5,130]

Чужая сторона разве не уважаема

Осторожно ступай ногами

Язык чужой матери

Подобен лезвию ножа*

 

Время записи

Текст на калмыцком языке

Перевод на русский язык

1909-

1911  

 

Күндлн соңсч йович

Эврә ээҗин келнь

Элсн тоңһргин ир,

Эрклҗ бичә йович [2, 145]

Живи уважая и слушая

Язык родной матери

Подобен лезвию тупого ножа

Живи без капризов

1962

Күндлн соңсҗ йович

Эврә ээҗин келнь

Элсн тоңгргин ир,

Эрклҗ бичә йович [1,110]

Живи уважая и слушая

Язык родной матери

Подобен лезвию тупого

Живи без капризов

1978

Күндлн соңсҗ йович

Эврә ээҗин келн

Элсн тоңгргин ир.

Эрклҗ бичә йович [5,130]

Живи уважая и слушая

Язык родной матери

Подобен лезвию тупого ножа

Живи без капризов*

 

Год

 Текст

Перевод

1909-

1911  

                                      

Дааһн мөрн дальтртха биший,

Дөннҗ асрҗ зарит.

Үрә  мөрн үргмтхә биший,

Үрлн хәләҗ зарит

 

Тоолад уга мөңгн билә

Тогтнад уга зүркн билә,

Толһаһинь илҗ зарит [2, 145]

Двухгодовалый жеребенок

Еще не окрепшим бывает, не правда ли

Используйте его в работе, помогая

Трехгодовалая лошадь

Порой пугливой бывает, не правда ли,

Используйте её, относясь к ней по-дружески

Была она серебром не сосчитанным,

Была она сердцем неуспокоенным,

Используйте её, относясь к ней поласковей[5,34]                                      

1962

-

-

1978

-

-

Отмеченные незначительные несовпадения не отразились на содержании анализируемой песни. Во всех вариантах песни "Татдг тәмкән татич" (Кури табак, который куришь всегда) запечатлены наставления матери перед тем, как дочь увезут из дома. В песне выражаются грусть и переживание за своего ребенка, отданного на чужбину. Как отмечает Бичеев Б.А. "Наставления матери выражены в форме двухстрочных поучений, которые затем переходят в обращение-просьбу к сватам-относиться с пониманием к молодой неопытной невестке" [2, 344]. К сожалению, в записях 1962г. и 1978г. не сохранились образные сравнения, характеризующие юный возраст выходящей замуж девушки, а наставления матери не сопровождаются просьбой к сватам.

Среди полевых материалов, собранных автором исследования в 2012 году также присутствует рассматриваемая песня, исполненная Дорджиевой  Д.  в виде двух куплетов, сохранивших свой первозданный вид:

Татдг тәмкән татыч,

Таңслад бәәдгән уурич,

Унтдг нөөрән ахрулич,

Уудг цәәһән ууһичи.

Күүнә һазр күндтә биший,

Көлиһән болһаҗ ишкич,

Күүнә ээҗин келнь

Күцц тоңһргин ир

Используемый пример перевода текста этой песни, приведен в монографии Е.Э. Хабуновой  «Калмыцкая свадебная обрядовая поэзия. Исследования и материалы».

Таким образом, следует заключить, что некоторые старинные калмыцкие народные песни до сих пор не утратили свою актуальность, исполняются на торжествах и празднествах, демонстрируют хорошую сохранность текста и поэтической структуры.

Рецензенты:

Мушаев В.Н., д.фил.н., профессор  кафедры калмыцкого языка и монголистики Института калмыцкой филологии и востоковедения ФГБОУ ВПО «Калмыцкий государственный университет», г.Элиста.

Хабунова Е.Э., д.фил.н., профессор, директор Института калмыцкой филологии и востоковедения  ФГБОУ ВПО  «Калмыцкий государственный университет», г. Элиста.


Библиографическая ссылка

Коваева Б.М. КАЛМЫЦКАЯ НАРОДНАЯ ПРОТЯЖНАЯ ПЕСНЯ: СТЕПЕНЬ СОХРАННОСТИ ТЕКСТА В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 4. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=14298 (дата обращения: 27.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074