Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

К ВОПРОСУ О ТРАДИЦИОННОМ КОНЕВОДСТВЕ У ОСЕТИН

Багаев А.Б. 1
1 ФГБУН Северо-Осетинский институт гуманитарных и социальных исследований ВНЦ РАН и РСО-А
Всестороннее исследование военной культуры осетин предполагает рассмотрение их традиционного коневодства. Важной отраслью коневодства было разведение и выращивание верховых лошадей для боевого использования. Данная проблема плохо изучена и требует основательного рассмотрения. Автором обобщен доступный на сегодняшний день материал по исследуемому вопросу, на основе анализа которого освещена обозначенная проблема. Опираясь на данные письменных источников и исторической литературы, автор попытался рассмотреть проблему традиционного коневодства осетин, имевшее на различных этапах истории свои особенности. В работе значительное место отведено проблеме доместикации лошади и табунному коневодству скифов, сарматов и алан. Исследователь стремится проследить процесс перехода степного коневодства в горное, в аланский период истории осетин. В статье определены и описаны характерные особенности традиционного осетинского коневодства в период пребывания осетин в горных ущельях центрального Кавказа.
осетинские коневоды
аланские лошади
традиционное осетинское коневодство
1. Алемань А. Аланы в древних и средневековых письменных источниках. – М.: Менеджер, 2003. – 608с.
2. Багаев А. Б. Обычай дарения коней в свадебной обрядности осетин (период традиционного общества) // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 1; URL: www.science-education.ru/115-11385
3. Багаев А. Б. Появление подковы в составе конского снаряжения для боевого верхового коня у осетин // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 2; URL: www.science-education.ru/116-12973
4. Вахушти География Грузии. – Тифлис: Типография К.П.Козловского, 1904. – 241с.
5. Гайдуков В.М. О казаках, осетинах и дагестанцах. – Рязань: Типография Н.В. Любомудрова, 1914. – 45 с.
6. История Анонимного повествователя Псевдо Шапух Багратуни. – Ереван: Изд-во АН Арм. ССР, 1971. – 294с.
7. Калоев Б. А. Скотоводство народов северного Кавказа (с древнейших времен до начала XX века). – М.: Наука,1993. – 231с.
8. Клапрот Ю. Путешествие по Кавказу и Грузии, предпринятое в 1807–1808 гг. // Осетины глазами русских и иностранных путешественников. – Северо-Осетинское кн. изд-во, 1967. – С.105-180.
9. Кузьмина Е.Е. Распространение коневодства и культа коня у ираноязычных племен Средней Азии и других народов Старого Света // Средняя Азия в древности и Средневековье (история и культура) / Под. ред. Б. Г. Гафурова, Б. А. Литвинского. – М.: Наука, 1977. – С.28-58.
10. Нефедкин А. К. Военное дело сарматов и алан (по данным античных источников). –СПб.: Филологический факультет СПбГУ; Нестор-История, 2011. – 304 с.
11. Пфаф В. Путешествие по ущельям Северной Осетии // Сборник сведений о Кавказе (ССК). – Тифлис, 1871. – Т.I. – С.127-176.
12. Хадикова А. Х., Дауева Т. Т. Коммуникативный аспект традиционной политической культуры осетин // Современные проблемы науки и образования. – 2013. – № 6; URL: www.science-education.ru/113-10952
13. Хрестоматия по истории осетинского народа. Т. I / Сост. М.П. Санакоев. – Цхинвал: Ирыстон, 1993. – 411с.
14. Цаллагова И. Н. Эвфония текстов осетинских загадок// Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И.Герцена. – 2009. – № 118. – С.215-218.
При изучении вопроса о коне в военной культуре осетин, невозможно обойти проблему появления и развития коневодства у наших предков. Традиционное коневодство осетин уходит корнями вглубь веков. Вследствие этого хронологические рамки данной работы довольно широки. Отдельные аспекты данной проблемы затрагивались исследователями, изучавшими историю скотоводства и животноводства на территории евразийских степей. Наибольшее внимание коневодству осетин было уделено в работе Б. А. Калоева «Скотоводство народов Северного Кавказа», но многие стороны рассматриваемой проблемы остались неосвещенными [7]. Вопрос о разведении и выращивании лошадей в разной степени затрагивался при исследовании разных сторон культуры осетин традиционного общества [2, 3,12,14].

Актуальность темы обусловлена большой ролью лошади и коневодства в жизни осетин и их предков в прошлом. Изучение этой проблемы позволит глубже исследовать многие вопросы традиционной культуры осетинского народа.

Целью исследования является рассмотрение традиционного коневодства осетин. Материалом исследования послужили данные письменных источников, содержащие ценные сведения о традиционном коневодстве осетин. Работа выполнена с использованием историко-сравнительного метода и традиционных для исторического исследования принципов объективности и системности.

Обсуждение результатов исследования

Вопрос о месте доместикации лошади долгое время оставался дискуссионным. В настоящее время большинство специалистов сходятся на мнении о том, что доместикация лошади произошла в iv тысячелетии до н. э. в евразийских степях. В этом вопросе мы согласны с Е. Е. Кузьминой, мнение которой считаем наиболее аргументированным [9]. У индоевропейцев, населявших в iv тысячелетии до н. э. евразийские степи, коневодство имело широкое распространение. Лошадь использовалась как в хозяйственных, так и в военных целях. Несколько позже в III тысячелетии до н. э. в процессе культурных контактов индоевропейцев и племен, обитавших в это время на Кавказе, лошадь появляется и на этой территории. Под влиянием индоиранцев, перешедших во второй половине II-го тысячелетия до н. э. на территорию Ближнего Востока, коневодство стало известно народам и этого региона. Примерно в это же время под влиянием индоиранцев коневодство получает распространение в южной части Центральной Азии, на полуострове Индостан и в Китае. Первоначально в военном деле лошади использовались в упряжке (боевые колесницы). Однако способность лошади к более быстрому передвижению без упряжки и преодолению различных преград способствовало появлению верховой езды. Древним кочевым скотоводам верхом на лошади было легче пасти скот, перегонять стада с одного пастбища на другое. Верхом на лошади огромные пространства преодолевались во много раз быстрее в сравнении с пешим передвижением. Немаловажное значение имела лошадь и при охоте в широких степных просторах. Вероятно, первыми лошадь для верховой езды освоили иранские племена - древние кочевники евразийских степей. Они и на историческую арену вышли как превосходные всадники. По данным иранистики почти во всех древнеиранских языках понятия, обозначающие верховую езду, восходят к единой основе bar- «ездить верхом». Значительный прогресс военного дела после освоения верховой езды способствовал дальнейшему распространению коневодства. В дальнейшем домашняя лошадь появляется и в других регионах древнего мира.

Широкому распространению коневодства по всем регионам Старого Света способствовало умение человека ездить и сражаться верхом. Использование коня под верх было революционным событием в военном деле древности, в особенности с освоением искусства стрельбы на скаку.

Основы коневодства заложили кочевые племена евразийских степей. В их, полных перекочевок и передвижений по широким степным просторам жизни лошадь была необходимым животным. Вероятно, первоначально выращивание и разведение лошадей было примитивным. Обстановка, в которой они содержались и выращивались, была близка к условиям, в которых обитали дикие лошади. Однако с течением времени древние коневоды накапливали опыт и знания, которые позволяли им улучшать полезные для человека качества лошадей. Большая роль лошади в хозяйственной деятельности и военном деле способствовала существенному развитию коневодства. Каждый из коневодческих народов стремился к выведению более сильных, выносливых, быстрых и неприхотливых коней. Это привело к появлению определенных пород лошадей, отвечавших насущным требованиям их создателей. Они были хорошо приспособлены к природно-климатическим условиям жизни создавших их народов.

Выдающимися конными воинами и коневодами древности были скифы. Высокие боевые качества скифских всадников определялись тем, что они большую часть жизни проводили верхом. Постоянная верховая езда способствовала довольно высокому уровню взаимопонимания и взаимодействия между животным и человеком. Скифы, с детства привыкшие к непринужденному передвижению верхом, превращались в прирожденных всадников. Почти все античные авторы отмечали высокие боевые качества конного войска скифов. Так, по свидетельству Геродота, скифская конница превосходила по боевым качествам персидскую, которая в древности считалась непобедимой [13, с.43]. Создание эффективного конного войска невозможно было без наличия хороших верховых лошадей. Выращивание боевых, хорошо приспособленных к дальним походам и краткосрочным набегам верховых лошадей было одной из главных задач скифских коневодов. Свидетельство Гая Плиния Секунда о том, что «скифская конница славилась своими конями», является доказательством развитости скифского коневодства [13, с.34].

Растительность степей, по которым кочевали скифы, давала хороший корм для лошадей. Поэтому скифы в течение всего года содержали своих лошадей на подножном корме. Животные паслись на самых сочных пастбищах с превосходной травой до прихода зимы. В зимний период скифы перегоняли свои табуны на пастбища с незначительным снежным покровом, лошади добывали себе корм из под снега. Наличие обильных пастбищ в местах кочевий скифских племен являлось важной предпосылкой для развития у них табунной формы коневодства. Такая форма коневодства не требовала больших затрат от коневодов. Она давала выносливых сильных и неприхотливых, в плане корма и условий содержания, лошадей. Однако она имела и недостатки. В зимний период лошади, особенно молодняк, нуждается в защите от непогоды и усиленной подкормке. Скифы, как известно, не практиковали заготовку сена, поэтому лошади теряли в весе. В результате этого скифские лошади не развивались до крупных размеров.

Сарматские племена, завоевавшие в III в. до н.э. земли скифов, стали дальнейшими продолжателями коневодческих традиций древних иранцев евразийских степей. В отличие от скифов, у которых верхом перемещались только мужчины, у сарматов и женщины ездили на лошадях. Геродот, описывая сарматских женщин, сообщает, что «они ездят верхом на охоту с мужьями и без них, выходят на войну и носят одинаковую с мужчинами одежду» [13, с.29]. Это позволяет говорить, что в жизни сарматского общества лошадь играла большую роль. Так же, в отличие от скифов, сарматы практически не использовали пехоту. Их войско состояло из конных воинов. Помимо многочисленной легковооруженной конницы аналогичной скифской, сарматское войско имело значительное количество тяжеловооруженной конницы. Необходимость в более сильных и рослых лошадях для тяжеловооруженных всадников, предопределяла их разведение и выращивание сарматами.

Страбон нам сообщает о количестве конного войска различных сарматских племенных объединений. Так, «царь сираков Абеак, когда Фарнак владел Боспором (63-47 гг до н.э. - А. Б.), выставил 20 000 всадников, царь аорсов Спадин - даже 200000, а верхние аорсы еще больше, так как они владели более обширною страною и господствовали, можно сказать, над наибольшей частью Каспийского побережья» [13, с.47]. К сведениям Страбона о количестве конницы у различных сарматских племенных союзов следует подходить критически, но ясно одно - сарматы обладали большими контингентами конницы. А это в свою очередь предполагает наличие хорошо развитого коневодства, способного удовлетворить потребность в большом количестве верховых боевых лошадей.

Лошади сарматов обладали большой выносливостью и были предназначены для переходов на дальние расстояния. Сарматское коневодство оказало значительное влияние на развитие римской гиппологии [10, с.216].

Многовековой опыт и традиции скифо-сарматских коневодов сохранили и приумножили аланы, которых античные авторы называют «сильными и многооконными». Аланы не только разводили собственных лошадей, но и во время походов захватывали неприятельские табуны. Так, по свидетельству епископа Амвросий Медиоланского, аланское конное войско, вторгшееся в Мидию, неожиданно обрушилось на ничего не подозревавших мидян и захватило табуны их быстрых коней [13, с.53]. Свидетельство епископа Амвросия Медиоланского позволяет говорить о том, что кроме собственной селекционной работы аланы, для улучшения своих верховых пород, использовали и племенную часть захваченных ими лошадей.

О довольно высоком уровне развития коневодства у алан в IX веке свидетельствует сообщение анонимного армянского автора, называемого некоторыми исследователями Псевдо-Шапух Багратуни. В данном источнике Алания представлена как страна, в которой много «благородных коней» [6, с.76]. Скорее всего, здесь под благородными подразумеваются чистокровные аланские лошади. Должно быть отличавшиеся чистотой крови и явно превосходившие остальные породы сочетанием качеств, характерных для хорошей верховой лошади.

Другим свидетельством развитого для эпохи средневековья коневодства у алан является сообщение арабского путешественника и географа первой половины X века Абуль-Хасан-Али-аль-Масуди. Арабский автор говорит о том, что аланские цари могли выставить сильное конное войско в 30 000 всадников [13, с.77]. Данное сообщение является косвенным свидетельством, отражающим высокий уровень коневодства у алан в X веке. Аланское коневодство было направлено на развитие и улучшение старых пород, а также на выведение новых, которые в наибольшей степени удовлетворяли бы потребности аланской военной элиты.

В XIII веке в Восточную Европу и Кавказ вторглись монголо-татарские орды. Нашествие монголо-татар нанесло огромный урон аланам. Тяжело отразилось оно и на коневодстве, но в условиях последовавшей за тем политической стабилизации в регионе, их хозяйство постепенно восстановилось и даже стало развиваться, в том числе и коневодство.

В связи с монголо-татарским завоеванием необходимо остановиться и на вопросе о влиянии монгольской лошади на коневодство покоренных народов. Мнение о том, что низкорослые породы лошадей происходят от монгольской лошади, на наш взгляд, не состоятельно. Многочисленные исторические источники свидетельствуют о наличии низкорослых лошадей на захваченных монголо-татарами территориях на протяжении многих веков до завоевания. Кроме того, те же источники свидетельствуют о довольно хорошо развитом коневодстве на этих землях до XIII века. Скорее всего, на местах продолжали использоваться местные породы лошадей, лучше приспособленные к местным условиям. Так, аланская конница, даже после монгольского завоевания Алании, считалась лучшей конницей на Востоке. Об этом свидетельствует каталанский автор Рамон Мунтанер, непосредственно сталкивавшийся с аланскими конниками на поле боя. Он сообщает, «что у аланов лучшая конница в Леванте (Ближний Восток. - А. Б.) [1, с.400]. Как известно, для того чтобы конница была лучшей, кроме всего прочего, она нуждается и в превосходных верховых конях.

В период пребывания осетин в горах коневодство продолжало оставаться у них одним из традиционных видов хозяйственной деятельности [11, с.152].

Тяжелые природно-климатические условия горной Осетии, нехватка кормов, недостаток площадей для развитого табунного коневодства, суровые условия содержания лошадей привели к некоторому регрессу коневодства, по сравнению с предыдущим периодом. Как отмечает Вахушти, у осетин мало пастбищ и покосов, потому держат лошадей и коров по 10-20-40, но не более [4, с.139]. Содержать табуны лошадей было под силу только сильным и богатым родственным коллективам. По свидетельству наших информантов для прокорма одной лошади в зимний период требовалось от 10 до 14 копен сена, а это было под силу только зажиточным хозяйствам. Главы этих родственных коллективов старые воины, слывшие в свое время лихими наездниками, стремились иметь хотя бы небольшой, но собственный табун. В случае войны они отправлялись в поход на лучших из своих лошадей [5, с.44].

Горные условия проживания определили характерные особенности лошадей, которых выращивали осетины в этот период. Потребность в лошадях, приспособленных для военного использования в условиях горной и предгорной местности, была стимулом к появлению и разведению горной породы осетинских лошадей. Эти животные обладали рядом полезных качеств, необходимых при их использовании в военном деле. Они отличались выносливостью и превосходной приспособленностью перемещаться по горам [11, с.152].

Осетинские коневоды культивировали в лошади способность смело, без колебаний и одновременно осторожно продвигаться по узким горным тропам, перебираться через быстрые горные потоки, легко преодолевать овраги и заросли кустарника. Многие очевидцы отмечали способность осетин верхом либо, ведя лошадь в поводу, взбираться на вершины гор [13, с.294].

Ценным качеством осетинской лошади было наличие исключительно крепкого копытного рога, дававшая возможность значительное время перемещаться по горным каменистым дорогам без подков [8, с.173].

Почти все авторы, которые видели осетинскую лошадь, отмечали ее малый рост. Это было вызвано сложными климатическими условиями и отсутствием хороших кормов в зимний период. Осетинские лошади были неприхотливы в плане условий содержания и кормления. В.К. Крестовский так отзывался об осетинских лошадях и способах их содержания: «Превосходные по своим боевым качествам горские лошади всю зиму проводят без конюшен, которых здесь вовсе не имеется, и даже без навесов, а просто себе стоят, приткнувшись к стогу соломы или камыша, на дворах, часто ровно ничем не огороженных» [13, с.284].

Основным кормом им служила пастбищная трава, а в зимнее время и сено. В летние месяцы всех лошадей, без разбивки на возрастные и половые группы, вместе с другим домашним скотом перегоняли пастись на субальпийские и альпийские луга. Вследствие изобилия питательной растительности на летних пастбищах взрослые лошади поправлялись, а молодняк активно рос и развивался. Всю остальную часть года они паслись на пастбищах, располагавшихся в низине. Зимой же по причине суровости климата и большого количества выпадавшего снега практиковалось подкормка сеном. В зимний сезон по причине нехватки кормов лошади теряли в весе. Особенно негативно это сказывалось на развитии молодняка. Тяжелые условия зимовки облегчались благоприятным весенне-летним периодом. При первой же возможности их выпускали пастись на южные, покрытые травянистой растительностью, пологие склоны гор, которые, с наступлением весны, довольно хорошо прогреваются солнцем.

Количество и качество корма заметно улучшалось в случный период, для того чтобы получить качественный приплод. С этой же целью кобыл скрещивали только с отличавшимися выносливостью, крепостью и другими ценными для верхового коня жеребцами.

Малый рост имел и свои плюсы, осетинские коневоды прекрасно понимали, что невысокие лошади обладают лучшей балансировкой при передвижении по горам. Осетинская лошадь обладала превосходным чувством равновесия и ловкостью при передвижении по узким и опасным горным тропам [11, с.152].

Резюмируя вышеизложенное, надо отметить, что коневодство относится к одному из древнейших занятий осетин и их предков. Разведение лошадей было одним из главных занятий скифов, сарматов и алан. Табунное коневодство, возникшее в евразийских степях в IV тысячелетии до н.э., имело широкое распространение у скифов и сарматов в древности. Они оказали значительное влияние на коневодческие традиции многих народов. Высокого уровня развития коневодство достигло у алан в средневековье. После ухода осетин с равнинных территорий в горные ущелья Кавказа они продолжили разводить и выращивать лошадей в горных условиях. Однако, вследствие недостаточности кормовой базы в горах, коневодство у них носило ограниченный характер.

Рецензенты:

Чибиров Л.А., д.и.н., профессор, заведующий отделом этнологии ФГБУН Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований им. В.И. Абаева ВНЦ РАН и Правительства РСО-Алания, г. Владикавказ.

Гутнов Ф.Х., д.и.н., профессор, заведующий отделом источниковедения ФГБУН Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований им. В.И. Абаева ВНЦ РАН и Правительства РСО-Алания, г. Владикавказ.


Библиографическая ссылка

Багаев А.Б. К ВОПРОСУ О ТРАДИЦИОННОМ КОНЕВОДСТВЕ У ОСЕТИН // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 4. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=14170 (дата обращения: 26.09.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074