Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

ИСКУССТВО РУССКОЙ ВЫШИВКИ КАК ЧАСТЬ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ

Валькевич С.И. 1
1 Шуйский филиал ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный университет»
Проведено исследование искусства русской вышивки как части художественной культуры. Определено, что к архитектоническому искусству относится традиционный народный русский костюм. Доказывается, что в орнаментах вышивки русского костюма посредством символической знаковой системы зафиксирована идея, информация, трансляция смысла. Делается вывод, что совокупность знаков образует целый культуротекст, представляющий собой мир культуры и культуру мира одновременно. Обосновано, что архаическая русская вышивка благодаря своему основному качеству (визуальности, наглядности) сама способна оказать существенную помощь при реконструкции традиционной картины мира в выявлении внутри неё системных и структурных взаимосвязей, которые могут с трудом просматриваться по другим видам народной культуры. Делается вывод, что орнамент вышивки, то есть текст, выступает как сложная информационно-семиотическая структура и является центром взаимоотношений владельца костюма с орнаментальной вышивкой и потребителя как коммуникации. Обоснована связь нашего времени с предыдущими тысячелетиями через народную вышивку как информационного материала. А также определено, что архаическая вышивка является одной из форм информационной культуры.
текст
символ
орнамент
архитектоническое искусство
архаическая вышивка
художественная культура
1. Антонова Е.В. Очерки культуры древних земледельцев Передней и Средней Азии. Опыт реконструкции мировосприятия. – М. : Наука, 1984. – 265 с.
2. Бертин-Гест Ж. Традиционная китайская вышивка. История. Техника. Мотивы / пер. с англ. Е. Зуевская. – М. : Кристина – Новый век, 2007. – 126 с.
3. Валькевич С.И. Символика орнамента в русских народных костюмах // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. – 2013. – № 92. – С. 1363-1373.
4. Городцов В.А. Дако-сарматские религиозные элементы в русском народном творчестве. – М.: Труды гос. исторического музея, 1926. – 36 с.
5. Каган М.С. Морфология искусства. Историко-теоретическое исследование внутреннего строения мира искусства. – Л. : Искусство, 1973. – 440 с.
6. Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций в трех книгах. Кн. 1. – М. : Мысль, 1993. – 572 с.
7. Маслова Г.С. Орнамент русской народной вышивки как историко-этнографический источник. – М. : Наука, 1978. – 209 с.
8. Народные мастера. Традиции и школы / Сост. и общая редакция М.А. Некрасовой. – М. : Академия, 2006. – 432 с.
9. Русский народный орнамент. Вып. 1. Шитьё, ткани, кружева / с объяснительным текстом В. Стасова. – СПб. : Тип. тов-ва «Общественная польза», 1872. – 27 с.; ил.

Введение. Художественная культура вырабатывает общую модель мира, представление о человеке, общественный идеал ивключает в себя все процессы, которые протекают вокруг искусства, а именно - созидание, хранение, распространение, восприятие, оценку, изучение художественных произведений. Сущность художественной культуры заключается в том, что человек, называемый художником (а им может быть не только профессионал, но и народный умелец), благодаря своим развитым чувствам, образно познает и образно же моделирует какой-то фрагмент реальности, а затем передает это зрителю или слушателю в эстетически выразительной форме, будь то стихотворение, романс, танец или художественная вышивка в народных костюмах, предметах культового и бытового убранства. Сохранить соединяющий ток живой традиции между прошлым, настоящим и будущим, между сменяющими друг друга поколениями помогает народное искусство [8,13]. В связи с бесконечностью изменения пространственно-временных характеристик необходим новый взгляд на художественную культуру, а именно - на народную вышивку как информационный материал, связывающий наше время с предыдущими тысячелетиями.

Цель данной статьи -  определить и обосновать место искусства русской вышивки в художественной культуре. Актуальность проблемы обусловлена необходимостью разрешения противоречий: между важностью проблемы сохранения культурных традиций в жизни современной России и сохранением искусства русской народной вышивки как части художественной культуры, так как такое творчество является преимущественно элементом уходящей культуры, пока сохраняющееся в домашнем рукоделии и исчезающее в промышленности. В век глобализации, с одной стороны, и обострения межэтнической розни - с другой, всё большее значение приобретает изучение мировоззренческих и эстетических основ в миросозерцании различных народов, позволяющее выявить как их этническое своеобразие, так и общее, что объединяло человечество на протяжении многих тысячелетий. Методы исследования - культурологический, сравнительно-исторический, структурно-функциональный анализ, а также общенаучные методы исследования.

Народное и декоративно-прикладное искусство как никакой иной вид традиционной культуры может являться в современной жизни наглядным, символическим выражением самосознания народа. «Архитектура, прикладные искусства, дизайн, в отличие от живописи, графики, скульптуры, художественной фотографии, - отмечает искусствовед М.С. Каган, - не являются искусствами изобразительными, так как ничего не изображают в материальном мире» [5,292]. Поэтому для данного семейства пространственных искусств М.С. Каган предлагает наименование - архитектонические искусства. К такому виду прикладного искусства относится русский традиционный народный костюм. В традиционном народном русском костюме просматриваются во времени и пространстве: силуэт, который видоизменялся в различных регионах; состав и цветовая гармония - зависящий от региона, статуса и возраста человека; украшения костюма вышивкой, нашейными, нагрудными и ювелирными, являющимися обереговыми, как и сам состав костюма. 

«Успехи людского общежития, приобретения культуры, или цивилизации, которыми пользуются в большей или меньшей степени отдельные народы, - отмечает в своем труде по русской истории В.О. Ключевский, - не суть плоды только их деятельности, а созданы совместными или преемственными усилиями всех культурных народов, и ход их накопления не может быть изображен в тесных рамках какой-либо местной истории, которая может только указать связь местной цивилизации с общечеловеческой, участие отдельного народа в общей культурной работе человечества или, по крайней мере, в плодах этой работы» [6, 5]. Художественная культура представляется теоретической моделью, характер и уровень которой зависит от социально-экономического развития общества. Исследование искусства народной вышивки означает рассмотрение художественной культуры как относительно самостоятельного слоя культуры, строение, функционирование и развитие которого связано с общими потребностями культуры, обусловленными характером социальных отношений. В то же время художественная культура есть внутренне организованное сложное многомерное целое, которое имеет устойчивую и в то же время исторически меняющуюся структуру и определенные социальные функции.

В силу, с одной стороны, обширности материала и, с другой стороны, недостаточной его изученности, особенно важно углубленное изучение мировоззренческой основы архаической культуры художественнойвышивки  на материале памятников народного и декоративно-прикладного искусства. А также важно рассматривать предметы искусства с художественной вышивкой, составляющие этнографические музейные коллекции и своды археологических находок, как памятники, как важную часть материально-культовой и историко-культурной основ славянской народности. Начиная с самых древнейших времён становления культуры, художественная вышивка в костюмах, а затем в предметах бытового убранства гармонично соединяла в себе два метода познания и преобразования действительности - интеллектуальный и художественный, в которых нашли выход и слились воедино искони присущие человеческой природе стремления души и ума. Древние сохранённые артефакты художественной вышивки были средством передачи определённых идей и представлений, одной из форм информационной культуры. Утилитарные функции изделий были теснейшим образом сопряжены с их орнаментацией, с их знаковой функцией.

Искусство народной вышивки не только художественно отражало явления мира, но и служило инструментом магического воздействия на него через различные символы, образы, за каждым из которых стоял мировоззренческий пласт, являющийся для современного человека тайной. «Первобытное и традиционное искусство, - справедливо замечает известный археолог Е.В. Антонова, - принадлежит недифференцированному (или мало дифференцируемому) обществу, во всех своих проявлениях породившую его культуру, является её самосознанием, «стилем». Невозможно обнаружить в культурном комплексе поры первобытности вещи, чуждые ему: явления другой культуры могут восприниматься только при условии сходства с коренной традицией, трансформируясь под её влиянием» [1,44]. Во все эпохи в искусстве сливаются основные виды человеческой деятельности, оно представляет культуру целостно, оно изоморфно культуре и имеет аналогичную ей структуру. Искусство, составляющее интегральную часть материальной культуры первобытности, может, таким образом, рассматриваться как «код» всей культуры. Это открывает возможность преодоления «бессловесности» дописьменной древности [там же]. Выделяются в качестве различных видов архитектонического творчества искусство орнаментации, которое создаёт художественное оформление плоскости, и прикладное искусство, которое создаёт трёхмерные  объёмные пластические объекты [5,364]. На одежде, дошедшей до наших дней с древних времён, располагается орнамент, выполненный нитками различными стежками, то есть вышивкой. Традиционное искусство художественной вышивки - это отголосок тех далёких эпох, на протяжении тысячелетий украшавших одежду и оберегавших человека от негативного, отрицательно влиявшего на жизнь. В орнаменте свободно совмещаются предметы, никак в действительности не связанные друг с другом; и тем, что эти предметы изображаются крайне условно - стилизованно и схематизировано; и тем, что они соотносятся в орнаментальной композиции не по правилам их естественной взаимосвязи, а по правилам орнаментального ритма, симметрии, повторности. «Это значит, что в данных случаях мы имеем дело не с изобразительным языком, - справедливо отмечает искусствовед М.С. Каган, - а именно архитектоническим, который лишь вобрал в себя в той или иной степени элементы изобразительности и переработал их согласно собственным своим потребностям» [5,298]. Орнамент не только украшал вещи, но, принадлежа сфере «синкретического» творчества, не был отграничен от обрядово-магической практики, рисуночного и понятийного письма. «Орнамент на одежде только тогда становился самим собой, когда он составляет органическое целое с вещью, на которую нанесён. Только когда форма вещи предстаёт как архитектоническая, на ней может появиться орнамент.... этот вид искусства мог появиться только тогда, когда человеком был открыт порядок в мире» [1,47-48].

Для художника современного общества нет ограничений в выборе мотивов для украшения художественной вышивкой одежды или предметов бытового убранства. Эти мотивы могут черпаться из разных культур всех времён и народов. Изделие рассматривается как свободное от какой либо семантической нагрузки. Для русской  (или других народов) традиционной вышивки «декор» изделия и само изделие, его назначение были особым образом связаны. Одной из целей украшения  вышивкой одежды и предметов бытового убранства являлось придание особой силы, другой - принадлежность к определённой общине с распознаванием социального статуса. Возможно, часть изобразительных мотивов орнаментов было общим для славян, а часть символов могли прочитать только члены конкретной общины, так как это были тайные символы, понятные только им.

К сожалению, мало исследованы символы архаической русской вышивки. Почерпнутые в современных традиционных культурах материалы творчества других народов подтверждают, что данное понятие имеет место. «Так, ромбический орнамент бразильских индейцев был на самом деле изображением рыб и насекомых, хотя  и не обладал их признаками. Орнаменты понимаются конкретно, в соответствии с образным пониманием мира» [1,48]. На публикуемом Ф. Боасом мокасине индейцев прерий комбинация треугольников, широкой полосы и горизонтальных линий передавала горы, дорогу и реку. Члены своего племени понимали все детали такого изображения, соседнего племени - лишь некоторые. Ф. Боасу принадлежит важное наблюдение и над тем, как определяется «туземцами» значение условных мотивов: это не номинация, не называние отдельных предметов, с которыми соотносятся изобразительные мотивы, а ассоциация целой композиции с некоторым комплексом идей, циркулирующих в племени. Объяснения, даваемые отдельными людьми, могут различаться, потому что они зависят от ситуации, в которой даётся ответ, от эмоционального состояния человека, от «посвящённости» в данные символы и их группировку [там же].

Материал, собранный Жозен Бертин-Гест в Китае в течение нескольких десятилетий, о символах и мотивах в китайской вышивке также подтверждает использование знаков-символов в традиционной одежде и предметах бытового убранства для определённого круга «посвящённых» людей. Так, например, в традиционной китайской вышивке имеется двенадцать имперских символов, восемь «сокровищ», восемь буддийских символов счастья, восемь символов счастья, китайские «растительные» символы и др. Например, нарцисс называется «водяной феей». Он цветёт под Новый год и является символом счастья в наступающем году, а ещё он символизирует супружескую пару. Когда нарцисс изображают с бамбуком и камнями, такое сочетание означает «бессмертные желают вам долгой жизни». Пион в Китае считается королём всех цветов и символизирует богатство и оригинальность. Если пион изображается вместе с цветком благоухающей оливы, то он становится эмблемой высокого ранга. Пылающая жемчужина символизирует удачу и исполнение желаний. В доисторические времена считалось, что «жемчужина дракона» порождает гром. Но когда она объединена со стилизованным пламенем, то воплощает идею грома и молнии, поэтому является символом невероятной силы дракона, повелителя небес.  Свастика - один из известных символов, превратившихся для буддистов в пожелание удачи примерно в 2000 году до н.э. Это также упрощённая форма для обозначения 10000, и среди её значений есть и долголетие [2,104-121]. В русской вышивке свастика (инглия) - Жизнеродящий Божественный Огонь Творения, Первичная основа всего, находящаяся в полосе орнамента на подоле рубахи являлась оберегом от болезней, а также вышивалась на рубахах-исцелительницах у невест [3].

Традиционная вышивка благодаря своему основному качеству - визуальности, наглядности - сама способна оказать существенную помощь при реконструкции традиционной картины мира в выявлении внутри неё системных и структурных взаимосвязей, которые могут с трудом просматриваться по другим видам народной культуры. Наиболее ценны в этом отношении народные художественные вышивки Русского Севера, а также отдельных регионов юга России, сохранившие древние композиции, образы, стиль, технику исполнения. «Вышивки архаического типа справедливо признают выдающимся явлением русского народного искусства, - писала известный учёный Г.С. Маслова. - Это один из важных источников для раскрытия особенностей древнего мировоззрения их создателей» [7,156]. В отношении семантического аспекта народной художественной вышивки высказывание В.В. Стасова стало классическим для исследователей: «У народов древнего мира орнамент никогда не заключал ни единой праздной линии: каждая чёрточка тут имеет своё значение, является словом, фразой, выражением известных понятий, представлений. Ряды орнаментики - это связная речь, последовательная мелодия, имеющая свою основную причину и не назначения для одних только глаз, а также для ума и чувства» [9,5].

В исследовании В.А. Городцова, посвященном русской народной вышивке, ставятся теоретические вопросы и рассматриваются отдельные образы и мотивы. Он отмечает, что в памятниках народного творчества, связанных с религиозно-культовыми и обрядово-правовыми представлениями, скрывается ключ к происхождению русских славян, к разъяснению их древнего религиозного культа и к открытию, если не первородины, то той родины, из которой они выступили в пределы современной России. «Такие памятники сохранились почти исключительно в женском рукоделии, именно, в женских вышивках, где, как известно, каждая строчка, каждый крестик имеет строго канонизированный характер и передаётся от учительницы к ученице в возможно большей точности и совершенстве. ... в шитье девиц выражалось такое же важное значение для населения знание священных символов той старой, а поэтому дорогой веры, которою жил народ тысячи лет» [4,8].  Хотя и забыты имена своих символов, так как произносить эти имена уже более тысячи лет строго воспрещалось, но зрительные символы так ясны, так понятны и так полно говорят душе остановившегося в культурном росте поселянина, скрывавшегося в дремучих лесах и непроходимых болотах [4,8].

Художественная вышивка в целом отражает «образ мира» генерированной реальности и находится в единстве материальной и духовной составляющих. В орнаментах архаической русской вышивки зафиксировано посредством определённой символической знаковой, информационной системы, транслирующей определенный смысл, идею, информацию. А совокупность символических знаков вышивки образует целый культуротекст, представляющий собой целый мир культуры и культуру мира одновременно.

 Художественная культура, с позиций семиотического подхода, представляет собой удивительно сложную и неоднозначную коммуникативную систему, которая объединяет автора и потребителя. Орнамент архаической русской вышивки, то есть текст, выступает  как сложная семиотическая, информационная структура, и является центром взаимоотношений владельца костюма с орнаментальной вышивкой и потребителя (человека своей или чужой общины) как средство коммуникации. В настоящее время, пребывая вне коммуникационного процесса, то есть вне обмена информацией, русский костюм с орнаментальной художественной вышивкой, заключающий в себе некоторую структурно организованную совокупность кодов, знаков, символов, информации, находится в статике, никому не транслируя информацию и ни на кого не оказывая влияния. Но если человек «посвящённый», то есть владеет знаниями о составе, силуэте (архитектонике), колористическом решении традиционного русского костюма, значении, совокупности и расположении символов на орнаменте вышивки, головном, нашейном или нагрудном украшении, то осуществляется распознавание текста орнамента русской вышивки, который приобретает смысл и социокультурную значимость.

Искусство русской вышивки воспитывает чувство истории, отношение к действительности через прошлое и будущее, что активизирует созидательные силы народа, возвращает связь с культурными корнями.

Рецензенты:

Крохина Н.П., д.фил.н., доцент кафедры культурологи и литературы  Шуйского филиала ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный университет», г. Иваново.

Ершова Л.В., д.п.н., профессор кафедры изобразительного, народного и декоративно-прикладного искусства и методики обучения Шуйского филиала ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный университет», г. Иваново.


Библиографическая ссылка

Валькевич С.И. ИСКУССТВО РУССКОЙ ВЫШИВКИ КАК ЧАСТЬ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 3. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=13730 (дата обращения: 19.10.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074