Электронный научный журнал
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

НАУЧНОЕ СООБЩЕСТВО КАК СОЦИАЛЬНЫЙ АКТОР МОДЕРНИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ

Иванченко О.С. 1
1 ФГБОУ ВПО «Южно-Российский государственный политехнический университет (НПИ) имени М.И. Платова
Рассмотрены особенности существования российского научного сообщества в последние десятилетия. Обозначены наиболее значимые проблемы развития науки в России. Одной из актуальных проблем является отсутствие прозрачных механизмов финансирования научных исследований. Эффективным направлением в данной области является использование, помимо бюджетного финансирования, различных фондов и грантов для стимулирования научного труда. Положительными аспектами в фондовом финансировании являются отсутствие административных барьеров, стимулирование конкуренции, проведение независимой экспертизы, на основании которой проводится достаточно справедливое распределение средств. Однако в последнее время фонды принимают на себя решения не свойственных им задач, подменяя источники финансирования. Поэтому дальнейшее развитие науки ученные связывают с деятельностью фондов, а не с государством, с тем, что они примут на себя все функции по созданию условий для исследовательской деятельности.
грант
фонд
научное производство
трансформация российской науки
наука
научное сообщество
1. Аллахвердян А., Дежина И., Юревич А. Зарубежные спонсоры российской науки: вампиры или Санта-Клаусы? // Мировая экономика и международные отношения. – 1996. – № 5. – С. 35-45.
2. Воденко К.В. Взаимодействие социальных институтов религии, науки и образования в современном обществе // Вестник Южно-Российского государственного технического университета (Новочеркасского политехнического института). Серия: Социально-экономические науки. – 2012. – № 6. – С. 267-272.
3. Воденко К.В. Социальная ответственность ученого и этос современной науки // Вестник Южно-Российского государственного технического университета (Новочеркасского политехнического института). Серия: Социально-экономические науки. – 2011. – № 1. – С. 210-215.
4. Воронцов В.А., Лялюшко В.С. Научно-техническая сфера России в период разработки концепции ее реформирования // Науковедение. – 1999. – № 3. – С. 44-62.
5. Маршакова-Шайкевич И.Е. Вклад России в развитие науки: библиометрический анализ. - М. : ТОО «Янус», 1995. – 199 с.
6. Маршакова-Шайкевич И.Е. Мировая наука на пороге XXI века // Вестник Российской академии наук. – 2000. – Т. 70. – № 12. – С. 1086-1093.
7. Мировая экономика: тенденции 90-х годов / под ред. И.С. Королева. - М., 1999.
8. Некипелова Е., Леденева Л. Охота на умы: проигранный раунд // Поиск. – 2003. – № 46. – С. 11-14.
Актуальность темы обосновывается тем обстоятельством, что научное сообщество ученых, участвующих в конкуренции на мировых рынках труда, является важным элементом социальной структуры современного, быстро трансформирующегося общества. И это вполне закономерно, если вспомнить, что в минувшем веке мир пережил научно-техническую и инфор­мационную революции, заметно изменившие условия и ха­рактер экономического развития передовых государств. В них начала формироваться постиндустриальная «новая экономика», в которой роль главного ресурса играют знания и информация, обеспечиваемые наукой. Функционирование науки находится во взаимодействии с реальной рыночной экономикой. Наука становится составной час­тью экономики общества, определяющей его прогресс. Экономи­ческая система органично впитывает ее достижения и регулирует ее развитие в соответствии с внутренними потребностями. В таких условиях развитие науки требует значительно больших затрат люд­ских и материальных ресурсов. Получение нового знания становит­ся все более дорогим. Поэтому и развитые, и новые индустриальные стра­ны, как и восточноевропейские государства с переходными эконо­миками, уделяют большое внимание развитию национальной науки.

Но необходимо помнить, что функционирование науки, как показал современный исследователь К.В. Воденко, тесно связано с различными социокультурными институтами [2, с. 267]. Особенно это важно в условиях, когда «социальные функции науки быстро преумножаются, и непрерывно увеличивается число каналов, связывающих науку с жизнью общества» [3, с. 210]. Поэтому исследование социально-экономических аспектов научной деятельности должно быть тесно связано с социокультурными трансформациями.

С начала 90-х годов истекшего века, когда началась радикальная трансформация нашего общества, российскую науку принято ассо­циировать с деструктивными процессами. Перманентное отсутствие денег привело к интенсивной утечке ученых за рубеж и в другие сфе­ры деятельности, падению престижа научного труда и уровня жизни. Стало очевидно, что неудовлетворительное функ­ционирование науки обусловлено теми же глубинными причинами, которые в свое время исказили нормальное развитие всего советского общества. В основе всего лежали нарушения фундаментальных принципов, обес­печивающих активную позицию человека: демократизм управления и распределение по труду. В современных условиях деструктивный процесс продолжается: ухудшение материально-техни­ческой базы, разрушение кадрового потенциала, отсутствие условий для его воспроизводства и др.

Между тем ни одна страна мира не может позволить себе поддер­живать науку без каких либо ограничений. В последние годы доля зат­рат на НИОКР в ВВП (показатель общей наукоемкости) в развитых странах стабилизировалась и составляет: в США, Германии и Японии 2,5-2,8%, в Великобритании и Франции 2,22,4%, в Италии и Кана­де 1,31,5% [7]. Ускоренное развитие НИОКР характерно для новых индустриальных регионов: Южной Кореи, Тайваня, Сингапура, Гон­конга. Их наукоемкость приближается к европейским странам, а в Южной Корее этот показатель уже равен американскому. Тенденция роста расходов на науку отмечается также в Китае, Индии и некото­рых других государствах Юго-Восточной Азии. Эксперты ожидают по­степенного повышения наукоемкоемкости до 3% в ближайшие 10-20 лет. Считается, что расширение масштабов науки сверх этого уровня эко­номически нецелесообразно, и ее дальнейшее развитие должно осу­ществляться за счет интенсификации, более эффективного использо­вания накопленных фундаментальных знаний, технологических дос­тижений и имеющихся ресурсов.

Одним из новых социальных явлений в отечественной науке является все более углубляющееся расслоение научного сообщества.  Различные звенья современной отечественной науки оказались в существенно разном положении. Так, востребованность в обществе экономики и политологии привлекает для их финансирования обильные финансовые потоки, в то время как другие отрасли, прежде всего естественные науки, оказались на голодном пайке. Очень непохожи друг на друга академическая, вузовская и недавно возникшая у нас так называемая независимая наука.

Расслоение научного сообщества привело к тому, что наряду с бедствующими научными сотрудниками, которых наши средства массовой информации обычно описывают в образе «нищего с протянутой рукой», существует и разрастается слой «новых русских ученых», чьи доходы составляют несколько тысяч дол­ларов в месяц и вполне сопоставимы с доходами верхней части наше­го среднего класса.

Одной из значимых проблем в воспроизводстве научных кадров является система существующей подготовки научных кадров высокой квалификации, которая абсолютно не стиму­лирует исследования в новых направлениях науки. Очевиден факт более легкой подготовки и защиты диссертации в уже признанном научном направлении, особенно если диссертант входит в сложившу­юся научную школу. Когда научное направление вызывает споры, имеет влиятельных противников и т.д., вероятность успешного про­хождения диссертационных дел весьма низка.

Поэтому, на наш взгляд, одной из основных проблем не только на­учной, но и всей внутренней политики современной России является существенное, адекватное новым историческим условиям, повышение социальной эффективности научных исследований. Чтобы наука не только на словах, но и на деле в ближайшем будущем превратилась в ведущую производительную силу, создающую основную часть внут­реннего валового продукта и определяющую уровень общественного богатства, необходимо уже сегодня коренным образом изменить со­циальный статус науки и определить новую меру и способы ее участия в распределении производимой ею стоимости.

В этой связи широкое использование современных средств информатики для развития внутринаучных коммуникаций существенно облегчает це­ленаправленное формирование нового научного сообщества как слож­но структурированной самоорганизующейся системы, члены которо­го осознают общность своих интересов и способны совместно отстаи­вать их. В основу самоорганизации научного сообщества должно быть положено переосмысление личной ответственности ученого и науч­ного сообщества за направления и результаты научной деятельности. Согласно теории коммуникативного действия, для этого необходимы выработка нового мировоззрения, обоснование идеального плана со­циальной активности ученых, переориентировка ее на реализацию новых, более адекватных действительности нравственных норм и ду­ховных ценностей, которые должны стать результатом самокритики и изменения на этой основе самосознания ученого и всего научного сообщества. Оценка целей и смысла науки, критика действительных отношений науки и государственной власти, науки и общества, по­иск способов социальных действий, способных изменить их в желае­мом направлении, оказываются, таким образом, включенными в про­цесс обоснования нового проекта научной деятельности как совмест­ной целенаправленной социальной активности научного сообщества, самоорганизация которого определяется универсализацией интересов субъектов производства новых научных знаний.

Перспективным направлением интенсификации научного производства, на наш взгляд, является использование, помимо бюджетного финансирования, различных фондов  и грантов для стимулирования научного труда. По сравнению с так называемым базовым финансированием, ко­торое выделяется на научную организацию в целом на основе общей оценки ее численности и прошлогоднего уровня затрат, финансиро­вание через систему фондов значительно повышает эффективность использования бюджетных ресурсов. По-видимому, это объясняется тем, что в основе государственных научных фондов лежит принципиально отличная от базового финансирования идеология и технология распределения средств.

Во-первых, фонды предоставля­ют свободу выбора, к ним можно обращаться за поддержкой, минуя всякие административные вертикали. Такой механизм представляет собой альтернативу админист­ративной системе распределения средств.

Во-вторых, фонды стиму­лируют конкуренцию за ресурсы, поскольку проекты принимаются к финансированию по результатам открытого конкурса.

В-третьих, это достаточно справедливое распределение средств, так как оценка про­ектов производится на основе независимой экспертизы (peer review), проводимой самими учеными.

В-четвертых, грантовая поддержка оказывается коллективам активно работающих ученых, а не организа­циям, причем при принятии решений о финансировании не имеют значения должности соискателей. Главное - это качество научного предложения и возможности коллектива-заявителя его реализовать. Однако и организация, в которой работают победители, получает до­полнительные средства на поддержание и развитие инфраструктуры. В результате те институты, где много грантодержателей, автоматически получают гораздо больше средств, чем остальные.

В России существуют Государственные научные фонды - один из немногих новых меха­низмов, поддерживающих фундаментальные исследования и введен­ных в научную сферу страны в постсоветский период вскоре после распада СССР: в 1992 г. был создан Российский фонд фундаменталь­ных исследований (РФФИ), а в 1994 г. - Российский гуманитарный научный фонд (РГНФ).

Если обратиться к статистике, то имеются данные, позволяющие оценить вклад стран и в развитие актуальных научных направле­ний - исследовательских фронтов науки. Показателем служит доля публикаций страны от общего числа публикаций, участвующих в фор­мировании карт науки. К началу 90-х годов наибольшие вклады в фор­мировании исследовательских фронтов были внесены научными со­трудниками США (43%), Японии (6,8%), Великобритании (6,5%), Франции и ФРГ (немногим более 5%), Канады (4,7%), Италии (3,1%). Россия занимает лишь восьмое место (2,8%) [5]. В то же время в се­редине 80-х годов у нас в научной сфере работало 3,5 млн человек - больше, чем в других экономически развитых странах [4]. Но, что существенно, Россия по цитируемости находится только на 89-м месте, а как раз цитируемость является индикатором эффективности научных исследований в информационной модели науки [6].

Согласно данным выборочных опросов, если в 1993-2000 гг. систему фондов положительно оценивали 75% российских ученых, то в 2013 г. уже 95% [6]. Правда, такой высокий показатель следует отнести на счет деятельности не только РФФИ и РГНФ, но и ряда зарубежных фондов, которые в начале 90-х годов развернули про­граммы содействия российской науке.

Со временем получение грантов отечественных фондов стало по­казателем качества научной работы, своего рода элементом престижа. Наличие грантов РФФИ и РГНФ стало одним из критериев оценки уровня научной организации в целом. В ряде институтов он учитыва­ется при аттестации научных работников и лабораторий, а также при­нимается во внимание рядом зарубежных фондов при оценке потен­циала заявителей.

Однако для молодых ученых грантовая поддержка может доходить не в пол­ном объеме. Наибольшему числу молодых ученых  РФФИ известен и как один из главных источников поддержки исследований научных коллективов, в которых работают молодые, и как фонд, про­водящий специальный конкурс для молодых - MAC (молодые аспи­ранты и студенты). Положительное отношение большин­ства молодых ученых к грантовой системе в целом и к фондам в частности объясняется тем, что гранты стали естественной частью их существо­вания. Главное, что обсуждается - это как, при каких условиях мож­но получить гранты, что можно сделать с их помощью, а также в чем различие отечественных и зарубежных грантодающих организаций. Большинство молодых придерживаются точки зрения, что получение грантов обеспечивает только наличие связей и авторитетного руко­водства.

Представляется, что именно в силу того, что сегодня фонды принима­ют на себя решение несвойственных им задач, подменяя другие ис­точники финансирования, уровень требований к ним оказывается за­вышенным. Надежды на получение средств из фондов возлагаются не просто большие, а критически большие.

По мнению большинства ученых, первоочередное зна­чение имеет усиление внимания фондов к программам финансирова­ния материального и информационного обеспечения научного про­цесса, а также стимулирования институциональных изменений, в том числе путем поддержки инновационной деятельности. Поэтому дальнейшее развитие науки ученые связывают, скорее, с деятельностью фондов, а не государства, с тем, что они при­мут на себя все основные функции по созданию условий для исследо­вательской деятельности.

Отметим также, что со стороны фондов есть определенный ин­формационный «вакуум», нарушение «обратной связи». Фонды, как правило, ограничиваются анонсированием программ и помещением на своих сайтах или в печати форм заявок. Но очень редко до исследователей доводится информация о том, кто и как отбирает проекты, как и почему меняются приоритеты и принципы деятельности фон­дов, а также каковы итоги реализации тех или иных программ. Стати­стические обзоры об итогах работы фондов оказались для большин­ства ученых неубедительными, особенно в части регионального рас­пределения средств.

Однако изменение отношения к фондам - это еще и отражение того, что положение самих фондов в последние годы ухудшилось. Этот факт, безусловно, сказывается и на научном сообществе. В 2001 г. фонды были вынуждены изменить свои уставы, чтобы вписаться в действующее законодательство, которое не учитывает спе­цифики этой формы организации и финансирования научной деятель­ности. В результате РФФИ и РГНФ стали федеральными учреждени­ями, находящимися в ведении правительства, а само понятие «грант» фактически исчезло из их уставов.

Нам представляется, что необходимо создание федерального закона, где были бы закреплены уникальный статус и основные принципы рабо­ты научных фондов, а именно: вневедомственность, конкурсность, адресность, безвоз­мездность и безвозвратность финансовой поддержки, оказание ее в форме грантов (с соответствующим определением понятия «грант»). В закон также необходимо включить положения о передаче фон­дами прав на результаты интеллектуальной деятельности, созданной за счет средств грантов, организациям-разработчикам при условии их вовлечения в хозяйственный оборот, а также о процедуре проведения конкурса (которая отличаются от порядка, принятого для государ­ственного заказа на НИОКР). Видимо, существует также необходимость разра­ботки более четких механизмов ротации экспертов и привлечения их из-за рубежа для усиления объективности проведения научной экс­пертизы.

В силу того, что фонды взяли на себя решение слишком многих проблем при ограниченности их ресурсов и слабом развитии программ сотрудничества с другими организациями, которые могли бы выде­лять финансирование на паритетных основах, в научном сообществе стало расти недовольство деятельностью фондов.

В качестве доминирующих целей поддержки российской науки мож­но назвать: сохранение лучших кадров ученых, проводящих фунда­ментальные и прикладные исследования, предотвращение «утечки умов»; переориентацию бывших оборонных исследователей на выпол­нение гражданских проектов; содействие в адаптации научной сферы к условиям рыночной экономики через участие в ее институциональ­ной и структурной реформе и укрепление науки в регионах; помощь и сотрудничество в коммерциализации результатов разработок. Очевид­но, что большинство из названных целей были и остаются актуальны­ми. Так, «утечка умов» продолжается, хотя и в меньших масштабах. Социологические исследования последних лет показывают, что из числа студентов, собирающихся посвятить себя науч­ной деятельности, только немногим более половины (56%) связыва­ют свои планы с отечественной наукой. При этом 10% биологов, 11% физиков и 13% химиков за несколько месяцев до окончания универ­ситета уже имеют предложения работы за рубежом. Аналогичная си­туация выявилась и по результатам опроса молодых ученых, работаю­щих в научных организациях Москвы: планы выезда за рубеж с каки­ми-либо профессиональными целями имеют 44% респондентов, в том числе уехать на постоянное место жительства намеревались в 2003 г. 7% [1; 8].

Структурная и институциональная реформы в науке еще далеки до завершения, а в вопросе коммерциализации результатов исследова­ний и разработок также существует немало проблем. Поэтому содей­ствие зарубежных организаций остается актуальным, хотя следует за­метить, что зарубежные инициативы, какими бы значительными ни были их бюджеты, не в состоянии реформировать российскую науку, поскольку остается множество факторов, неподвластных фондам. Главная ценность зарубежных инициатив в том, что выполнение раз­личных программ позволяет опробовать новые механизмы и опреде­лить степень их приживаемости в российской науке. Иными словами, зарубежные фонды предлагают своего рода «демонстрационные мо­дели», на которых можно оценить эффективность тех или иных меха­низмов поддержки.

Рецензенты:

Воденко К.В., д.филос.н., доцент, заведующий кафедрой философии и культурологии Института переподготовки и повышения квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук Южного федерального университета, г. Ростов-на-Дону.

Скорик  А.П., д.и.н., д.филос.н., профессор, заведующий кафедрой теории государства и права и отечественной истории, директор Научно-исследовательского института истории казачества и развития казачьих регионов Южно-Российского государственного политехнического университета (НПИ) им. М.И. Платова, г. Новочеркасск.


Библиографическая ссылка

Иванченко О.С. НАУЧНОЕ СООБЩЕСТВО КАК СОЦИАЛЬНЫЙ АКТОР МОДЕРНИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 3.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=13477 (дата обращения: 19.11.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074