Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,006

РОЛЬ ПРЕЕМСТВЕННОСТИ МУЗЫКАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ТРАДИЦИЙ В СТАНОВЛЕНИИ ДИРИЖЁРСКОЙ ШКОЛЫ

Новикова В.В. 1
1 Воронежский государственный педагогический университет
Статья раскрывает связь музыкальных поколений через исполнительскую и педагогическую традицию русской дирижерской школы на примере ветви А. Никиш (1855-1922) – К. Сараджев (1877-1954) – М. Паверман (1907-1993) – Г. Оганезов (1937-2010), охватывающей период около ста пятидесяти лет. Цель статьи – краткий анализ каждого из четырех дирижеров как личности, педагога и музыканта, роль влияния культурной традиции XIX века на современное исполнительство и воспитание как музыканта, так и слушателя в духе строжайшего соблюдения воли композитора при исполнении музыки и создании ее индивидуальной трактовки, базирующейся на знаниях, культуре и опыте, а главное – на качествах личности исполнителя. Стабильное, никогда не изменяющее мастерство можно развивать, умения — приобретать, но это, как образование и удостоверение, еще не гарантирует дирижерского успеха. Определяет статус дирижера наличие способности передать тот «флюид», то иррациональное, которое торжествует над всяким расчетом в любом музыкальном исполнении.
педагогическая традиция
интерпретация
исполнительский стиль
дирижер
личность
1. Большая Советская Энциклопедия − 2-е изд. – Т. 38. – М.: Большая Советская Энциклопедия, 1955. − С. 94.
2. Кюи, Ц. А. Избранные статьи об исполнителях / Ц.А. Кюи – М.: Гос. муз. изд-во, 1957.
3. Медушевский, В. В. Сущностные силы человека и музыка / В.В. Медушевский // Музыка. Культура. Человек. – Свердловск: Изд-во Уральского ун-та, 1988. – С. 45-65.
4. Мусин, И.А. О воспитании дирижера / И.А. Мусин. – Л., 1986.
5. Мюнш, Ш. Я – дирижер / Ш. Мюнш. – М., 1960
6. Римский-Корсаков, Н.А. Летопись моей музыкальной жизни / Н.А. Римский-Корсаков. – М.: Музыка, 1980.

Крупнейший дирижер ХХ века Шарль Мюнш говорил: «Одним дирижерам достаточно только появиться на эстраде. Еще до того, как они поднимают руку, призывая к вниманию, атмосфера меняется. Одно их присутствие волнует, наэлектризовывает воздух. Чувствуется, что должно произойти что-то необычное. Другие же выходят на сцену, и ничего не случается ни до, ни во время, ни после концерта» [5]. Вряд ли кто-то, интересующийся дирижерским искусством, не задавался вопросом: в чем секрет? Почему дирижеры, пользуясь сходными средствами управления, оказывают на один и тот же оркестр столь разное действие? Почему выдающиеся исполнители и композиторы демонстрируют свою беспомощность, встав за дирижерский пульт? Дирижирование - самая загадочная область музыкального исполнительства. Дирижерство - «темное дело»...[6: 71].

Пути, приводящие музыканта на дирижерский подиум, неисповедимы. Но каким бы ни был побудительный мотив стремления встать лицом к лицу с оркестром, дерзающему вступить на сию стезю предстоит предъявить широкий набор самых разнообразных личных качеств и умений. Нужные личные качества можно развивать, умения - приобретать, но это вовсе еще не гарантирует успеха. Так же, как никакое удостоверение, никакое образование не могут определять статус дирижера. Они могут быть лишь правом на пробу. Дирижер же должен «достояться». И это не только вопрос возраста, знаний и опыта. В первую очередь - вопрос личности [4].

Процесс обучения музыкантов сопряжен с пониманием художественной сущности музыкальных сочинений в частности и полифункциональности искусства в целом. Это понимание расширяет знания о музыке и традициях исполнения, воплощает идеалы в складывающихся системах ценностей и просто доставляет художественное наслаждение.

Время неумолимо уносит «динозавров» от искусства, людей высокообразованных, аккумулирующих национальную и мировую культуру. Уходя, они забирают огромную часть этой культуры. А нам, ученикам, остаются лекции, книги, память общения, знание авторской методики и умение ее применять.

Четыре дирижера одной творческой исполнительской школы сходны своим отношением к музыке, а за этим сходством скрываются глубокие внутренние различия, различия индивидуальных черт, артистических типов, характеров, масштабов.

Основоположником лучшей в мире на протяжении последних пяти десятилетий русской дирижерской школы принято считать Артура Никиша (1855-1922), знаменитого дирижера рубежа XIX - XX веков, руководителя Гевандхауза, Бостонского симфонического оркестра, Венской, Лейпцигской, Будапештской опер, давшего жизнь Пятой симфонии Чайковского в 1888 году. Ходят легенды о стихийно созданном им в Петербурге симфоническом оркестре из кабацких музыкантов, не знавших даже нотной грамоты, которых маэстро вынужден был собирать по городу для исполнения симфонии. Концерт получился превосходный: обаяние знаменитой личности делало своё дело. Манера дирижирования маэстро отличалась простотой и строгостью, он обладал огромным темпераментом, исключительной силой воздействия на оркестр, это позволяло ему достигать поразительных эффектов оркестрового звучания. Маэстро первой задачей считал эмоциональное воздействие музицирования на исполнителей и, как результат, на слушателя. Как отмечали современники, трактовки его были величавы и как бы развернуты в пространстве, напоены мужественной энергией.

В 1904 году яркий скрипач, ученик С.И. Танеева и М.М. Ипполитова-Иванова, Константин Соломонович Сараджев (1877-1954) отправился в Лейпциг для занятий с А. Никишем. Выдающийся дирижер высоко ценил способности своего ученика, приехавшего из России. Профессор Г. Тигранов замечал, что под руководством Никиша Сараджев выработал отличную дирижерскую технику - тот выразительный, четкий и пластически ясный жест, то умение подчинять оркестр своим художественным целям, которые, совершенствуясь и обогащаясь, впоследствии легли в основу его собственного исполнительского стиля. По возвращении в Москву Сараджев с удивительной энергией отдался разносторонней музыкальной деятельности, начав в 1908 году свою дирижерскую карьеру, и с уникальной быстротой осваивал сложнейшие партитуры. Так, по свидетельству Г. Конюса, за четыре месяца 1910 года Сараджев продирижировал 31 концертом. В программы вошло около 50 крупных оркестровых сочинений и 75 более мелких. При этом многие из них прозвучали впервые. Сараджев представил на суд русских слушателей новые произведения К. Дебюсси, И. Стравинского, С. Прокофьева, М. Равеля, Н. Мясковского и других авторов. «Вечера современной музыки», основанные им совместно с музыкальным критиком В. Держановским, сыграли громадную роль в развитии культурной жизни Москвы. По его инициативе в Московской консерватории открылся дирижерский факультет. И ученик, и учитель считали воспроизведение вторым творением и могли представить прекрасным сочинение посредственное [3], придав ему оттенки собственного изобретения; даже в творении великого композитора они находили эффекты либо забытые, либо не предполагаемые сочинителем. Анализируя выступления Никиша и Сараджева, Ц. Кюи отмечает допущенные обоими отступления от партитуры, но признает, что, даже не соглашаясь с ними, «нельзя отнестись иначе как с величайшим интересом и уважением ко всем проявлениям индивидуальности великого артиста» [2].

Создание советской дирижерской школы - во многом заслуга Сараджева.

С 1935 года Сараджев жил в Ереване и внес значительный вклад в развитие армянской музыкальной культуры. Руководитель и главный дирижер Ереванского театра оперы и балета (1935-1940), он в то же время был одним из организаторов, а затем и художественным руководителем Армянской филармонии; с 1936 года маститый музыкант - директор Ереванской консерватории. Он воспитал плеяду молодых музыкантов, среди которых Б. Хайкин, М. Паверман, Л. Гинзбург, С. Горчаков, Г. Будагян и др. [1: 94].

Марк Израйлевич Паверман (1907-1993) - лауреат Первого Всесоюзного конкурса дирижеров (1938 г.). Наряду с другими победителями - Евгением Мравинским, Александром Мелик-Пашаевым, Натаном Рахлиным и Константином Ивановым - он входит в когорту отечественных дирижеров, занявших впоследствии ведущее место в музыкальном искусстве страны.

М. Паверман изучал теоретико-композиторские дисциплины в Одесской консерватории, одновременно овладев игрой на ударных инструментах и скрипке. Решив посвятить себя дирижированию, Марк Израилевич в 1925 г. поступает в Московскую консерваторию, в класс дирижирования профессора Константина Соломоновича Сараджева. После окончания консерватории в 1930 г. в двадцатитрехлетнем возрасте проходит конкурс в Московскую филармонию, а затем работает дирижером Всесоюзного радио.

В середине тридцатых годов случай привел М. Павермана в Свердловск, где он основал симфонический оркестр вновь созданной Свердловской филармонии. Вся его дальнейшая жизнь была связана преимущественно с музыкальной культурой Урала. За 50 лет творческой деятельности Марк Израилевич блестяще проявил себя в различных сферах, связанных с музыкальным искусством. Прежде всего, это организация и воспитание высококлассного симфонического оркестра. Симфонический оркестр, наряду с оперным театром, стал благодаря ему визитной карточкой города и всего Урала. Во многом благодаря оркестру и лично Паверману Свердловск стал городом высокой культуры, крупнейшей единицей на музыкальной карте страны.

За пультом филармонического оркестра, который, благодаря талантливому дирижеру, отличался высоким классом исполнения, можно было увидеть приезжавших в город выдающихся дирижеров-гастролеров: Николая Голованова, Оскара Фрида, Георга Себастьяна, Курта Зандерлинга, Геннадия Рождественского, Евгения Светланова и других.

Среди студентов класса М. Павермана - Е. Колобов, В. Васильев и Г. Оганезов.

Оганезов Гаррий Минеевеч (1937-2010), Заслуженный артист России, профессор Воронежской Академии искусств, работал как дирижер со многими симфоническими оркестрами России и Украины: Свердловским, Киевским, Одесским, Томским, Липецким и др.

Исполнение Оганезовым отличалось выразительностью, четкостью, возвышенной одухотворенностью. Его умение заражать оркестр своей любовью к исполняемому сочинению, энциклопедическая образованность, верность своему ремеслу, высочайшая дисциплина и бескорыстие, широчайшие познания в сфере исполнительства, теории музыки - достойным пример для всех музыкантов. Его нельзя отнести к типу ушедшего в прошлое «просвещенного академизма», когда требовалось «исполнять верно», иногда все же подчиняя композитора своей творческой воле. В его трактовках хозяйка - музыка, а не дирижерский деспотизм. Оганезов-дирижер всегда спокоен и свободен от излишних движений, хладнокровен и в то же время очень строг. Он не пытался привлечь к себе внимание, но чувствовалось, что большой оркестр, подобно инструменту в руках умелого мастера, полностью подчиняется своему руководителю, бесконечно доверяя ему в выборе пути интерпретации, потому что этот путь логичен и всегда убедителен. В интервью Гаррий Оганезов говорил: «Перед исполнителем всегда стоит сложная неоднозначная задача: выявить основное зерно идеи композитора и ярко, точно донести до слушателя, поразив его душу». Будучи профессиональным инструменталистом (он окончил консерваторию как кларнетист и как скрипач), Гаррий Минеевич всегда требовал от оркестрантов безукоризненного звучания и обладал очень гибким чувством темпа, формы, тембровым чутьем, а главное - являлся примером харизматичной личности.

Оркестр под руководством Г.М. Оганезова постоянно исполнял музыку современных советских композиторов. Получив приглашение Козенина Владислава Игоревича принять участие в Московском фестивале современной музыки «Московский форум»(2010), оркестр выступал уже без своего маэстро. Гаррий Минеевич был первым исполнителем многих произведений композиторов Воронежа и Липецка. Большой вклад Г.М. Оганезов внес в культурную жизнь города, давая возможность исполнить конкурсные и концертные программы с симфоническим оркестром молодым дарованиям - инструменталистам и вокалистам, причем оркестр под его руководством аккомпанировал блестяще, бережно сохраняя трактовку солиста, что называется «как хороший рояль». В сопровождении Липецкого симфонического оркестра звучала блистательная игра легендарных исполнителей-инструменталистов мирового масштаба, таких как Виктор Третьяков, Николай Петров, Юрий Розум, Анастасия Чеботарева, Ирина Бочкова, Дмитрий Алексеев, Элисо Вирсаладзе, Валерий Ворона, Александр Князев, Максим Венгеров и др. Время, когда Липецкий симфонический оркестр возглавлял Г.М. Оганезов, без преувеличения можно назвать «золотым веком» классической музыки в Липецке.

В разное время им были подготовлены и исполнены масштабные произведения для хора и симфонического оркестра: «Высокая Месса» И.С. Баха; «Реквием» Моцарта, Девятая симфония Бетховена.

Дирижерское искусство Оганезова было чуждо внешним эффектам. Оно отличалось благородством, вдохновением, искренностью, всегда покоряло возвышенностью, ощущением красоты, являя целью своей наиболее точное выражение авторского замысла. Вместе с тем всем без исключения концертам Оганезова было свойственно удивительное, стабильное, никогда не изменяющее мастерство.

С 1987 г. Г.М. Оганезов совмещал исполнительскую деятельность с педагогической. Переехав в Воронеж и работая на кафедре оркестрового дирижирования в Воронежской академии искусств, он создал студенческий камерный оркестр. Время существования оркестра в академии выпускники вспоминают как самое счастливое для них как для музыкантов. Студенты-дирижеры его класса (В.В. Бакшеев, В.Ю. Селиванов) работали с Липецким симфоническим оркестром в разное время. Аспиранты класса Оганезова и сегодня дирижируют симфоническими оркестрами Черноземья (Е. Алешников, Ю. Меркулов).

В своей методике обучения в его классе он всегда исходил из того реального факта, что каждый студент является уже сложившейся личностью, и выбор программы, в той же мере, как и манеры дирижирования, доверялся студенту. Строго требуя выполнения основ исполнительства - грамотного анализа формы, структуры произведения, мотивной работы, темпа как залога исполнительского успеха, знания эпохи создания конкретной музыки, эпистолярного наследия композиторов, исполнительских традиций, различия интерпретаций, Оганезов принимал любую студенческую трактовку, если она убедительна, звучит в унисон с авторским замыслом, тщательно продумана и обоснована. Помимо анализа формы он проводил со студентами духовно-нравственный анализ музыки, который, по мнению В.В. Медушевского, на уроках призван непрестанно возвращать музыке ее возвышенную красоту - через воспитание музыкального слуха как органа поиска такой неземной красоты [4].

Актерский постулат «Не играйте текст, играйте подтекст» являлся одним из основных его требований. «Студент отвечает на два вопроса, первый - «что» он исполняет, а второй, вытекающий из первого, «как» он это собирается делать», - любил повторять Гаррий Минеевич. Благодаря этому исполнение студентов Оганезова отличается яркой эмоциональностью, убедительностью и созданием специфической атмосферы того «высокого», что несет в себе музыка как средство поддержания великой, по выражению В.В. Медушевского, «ревности» жизни. Беглость пальцев и ловкость рук есть явление необходимое, но отнюдь не достаточное для успешного исполнения, ибо при отсутствии духовного света красоты техника как ремесло являет собой банальность и пошлость.

Благодаря преемственности педагогических традиций, немало общего роднит между собой этих четырех выдающихся исполнителей. В их обширном репертуаре центральное место принадлежит русской музыке, в центре их творческого внимания - основная идея композитора, влияющая на слушателя через исполнителя. А педагогическая деятельность Никиша, Сараджева, Павермана и Оганезова доказывала полтора столетия, что искусство дает необходимое знание, как и наука, и не является иллюстрацией и забавой. Дирижером становятся, постигнув это. Взмах дирижера - простой, ясный, красивый - несомненно, инструмент для управления оркестром. Однако настоящего дирижера определяет воля, харизма, внутренняя энергия - то, что принадлежит к иррациональной сфере, а также образное состояние и ощущение музыки, искреннее увлечение ею.

Передаваемые знания и умения, безусловно, обогащают наследователя опытом учителя, но только индивидуальность делает его неповторяемым, делает его творцом.

Рецензенты:

Девуцкий В.Э., доктор искусствоведения, профессор кафедры теории музыки Воронежской государственной академии искусств, г. Воронеж.

Петелин А.С., д.п.н., профессор, заведующий кафедрой теории, истории музыки и музыкальных инструментов ГОУ ВПО Воронежского государственного педагогического университета, г. Воронеж.


Библиографическая ссылка

Новикова В.В. РОЛЬ ПРЕЕМСТВЕННОСТИ МУЗЫКАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ТРАДИЦИЙ В СТАНОВЛЕНИИ ДИРИЖЁРСКОЙ ШКОЛЫ // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 1. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=12235 (дата обращения: 22.06.2024).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1,674