Сетевое издание
Современные проблемы науки и образования
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

ОРГАНИЗАЦИЯ РАБОТЫ ОРГАНОВ ГОРОДСКОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В СИБИРИ В СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ СФЕРЕ В ПЕРИОД СОЦИАЛЬНЫХ КАТАКЛИЗМОВ (ФЕВРАЛЬ 1917 Г. – ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА 1918 Г. )

Чудаков О.В. 1
1 ФГБОУ ВПО «Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского Министерства образования и науки России»
Рассматриваются основные направления деятельности органов городского самоуправления в Сибири в социально-культурной сфере в период социальных катаклизмов (февраль 1917 г. – первая половина 1918 г.). Представлена политика органов местной власти в сфере здравоохранения, образования, культу-ры, организации досуга населения. На базе мобилизованного конкретно-исторического материала пред-ставлены основные противоречия «старых» и новых органов городской власти по вопросам развития здравоохранения, определены факторы, влиявшие на реализацию политики городских властей в этой сфере деятельности. Тенденцией этого времени являлось продолжающееся финансирование социально-культурной сферы по «остаточному принципу», а отчасти и совершенное отсутствие финансовых средств на эти цели. Показана роль общественных организаций в оказании помощи органам городского само-управления в области социально-культурной деятельности в рамках создаваемых ими культурных сек-ций, отделов, а также проводимых мероприятий.
1917-1918 гг.
социальные катаклизмы
Сибирь
социально-культурная деятельность
органы городского самоуправления
1. Бабикова Е.Н. Двоевластие в Сибири. – Томск : Изд-во Томск. ун-та, 1980. – 159 с.
2. Гидлевский К., Сафьянов М., Трегубенков К. Минусинская коммуна. 1917-1918 гг. Из ис-тории Октябрьской революции в Сибири. – М.-Л. : Соцэкгиз, 1934. – 296 с.
3. Государственное учреждение Тюменской области Государственный архив в г. Тобольске. – Ф. И-152. – Оп. 50. – Д. 18.
4. Государственное учреждение Тюменской области Государственный архив в г. Тобольске. – Ф. И-152. – Оп. 50. – Д. 21.
5. Государственное учреждение Тюменской области Государственный архив в г. Тобольске. – Ф. И-152. – Оп. 50. – Д. 22.
6. Государственное учреждение Тюменской области Государственный архив в г. Тобольске. – Ф. И-152. – Оп. 50. – Д. 24.
7. Государственное учреждение Тюменской области Государственный архив в г. Тобольске. – Ф. И-193. – Оп. 2. – Д. 1.
8. Государственное учреждение Тюменской области Государственный архив в г. Тобольске. – Ф. И-722. – Оп. 1. – Д. 52.
9. Государственный архив Иркутской области. – Ф. 70. – Оп. 4. – Д. 545.
10. Государственный архив Курганской области. – Ф. Р-852. – Оп. 1. – Д. 2.
11. Государственный архив Новосибирской области. – Ф. Д-97. – Оп. 1. – Д. 253.
12. Государственный архив Российской Федерации. – Ф. 1788. – Оп. 2. – Д. 200.
13. Государственный архив Томской области. – Ф. Р-180. – Оп. 1. – Д. 72.
14. Дмитриенко Н.М., Черняк Э.И. Образование и культура в Томске в годы революции и Гражданской войны // Современное историческое сибиреведение XVII-начала XX вв. / под ред. Ю.М. Гончарова. – Барнаул, 2005. – С. 351-366 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://new.hist.asu.ru/biblio/skubnevski/Dmitrienko.html (дата доступа: 26.12.2007).
15. Знамя революции. – 1917. – 26 нояб.
16. Иркутская летопись 1661-1940 гг. / сост. Ю.П. Колмаков. – Иркутск : Оттиск, 2003. – 848 с.
17. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1902-1924 гг. – Иркутск : Восточно-Сибирское кн. изд-во, 1994. – 560 с.
18. Семенова К.А. Реформирование системы здравоохранения в Томске в 1917 г. // Актуаль-ные вопросы истории Сибири. Пятые научные чтения памяти профессора А.П. Бородавкина. – Барнаул, 2005. – С. 66-68 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://new.hist.asu.ru/biblio/ borod5/got/29.html (дата доступа: 19.02.2007).
19. Сибирская жизнь. – 1917. – 20 окт.
20. Сибирская жизнь. – 1917. – 23 мая.
21. Смирнов Н.П. Советская власть в борьбе за учительство в ноябре-декабре 1917 г. // Рабо-чий класс России, его союзники и политические противники в 1917 г. : сб. научных трудов. – Л., 1989. – С. 237-249.
22. Соскин В.Л. Очерки истории культуры Сибири в годы революции и гражданской войны. – Новосибирск : Наука, 1965. – 282 с.
23. Устинов А.Н. Победа Советов на юге Енисейской губернии (1917-1920 гг.) // Ученые за-писки АГПИ. – Абакан : Хакас. кн. изд-во, 1956. – Вып. 2. – С. 39-74.
24. Центр хранения Архивного фонда Алтайского края. – Ф. 51. – Оп. 2. – Д. 39.
25. Центр хранения Архивного фонда Алтайского края. – Ф. 51. – Оп. 2. – Д. 7.

Революционные события 1917 г. стали стимулом для развития деятельности городов в сфере здравоохранения. Февральская революция привела к обострению старых проблем, вызванных тяготами военного времени, а также поставила новые вопросы, которые ранее не обсуждались, но теперь потребовали осмысления. Важнейшим стал вопрос об организации управления медико-лечебным делом. При Временном правительстве был создан Центральный врачебно-санитарный совет, на местах создавались губернские и уездные советы.

Февральская революция ознаменовалась более широким, чем имело место раньше, привлечением к делу управления сферой здравоохранения широких общественных сил. Пришедшие в городские управления в 1917 г. общественные деятели занялись разработкой широкого списка мер в деле развития в городах сферы медицины. За первые несколько месяцев существования демократических дум каких-то очевидных достижений новые гласные добиться не успели, сильно мешала нехватка финансовых средств. Но именно в 1917 г. в практической деятельности городов в сфере здравоохранения были приняты такие принципы, как всеобщность, бесплатность, доступность. Нужды медицины стали рассматриваться не как сфера благотворительности и бюджетного финансирования «по остаточному принципу», а как важнейшие общие функции муниципалитетов и государства.

При Томском комитете общественного порядка и безопасности был создан временный отдел здравоохранения. В мае 1917 г. во время реорганизации органов городского самоуправления этот отдел был передан исполнительному комитету Томского городского народного собрания. Кроме того, была проведена реорганизация Врачебно-санитарного совета Томска, возникшего еще до революции, в состав которого вошли все врачи города, представители младшего медицинского персонала и больничной прислуги, представители городского народного собрания, некоторых других ведомств, инженеры и архитекторы. Сам Врачебно-санитарный совет был поделен на секции и получил собственный бюджет [20].

Наряду с успехами в сфере городской медицины были и недостатки. В межреволюционный период большой проблемой для городских властей стала нехватка денежных средств не только на содержание медицинских учреждений, но и на оплату работы персонала. Как следствие, в это время неоднократно медицинским персоналом поднимался вопрос о повышении платы за лечение. В частности, в Томске городскими властями было решено повысить плату для состоятельных горожан, служащих коммерческих и общественных организаций, обращавшихся за медицинской помощью. Бедные больные лечились бесплатно, для малообеспеченных граждан предполагалась скидки [18]. Вследствие крайне тяжелого материального положения Кузнецовской больницы с 5 января 1918 г. губернская по земским делам комиссия приняла решение сократить число коек более чем наполовину. Медико-санитарное бюро, в свою очередь, предложило оставить 50 инфекционных кроватей для горожан и 10 мест для рожениц за счет города [9]. Таким образом, во время революции 1917 г. в сфере здравоохранения наблюдались, прежде всего, организационные перемены, связанные с демократизацией управления медико-лечебной частью.

Изменения политической конъюнктуры не препятствовали оживлению в сфере культуры и образования. Этому способствовали и некоторые правительственные постановления, направленные на совершенствование управления учебными заведениями, улучшение их материального обеспечения [14]. В сфере развития народного просвещения городские самоуправления в Сибири столкнулись с целым рядом проблем: некоторые учебные заведения в годы войны лишились своих помещений; часть из них работала в 2-3 смены; не хватало квалифицированных педагогов, средств, литературы, мебели и др. Несмотря на это, число школьных комплектов и учащихся в ряде сибирских городов, по данным источников, стабильно росло, что, как полагаем, было связано с большим наплывом беженцев и, как следствие, притоком детей в школы. Учебная сеть в Тюмени, например, в это время пополнилась двумя мусульманскими и одной еврейской школами, а также колмогоровским училищем, перешедшим в ведение города. Местные власти занимались также развитием внешкольного образования, музейного и библиотечного дела. Интересно, что в Тюмени действовала организация бойскаутов, которая занималась разбивкой скаут­парков и имела свой огород [13].

После Февральской революции большевики в Томской городской думе сумели добиться увеличения ассигнований на содержание городских школ, что соответствовало интересам и учащихся, и учительства [15]. В течение 1917-1918 гг. в Томске было открыто несколько новых начальных школ, вечерние народные классы для взрослых, 4 женские гимназии (две городские, за счет разукрупнения ранее работавших, а также частная гимназия Ю.И. Скулимовской и гимназия для детей беженцев). Всего в рассматриваемый период в городе действовало более 80 общеобразовательных учебных заведений [19]. По состоянию на май 1917 г. в учебных заведениях Иркутска обучалось 15 842 человека, но и этих заведений не хватало [16]. Поэтому 15 мая 1917 г. Общество самообразования открыло бесплатную школу в Рабочей слободе на 30 учащихся [17].

В городском бюджете Новониколаевска на 1917 г. на образование было выделено около 200 тыс. руб., но на самом деле расходы предполагались больше: на содержание городских и министерских начальных школ и запасных учителей приготовительных классов требовалось 228 600 руб., на пособия учебным заведениям, содержащимся за счет частных и общественных средств - 45 900 руб., на содержание казенных учебных заведений - 16 тыс. руб. и т.д. [11].

Заведующая отделом по народному образовании, член барнаульской городской управы С.А. Спекторская на заседании городской думы 2 октября 1917 г. докладывала, что в результате заполнения всех первых отделений начальных училищ города «за бортом школ» оказалось 103 человека, поэтому необходимо открыть два новых комплекта для размещения в них детей. Городская дума одобрила это решение и выделила 855 руб., несмотря на то, что гласные думы еще 18 сентября 1917 г. приняли решение продолжать содержать три параллели, открытые в 1916 г. при мужском и женских училищах, а также открыть с 1 октября 1917 г. три параллели при тех же училищах [24]. Средства в сумме 5053 руб. дума решила позаимствовать в местном городском Общественном банке [25]. К тому же городская дума приняла на содержание города церковно-приходские школы [25]. В сентябре 1917 г. в Иркутске начали упразднять церковные школы, которые переходили в ведение Министерства народного просвещения, чему способствовал циркуляр Временного правительства от 19 августа 1917 г. об упразднении церковных школ [17].

На заседании Курганской городской думы 7 июня 1917 г. попечительский совет Александровской женской гимназии предложил в 1917-1918 учебном году открыть параллели при пятом классе гимназии, в который будет переведено 92 ученицы. Дело в том, что при двойном составе классов гимназия была не в состоянии обслуживать потребности населения. Городская дума постановила направить ходатайство в Министерство внутренних дел об открытии второй казенной женской гимназии [5]. В августе 1917 г. гласные думы приняли решение о необходимости открыть смешанное (для мальчиков и девочек) высшее начальное училище, в связи с тем что более 100 детей не могли продолжить получать образование в новом учебном году [8].

Городской голова Тары на заседании городской думы 28 мая 1917 г. ходатайствовал о немедленном открытии в городе мужской гимназии с четырьмя старшими классами. Гласные приняли решение первый год содержать ее на средства города и ходатайствовать перед Министерством народного просвещения об открытии в Таре с 1917-1918 учебного года первого класса мужской четырехклассной гимназии за счет средств казны [6].

Параллельно деятельности органов городского самоуправления действовали Советы, которые также пытались участвовать в социально-культурной жизни города. В частности, при Исполнительных комитетах Омского Совета рабочих и солдатских депутатов и Томского Совета солдатских депутатов были образованы школьные комиссии, в ведении которых находились общеобразовательные солдатские школы [1]. На заседании Минусинского Совета 8 марта 1918 г. был создан отдел по народному образованию в составе 3 человек под руководством большевика Н.П. Непомнящего, который реализовывал государственную политику по строительству советской школы [2]. Почти при всех Советах существовали пропагандистские секции или комиссии, редакционные коллегии, культурно-массовые или клубные комиссии.

В ходе установления советской власти новые органы власти первым делом стали уделять внимание преобразованиям в сфере культуры и народного образования. 29 октября 1917 г. в совместном воззвании Народного комиссариата просвещения и Государственной комиссии по народному образованию отмечалась необходимость в кратчайший срок добиться «всеобщей грамотности путем организации сети школ, отвечающих требованиям современной педагогики, и введения всеобщего обязательного и бесплатного обучения» [21]. Однако вначале Советы стали осуществлять лишь меры, направленные на разрушение старой школы. Как отмечал исследователь Н.П. Смирнов, «с легкой руки Наркомпроса в печати все чаще появлялись публикации, призывающие к реформированию старой школы, отмене оценок, сокращению либо полному запрещению ряда предметов школьной программы. Кавалеристская атака на школу... только увеличила пропасть между колеблющимся учительством и советской властью» [21]. В то же время, по мнению сибирского историка В.Л. Соскина, «ликвидация учебных округов, упразднение должностей попечителей, директоров, инспекторов и т.п. не встретило какого-либо видимого сопротивления и проходило в атмосфере одобрения со стороны подавляющего большинства учительства» [22].

Советские органы власти продолжили политику Временного правительства по переводу церковно-приходских школ в светские образовательные учреждения. Например, в Минусинском уезде все церковно-приходские школы перешли в ведение отдела народного образования. Все священники, занимавшие должности заведующих школ и законоучителей, отстранялись от работы в школах. Из учебного плана школ исключался Закон Божий, запрещалось преподавание религиозных учений и совершение богослужений и обрядов [23]. Все эти и другие мероприятия Советов вызвали сопротивление со стороны городского учительства, особенно городского. Руководство Минусинского учительского союза после установления власти Советов объявило забастовку и проводило саботаж. В ответ на это Минусинский Совет в начале 1918 г. при открытии 7 новых школ уволил учителей-саботажников и пригласил для преподавания революционно настроенных студентов и других грамотных людей [2].

Не последнее место в деятельности органов городского самоуправления занимало внешкольное образование. 16 октября 1917 г. Барнаульская городская дума, рассматривая вопрос о развитии библиотек в городе, приняла решение о предоставлении городской управе аванса на покупку книг городской публичной библиотеке в сумме 5 тыс. руб. [24]. В Иркутске 14 января 1918 г. был открыт Народный дом для граждан Знаменского предместья и Рабочей слободы, в котором проводились основные культурно-просветительные мероприятия [17]. Вообще, в 1917 г. культурная работа носила политический характер, а агитационно-пропагандистская деятельность способствовала культурному развитию масс. В это же время происходит постепенное расширение системы средств массовой информации и пропаганды. В частности, большое значение приобретали митинги и собрания, на которых можно было открыто излагать свои взгляды.

Попечитель Западно-Сибирского учебного округа на заседании Туринского собрания уполномоченных 2 марта 1917 г. просил городское управление оказать материальное содействие в приобретении в школу кинематографа в качестве учебно-воспитательного пособия. Но из-за отсутствия кворума уполномоченных и в дальнейшем финансовых средств эта просьба не была удовлетворена [3]. В Таре педагогический совет женской гимназии в марте 1917 г. также просил финансовой помощи у городского самоуправления на покупку кинематографа, но просьба была отклонена [6]. 21 апреля 1917 г. Тарская городская дума, рассмотрев на своем заседании предложение А.А. Миллионщикова о приобретении у него кинематографа, типографии и всего недвижимого имущества Корикова-Михайлова для культурно-просветительных целей, вынуждена была отказать «...в силу отсутствия у нее финансовых средств» [6].

В рамках продолжающейся борьбы с пьянством Тобольский губернский комитет попечительства о народной трезвости на заседании 6 мая 1917 г. принял решение передать дело борьбы с пьянством Курганскому обществу «Народный дом». В Кургане существовала в это время чайная-столовая и при ней библиотека уездного комитета [7]. На заседании Курганской городской думы 10 октября 1917 г. было принято решение Комиссии по народному образованию о необходимости немедленной организации курсов грамоты для взрослых с трехмесячной программой обучения, выделив 1 тыс. руб. [10]. Необходимо отметить, что уже к началу ноября записалось более 50 человек [8].

Тобольская городская дума на заседании 16 мая 1917 г., заслушав предложение Тобольского общества внешкольного образования по вопросу открытия на летние месяцы детской площадки, постановила предоставить обществу площадку городского сквера с закрытым павильоном «для организации детских подвижных игр и работ» и выделить на ее организацию из городских средств 200 руб. [4].

Таким образом, сильнейшая политизация общества, обострение межпартийной и межклассовой борьбы за власть, смена правящих режимов в Сибири - все это не могло способствовать плодотворной деятельности органов городского самоуправления. На местах хорошо понимали, что основная проблема заключается в разрухе, которая царит в самой государственной системе. Между тем попытка общества объединить свои усилия, помимо государства, встречало решительное противодействие. Лейтмотивом звучало одно: «Можем сами справиться и ходатайствуем только о том, чтобы нам не мешали» [12].

Рецензенты:

Толочко А.П., д.и.н., профессор кафедры дореволюционной отечественной истории и документоведения, Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского, г. Омск.

Попов Д.И., д.и.н., профессор кафедры истории и теории международных отношений, Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского, г. Омск.


Библиографическая ссылка

Чудаков О.В. ОРГАНИЗАЦИЯ РАБОТЫ ОРГАНОВ ГОРОДСКОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В СИБИРИ В СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ СФЕРЕ В ПЕРИОД СОЦИАЛЬНЫХ КАТАКЛИЗМОВ (ФЕВРАЛЬ 1917 Г. – ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА 1918 Г. ) // Современные проблемы науки и образования. – 2013. – № 6. ;
URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=10960 (дата обращения: 07.12.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074