Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

TRANSFORMATION OF CHINESE BORDER AREA SOCIO-CULTURAL SPACE IN CONTEXT OF CO-DEVELOPMENT WITH RUSSIA

Lyu Ch. 1
1 Transbaikal State University
The Chinese socio-cultural space transformed by several factors (internal and external) influences regional cooperation defined as cross-border cooperation. North-Eastern region of the PRC as a border region is reflected on two levels: the mesolevel – horizontal differentiation of the Chinese socio-cultural space; the second level – harmoniously widening socio-cultural subsystem of PRC. Features of socio-cultural value potential of the border region are related to the specific territorial organization, resource potential, reproduction of regional culture and values. Analysis of PRC development strategies’ regional value power as a component of emerging "powerful cultural state" is of particular relevance. North-Eastern region is aimed at mixing traditional governance standards with innovation management in order to create a self-sufficient region in co-development with Russian border area.
co-development.
governance
values
socio-cultural space
border area
Составным элементом российско-китайских партнерских отношений является сотрудничество между приграничными регионами. Нормализация политических отношений между двумя государствами в конце 1980-х - начале 1990-х гг. создала предпосылки тесного политического, экономического, культурного соразвития на межрегиональном уровне. Решение задач соразвития расширяет возможности России и Китая для тесного и плодотворного трансграничного сотрудничества, формирует полномасштабное развитие приграничных регионов стран, способствует подготовке региональных специалистов-управленцев. Подобное сотрудничество необходимо и для расширения политического и экономического присутствия России и Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе, наиболее динамично развивающемся центре мировой экономики.

Китайское социокультурное пространство постепенно трансформируется под влиянием политики «нового регионализма», которая предусматривает следующие преобразования. Резко возрастает социокультурная интеграция стран в «китайском регионе». Взаимодействие в нём саморазвивающихся обществ и экономик протекает очень активно, эта интеграция является неофициальной и именуется «мягким» регионализмом. Развитие «нового регионализма» способствует формированию и становлению регионального самосознания и региональной идентичности, особенно в Восточной Азии, где пробуждается осознание принадлежности к «китайскому региону». Китайское региональное сотрудничество, определяемое межправительственными документами, расширяет содержание «нового регионализма» и определяет его особенности. Сотрудничество -  ключевая категория в теории китайского «нового регионализма», которая его характеризует. «Новый регионализм» способствует интеграции стран региона АТР [2].

Китайское социокультурное пространство в контексте «нового регионализма» представляется метасистемой, в которой конституируются практические и мыслительные социокультурные образования. Особое место в них отводится культурным архетипам. Культурные архетипы задают социальные способы использования человеком своих способностей, а также прагматически и морально измеряют социальные практики, определяют место человека в общественных структурах, его статус, допустимые формы деятельности в социально-экономической, политической, хозяйственной сферах самого государства. Это фактически означает, что ценности китайской цивилизации и сегодня продолжают играть эффективную управленческую роль, расширяя сознание человека, его социокультурное пространство.

Понимание особенностей ценностно-управленческих практик России и Китая, взаимопонимание является необходимым условием в осуществлении приграничного соразвития. Представляется, что формирование благожелательного отношения к китайским социокультурным ценностям важно для расширения политического, экономического, социокультурного присутствия самой России в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Рассмотрение гармоничного развития приграничного Северо-Восточного региона КНР актуально, в связи с тем, что показывает не только сущность китайских региональных практик, но и позволяет определить управленческую специфику ценностного потенциала «могущественного культурного государства» в данном регионе. Это имеет большое значение как для российского приграничья, так и для России в целом.

Северо-Восточный регион КНР как приграничный стоит рассматривать в двух аспектах: на мезоуровне горизонтальной дифференциации китайского социокультурного пространства и как гармонично расширяющуюся социокультурную подсистему КНР.

В первом аспекте данный регион КНР представляет собой историко-этническую, ландшафтно-географическую, административно-территориальную, экономическую общность, сформировавшуюся естественно-историческим путем, в результате проведения КНР законодательной управленческой политики по выделению этого региона в относительно самостоятельный субъект.

Социокультурное пространство Северо-Востока обладает особенностями ценностного социокультурного потенциала. Они связаны со спецификой территориальной организации (приграничное положение, природно-климатические условия и др.), ресурсного потенциала (преобладание социальных ресурсов над природными и сырьевыми), воспроизводства (перенасыщение отраслями тяжелой промышленности, что сформировало его своеобразную региональную культуру).

В истории китайской цивилизации и ее литературных источниках можно найти множество решений относительно ценностной системы управления социальной реальностью, сводимых к двум основным задачам: кто должен управлять и как следует управлять [3; 7].

Рассуждения Конфуция об управлении и управленческих навыках, представителей школы «законников» и их конкретные формулировки «правильного», «хорошего» управления, Мэн-цзы и его учеников, разрабатывавших принципы «человеколюбивого» управления, а также «мудрого» управления Мо-цзы составили ценностную основу китайской стратегии управления реальностью, продолжившей сегодня свое развитие в трудах современников. Так, в научном сообществе Китая философско-культурологическая рефлексия конфуцианских ценностей, их организующее воздействие на социальную реальность и взаимоотношения с другими социумами в процессе модернизации и реформ концептуально отражалась в трудах Ду Вэймина, Чжан Шаохуа, Ван Синго, Синь Личжоу, Чжан Ливэня и многих других авторов.

Поиск новых стратегий «мирного» развития китайского государства привел ученых к анализу путей соединения трансформирующегося конфуцианского традиционализма с реалиями ХХI в., к созданию обновленной этической системы глобального управления, соответствующей социокультурной политике построения «гармоничного мира». Выработка этой стратегии и создание новой культурной платформы глобализирующего Китая являются объектом исследования: Янь Шаотана, Гао Мина, Чжао Чжидуна, Гао Хуанпина, Е. Таня, Ся Липина, Цзян Сиюаня и др.

Несомненно, вклад в разработку управленческих стратегий гармоничного развития внесли исследования: Ли Чжэнся, Ван Чжэньли, Линь Яньмэя, Ли Эрпина, Кан Шаопана. Так, Ли Цзэхоу, Цзян Ихуа, Ду Вэймин, рассматривая национальный характер конфуцианских ценностей, уделяли особое внимание его сохранению и внешнему глобальному распространению. Использование социокультурных ценностей в управлении как одно из условий глобализации Китая и определения его роли в мировом развитии представляется группами китайских ученых. Причем управление рассматривается как в политическом ключе [4; 8; 9], так и культурном [5; 6].

Ценностные стратегии гармоничного развития учитываются при разработке конкретных практик регионального уровня. Так, Северо-Восточный регион стремится к соединению традиционных норм управления с инновационным преобразованием с целью формирования самодостаточного региона. Новаторский компонент формирования Северо-Восточного региона заключается в развитии и применении институциональных, научно-технических и культурных инноваций. Под институциональными инновациями понимается новая нормативная система эффективного управления социально-экономическим развитием государства с целью достижения его устойчивого и сбалансированного развития, которая предполагает функционирование Северо-Восточного региона как экспериментальной базы внутренней регионализации путем создания общих нормативных документов для четырех провинций о сотрудничестве в различных сферах.

Развитие и применение научно-технических инноваций предполагает формирование единого рынка научно-технических кадров, инноваций и инновационных ресурсов четырех провинций, создание региональных инновационных площадок. Создание единого инновационного поля способствует росту международной конкурентоспособности региона и объединяет, взаимодополняет потенциалы инновационного развития четырех провинций.

Инновационная культура складывается соединением управленческих ценностей китайских культурных традиций и современной, в том числе и регионально, культуры. Культура инноваций направляет развитие у населения региона творческого духа, новаторских идей, корпоративной культуры и др. Инновационная культура выступает как управленческий компонент региональной «мягкой силы», способствующий социально-экономическому развитию региона, популяризации, распространению ценностей китайской культуры в социокультурном пространстве других государств.

Представление Северо-Восточного региона как гармонично расширяющейся и трансформирующейся социокультурной подсистемы КНР соотносится с пониманием инновационного влияния управленческих ценностей региональной культуры на его пространственную организацию. Контактная функция ценностей традиционной культуры Северо-Восточного региона позволяет рассматривать его как динамичную систему в аспекте международного сотрудничества. Приграничное положение определяет Северо-Восток как транзитный регион в расширении ценностей китайского социокультурного пространства, а объектом ценностно-управленческой деятельности региона постепенно становится социокультурное пространство соседних государств.

Возникает новая межгосударственная форма общения, организация жизнедеятельности и ценностного управления реальностью, т.е. социокультурное сотрудничество для решения актуальных проблем, прежде всего приграничных внутренних регионов соседних государств. Пересекая границы национальных административных практик, ценностное социокультурное восприятие друг друга формирует осознание глобальной связанности, взаимозависимости, общих интересов и возможности соразвития.

Анализ региональных практик социокультурной политики китайского государства показывает, что сложившийся китайский трансграничный регионализм активно воздействуют на жизнедеятельность российского приграничья, трансформируя уклад жизни, экономики, образование, культуру и само общественное сознание сотен тысяч людей. Эта новая ситуация требует от разных уровней власти нестандартных, инновационных управленческих решений и подходов, глубокого понимания ценностного потенциала современного Китая. Анализ ценностной мощи скрытых возможностей, существующих в потенции формирующегося «могущественного культурного государства» представляет особую актуальность в связи с возрастающим социокультурным влиянием китайского государства на соседние страны и мировое сообщество в целом. В заключении необходимо отметить, что новая стратегия создания «могущественного культурного государства» направлена не только на различные позитивные для Китая трансформации китайского социокультурного пространства, но и на выработку ценностно-управленческих механизмов, регулирующих эти трансформации[1]. Для процессов соразвития приграничных регионов России и КНР это имеет решающее значение.

Исследование выполнено при поддержке Министерства образования и науки Российской Федерации, соглашение 14.B37.21.0977.

Рецензенты:

Фомина Марина Николаевна, доктор философских наук, профессор, проректор по инновационному образованию ФГБОУ ВПО «Забайкальский государственный университет», г. Чита.

Абрамова Наталья Андреевна, доктор философских наук, профессор, зав. кафедрой востоковедения ФГБОУ ВПО «Забайкальский государственный университет», г. Чита.