Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

THE PROBLEMS OF MORAL UPBRINGING IN THE CONTEXT OF TEENAGERS’ PERCEPTION OF PHYSICAL CHANGES OF GROWING UP

Devyatykh S.Y. 1
1 Vitebsk State Medical University, Vitebsk, Belarus
Moral and sex education is regarded as a socially organized process for exteriorization by the students of the familial values of culture providing the development and self-development of their psycho sexual spheres as the subjects of relations between the sexes in harmony with social values and the sexual education as one of its tools to shape the students understanding of morality in the sphere of sexuality through learning about the anatomy and physiology of the human reproductive system. It is shown the puberty to be the central process of psycho physiological process of the teenager and youthful age. The adolescents are generally unprepared to perception of physiological changes in this age. It is offered to target the moral and sex education at younger ages, because the older teens have a basically formed orientation in the field of gender relations, and further modification in the direction of greater social acceptability is very problematic.
moral and sex education
teenagers
puberty
gender socialization
Исследования последних десятилетий обращают внимание на то, что новые поколения испытывают определенные трудности с воспроизводством семейного образа жизни. Обсуждая наиболее острые проблемы современной семьи, обычно указывают на ее структурную неустойчивость, ценностно-нормативную девиантность и некоторые другие, проявляющиеся в малодетности, росте числа разводов, появлении внесемейного родительства, социального сиротства и сиротской старости. Отмеченные особенности функционирования семьи на современном этапе ее социокультурной эволюции М. С. Медков [10] связывает с нарушением традиционной последовательности брачного, репродуктивного и эротического поведения, отражающего разрушение традиционной нормы добрачного целомудрия. В этой связи организация и осуществление эффективных педагогических воздействий  на подрастающее поколение с целью формирования устойчивых ориентаций на ценности семьи, супружества и родительства приобретают большую социальную значимость. Полагаем, что решению этих задач в определенной мере могло бы способствовать введение семьеведческого курса, подобного «Этике и психологии семейной жизни», преподававшегося в советской школе 1980-х годов и отмененного в начале 1990-х.

Негативные явления в функционировании семьи побудили Министерство образования Российской Федерации в конце 1996 года инициировать обсуждение проекта полового воспитания школьников, вокруг которого развернулась острая дискуссия. Все участники дискуссии единодушно признавали рост негативных явлений в сфере сексуального поведения молодежи, однако предлагали различные пути их преодоления. Одни выступали за перенос на отечественную почву опыта сексуального просвещения некоторых западноевропейских стран, делая упор на профилактику подростковых абортов, формирование у молодых людей навыков контрацептивного и самосохранительного сексуального поведения. Другие полагали, что целью полового воспитания должно стать формирование у детей и подростков ориентаций на семью и родительство, и отмечали, что секс-просвет не спасет от лавины разводов. Итогом дискуссии стало закрытие программы, снятие с нее статуса министерской [9].

Много позже (2004), обсуждая итоги очередной дискуссии «по половому вопросу», Н. Ю. Масолкина [7] (к слову, сама принимавшая в ней участие) отмечала, что проблема школьного полового воспитания в очередной раз оказалась нерешенной.

Подводя своеобразные итоги, она выделила несколько «проблемных зон», не разрешенных до сих пор:

  • понятийный аппарат. Что является целью разработчиков программ - половое воспитание или сексуальное просвещение? В газетных публикациях произошло смешение этих понятий, вместе с тем, от точности трактовки зависит стратегия и тактика решения проблемы;
  • возрастной параметр. Если речь идет о половом просвещении, то обращение к младшим школьникам выглядит проблематичным, однако, если речь идет о половом воспитании, то проблематичным становится запоздалое обращение только к подросткам;
  • ведущий социальный институт: семья, школа, учреждения здравоохранения. Осуществление какой-либо программы возможно только тогда, когда продуман вопрос о личностно-профессиональном статусе специалиста-практика, что, с необходимостью, предполагает и его специальную подготовку.

Подростковый возраст, совпадающий с началом полового созревания, традиционно рассматривается как один из «трудных» возрастов человеческого взросления.

Половое созревание - центральный психофизиологический процесс подросткового и юношеского возраста. Строго говоря, пубертат начинается с повышения уровня гормонов и проявлений этого повышения, таких, как постепенное увеличение яичников у девочек и мужских половых желез - семенников - у мальчиков. Но поскольку эти изменения не доступны для наблюдения, началом пубертата, как правило, считают появление волос на лобке и увеличение груди у девочек, а также увеличение размеров пениса и яичек у мальчиков.

Нередко пубертат отождествляют с созреванием половых желез - гонадархе, считая его главным функциональным признаком менархе (начало регулярных менструаций у девочек) и эякулярхе (начало эякуляций, первого семяизвержения у мальчиков). Вместе с тем, первая менструация у девочек и первое семяизвержение у мальчика представляют собой лишь начальные проявления функционирования репродуктивной системы. Полноценное воспроизводство потомства возможно лишь при достижении не только биологической, но и психологической (становление сексуального влечения и его избирательность), и поведенческой (умение контролировать сексуальные импульсы и направлять их на социально одобряемые цели) зрелости [5].

Менархе - это уникальное событие, веха на пути физиологической зрелости. Первая менструация наступает внезапно, без видимого предупреждения, заявляя о себе кровянистыми выделениями из влагалища. Обычно менархе является для девушек запоминающимся событием, однако только те из них, которые были плохо подготовлены или у которых менструации начались слишком рано, описывают их как травмирующее или негативное событие. Первая эякуляция у мальчиков обычно может наступить во время мастурбации или во сне [8].

Характеристики восприятия подростками физиологических изменений пубертата изучалось по результатам ретроспективного опроса юношей и девушек 1985/1989 годов рождения, студентов вузов, учащихся ссузов, профессиональных училищ и общеобразовательных школ. Выборка пропорционально-квотная по полу и по возрасту общим объемом 1000 человек. Использовался метод анонимного бланкового опроса в режиме самозаполнения.

Было установлено, что средний возраст менархе составил 13,16±0,59 лет, а ойгархе - 13,45±0,75 лет. Анализ полученных данных (использовался критерий Манна - Уитни) показал, что девушки были лучше, чем юноши (p<0,00), информированы и подготовлены к восприятию физиологических изменений пубертата (см. таблицу 1).

Таблица 1 Готовность к подростков к восприятию физиологических изменений пубертата, в %

Уровень готовности

Юноши

Девушки

К появлению изменений готов (а) не был (а), совсем ничего о них не знал (а)

34,0

5,6

Знал (а) о происходящих изменениях только в общих чертах

47,0

37,6

Знал (а)об изменениях и был (а) к ним готов (а)

19,0

56,8

Объем выборки, n =

500

500

Так, более половины девочек знали о менструациях и были готовы к их появлению (среди мальчиков, о поллюциях - только каждый пятый), тогда как треть мальчиков ничего не знала о поллюциях (среди девочек, о менструациях - только единицы).

Использование коэффициента связи для порядковых данных «гамма» Гудмена -Краскела позволило выявить, что у мальчиков уровень готовности к восприятию физиологических изменений пубертата не был связан с возрастом его наступления; у девочек была обнаружена статистически значимая связь (p<0,05) между уровнем готовности к восприятию изменений пубертата и возрастом их наступления: чем раньше наступало менархе, тем в меньшей степени девочки были подготовлены к восприятию тех физиологических изменений, которые с ней происходили.

В современных социокультурных условиях дети очень рано приобщаются к информации по вопросам отношения полов и сексуальности, причем в детской и подростковой среде циркулируют сведения не только о соционормативных ее проявлениях, но и об альтернативных формах удовлетворения полового влечения и половых извращениях [2].

Полученные данные (см. табл. 1) позволяют заключить, что общество (в лице семейного окружения, родителей) в большей степени заботится о половом информировании девочек, чем мальчиков, что в целом согласуется с традиционным подходом к социализации новых поколений в сфере отношений полов [10].

Таблица 2 Источники информирования подростков по вопросам физиологических изменений периода пубертата, в %

Источник информации

Юноши

Девушки

р <

Мать

2,4

68,0

0,000

Отец

3,0

0,2

0,000

Телевизор / Интернет

6,2

1,4

0,000

Взрослый родственник

2,6

2,4

0,840

Друг/ Подруга

24,4

9,2

0,000

Сиблинг

5,8

5,2

0,674

Педагог

5,0

2,0

0,010

Врач

2,4

1,6

0,366

Книги, журналы

24,8

6,8

0,000

Догадался сам / Догадалась сама

28,0

3,4

0,000

Так, наиболее важными источниками информации по вопросам физиологических изменений пубертата для девушек становится мать (для двух их трех опрошенных), тогда как мальчики получают эту информацию от сверстников (каждый четвертый), из книг и журналов (каждый третий) или приходят к пониманию происходящего с ними, используя ту информацию, которая циркулирует в их окружении (каждый третий). Заметим, взрослые почти исключены из процесса становления мальчиков как будущих субъектов отношений между полами, как будущих супругов и родителей, поэтому им нередко приходится «изобретать» сексуальность.

Полагаем, что уровень готовности подростков к восприятию физиологических изменений пубертата в целом можно определить как недостаточный, а это предполагает более раннее начало их полового просвещения. Здесь можно согласиться с И. С. Коном [6], полагавшим, что оно должно начинаться раньше, чем молодые люди начнут свое сексуальное экспериментирование, чтобы дать им возможность подготовиться к этому ключевому жизненному переходу. В этой связи можно говорить о том, что половое воспитание необходимо нацеливать на младшие возрастные группы, а не на старших подростков, у которых, как указывает Г. Б. Дерягин [2], в основном уже сформированы ориентации в сфере отношения полов, а дальнейшее их изменение в сторону большей социальной приемлемости оказывается весьма проблематичным.

Здесь необходимо определить педагогическую сущность полового воспитания. Полагаем, что воспитание в сфере отношений полов (половое воспитание) можно рассматривать как социально-организованный процесс интериоризации учащимися фамилистических ценностей культуры, обеспечивающий развитие и саморазвитие психосексуальной сферы воспитанников как субъектов отношений между полами в гармонии с собой и с общественными ценностями. Такая трактовка сущности полового воспитания позволит четко обозначить место полового просвещения, рассматривать его как одно из средств, позволяющее формировать у воспитанников понимание сущности нравственных норм в сфере реализации сексуальности через усвоение ими знаний об анатомии и физиологии репродуктивной системы человека, потребности руководствоваться этими нормами в сфере отношений между полами.

Вспомним, что настоятельная необходимость полового воспитания была вызвана как процессами акселерации (по самым разным причинам дети созревают все раньше), так и дисгармонией между наступлением половой зрелости и зрелости социальной. Однако половое воспитание за свою почти столетнюю историю столкнулось со многими проблемами, среди которых и несовершенство учебных программ, и отсутствие квалифицированных специалистов. Такая нерешительность общественного мнения, воспитателей и властей в отношении полового воспитания, по мнению П. Бюрне, не может быть объяснена только как неуверенность, свойственную времени стремительных перемен, которые переживает семья на современном этапе ее исторического развития, но иррационально отражает сохраняющиеся в европейских обществах сексуальные табу [1, с. 52]. Впрочем, не только взрослые - педагоги или родители - избегают обсуждения совершенно определенных тем в общении с подростками, но и сами подростки, как показывают опросы [4], предпочли бы получать информацию по проблемам сексуальности от специалистов, приглашенных со стороны.

Примечательно, что в научных публикациях последних лет обосновывается необходимость «разделения сфер» между врачами и педагогами. Предлагается вопросы полового просвещения «закрепить» за последними, тогда как половое воспитание поручить педагогам [3], что, как нам думается, вполне отвечает тем профессиональным знаниям, которыми эти специалисты обладают. Идея эта интересная еще и потому, что уже давно ощущается необходимость профессионального участия и педагогов, и психологов, и врачей в  нравственно-половом воспитании подростков и молодежи.

Рецензенты:

  • Сенченков Николай Петрович, доктор педагогических наук, профессор, проректор по учебной работе ФГБУ ВПО «СмолГУ», ФГБУ ВПО «Смоленский государственный университет», г. Смоленск.
  • Николаева Светлана Николаевна, доктор педагогических наук, профессор, главный научный сотрудник ФГНУ «Институт психолого-педагогических проблем детства», г. Москва.