Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

Анисимова С.Г., Унарова Л.Д.

Норма и отклонение анализируется через различные подходы и концепции. При оценке ситуации возникает необходимость обратиться к категории «аномии», которая рассматривается в двух аспектах: во-первых, как состояние общества, при котором наступает дезинтеграция и распад системы норм, которые гарантируют общественный порядок (Э.Дюркгейм); во-вторых, как психологическое состояние, характеризующееся чувством потери ориентации в жизни, возникающее, когда индивид становится перед необходимостью выполнения противоречащих друг другу норм[1].

Э. Дюркгейм считал, что «в момент общественной дезинтеграции, будет ли она происходить в силу болезненного кризиса или, наоборот, в период благоприятных, но слишком внезапных социальных преобразований, общество оказывается неспособным проявлять нужное воздействие на человека»[2].

Ослабление или дезорганизация общественных структур, отсутствие норм или ценностей, на которые индивиды могли бы ориентировать ся в своей жизни, лежит в основе распространения самоубийств во всех слоях и группах общества. На личностном уровне состояние аномии рассматривается через тренд самоубийств и динамику убийств. Э. Дюркгеймом были выделены некоторые закономерности, которые находят свое подтверждение при анализе ситуации во временно-пространственном континиууме, в качестве которого мы рассматриваем отдельный регион - Республику Саха (Якутия).

Анализ данных по РС (Я) подтверждают выводы о том, что «при увеличении числа самоубийств, происходит снижение убийств (хотя и не совпадая по времени совершенно точно)».[3] Смертность от самоубийств увеличилась в республике с 33,1 случая на 100.000 населения в 1994 году до 40,0 случаев в 1998 году. С 1999 года в статистических сборниках данные по суициду не публиковались, поэтому при проведении исследования использовались статистические учеты Бюро СМЭ МВД РС (Я) по г. Якутску. «Пик» самоубийств пришелся на 1999 год, что можно связать с «черным вторником» 1998 года, который нанес огромный урон экономике страны в целом, стремительно снизил денежные доходы населения и лишил огромное количество граждан надежд и перспектив в профессиональной и жизненной сферах. С 2000 по 2003 год уровень суицида стабильно оставался высоким: 40,0-42,0 на 100.000 населения.[4]

Структура завершенных суицидов также представляет интерес с точки зрения оценки состояния общественного (коллективного - по Э. Дюркгейму) сознания. Достаточно низок в Якутии уровень старческого, гандикапного суицида и женского суицида. Самой суицидо-опасной среди мужчин является возрастная группа от 20 до 45 лет, то есть период социальной зрелости и трудового мастерства. Еще более трагическими представляются случаи детского самоубийства в возрасте 10-12 лет.

В 2001 настоящее время количество самоубийств в регионе превысило количество убийств и имеет соотношение 1:1,6 в пользу суицида. Убийства имеют некоторую тенденцию к снижению, так, в 2003 году по сравнению с 1995 годом число преступлений составило 92% по отношению к базовому году. В 2003 году по сравнению с 1995 годом снизилась доля тяжких и особо тяжких преступлений (убийства, изнасилования, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, разбои) и составила 42, 7% от общей численности зарегистрированных преступлений.[5]

Э. Дюркгейм заметил, что «семейная жизнь оказывает на самоубийство умеряющее действие, она скорее стимулирует убийство».[6] Подобный вывод же можно сделать на основе анализа материалов Управления исполнения наказания по Республике Саха (Якутия). Становится заметным медленный (на протяжении периода с 1990 по 2003 годы) рост количества женщин, осужденных за совершение преступлений - от 5 до 9-10% от общего числа. Кроме того, женщины совершают большее количество убийств - 4% в общей структуре преступлений, тогда как мужчины - 3%. В подавляющем большинстве случаев женщины убивают мужей и сожителей, мужчины - компаньонов по распитию спиртных напитков. Кроме того женщины стремительно приближаются к мужчинам по такому виду преступлений, как причинение тяжкого вреда здоровью. Данный вид преступлений широко распространен в семейной среде[7].

Динамика самоубийств связывает воедино экзистенциальные потребности личности и тенденции в обществе такие как «вакуумизацию общественного сознания, смещение ценностных ориентаций, отсутствие идеологических и социально-пространственных ориентиров и др[8]. Суицид может быть рассмотрен как «барометр» состояния общества.



[1] Социологический энциклопедический словарь. На русском, английском, немецком, французском и чешском языках. Редактор-координатор - академик РАН Г.В.Осипов. - М., 1998. С.17.

[2] Дюркгейм Э. Самоубийство. Социол. Этюд. Пер. с фр. / Изд. подгот. Вал. А. Луков. - СПб., 1998. С.293-294.

[3] Дюркгейм Э. Самоубийство. Социол. Этюд. Пер. с фр. / Изд. подгот. Вал. А. Луков. - СПб., 1998. С.422.

[4] Анисимова С.Г., Колбина Е.Ю., Унарова Л.Д. Суицид: мультидисциплинарный подход / Этногенез и цивилизационные перспективы в образовании России. Материалы междунар. науч-практ. конф. (18-19 марта 2004 г., г. Новосибирск). Новосибирск, 2004. С.663-667.

[5] Там же.

[6] Дюркгейм Э. Самоубийство. Социол. Этюд. Пер. с фр. / Изд. подгот. Вал. А. Луков. - СПб., 1998. С.429.

[7] Анисимова С.Г., Ноговицына Н.М., Сивцева К.Н. Насилие в семье: взаимосвязь виктимности и агрессивности / Криминальное насилие: общие проблемы и опыт борьбы в РС (Я). Материалы всерос. науч.-практ. конференции (25-26 августа 2004 г., г. Якутск). - М., 2004. - с. 44-47.

[8] Краснова Е.А. Феномен аномии в современном российском обществе / Тезисы I Всероссийской научной конференции «Сорокинские чтения - 2004: Российское общество и вызовы глобализации. - М., 2004. С.59-61.