Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

SPECIFICITY OF TEACHING DISCIPLINE OF ANTI-CORRUPTION DIRECTION IN THE SYSTEM OF HIGHER SCHOOL

Mokhorov D.A. 1
1 St. Petersburg Polytechnic University of Peter the Great
The article examines the current realities of the state in the field of combating corruption and, in particular, one of the elements of anti-corruption policy, anti-corruption education and prevention of corruption behavior. The urgency of the conducted research is indicated and argued, the applied scientific methods are indicated. The norms of modern legislation on counteracting corruption and the current provisions in the field of education used in the process of education are described in the set of requirements for the educational process. The peculiarities of teaching the "Fundamentals of anti-corruption education" are studied, with reference to various levels of education and training. The main focus of the research is made on the peculiarities of teaching anti-corruption disciplines and sections in legal and other non-core areas in the system of higher education. Standard proposals on the draft structure of the educational discipline "Anti-Corruption" were developed and presented, with the existing modular system of teaching certain issues aimed at mastering the discipline under study in the framework of the competence approach presented during the transition period from the FGOS VPO to the FGOS VO. The article analyzes the current practice of teaching anti-corruption disciplines, outlines the general educational problems, and looks at the prospects for the development of the fight against corruption in the form of educational and preventive activities.
anti-corruption
anti-corruption education
teaching
educational standard
competence approach
modular system

«Борьба с коррупцией… требует профессионализма, серьёзности и ответственности, только тогда она даст результат, получит осознанную, широкую поддержку со стороны общества» (президент РФ В.В. Путин).

«Следственный комитет России в 2017 году зафиксировал 23 тысячи сообщений о коррупции, возбуждено 14,5 тысяч уголовных дел, на первое полугодие 2018 года число зарегистрированных преступлений, связанных с получением взяток, выросло на 11,3%. Всего правоохранительные органы за шесть месяцев выявили 18 896 преступлений коррупционной направленности» [1]. Государство в лице законодательных, исполнительных и судебных органов власти с широким привлечением общественности последовательно принимает решения о повсеместной борьбе с коррупцией, реализуя весь спектр государственно-общественных возможностей, в том числе путем осуществления различных мероприятий, направленных на профилактику коррупционного поведения. Одним из основных направлений противодействия коррупции является антикоррупционное образование.

Целью исследования является изучение вопросов преподавания дисциплин антикоррупционной направленности в системе высшей школы в современных условиях изменяющегося законодательства, в аспекте антикоррупционного просвещения и профилактики коррупционного поведения.

Материал и методы исследования. Эмпирической базой исследования послужили Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ «О противодействии коррупции», Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» N 273-ФЗ от 29 декабря 2012 года (с изменениями 2018 года),     Указ Президента РФ от 11.04.2014 N 226 «О Национальном плане противодействия коррупции на 2014-2015 годы», Указ Президента Российской Федерации от 29.06.2018 г. № 378 «О Национальном плане противодействия коррупции на 2018–2020 годы», федеральные государственные образовательные стандарты высшего образования (ВО) и высшего профессионального образования (ВПО), практика реализации самостоятельно устанавливаемых образовательных стандартов (СУОС), сложившаяся компетентностная система к требованиям реализации преподаваемых дисциплин, современный опыт преподавания, в том числе дисциплин антикоррупционной направленности в системе высшей школы. В ходе исследования автором использовались методы научного наблюдения, теоретического исследования и изучения опыта.

Результаты исследования и их обсуждение. В соответствии со ст. 6 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ «О противодействии коррупции» одной из мер по профилактике коррупции является формирование в обществе нетерпимости к коррупционному поведению. Законодателем предполагается разработка научного подхода в осуществлении борьбы с коррупционными деяниями, а также регламентации научно-практических мер, направленных на выявление, пресечение и привлечение к ответственности лиц, совершающих коррупционные правонарушения и преступления.

Новые горизонты в направлении антикоррупционного просвещения открываются в свете Национального плана противодействия коррупции. Четко определяются мероприятия, устанавливается контроль за выполнением конкретных действий, что, по нашему мнению, позволяет персонифицировать деятельность государственных и общественных учреждений в области профилактики коррупционной деятельности.

Президентом Российской Федерации В.В. Путиным, в рамках реализации Национального плана противодействия коррупции, отмечена необходимость:

«повышение квалификации федеральных государственных служащих, в должностные обязанности которых входит участие в противодействии коррупции, по образовательной программе, согласованной с Администрацией Президента Российской Федерации; проведение научных междисциплинарных исследований на основе законодательства Российской Федерации и практики его применения; ежегодное проведение учебно-методических семинаров продолжительностью до пяти дней для преподавателей образовательных учреждений, осуществляющих реализацию образовательных программ по антикоррупционной тематике, по программе, согласованной с Администрацией Президента Российской Федерации; разработка и внедрение в образовательных организациях: учебного цикла на тему «Противодействие коррупции» в структуре основных образовательных программ бакалавриата; типовых дополнительных профессиональных программ по вопросам противодействия коррупции; осуществление сотрудничества с Международной антикоррупционной академией» [2; 3].

Сегодня следует отличать всевозможные программы и дисциплины, направленные на информирование и профилактику антикоррупционного поведения по предметной аудитории, для которой они разрабатываются. Естественно, программы (дисциплины) для школьников, учащихся СПО, студентов ВО, кадров высшей квалификации и профессионально ориентированных граждан должны отличаться. В то же время автор считает, что необходима единая государственная политика в сфере антикоррупционного образования и профилактики коррупционного поведения. На сегодняшний день представляется наиболее полная и отвечающая реалиям современной действительности модульная структура дисциплины «Противодействие коррупции» (возможны варианты названия дисциплины), используемая в образовательной среде большинства высших учебных заведений страны. «Экспертное педагогическое и юридическое сообщество России считает, что нужна организация кадрового, финансового обеспечения педагогического состава специалистами, способными к массовому применению передовых педагогических методов и проведению воспитательных профилактических антикоррупционных курсов. Необходимо проведение аттестации педагогических кадров на предмет знания действующего антикоррупционного законодательства и практики его применения» [4].

В системе высшего образования вопрос антикоррупционного образования, в силу предоставляемых Федеральным законом «Об образовании в Российской Федерации» N 273-ФЗ от 29 декабря 2012 года (с изменениями 2018 года) возможностей, представлен наиболее широко в современных педагогических практиках. Так, например, основы антикоррупционного образования присутствуют, как существующая проблема – в отдельно поставленных вопросах при изучении дисциплины «правоведение», в минимальном объеме – как отдельные вопросы в разделах специализированных юридических дисциплин (административное право, уголовное право, трудовое право и др.); в более широком аспекте – как самостоятельные разделы/модули специализированных юридических дисциплин (административное право, уголовное право, трудовое право и др.); и, наконец, в достаточном объеме для надлежащего усвоения и получения качественного объема знаний – как самостоятельные дисциплины в базовом блоке направления или специализации, а также как дисциплина вариативной части направления или специализации. С точки зрения современного компетентностного подхода к требованиям реализации преподаваемых дисциплин можно сказать, что система образования своевременно откликнулась на реалии времени и вопрос противодействия коррупции включается в качестве конкретных компетенций или индикаторов, ее составляющих, требующих от образовательного учреждения разработки программ с учетом предъявляемых антикоррупционных требований.

В ряде федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС) прямо предусмотрены конкретные компетенции, обуславливающие необходимость изучения норм, направленных на противодействие коррупции. Так, ФГОС высшего профессионального образования по направлению подготовки 030900 Юриспруденция (квалификация (степень) «магистр») предусматривает профессиональные компетенции (ПК-8), которыми выпускник должен обладать: «способностью принимать участие в проведении юридической экспертизы проектов нормативных правовых актов, в том числе в целях выявления в них положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции, давать квалифицированные юридические заключения и консультации в конкретных сферах юридической деятельности».

Преподавание дисциплин антикоррупционной направленности изначально предполагает выработку целей достижения поставленных государством и обществом задач.

Целью дисциплины антикоррупционной направленности могут являются:

«Формирование у обучающихся стремления к углубленному изучению источников антикоррупционного законодательства и механизма их действия. Развитие навыков формально-догматического анализа норм антикоррупционного законодательства, самостоятельного и творческого подхода к их применению. Развитие умений аргументированно обосновывать свою позицию по правовым вопросам, возникающим в процессе противодействия коррупции, применять на практике нормы антикоррупционного законодательства» [5; 6].

При построении структуры дисциплины предполагается соблюдение рациональной системы восприятия антикоррупционного законодательства, механизмов реализации антикоррупционных элементов профилактики и противодействия. Оптимальной структурой построения дисциплины, в соответствии с предложениями ФГОС, является система модулирования. Модульная структура дисциплины «Противодействие коррупции» (типовой пример) по сложившейся практике состоит из 10 модулей:

«Модуль 1. Социально-правовая сущность и основные признаки коррупции. Виды коррупции. Модуль 2. Этиология коррупции. Модуль 3. Понятие и признаки коррупции в законодательстве Российской Федерации. Модуль 4. Коррупция в системе государственной службы. Модуль 5. Сущность и структура антикоррупционной политики. Модуль 6. Механизмы реализации антикоррупционной политики. Модуль 7. Формирование антикоррупционного поведения как основа антикоррупционной политики. Модуль 8. Антикоррупционная экспертиза. Модуль 9. Юридическая ответственность за коррупционные правонарушения. Модуль 10. Международное сотрудничество в сфере противодействия коррупции» [5; 6].

Как мы видим, система модулей дисциплины характеризует последовательность, логичность и интуитивность восприятия нормативно-применительного материала. Каждый из представленных модулей дисциплины наполняется содержательной составляющей, которая в процессе подготовки к реализации дисциплины подтверждается конспектом лекций, полно и аргументированно раскрывающих суть положений каждого из подразделов модуля. Следует отметить, что при разработке программы дисциплины антикоррупционной направленности особое место уделяется видам учебной работы, формам текущего контроля и промежуточной аттестации. К уже привычным видам учебной работы в обязательном порядке необходимо применять такие виды учебной работы, как интерактивные формы представления материала и контактной работы face to face, с возможностью индивидуального общения. Это обусловлено специфичностью рассматриваемой дисциплины и индивидуальным восприятием коррупции. Исходя из сформировавшейся негативной тенденции признания мелкобытовой коррупции как неотъемлемого факта современной действительности, а также учитывая вероятность участия в прямой или косвенной форме субъектов обучения в коррупционных поведенческих актах, возникает социальная необходимость пошагового разъяснения сути неправомерных явлений с точки зрения философии бытия и взаимодействия социума в исторической ретроспективе применительно к общенегативной позиции гражданского общества и существующим нормам права. Следует избегать применения штампов и образцов так называемой антикоррупционной рекламы, не несущей смыслового содержания. Анализ и обобщение судебной практики, надзорной и следственной работы, вовлечение в процесс обучения сотрудников государственных служб, являющихся субъектами антикоррупционного контроля, - вот те ключевые элементы, позволяющие изменить сформировавшееся позитивное восприятие (или молчаливое согласие) допустимости признания коррупционных явлений, как имеющих право на существование. К формам текущего контроля и промежуточной аттестации, естественно, необходимо подходить в зависимости от целевой аудитории, изучающей предмет антикоррупционной направленности, но, говоря о достижении положительного итогового результата, следует к оценке усвоения материала дать возможность обучающемуся самостоятельно прийти к выводам асоциальности коррупции как явления, сквозь призму внутреннего (личного) и общественного восприятия, а также норм действующего законодательства.

Немаловажной проблемой при разработке и последующем преподавании дисциплин антикоррупционной направленности является формирование и реализация фонда оценочных средств дисциплины. Фонд оценочных средств в первую очередь формирует результат обучения по дисциплине антикоррупционной направленности и должен полностью закрывать те компетенции, которые распределены за рабочей программой дисциплины. В некоторых случаях компетенцию стандарта можно разделить на соответствующие дескрипторы. Тогда мы имеем возможность одну компетенцию реализовывать разными программами. Соответственно, каждая программа будет закрывать самостоятельный, соответствующий ей дескриптор, что позволяет более полно отразить качественное разделение содержательной части компетенции. Как уже обращалось внимание, реализация конкретной программы зависит от направления и профиля реализуемой программы. Фонды оценочных средств также напрямую связаны с направлением обучения и, соответственно, компетенциями, закрепляемыми за рассматриваемой дисциплиной. Несмотря на то что направления обучения могут разниться, а в большинстве случаев так и происходит, особенно в вузах неюридической направленности, общие компетенции или компетенции базовой направленности несут одинаковую (схожую) смысловую нагрузку. Совсем другая ситуация, когда мы рассматриваем и формируем фонд оценочных средств по профессиональной компетенции или по самостоятельно реализуемой (дополнительной) компетенции, рекомендуемой (предполагаемой) действующим профессиональным стандартом. Здесь требуется узкоспециализированная направленность как структуры дисциплины, так и фонда оценочных средств, который будет закрывать установленную стандартом (или образовательной организацией) профессиональную компетенцию. Фонд оценочных средств может быть представлен вопросами итоговой аттестации, скомпонованными в экзаменационные (зачетные) билеты, кейсами профессиональных задач, контрольными заданиями и примерными вопросами рефератов и курсовых работ. Изучая опыт преподавания дисциплин антикоррупционной направленности в современной высшей школе, можно сделать вывод, что в большинстве случаев образовательные организации, вводя в образовательный процесс дисциплину антикоррупционной направленности, определив критерии оценивания, рекомендуют применять тестовые задания для внутренней и внешней независимой оценки уровня освоения форсированности предусмотренных компетенций.

«Международный опыт показывает, что с коррупцией можно эффективно бороться и, если не победить, то свести её до масштабов, не угрожающих эффективности экономики и морально-нравственным устоям государства» [7].

Невозможно говорить о противодействии коррупции только в свете уголовно-наказуемого деяния или применения мер ограничительного характера. В комплексной системе противодействия коррупции ключевую роль должны играть антикоррупционное просвещение и антикоррупционное образование. Разработка, усовершенствование и реализация антикоррупционных программ в современных реалиях актуальна и востребована. Изучение дисциплин антикоррупционной направленности формирует у обучающихся основы правомерного мышления и, как результат, правомерного поведения, нетерпимости к асоциальным явлениям современного общества, и в частности к коррупции.

«Для того чтобы уменьшить проявление коррупции в стране обучением или повышением квалификации, необходимо охватить всех должностных лиц государственной службы, все государственные и муниципальные учреждения и, конечно же, всех граждан» [8].

Заключение. Реализовывая профилактические меры просветительского и образовательного характера, полагаю целесообразным, в соответствии с нормами действующего законодательства, помимо расширения данного направления, усилить работу государственных органов в научно-прикладной области противодействия коррупции. Это, несомненно, является научно и практически обоснованным, прогрессивным и деятельно необходимым. Действительно, в настоящее время недопустимо хаотичное движение в сложном процессе борьбы с коррупцией. Неопределенность в деятельности государственных исполнительных органов может сыграть исключительно в пользу увеличения коррупционных проявлений и развития преступных поведенческих факторов. Именно поэтому основой сегодняшней борьбы с коррупцией должны стать полномасштабная просветительская деятельность, комплексное обучение противодействию коррупциогенным факторам и практическое применение новых прогрессивных научных разработок.