Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

LINGUO-COGNITIVE ANALYSIS OF THE CONCEPT OF «AGACH» ON MATERIAL OF THE TATAR PROVERBS

Mansurova G. K. 1
1 Republican Center for Development of Traditional Culture
The article deals with linguo-cognitive analysis of a concept of «AGACH». The material for study is the proverbs of the Tatar language, containing a lexeme «agach / tree» (272 units), and also the reactions of respondents, received during a free associative experiment (50 units). The main method is cognitive interpretation of meanings. The author of this article carried out the semantic analysis. Then the revealed semes were generalized and interpreted as cognitive signs which were ranged on brightness (rate). Brightness of cognitive signs allowed to create the kernel and the periphery of a paremiological area and associative area. Thanks to the linguo-cognitive analysis it was succeeded to reveal 62 cognitive signs entering the paremiological area, and 17 signs entering the associative area of the concept of «AGACH». The comparative analysis of areas showed the cognitive signs representing the actualized values in consciousness of modern villagers.
linguo-cognitive analysis
concept
tree
agach
associative experiment
villager
В условиях глобализации, унификации, нивелирования национальных особенностей актуальность проблемы изучения национального характера, моделирования национальных языковых личностей становится все более очевидной. В рамках антропоцентрической парадигмы ученые-филологи ведут междисциплинарные исследования человека, его мышления путем анализа национального языка, где отразились особенности восприятия мира, культурные и ментальные коды.

Жизнь человека обусловлена окружающей средой и тесно связана с природой. В свою очередь, часть природы - дерево имеет исключительное значение для человека. Будучи одним из основных элементов традиционной картины мира, моделирующим ее пространственные и временные образы, наделенным свойствами универсального медиатора между верхним и нижним мирами [6], дерево играет важную роль в мировой культуре, в том числе и в культуре татарского народа.

Впервые в татарской лингвистической науке лексика флоры была собрана и изучена К. Насыри в начале XX века в работе «Гөлзар вә чәмәнзар» («Гульзар и чаманзар», 1903), где приводились переводы названий с татарского на арабский, латинский и русский языки, описывались полезные свойства растений [7]. В работах Р. Г. Ахметьянова, Н. А. Баскакова, Л. В. Дмитриевой, Л. Т. Махсутовой, К. М. Мусаева, Г. Г. Саберовой, Г. Ф. Саттарова, Т. Х. Хайрутдиновой, Ф. Ю. Юсупова и др. была основательно изучена этимология, семантическая система, морфология лексемы «дерево» в тюркских языках. На современном этапе исследования дендрарного кода татарского языка основным материалом является  художественная литература и устное народное творчество, так, например, в работах К. М. Миннуллина [4], Э. Н. Денмухамметовой [1], Д. Ш. Исрафиловой [3] описывается семантическая сеть лексемы «дерево», а также его гипонимов, как дуб, береза, ива, осина и т.д.

В связи со стремительным развитием когнитивных наук, современная лингвистика предлагает новые подходы в изучении национального и культурного кода. Концепт в рамках лингвокогнитивного направления как «дискретное ментальное образование, являющееся базовой единицей мыслительного кода человека, обладающее относительно упорядоченной внутренней структурой, представляющее собой результат познавательной (когнитивной) деятельности личности и общества и несущее комплексную, энциклопедическую информацию об отражаемом предмете или явлении, об интерпретации данной информации общественным сознанием и отношении общественного сознания к данному явлению или предмету» [5] позволяет выявить ценнейший набор признаков культурного явления.

В своей работе мы ставим цель - описать и проанализировать когнитивные признаки концепта «АГАЧ».

Материалы и методы

Материалом для выявления когнитивных признаков служит корпус татарских паремий, представленный в 3-х томнонике Н. Исанбета [2]. Основным методом исследования когнитивных признаков является метод когнитивной интерпретации, предложенный З. Д. Поповой и И. А. Стерниным. Когнитивная интерпретация представляет собой обобщение результатов семантического описания языковых единиц, номинирующих концепт. Также материалом служат и реакции испытуемых, полученные в результате проведения ассоциативного эксперимента.

Результаты и обсуждение

В номинативное поле концепта могут входить прямые номинации (ключевое слово, синонимы), однокоренные слова, контекстуальные синонимы, окказиональные (авторские) номинации, устойчивые сочетания слов, фразеосочетания, паремии, сравнения с ключевым словом, ассоциаты, корпус художественных и публицистических текстов и т.д. В рамках данной статьи мы рассматриваем в качестве источника когнитивных признаков концепта «АГАЧ» паремии и ассоциаты (реакции испытуемых, полученные в ходе ассоциативного эксперимента).

Анализ словарных статей толковых словарей татарского языка позволяет выделить следующие ядерные когнитивные признаки концепта «АГАЧ»: 1) растение, 2) многолетнее, 3) с ветками, образующими крону, 4) с твердым стволом, 5) высокое (отметим, что все признаки относятся к прямому значению лексемы «агач»).

Исследование паремий предоставляет возможность выявить огромное количество когнитивных признаков, которые могут быть отнесены как к ядру концепта, так и к его периферии. Нами было исследовано 3-х томное издание «Татарские народные пословицы», в результате мы зафиксировали 272 паремии, в которых используется лексема «агач». Проанализировав каждую паремиологическую единицу, мы выделили семы, которые в дальнейшем были обобщены в когнитивные признаки. В данной работе мы рассматривали паремии как ценнейший источник устойчивых и свободных сравнений, словосочетаний, и, естественно, таких синтаксических единиц, как паремиологические предложения. Поэтому семы, выявленные из паремий, распределялись по двум группам: 1) семы словосочетаний, 2) семы предложений (в виде утверждений). Далее когнитивные признаки ранжировались по яркости (частотности).

Когнитивные признаки, полученные в результате когнитивной интерпретации сем словосочетаний (в скобках указана частотность когнитивного признака): макушка дерева (22): Бүренеке - уртак, козгынныкы - агач башында. (Волчье - общее, воронье - на макушке дерева.); дерево кривое (17): Кәкре агачтан - кәкерчек, чатлы агачтан - чата. (Из кривого дерева выйдет крюк, из ветвистого - рогатина.); дерево засохшее (10): Корыган агачтан алма көтмә. (Не жди яблок от засохшего дерева.); дерево стройное (9): Төз агачның күләгәсе дә туры, кәкре агачның күләгәсе дә кәкре. (У стройного дерева тень прямая, у кривого дерева тень кривая.); корни дерева (9): Агач нинди генә биек булса да, тамыры җирдә булыр. (Каким бы высоким не было дерево, его корни будут в земле.); дерево одинокое (7): Ялгыз агачны җил борган, күмәк агач җилне борган. (Одинокое дерево повернул ветер, дружные деревья повернули ветер.); дерево благородное (7): Асылынсаң, асылын агачның асылына. (Если вешаться, то вешайся на ценнейшем (прекраснейшем) дереве.); дерево высокое (6): Агач нинди генә биек булса да, тамыры җирдә булыр. (Каким бы высоким не было дерево, его корни будут в земле.); дерево одно (в значении какое-то одно) (6): Бер агачның шаулавы илгә яңгыр яудырмас. (Шум одного дерева не допустит дождя над страной.); дерево старое (6): Карт агачны ию көч. (Старое дерево гнуть много силы надо.); дерево неплодоносное (6): Җимешсез агачка балта чабалар. (Неплодоносное дерево срубают.); дерево плодоносное (5): Җимешле агачның башы түбән. (У плодоносного дерева макушка опущена.); дерево молодое (5): Агач яшьли бөгелә. (Дерево гнется в молодости.); дерево плохое (5): Начар агач ботакка үсәр. (Плохое дерево вырастет в ветку.); род дерева (5): Агач та нәселен үз тирәсенә җыя. (И дерево собирает свой род вокруг себя.); комель дерева (4): Агач төбе җир булыр, Җиргә бетеп ил булыр. (Комель дерева будет в земле, Прорастет в земле станет страной.); дерево мягкое (4): Йомшак агачны корт басар. (Мягкое дерево захватывают черви.); дерево большое (4): Яшен яшьнәгәндә, зур агачка сыенма. (Когда сверкает молния, не прижимайся к большому дереву.); дерево дружное (4): Күмәк агач давылдан курыкмас. (Много дружных деревьев бури не бояться.); дерево скрипучее (4): Шыгырдак агач нык була. (Скрипучее дерево бывает крепким.); дерево нелюбимое (4): Яратмаган агачың, үлгәч, кабер баш очыңа үсәр. (Нелюбимое дерево, после смерти вырастет над твоей могилой.); дерево без веток (3): Ботаксыз агачның күләгәсенә барма. (Не ходи к тени дерева без сучьев.); дерево маленькое (3): Бәләкәй агач ботакка бетәр. (Маленькое дерево заканчивается веткой.); дерево твердое (3): Каты агач шарт сынар, черегән агач кырык ел чыдар. (Твердое дерево сломается, прогнившее дерево сорок лет выстоит.); дерево лежачее (2): Яткан агач ял табар, йөргән аяк мал табар. (Лежачее дерево найдет отдых, ноги, которые ходят, найдут богатство.); дерево с ветками (2): Ботаклы агач җиргә таянмас. (Дерево с сучьями не будет операться на землю.); дерево счастья (2): Эзләгән этөрер агачы тапкан. (Кто ищет, найдет дерево счастья ("собака лает").); дерево прогнившее (1): Каты агач шарт сынар, черегән агач кырык ел чыдар. (Твердое дерево сломается, прогнившее дерево сорок лет выстоит.); дерево толстое (1): Калын, юан булса да, ялгыз агач өй булмас. (Одинокое дерево, даже если оно толстое, не станет домом.); дерево нескрипучее (1): Шыгырдавыклы агач озак чыдар, шыгырдамаган тиз сынар. (Скрипучее дерево долго выстоит, нескрипучее быстро сломается.); дерево голое (1): Шәрә агачтан шык көтмә. (От голого дерева не жди приюта.); дерево, выросшее на краю берега (1): Яр башына үскән агач ярдан очар. (Дерево, выросшее на краю берега, с берега слетит.); дерево упрямое (1): Каршы агачка каты чөй. (Для упрямого дерева твердый клин.); дерево живое (1): Теле яман - теле белән тере агачны корытыр. (Плохой язык живое дерево иссушит.); дерево повалившееся (1): Егылган агачка балта чабучы күп була. (Поваленное дерево многие рубят.); дерево молодости (1): Нәфес корты йәшлек агачын корытыр. (Червь жадности иссушит дерево молодости.); праведное дерево (1): Хаклык агачы ташка утыртсаң да корымый. (Дерево правды даже если посадить на камни не засохнет.).

Когнитивные признаки, полученные в результате когнитивной интерпретации сем паремий: дерево есть человек (65): Турунсыз кеше - тамырсыз агач. (Человек без внуков - дерево без корней.); дерево порождает свою смерть (13): Бер агачтан миллион шырпы бар була, Бер шырпыдан миллион агач юк була. (Из одного дерева получается миллион спичек, Из одной спички погибает миллион деревьев.); дерево зависимо от земли (11): Агач нәселе җир үтә керер. (Род дерева пройдет сквозь землю.); у дерева есть плоды (9): Агач җимеше белән, Әдәм эше белән. (Дерево познается по плодам, Человек познается по делам.); дерево определяет характер плода (дерево и плод похожи) (9): Агачына күрә алмасы. (Яблоко (плод) похоже на дерево.); дерево подчиняется ветру (8): Ялгыз агачны җил сындыра. (Одинокое дерево ветер сломает.); у дерева есть листья (7): Агач яфрагы белән матур. (Дерево красиво листьями.); дерево сильно корнями (6): Агач - тамыр белән, кеше - дус-иш белән (көчле). (Дерево сильно корнями, человек - друзьями.); дерево растет в лесу (6): Бер агачтан унау үскән, ун агачтан урман үскән. (Из одного дерево выросло десять, из десяти деревьев вырос лес.); дерево не может спасти (5): Агачка таянма - корыр, Дөньяга таянма - орыр. (На дерево не опирайся, засохнет, На жизнь не опирайся - побьет.); дерево гнется (5): Бөгелгән агач турая. (Наклонившееся дерево выпрямляется.); дерево может заботиться (5): Агач хәтта үзен кисеп торган кешегә дә күләгә бирә. (Дерево дает тень даже человеку, пилющему его.); дерево почитает свой род (3): Агач та үз нәселенә ерактан баш ия. (И дерево своему роду из далека кланяется.); дерево может повалиться (3): Агач кайсы якка кыек булса, шул якка авар. (Дерево, в какую сторону криво выросло, в ту сторону и повалиться.); дерево не сломается (3): Агач тоткан җиреннән сынмас. (Дерево не сломается в том месте, где схватить его.); дерево есть испытание (3): Юньсез белән агач кисмә, өстеңә егар. (Не руби дерево с бестолковым, на тебя повалит.); дерево есть благо (2): Чүлгә кое казыган - бер саваплы, сазга күпер салган - ике саваплы, юлга агач утырткан - өч саваплы. (В пустыне выкопал колодец - одно богоугодное дело, через болото перекинул мост - два богоугодных дела, на дороге дерево посадил - три богоугодных дела.); дерево долго живет (2): Тыныч җирдә агач йөз ел торыр. (В спокойном месте дерево сто лет проживет.); дерево не похоже на другое дерево (2): Агач белән агач тиң түгел. (Дерево с деревом не равны, не похожи.); дерево зависит от воды (2): Сусыз агач җимеш бирмәс. (Без воды дерево не даст плодов.); дерево есть мера почета (1): Агач утырткан - ага булган. (Кто посадил дерево - станет почитаемым (почтенным) человеком.); дерево есть украшение (1): Агач - җирнең, Кием ирнең зиннәте. (Дерево украшение земли, Одежда украшение мужчины.); дерево растет (1): Тынычлыкта агач үсәр, сабырлык барын кисәр. (В покое дерево растет, терпение все перережет.); у дерева есть цветы (1): Агач үз чәчәген җимешеннән алда күрсәтә. (Дерево показывает свои цветы раьше плодов.); у дерева есть уши (1): Урманда да сукмак бар, агачта да колак бар. (В лесу есть тропинка, у дерева есть уши.).

Признаки с частотностью от 9 и выше относятся к ядру паремиологического поля концепта «АГАЧ», остальные признаки относятся к периферии поля.

Для верификации актуальности когнитивных признаков для современных носителей языка был также проведен ассоциативный эксперимент, в котором участвовали респонденты - жители сел Республики Татарстан. Выбор категории респондентов не случаен, так как именно сельские жители находятся в среде, в которой дерево играло и играет важную роль в утилитарном и культурном планах.

Свободный ассоциативный эксперимент представляет собой прием, задача которого состоит в выявлении ассоциаций, сложившихся у респондентов. Участникам эксперимента предлагается слово-стимул (в нашем случае это «агач»), на который они должны ответить словом, выражением, первым пришедшим в голову. В нашем эксперименте приняли участие 50 человек (41 женщина и 9 мужчин), в возрасте 50-60 лет, имеющие среднее и высшее образование, татары по национальности. Слово-стимул предъявлялось как в письменной, так и в устной форме. Респонденты должны были в течение нескольких секунд записать свои ответы. В итоге было получено 50 реакций. Далее они обобщались в когнитивные признаки. Представляем результаты в виде набора когнитивных признаков, ранжированных по яркости: лист (яфрак) (20), растение (үсемлек) (4), береза (каен) (3), зеленый (яшел) (3), растет (үсә) (3), яблоня (алмагач) (2), ветка (ботак) (2), материал (2), род (нәсел) (2), плод (җимеш) (2), лес (урман) (1), кора (кайры) (1), дрова (утын) (1), семья (1), природа (табигать) (1), дом (йорт) (1), скамья (1).

Ядро ассоциативного поля составляют признаки с частотность 4-20, остальные признаки относятся к периферии.

Сопоставив результаты когнитивной интерпретации паремий и ассоциатов, мы можем выделить совпадения в ядре и периферии полей относительно таких когнитивных признаков, как: лист, растение, ветка, род, плод, лес. Именно эти признаки репрезентируют для современных сельских жителей актуализированные ценности национального культурного кода.

Выводы

После проведения лингвокогнитивного анализа, мы пришли к следующим выводам:

- паремиологический корпус татарского языка предоставляет богатый материал для выявления когнитивных признаков на базе как самих паремий, так и находящихся в их составе устойчивых и свободных словосочетаний;

- в результате когнитивной интерпретации паремий было обнаружено 62 когнитивных признака, составляющих ядро и периферию паремиологического поля концепта «АГАЧ»; 

- в результате когнитивной интерпретации ассоциатов, полученных в ходе свободного ассоциативного эксперимента, было обнаружено 17 признаков, составляющих ядро и периферию ассоциативного поля концепта «АГАЧ»;

- паремиологическое и ассоциативное поля концепта «АГАЧ» имеют зоны пересечений, что свидетельствует о наличии актуализированных ценностей относительно концепта «АГАЧ» для современных носителей татарского языка.

В заключении отметим, что для подобных исследований проведение разного рода психолингвистических экспериментов является ключевым моментом. В перспективе количество участников ассоциативных экспериментов непременно следует увеличить.

Рецензенты:

Галиуллина Г. Р., д.фил.н., профессор, доцент кафедры татарского языкознания Института филологии и межкультурной коммуникации им. Льва Толстого Казанского (Приволжского) федерального университета, г. Казань;

Юсупова А. Ш., д.фил.н., профессор, заведующая отделением татарской филологии и культуры им. Габдуллы Тукая Института филологии и межкультурной коммуникации им. Льва Толстого Казанского (Приволжского) федерального университета, г. Казань.