Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,791

MORPHOLOGICAL DEVELOPMENT OF ARABISMS IN THE BASHKIR LANGUAGE

Bakhtiyarova A.N. 1 Sultanbaeva Kh.V. 1
1 VPO "Bashkir State University"
Наблюдения над арабскими заимствованиями в башкирском языке обнаруживают, что разные стороны языка подвергаются изменениям в разной степени. В плане морфологического освоения наблюдаются различные грамматические способы выражения категории рода, падежа, числа, одушевленности. В результате морфологической ассимиляции арабские существительные могут сохранять родовую принадлежность в языке-рецепторе, менять ее, но никак не могут составлять класс существительных среднего рода, отсутствующий в языке-источнике. В результате наших исследований мы пришли к выводу, что, во-первых, большинство арабизмов, вошедших в башкирский язык, составляют существительные с различными семантическими значениями, прилагательные, союзы, послелоги, наречия, частицы и местоимения. Статья посвящена описанию морфологической характеристике арабизмов в башкирском языке.
Monitoring of Arabic borrowings in the Bashkir language shows that different sides of language change in different degree. In terms of morphological development different grammatical ways of expressing gender, case, number, animateness categories are observed. As a result of morphological assimilation Arabic nouns can save their generic identity in the language-receptor, change it but they can not make a class of neuter nouns missing in the language of the source. As a result of our research we can make a conclusion that, first of all, the majority of arabisms, included in Bashkir language, is nouns with different semantic meanings, adjectives, conjunctions, postpositions, adverbs, particles, pronouns. The article describes morphological characteristic of arabisms in the Baskir language.
Bashkir language
Arabic language
parts of speech
morphological development
borrowing
Arabisms
Заимствование иноязычных слов является объективным процессом, в результате чего происходят пополнение и обогащение лексического состава языка. Одним из первых, обратившихся к проблеме "смешения" языков, их взаимовлияния и взаимодействия, был И.А. Бодуэн де Куртенэ. По мнению Бодуэна де Куртенэ, языковое смешение может быть в различных степеней: минимальное - без всякого видимого следа в языке-рецепторе, и максимальное - языковая денационализация: принятие чужого языка вместо прежнего [4]. На протяжении многовекового развития словарный состав башкирского языка пополнялся лексическими заимствованиями из других языков. Среди них самыми многочисленными являются арабские заимствования, которые проникали в башкирский язык различными путями. Арабские заимствования употребляются в различных областях языковой коммуникации и составляют неотъемлемую часть лексического состава современного башкирского языка. Пополнение башкирской лексической системы арабизмами осуществлялось неравномерно на протяжении XVIII-XX вв. Так, в лексическом составе башкирского языка активно функционируют арабские заимствования, изучение которых способствует определению путей их проникновения, причины и природы заимствований, сферы употребления, закономерных фонетических, морфологических изменений в башкирском языке, также проведению сопоставительного анализа на уровне частей речи [2].

Даже самое первое знакомство с арабизмами в башкирском языке показывает, что заимствование слов одного языка другим - сложный процесс, в результате которого заимствованные слова могут претерпевать существенные изменения. Особенности этого процесса определяются разными причинами как исторического (различия в условиях жизни народов; отличительные признаки тех предметов, для обозначения которых используются заимствуемые слова), так и языкового характера.

Наблюдения над арабскими заимствованиями в башкирском языке обнаруживают также, что разные стороны языка подвергаются изменениям в разной степени.

В плане морфологического освоения наблюдаются различные грамматические способы выражения категории рода, падежа, числа, одушевленности. В результате морфологической ассимиляции арабские существительные могут сохранять родовую принадлежность в языке-рецепторе, менять ее, но никак не могут составлять класс существительных среднего рода, отсутствующий в языке-источнике. Вместе с отдельными лексическими элементами и словосочетаниями в башкирский язык проникли некоторые морфологические формы арабизмов.

Морфология образует центр системы языка, так как все то, что в морфологии происходит на протяжении всей истории языка, включает изменения, касающиеся фонетики и фонологии. Если влияние одного языка на другой на начальных стадиях их контакта ограничивалось переходом отдельных лексем или слов, то со временем этот процесс становился более сложным, т.е. могли заимствоваться различные аффиксы, даже система аффиксов. Примером является наличие в системе словообразования башкирского языка префиксального способа: бихисап, бинахаҡ, бимаза и др.

Большую часть арабских заимствований в башкирском языке составляют отглагольные именные образования, т.е. масдары (имя действия) разных пород и типов. Среди заимствованных арабизмов имеются также причастия действительного и страдательного залогов, имена прилагательные (качественные и относительные), имена места, имена деятеля, имена орудия, наречия и служебные части речи.

Масдары рассматриваются в качестве отдельных грамматических категорий, как это делают некоторые ученые, и относятся нами к именам существительным. Заимствованные масдары в башкирском языке употребляются самостоятельно, в большинстве случаев как имена существительные, очень редко как имена прилагательные, и служат основой образования производных существительных, прилагательных и глаголов.

Масдар I породы в арабском языке имеет более сорока типов, однако в принимающем языке представлены лишь некоторые из них. Например: сабыр "терпение", хәтер "память", кәсер "дробь", синыф "класс", фекер "мысль", нотоҡ "речь, доклад, выступление", ҡәләм "карандаш", сәбәп "причина", заман "время, период, эпоха", ҡарар "решение", дауам "продолжение", яуап "ответ", сарыф "трата, расход", хәрәкәт "движение", сәйәсәт "политика", енәйәт "преступление", дәүләт "государство", нәфрәт "отвращение, ненависть", рөхсәт "разрешение", ҡөҙрәт "сила, мощь" и т.д.

Арабизмы, являющиеся по форме масдаром I породы, функционируют в башкирском языке как имена существительные с процессуально-предметным или собственно предметным значением. На их основе образуются следующие слова:

1. Новые имена существительные при помощи продуктивных аффиксов башкирского языка - лыҡ/ - лек, - сы/ - се: ғәҙел "справедливый, беспристрастный" - ғәҙел + лек = ғәҙеллек "справедливость, беспристрастность", хаҡ "правильный, истинный" - хаҡ + лыҡ = хаҡлыҡ "правда, истина", дәғүә "претензия, притязание" - дәғүә + се = дәғүәсе "истец, претендент, сутяга", хаким "повелитель, властелин, властитель, правитель" - хаким + лыҡ = хакимлыҡ "власть, господство, владычество" и т.д.

2. Имена прилагательные при помощи аффиксов: -лы/-ле, -һыҙ/-һеҙ: иҫәп "счет" - иҫәпле "считанный", зарар "вред, ущерб" - зарарлы "вредный", ғаилә "семья" - ғаиләле "семейный", аҡыл "ум" - аҡыллы "умный", ғазап "мучение, мука" - ғазаплы " мучительный" или иҫәп - иҫәпһеҙ "без учета, счёта, не ведущий счёта; бесчисленный, несметный", ғаилә - ғаиләһеҙ "без семьи, несемейный", зарар - зарарһыҙ "безвредный, безобидный", аҡыл - аҡылһыҙ "глупый, неумный, умственно ограниченный, дурной" и т.д.

3. Производные глаголы синтетического типа путем присоединения глаголообразующих суффиксов -ла/-лә, -лан/-лән, -лаш /-ләш: хәтер "память" - хәтерлә "вспоминать", ғиззәт "почет, уважение" - ғиззәтлә "уважать", тамам "конец"- тамамла "завершать, кончать, оканчивать, заканчивать", хәбәр "весть, новость" - хәбәрләш "сообщать друг другу, уведомлять друг друга" и т.п.

4. Сложные глаголы аналитического типа. При этом вспомогательным словом в башкирском языке обычно выступают глаголы итеү, ҡылыу "делать" и булыу "быть, стать", алыу "брать, взять, хватать", биреү "давать, отдавать, выдавать" и они образуют в письменном языке составные глаголы: һәләк булыу "умирать, гибнуть", ҡабул итеү "принимать", вәғәҙә итеү "обещать", зарар ҡылыу "вредить кому-чему", иғлан итеү "объявить", иғтибар итеү "обращать внимание кому-чему", ихтирам итеү "уважать, почитать кого-что" и т.д.

Масдар III породы в башкирском языке не употребляется.

Масдар IV породы в башкирском языке употребляется как имя существительное в составе сложных глаголов, например: инсаф "справедливость, совесть", инҡар "отрицание, непризнание, отказ", ислам "ислам", иҫбат "доказательство, потверждение; аргументация", инҡар итеү "отрицать", иҫбат итеү "доказывать, подтверждать" и т.д.

Масдар V породы в башкирском языке также употребляется в качестве имени существительного в составе сложных глаголов, например: тасуир "описание, изображение", тәнәфес "перемена, перерыв", тасуир итеү "описывать, изображать" и т.д.

Слов по формуле масдара VI породы в башкирском языке нами не обнаружено.

Заимствования масдара VII породы встречаются лишь в устаревшей лексике башкирского языка, например: инҡилап "изменение, перемена; революция, переворот", инҡираз "окончание, конец, вымирание", интиҡам "месть, мщение".

Масдар VIII породы в башкирском языке употребляется как имя существительное, например: ихтимал "вероятность, возможность", ихтилал "бунт, восстание", иҡтисад "экономика", ихтирам "почтение, почет, уважение" и др. При помощи словообразовательных аффиксов - сы/ - се от формы масдара этой породы в башкирском языке образуются существительные, например: иҡтисад "экономика" - иҡтисадсы "экономист", ихтилал "бунт, восстание" - ихтилалсы "бунтовщик" и т.д.

Таким образом, в башкирском языке наиболее употребительны арабизмы, представляющие собою по форме масдары I, II, IV, V, VIII пород. Масдары остальных пород в башкирском языке представлены единичными примерами или вообще отсутствуют.

В арабском языке существительным присущи, как отмечалось ранее, категория рода, числа, падежа, состояния, одушевленности, а именам существительным в башкирском языке присущи категории числа, падежа, принадлежности и сказуемости.

Как известно, в башкирском языке нет категории рода, а  в арабском языке она представлена оппозицией м.р. - ж.р. Проникая в башкирский язык, в котором категория рода отсуствует, арабские имена женского рода также не подразделяются на грамматические роды, как и его исконные слова. Тем не менее наблюдается некоторое влияние арабского языка в отношении названий лиц женского пола:

1. Некоторые личные имена, вошедшие в башкирский язык из арабского, присоединяют аффиксы , , когда они обозначают лица женского пола, например: Ғәзиз - Ғәзизә, Хәсән - Хәсәнә, Вәкил - Вәкилә, Ғәзим - Ғәзимә, Вәли - Вәлиә, Ғәлим - Ғәлимә, Ғәли - Ғәлиә, Камил - Камила, Әлим - Әлимә, Закир - Закира, Заһир - Заһира, Вәзир - Вәзирә, Кәрим - Кәримә, Ғәбит - Ғәбид(ҙ)ә и др.

2. То же самое происходит и с другими словами, обозначающими лиц женского пола: табип - табибә, ғалим - ғалимә, мөғәллим - мөғәллимә, талип - талибә, әҙип - әҙибә, шағир - шағирә, кәтип - кәтибә, мөслим - мөслимә, мәрхүм - мәрхүмә, йәтим - йәтимә и т.д.

В башкирском языке две формы числа: единственное и множественное, а в арабском языке три формы: единственное, двойственное и множественное. В арабском языке единственное число выражается аффиксами [ун] для мужского рода, [атун] для женского рода, двойственное число выражается аффиксами [ани] для мужского рода и [тани] для женского рода, множественное число аффиксом [уна] для мужского рода целого множественного числа (к нему относятся некоторые одушевленные существительные мужского рода), и аффиксом [ун] для «разбитого множественного числа». Но надо отметить, что одним из немногих исключений является усечение у арабских существительных и прилагательных аффикса «ун», который в арабском письме отмечается особой огласовкой. Это можно представить в следующей таблице:

Арабское написание

Арабское литературное произношение

Башкирское написание и произношение

Значение

عقل

وقت

 

وطن

تجربة

[‘аклун]

[уактун]

 

[уатанун]

    [таджрибатун]

аҡыл

ваҡыт

 

ватан

        тәжрибә

ум, разум

время, пора, период

родина,отечество

опыт

В арабском языке множественное число бывает правильным и ломаным. Правильное образуется при помощи аффикса [уна] نو - для мужского рода и аффикса [атун] - ات для женского рода. Ломаное множественное число образуется по определенным моделям путем ломки внутренней структуры слова.

Большая часть арабских слов заимствована в форме единственного числа. Некоторые слова, заимствованные в форме множественного числа, в башкирском языке употребляются в единственном числе: ағза "орган" (ед.ч.) - [‘удуун] (['а‘да'у]) (мн.ч.); ғауам "народ, люди" - [‘амматун] ([ауамму]) (мн.ч.); ғашиҡ "безумно влюбленный" - [‘ашикун] ([ушшакун]) (мн.ч.); әхлаҡ "нрав, характер" - [хулкун] (['ахлакун]) (мн.ч.) и т.д. Чтобы образовать множественное число этих слов, добавляются окончания множественного числа башкирского языка: -лар/-ләр; -дар/-дәр; -ҙар/-ҙәр; -тар/-тәр: ағза - ағзалар, халыҡ - халыҡтар, әхлаҡ - әхлаҡтар, ғауам - ғауамдар, ғашиҡ - ғашиҡтар һ.б. [1].

Почти все заимствованные имена изменяются по числам и по падежам, служат базой для новообразований. В процессе образования новых слов в башкирском языке используются словообразующие суффиксы.

Личные местоимения из арабского языка в башкирский язык не заимствованы.

Имена прилагательные по сравнению с существительными заимствуются значительно реже. Их можно разделить на две группы:

1) качественные прилагательные: фәҡир "бедный, нищий", нәфис "изящный, нежный, художественный";

2) относительные прилагательные, образованные путем присоединения к именам существительным окончания - и: әхлаҡ "нравственность, мораль" - әхлаҡи "нравственный, моральный", хоҡуҡ "право" - хоҡуҡи "правовой", шәреҡ "восток" - шәрҡи "восточный" и т.д. [3].

Имя деятеля как в арабском, так и в башкирском языках обозначает профессию, постоянное занятие, должность, например: рәссам "художник", табиб "врач", мөғәллим "учитель", остаз "профессор", мосафир "путник, пассажир" и др.

Имя места представлено в башкирском языке арабизмами мәктәп "школа", мәжлес "званый обед, ужин, пир", мәҙрәсә "место обучения, медресе" и т.п.

В башкирском языке имеется немногочисленная группа наречий арабского происхождения. Некоторые из них утратили конечное [н], например: ['аууалан] (араб.) - әүәл "сначала, прежде", [да'иман] (араб.) - даим "всегда, постоянно.

Числительные и глаголы, как правило, очень редко переходят из одного языка в другой. Заимствуются только те числительные, выражающие понятия больших чисел, которые отсутствуют в том или ином языке. В башкирском языке к ним можно отнести числительное әүүәл "первый", которое имеет семантику имени, обозначающего количественный признак.

Послелоги, составляющие одну из больших групп служебных частей речи, занимают значительное место в грамматическом строе башкирского языка [5]. Имеются арабские заимствования, переосмысленные и выполняющие функции тех или иных послелогов: ҡәҙәр "до, около" < [кадар] "размер, количество", әүәл "по, прежде" < ['аууалун] "первый, предшествующий".

В определенной части тюркологической литературы довольно четко прослеживается тезис, согласно которому союзы и союзные конструкции в тюркских языках - явление чужеродное, привнесенное из языков других систем. Заметим, что и в башкирском языке заимствованные союзы главным образом являются словами арабского и персидского языков [5].

Союзы, заимствованные из арабского языка, представлены соединительным союзом вә "и, а также", противительным союзом - ләкин "но, однако", әммә "а, однако".

Таким образом, арабские заимствования прочно усвоены лексической системой башкирского языка, они активно участвуют в словопроизводстве, образуя целые ряды производных слов, относящихся к различным частям речи. При помощи различных суффиксов башкирского языка на базе арабских заимствований возникли большие группы имен существительных, прилагательных, глаголов. Среди имен существительных наиболее продуктивными являются аффиксы -лыҡ/-лек, -сы/-се, среди имен прилагательных - -лы/-ле, -һыҙ/-һеҙ.

Рецензенты:

Гареева Г.Н., д.ф.н., профессор, ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный университет», Российская Федерация, г. Уфа;

Фаткуллина Ф.Г., д.ф.н., профессор, ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный университет», Российская Федерация, Республика Башкортостан, г. Уфа.