Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

IRREVOCABLE DEPOSITS AS INSTRUMENT OF ENSURING STABILITY OF RESOURCE BASE OF COMMERCIAL BANKS

Gribanov A.V. 1, 1 Mitrokhin V.V. 1, 1
1 Ogarev Mordovia State University
National banking system is weak and unpredicted in our days. In this condition forming of resource base is the main aim for all banks. One of the tool to support resource base is irrevocable deposit. Implementation of this financial instrument will allow to provide stability of resource base of commercial banks, to increase their investment potential, and also to reduce the risks of mass withdrawals by investors. In our article we reveal the value of institute of irrevocable deposits in formation of bank resources, possibilities of its implementation in practice of the Russian banks; we analyse possible consequences from realization of this tool.
mass withdrawal of deposits
insurance coverage
resource base
fixed deposits
bank stability
irrevocable deposits
Последствия мирового финансового кризиса привели к принципиальной смене макроэкономических тенденций в отечественной экономике. В отношении банковского сектора данные последствия вскрыли не только его уязвимость к внешним потрясениям, но и обусловили несостоятельность банковской системы в реализации своего основного функционального назначения - трансформации частного капитала в инвестиционные ресурсы. Кредитные организации, лишившись привычных источников фондирования, в том числе доступа к международным финансовым ресурсам, с целью минимизации рисков ликвидности вынуждены были необоснованно завышать размер процентов по вкладным продуктам, а в сфере кредитования - ужесточать требования к заемщикам, сворачивать кредитные программы, снижать темпы роста кредитных операций, особенно на долгосрочной основе. Обусловленный тем самым дефицит ликвидности, как правило, вызывает кризис доверия, который является значительным препятствием для восстановления нормального функционирования банковских институтов. Кризис доверия ведет к усилению неопределенности, получившей известность в экономической литературе как «отрицательный отбор» (adverse selection), происходит разрыв экономической цепочки «банковская система - реальный сектор экономики», что ведет к усилению системного риска функционирования всей экономической системы. Кризис доверия и дефицит ликвидности вызывают замедление темпа роста внутренних инвестиций в основной капитал, уменьшение доходов домашних хозяйств, рост безработицы и, соответственно, снижение потребительского спроса.

В этих условиях необходима реализация комплекса взаимосвязанных мер, направленных на обеспечение устойчивости банковской системы, полноценное функционирование которой выступает драйвером роста отечественной экономики. Представляется, что решение данной задачи необходимо начать, прежде всего, с создания условий для обеспечения устойчивости ресурсной базы кредитных организаций. Как уже отмечалось, действующая модель финансирования банковского сектора показала уязвимость в условиях мирового финансового кризиса и продолжающейся стагнации экономики. Концентрация розничных депозитов в крупнейших государственных банках в условиях слабого развития отечественного ссудного рынка обусловила усиление зависимости коммерческих банков от иностранных источников финансирования. Ограничение доступа к иностранным заимствованиям, вызванное издержками мировой нестабильности, слабость внутренних источников финансирования ведут к замедлению роста кредитования, снижению доходности и уровня капитализации банковского сектора, а в целом, к усилению его нестабильности. Соответственно, активизация кредитной функции банковской системы должна опираться, прежде всего, на оптимизацию структуры пассивов, важнейшей характеристикой которой выступают устойчивость и срочность привлечения средств. Соответственно, построение эффективной модели деятельности банковского сектора предполагает, прежде всего, оптимизацию его ресурсной базы за счет вовлечения стратегически новых долгосрочных ресурсов, либо за счет оптимизации (удлинения) традиционных источников. В рамках данного направления целесообразно рассмотреть возможность внедрения в отечественную практику института безотзывных вкладов.

В условиях финансовых потрясений одним из наиболее существенных факторов дестабилизирующего характера выступает паника среди вкладчиков (bank run), опасающихся за сохранность своих накоплений. По оценкам специалистов, порог одномоментального изъятия в 5% от общего размера банковских вкладов является критическим для подавляющего большинства кредитных организаций. Так, по данным Ассоциации региональных банков России, отток средств населения в сентябре-ноябре 2008 года нанес наибольший ущерб, прежде всего, небольшим банкам, которые, как правило, активно работают на рынке вкладов населения [1]. Высокий уровень локализации средств частных вкладчиков и неустойчивый уровень доверия к частным банкам делают эту группу банков наиболее уязвимой в условиях кризиса. Доля небольших банков, потерявших более 10% вкладов за данный период, более чем в два раза превышает долю крупных банков (29% против 13%). При этом, по оценкам специалистов, если бы не действия Банка России - введение практики залоговых аукционов, сокращение объемов резервирования и иные меры, - последствия финансового кризиса для региональных банков могли быть катастрофическими.

Достаточно чувствительным для сохранения устойчивости банковской системы стал массовый отток вкладов в первые месяцы 2014 года, спровоцированный чередой событий: проведение референдума в Крыму, волатильность курсов валют, блокировка счетов пластиковых карт, введение различных санкций в отношении ряда отечественных кредитных институтов. По данным Банка России, только за март месяц физическими лицами было выведено из банков, в том числе государственных, 338 млрд рублей. В результате отток средств физических лиц составил 2% [4].

Следует признать, что ажиотаж среди вкладчиков может быть обусловлен не только негативными тенденциями в международной либо отечественной финансовой сфере; его проявление может стать следствием недобросовестного поведения конкурентов, либо неосторожных высказываний представителей государственной власти [1]. В этих условиях достаточно стандартной (и не менее рискованной) мерой выступает политика банков, ориентированная на повышение уровня процентных ставок по депозитам [2]. Тем не менее, в условиях регулярно проявляющейся финансовой нестабильности, характеризующейся различной природой, очевидно, что имеющийся у отечественных банков финансовый инструментарий привлечения средств вкладчиков уже не может обеспечивать устойчивость их ресурсной базы. В данных условиях давно назрел вопрос о введении безотзывных вкладов, отличительной чертой которых является невозможность их изъятия вкладчиком до истечения оговоренного срока.

В мировой практике в силу особенностей развития банковского дела в разных странах нет устоявшегося определения термина «безотзывные вклады», тем не менее, к последним принято относить вклады, размещенные на срок свыше трех лет. Привычная для слуха российских вкладчиков форма «срочный депозит» (term/time deposit) используется в странах Европейского союза, США, Австралии, Новой Зеландии и др. странах; в Великобритании обращаются так называемые «твердые депозиты» (bond), в Индии - «фиксированные депозиты» (fixed deposit). При этом, как правило, вкладчик может потребовать деньги назад до истечения срока вклада, но, в отличие от российской специфики, не имеет на это законного права, и закон не обязывает банк возвращать вклад досрочно. По сути, общим принципом формирования данной группы вкладов выступает необходимость согласования возможностей и условий их досрочного закрытия между банком и вкладчиком. Так, в Италии, Финляндии, Франции, Германии возможность досрочного изъятия срочных вкладов определяется банком и вкладчиком самостоятельно в тексте договора. Досрочное изъятие срочного вклада в Австрии рассматривается как кредит, за который должен быть уплачен один процент от досрочно изъятой суммы за каждый полный месяц, недостающий до наступления срока закрытия вклада. В Великобритании законодательство также не препятствует договаривающимся сторонам согласовывать любые сроки и условия «твердых вкладов», однако вкладчики, желающие досрочно изъять свои средства, могут столкнуться с необходимостью реализации своих вкладов, например, другим коммерческим банкам или иным заинтересованным структурам [2].

В России, несмотря на то, что еще в 2001 году была одобрена возможность открытия банками срочных безотзывных депозитов, на практике до сих пор действует 837 статья Гражданского кодекса, определяющая обязанность банков выдать вкладчикам по первому требованию полную сумму вклада или его часть по договору банковского вклада любого вида [3]. Таким образом, все депозиты физических лиц по своему содержанию являются сегодня вкладами до востребования. Разрывая досрочно с банком отношения по срочному вкладу, вкладчики, как правило, жертвуют начисленными процентами, получая доход по ставке до востребования, в то время как кредитные организации становятся заложниками мотивов (в том числе и спекулятивных) в поведении последних [4]. Таким образом, внедрение в отечественную банковскую практику института безотзывных вкладов позволило бы не только сохранить (или повысить) долю срочных депозитов в общей структуре привлеченных банками средств, сгладить ее колебания (см. таблицу 1), обусловленные влиянием дестабилизирующих факторов на рынок сбережений в России, но и защитить кредитные организации от негативных проявлений в финансовом поведении держателей денежных средств.

Таблица 1

Динамика доли вкладов физических лиц на срок свыше трех лет*

год

доля, %

2004

5,6

2005

6,7

2006

6,9

2007

7,3

2008

7,1

2009

6,7

2010

8,4

2011

10,1

2012

8,7

2013

8,5

* по данным Агентства по страхованию вкладов, аналитического агентства AnalyticResearchGrop

В целом, как свидетельствует банковская практика ведущих стран, внедрение института безотзывных вкладов позволит решить следующие задачи:

  • во-первых, обеспечить банковскому сектору возможность планировать размещение привлеченных средств без угрозы их досрочного истребования, что особенно актуально в условиях финансовой нестабильности;
  • во-вторых, активизировать кредитную функцию банковской системы, создать условия для развития инструментария долгосрочного кредитования за счет привлечения устойчивых пассивов. Формируя свою кредитную политику, банки должны учитывать, прежде всего, структуру пассивов, в том числе и сроки, на которые привлечены денежные средства;
  • в-третьих, повысить рентабельность банковского бизнеса, поскольку наличие в структуре привлеченных средств устойчиво «длинных денег» позволит кредитным организациям размещать их в более доходные финансовые инструменты. Безотзывные вклады, выступая правовой разновидностью срочных вкладов, являются гарантированным инструментом трансформации сбережений в инвестиции;
  • в-четвертых, снизить риск ликвидности, особенно в случае проявления негативных тенденций в банковской сфере, обусловленного, с одной стороны, стремлением вкладчиков досрочно изъять размещенные в банках денежные средства, с другой, - необходимостью самих кредитных институтов реструктурировать имеющиеся в их распоряжении активы.

Несмотря на очевидные преимущества внедрения данного финансового инструмента в отечественную практику, его противниками приводится ряд доводов, касающихся нецелесообразности перехода на новые условия в работе со средствами вкладчиков. Прежде всего, это необходимость изменения соответствующих положений Гражданского кодекса, что, по мнению ряда специалистов, кардинальным образом ограничивает вкладчиков в их гражданских правах. При этом, как правило, не принимается во внимание, что речь идет не о замене традиционных отзывных срочных вкладов на безотзывные, по сути, достигается лишь расширение продуктовой линейки банковских депозитов, и вкладчик сам будет определять для себя наиболее приемлемые условия. С другой стороны, прослеживается  неадекватность и непонимание текущей ситуации, когда кредитные организации, действующие к тому же в условиях сохраняющейся финансовой нестабильности, по сути, являются заложниками потребительских предпочтений владельцев размещенных в банках денежных средств, а устойчивость банковского сектора попадает в зависимость от влияния в том числе субъективно-психологических факторов.

Далее, экспертами как одно из последствий внедрения безотзывных вкладов отмечается возможная незаинтересованность, прежде всего, региональных банковских структур в продолжении развития линейки стандартных срочных депозитных продуктов. Прогнозируемый, по их мнению, переход банковских структур исключительно на безотзывные вклады, нивелирует для вкладчиков возможность полноценного выбора при принятии решения о размещении в банках денежных средств. Безусловно, кредитные организации будут заинтересованы во внедрении данного инструмента, позволяющего существенно снизить для них депозитные риски, однако, как уже отмечалось, речь не идет о подмене одного финансового инструмента другим. Более того, отказ банков от традиционных срочных вкладов, значительная часть которых сегодня по своим качественным характеристикам достаточно оптимальна для вкладчиков (например, так называемые «гибридные вклады», допускающие возможность снятия средств в любой момент времени без потери начисленных процентов) и, с учетом этих обстоятельств, достаточно востребована в банковской практике, может привести в целом к снижению заинтересованности вкладчиков размещать свои денежные средства именно в банковских институтах и обусловит поиск кладчиками иных направлений для вложения своих накоплений.

Третья причина характеризуется возможными негативными изменениями в процентной политике кредитных организаций после внедрения безотзывных вкладов. Предполагается, что доходность безотзывных вкладов, традиционно рассматриваемая как более высокая по сравнению со стандартными вкладными банковскими продуктами, будет привязана банковскими институтами к уже сформировавшимся на рынке процентным ставкам по срочным вкладам. Соответственно, доходность традиционных банковских депозитов будет искусственно занижена. Таким образом, вкладчики, ориентированные на рост доходности в связи с появлением нового финансового инструмента, размещая свои средства в безотзывные вклады, вынуждены столкнуться с законодательно закрепленными ограничениями на досрочное изъятие средств без соответствующей стимулирующей составляющей в виде более высокой процентной ставки. Безусловно, риск подобного поведения со стороны банковских институтов присутствует, однако, следует отметить, что современные реалии отечественной экономики свидетельствуют о наличии действенного инструментария, препятствующего реализации данного сценария со стороны банковских институтов. Во-первых, это сам механизм формирования процентных ставок в экономике, эффективность которого в значительной степени обусловлена развитостью на отечественном рынке основных сегментов финансовой инфраструктуры. Соответственно, это определяет крайне низкую степень зависимости изменения уровня процентных ставок по вкладным операциям от спекулятивных интересов банковских структур. Во-вторых, следует отметить достаточно высокий уровень сложившейся конкуренции в банковской сфере, что существенно снижает возможности банков к искусственному влиянию на уровень формируемых ими процентных ставок. В-третьих, нельзя не учитывать возможности Банка России по регулированию операций кредитных организаций, в том числе и уровня процентных ставок по вкладам. Отметим, правда, что данные возможности, вытекающие, прежде всего, из Федерального закона № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации», позволяют денежному регулятору ограничивать максимальные ставки по банковским вкладам, в то время как практика контроля за искусственным снижением их размера в связи с возможной дифференциацией срочных вкладов на сегодняшний день отсутствует. Наконец, это внутренние возможности самого банковского сообщества через свои ассоциативные структуры, иные механизмы саморегулирования осуществлять функции по координации, регулированию и контролю, в том числе и в практике формирования адекватных сложившимся экономическим реалиям уровня процентных ставок.

Последний момент, который хотелось бы отметить, это усиление риска по депозитам для вкладчиков, размер которых (депозитов) выходит за пределы страхового покрытия. В случае банкротства кредитной организации, владельцы именно безотзывных вкладов в большей степени рискуют лишиться своих накоплений, поскольку в отличие от владельцев традиционных банковских вкладов не смогут даже инициировать процесс досрочного расторжения договора при возникновении первичных признаков проблемности банка. Оптимальным вариантом решения данной проблемы является, безусловно, придание вкладам безотзывного характера исключительно в пределах страхового покрытия.

Учитывая достаточно длительный период, связанный с практической реализацией идеи безотзывных вкладов, заинтересованными сторонами (это, прежде всего, Банк России, Ассоциация российских банков, Министерство финансов России, Агентство по страхованию вкладов) предлагались различные схемы. В частности, вопросы касались статуса безотзывных вкладов (разновидность продуктовой линейки срочных вкладов, либо обращаемые финансовые инструменты), их размера (вклады в размере страхового покрытия, а на данный момент это вклады до 700 000 руб., либо вклады исключительно свыше размера страхового покрытия); возможности досрочного изъятия (невозможность досрочного изъятия за исключением форс-мажорных обстоятельств, возможность досрочного изъятия по истечении определенного периода времени), обращения (обращаемые вклады с возможностью их продажи третьему лицу; необращаемые вклады) и др.

На сегодняшний день в части реализации идеи безотзывных вкладов достаточно интересна позиция Министерства финансов России. Согласно предложенному им варианту возможность удостоверения безотзывного вклада будет подкрепляться депозитным (сберегательным) сертификатом. Депозитные и сберегательные сертификаты являются свободно обращающимися ценными бумагами, выпускаемыми коммерческими банками и представляющими документы срочного депозита. По своему экономическому содержанию депозитные и сберегательные сертификаты ничем не отличаются друг от друга, являясь финансовыми инструментами, совмещающими в себе свойства и фондового инструмента, и депозита. Следовательно, наделение функциями безотзывных вкладов обращающихся депозитных (сберегательных) сертификатов позволит существенно расширить возможности нового финансового инструмента. Помимо удостоверения факта внесения в кредитную организацию на определенных условиях денежной суммы, депозитные (сберегательные) сертификаты, являясь, по сути, ценными бумагами, могут также при необходимости выступать объектом купли-продажи, предметом залога, а также использоваться в иных финансовых сделках. Соответственно, очевидны достаточно широкие функциональные возможности нового финансового инструмента, что, безусловно, расширит его свойства и потребительские качества. Таким образом, перед отечественными вкладчиками будет полный инструментарий возможных вкладов: вклады до востребования, срочные вклады с различными вариантами их досрочного изъятия, а также безотзывные депозиты с фиксированными условиями по сроку. Следует добавить, что более жесткая регламентация условий обращения безотзывных банковских вкладов может быть при необходимости дополнена со стороны банков мерами так называемого компенсационного характера, в частности, предоставление для владельцев безотзывных вкладов особых условий дополнительного обслуживания. Тем не менее, вне зависимости от варианта, по которому будет происходить внедрение безотзывных вкладов, заметим, что реализация данной идеи позволит в значительной степени решить накопившийся комплекс проблем в сфере обеспечения банками устойчивости своей ресурсной базы, а сами безотзывные вклады, выступая новацией по отношению к имеющимся инструментам, ни в коей мере не должны рассматриваться как их принципиальная замена.

Рецензенты:

Гуськова Н.Д., д.э.н., профессор, зав. кафедрой менеджмента ФГБОУВПО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева», г. Саранск.

Неретина Е.А., д.э.н., профессор, зав. кафедрой маркетинга ФГБОУВПО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева», г. Саранск.


[1] достаточно вспомнить «кризис доверия» в 2004 году. Так, паника среди клиентов «Альфа-Банка» привела к тому, что собственники группы компаний «Альфа-групп» были вынуждены внести почти 1 млрд. долл. с целью его поддержки.

[2] ряд кредитных организаций был вынужден пойти по пути чрезмерного увеличения процентного вознаграждения по привлекаемым вкладам (22-25% на конец 2009 года), что моментально вызвало негативную реакцию Банка России, справедливо полагавшего, что в этих условиях данные банки будут просто вынуждены проводить рискованную политику.

[3] Гражданский кодекс Российской Федерации, статья 837 «Виды вкладов».

[4] кредитные организации в данном случае не только имеют право введения штрафных санкций за досрочное расторжение договора, но и достаточно активно используют его в отношении вкладчиков, особенно в условиях финансовых потрясений, однако это не меняет главного условия вклада - последний должен быть возвращен банком по первому требованию клиента.