Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

CREATION OF FAVORABLE ECONOMIC CLIMATE AS A CONDITION OF FORMATION INNOVATIVE TYPE OF INVESTMENT DEMAND

Mishina D.V. 1
1 Ogarev Mordovia State University
The article points that the formation of a favorable economic climate in Russia from a position of financial security indicators suggests: the optimal level of taxation of enterprises; effective credit policy; protectionist foreign trade policy. It is need to use systematical approach to solve the problem of the investment climate in our country. International experience and the Russian practice of creating favorable investment climate surveys show that a significant portion of its conditions created at the regional level. Effectiveness of the efforts of regional authorities and local leaders are often crucial when investors choose place for their funds application. The paper notes that raising the economic potential of the country, increasing production, creating new jobs, increasing prosperity - the main objectives of investment activity in Mordovian Republic. Sophisticated social and economic policies and effective work with investors in the region helped to create a favorable investment climate. Currently in the republic unique cluster structure of innovative development has been already formed. Particular attention in the emerging innovation cluster is given to development network of small and medium innovative companies. State policy of direct investment support of innovation investment climate of innovation environment should be the leading factor to compensate for, and ultimately provide a real movement in the innovative development and intensification of investment demand of innovative type.
investment demand of innovative type
economic climate
investment projects
innovative potential

Россия на сегодняшний день, по данным регулярных международных обзоров и рейтингов, например, Всемирного Банка, находится в группе стран с непривлекательным экономическим климатом. Мы не только проигрываем по параметрам, характеризующим инвестиционную привлекательность, развитым государствам, но и значительно уступаем на мировом рынке прямых инвестиций своим ближайшим конкурентам из группы развивающихся стран – Китаю, Индии и Бразилии.

Создание Таможенного союза привело к усилению конкуренции за инвестиции с Белоруссией и Казахстаном. Причем на фоне нашего последнего позиции РФ выглядят слабо. По такому ключевому фактору инвестиционного климата, как уровень налоговой нагрузки, Россия явно проигрывает Казахстану. Кроме того, финансирование, рабочая сила, инфраструктура более доступны для потенциальных инвесторов в Казахстане, здесь же сформирована более благоприятная административная среда.

Последствия такой разницы в условиях ведения бизнеса предвидеть нетрудно. Финансовые ресурсы и проекты создания новых, в первую очередь не связанных с добычей сырья производств, направятся в юрисдикции с наилучшими инвестиционными условиями.

Заметим, при определении понятия «экономический климат» мы разделяем мнение Кормишкиной Л.А., которая трактует эту категорию как совокупность благоприятных и неблагоприятных условий для вложения капитала в предпринимательскую сферу, обусловленных, в значительной степени, соблюдением (или отклонением) пороговых индикаторов финансовой безопасности [2, c. 53].

Экономический климат любой страны формируется при активном участии государства. Оно определяет внешнюю и внутреннюю политику; вводит налоги; устанавливает процентные ставки, меняя их в зависимости от экономической ситуации и сдерживая их рост специальными экономическими методами; воздействует на уровень собираемости налогов; активно занимается отработкой законодательных актов, формируя тем самым экономические, политические, правовые условия, определяющие функционирование предприятий.

В этой связи формирование благоприятного экономического климата в России с позиции индикаторов финансовой безопасности предполагает: оптимальный уровень налогообложения предприятий; эффективную кредитную политику; протекционистскую внешнеэкономическую политику.

Для перехода к новой модели развития и активизации инвестиционного спроса Россия, прежде всего, должна иметь налоговую систему, в большей степени отвечающую рыночным отношениям, чем существующая ныне. Качественной характеристикой налоговой системы, как известно, является тяжесть налогообложения.

Необходимо подчеркнуть, что формирование налоговой базы, способность предприятий к уплате налогов неразрывно связаны с финансовым состоянием последних. К сожалению, приходится констатировать, что в современной российской экономике все еще присутствуют проявления многостороннего финансового кризиса. Его основные формы: убыточность; разрушение основного капитала, неплатежеспособность; криминализация финансового менеджмента; сознательное сокрытие финансовых потоков от учета, контроля, налогообложения; хищения финансовых ресурсов и др.

Общий знаменатель, к которому можно привести тяжесть бремени всех налогов, – это прибыль предприятия. Согласно одной из используемых в экономической науке методик, о тяжести налогообложения можно судить на основе следующей формулы 1:

где (1)

Нб – тяжесть налогового бремени,

В – выручка от реализации, включая все налоги,

Ср – затраты на производство товаров и реализацию услуг (без учета налогов),

Пr – фактическая прибыль, остающаяся в распоряжении организации за вычетом всех налогов, уплачиваемых за счет нее.

Расчеты, проведенные по этой формуле, подтверждают факт непомерной тяжести налогового бремени, возложенного на российские предприятия. Заметим, что в ряде случаев налоговый пресс выполняет несвойственную налогам функцию конфискации фондов возмещения предприятий. [2, c. 54-56].

В сложившейся ситуации конкретная задача эффективной налоговой политики состоит в том, чтобы формирование налоговой ставки на прибыль осуществлялось в максимально стимулирующей форме с учетом эффекта Лаффера. Кроме того, необходимо обеспечить также соответствие уровней номинального и фактического налогового бремени предприятий. Пока не ясно, на каком уровне от ВВП или добавленной стоимости такое соответствие может быть достигнуто. Вместе с тем можно назвать диапазон возможных значений номинального налогового бремени (по действующим налогам), который, исходя из опыта зарубежных стран, колеблется в пределах 30–40 % от ВВП. Причем, если при уровне налогообложения в 30 % от ВВП (согласно опыту США) может быть обеспечено более быстрое развитие экономики и рост налоговых поступлений в будущем, то при 40 % от ВВП можно иметь большие текущие поступления в бюджет при меньших темпах развития экономики.

От развития ситуации в финансовых сегментах экономики, переплетенных между собой многочисленными связями, прежде всего, и зависит развитие реального сектора экономики, учитывая, что в настоящее время финансово-кредитные отношения пока не только не вносят позитивного вклада в развитие инвестиционного спроса, но и оказывают сдерживающее воздействие, часто приводят к критическим ситуациям в экономике. Необходимо подойти системно к решению проблемы инвестиционного климата в нашей стране. Международный опыт и российская практика формирования благоприятного инвестиционного климата показывают, что значительная часть его условий создается на региональном уровне. Эффективность усилий региональных властей и местных руководителей зачастую имеют решающее значение при выборе инвесторами места приложения своих средств.

Для решения, пожалуй, самой больной проблемы – создания благоприятной административной среды – в субъектах Федерации предлагается создавать постоянно действующие советы по улучшению инвестиционного климата и взаимодействию с инвесторами. Их должны возглавлять губернаторы, а состав – формироваться из руководителей профильных органов исполнительной власти, инвесторов, представителей предпринимательского и экспертного сообщества [5].

Еще лучше, если региональные власти идут на создание специального агентства по привлечению инвестиций и работе с инвесторами. Его основными функциями являются повышение в России и за рубежом инвестиционной известности и привлекательности субъекта Федерации, регулярный поиск и привлечение инвесторов, разработка перспективных направлений инвестиций, создание проектных команд по поддержке конкретных проектов. Работа подобной государственной структуры эффективна, если ее наблюдательный совет возглавляет губернатор.

Очень важно принять инвестиционную декларацию и регламент по работе с инвесторами, обеспечивающий реализацию принципа «одного окна» и сокращение сроков реализации инвестиционного проекта.

Возможно, что такие агентства сами будут выполнять разрешительные и согласительные процедуры с минимально необходимым участием инвестора во взаимодействии с органами региональной власти, территориальными структурами федерального центра, органами государственного и муниципального контроля. [1 c. 4-5].

Повышение экономического потенциала республики, увеличение объемов производства, создание новых рабочих мест, рост благосостояния населения – основные задачи инвестиционной деятельности Республики Мордовия. Продуманная социально-экономическая политика и эффективная работа с инвесторами позволили создать в республике благоприятный инвестиционный климат [3].

В республике сформирована благоприятная нормативно-правовая база для осуществления инвестиционной деятельности.

Инвесторам предоставляется государственная поддержка в формах:

1) присвоения статуса приоритетного инвестиционного проекта Республики Мордовия – предоставляются налоговые льготы:

  • снижение ставки налога на прибыль, уплачиваемой в республиканский бюджет Республики Мордовия до 13,5 % на период окупаемости приоритетного инвестиционного проекта, но не более чем на 5 лет;
  • освобождение от налога на имущество на период окупаемости приоритетного инвестиционного проекта, но не более чем на 5 лет.

2) государственных гарантий Республики Мордовия;

3) субсидирования части процентной ставки по привлекаемым банковским кредитам и лизинговым платежам по проектам, включенным в Республиканскую целевую программу развития Республики Мордовия на 2013–2018 годы;

4) поручительств и займов юридическим лицам с целью финансирования проектов, включенных в Республиканскую целевую программу развития Республики Мордовия на 2013–2018 годы;

5) освобождения от земельного налога (в ведении муниципальных властей);

6) залогового обеспечения под привлекаемые кредиты имуществом казны Республики Мордовия (сформирован специальный залоговый фонд);

7) поручительства Гарантийного фонда Республики Мордовия;

8) подбора необходимых в строительстве земельных площадок и оказания помощи в части создания необходимых объектов транспортной, инженерной и энергетической инфраструктуры;

9) закрепления за каждым крупным проектом куратора на уровне Заместителя Председателя Правительства Республики Мордовия.

За последние годы в республике реализован ряд важных инвестиционных проектов. Кроме того, проведена модернизация действующих производств. В январе-сентябре 2013 года объем инвестиций в основной капитал составил 25046,8 млн рублей (91,4 % к соответствующему периоду 2012 года) [3].

В структуре инвестиций по источникам финансирования собственные средства предприятий и организаций занимали 37,0 %, привлеченные средства – 63,0 %, доля банковской сферы в финансировании реального сектора экономики составила 7,0 % против 11,8 % в прошлом году, заемные средства других организаций и средства внебюджетных фондов – 7 процентов. При этом средства бюджетов всех уровней в общем объеме инвестиций в основной капитал снизились с 36,4 % до 26,3 %. Основным фактором, сдерживающим кредитование экономики, явились высокие ставки банковских кредитов.

Более 23,0 % всех инвестиций направлено на операции с недвижимым имуществом, аренду и предоставление услуг, 22,2 % в обрабатывающие производства, 21,7 % – транспорт и связь и 11,1 % – сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство.

В общем объеме инвестиций, направляемых на развитие обрабатывающих производств, наибольшую долю занимают инвестиции на развитие следующих видов деятельности: «производство прочих неметаллических минеральных продуктов» (8,7 %), «производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования» (5,4 %), «производство пищевых продуктов, включая напитки» (5,2 %), «химическое производство» (0,8 %) [3].

Наиболее приоритетными направлениями инвестиционной деятельности являются производство кабельно-проводниковой продукции, полупроводниковых приборов и силовой преобразовательной техники, развитие вагоностроения, светотехники, цементного производства, пищевых перерабатывающих производств, освоение выпуска новых видов строительных изделий и материалов.

В настоящее время в республике формируется уникальная кластерная структура инновационного развития, которая включает Технопарк, Национальный исследовательский Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарёва, Центр нанотехнологий, два венчурных и другие фонды поддержки инновационного бизнеса, Бизнес-инкубатор, Республиканский центр одаренных детей.

Особое внимание в рамках формирующегося инновационного кластера уделяется развитию сети предприятий малого и среднего инновационного бизнеса.

Необходимо понимание того факта, что инновациями не могут считаться результаты научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок, технологические и организационные идеи, не доведенные до стадии реального внедрения (научные открытия, патенты на изобретения и т. п.), равно как и проекты, для реализации которых отсутствуют необходимые рыночные условия. Основным показателем такой готовности может служить желание бизнеса инвестировать свои средства в такие проекты. Такая готовность в настоящих условиях инерционно-сырьевого развития экономики России в огромной степени определяется государственной политикой инвестиционной поддержки инноваций, предусматривающей стимулирование собственно инновационной деятельности.

Несмотря на то, что сейчас ударными темпами формируются институциональные условия, направленные на стимулирование инновационной деятельности – вводятся налоговые льготы, создаются особые зоны, технопарки, специальные финансовые фонды и т. д., – инновационного энтузиазма не наблюдается. Другими словами, уровень привлекательности инновационной составляющей в работе бизнес-организаций остается практически неизменным. И дело не в инерционности мышления или в привычной ограниченности горизонта планирования. Такое отставание объясняется тем, что инновации еще не стали фактором производственного развития (роста) как результат активной инвестиционной политики. По целому ряду причин издержки производства как ключевой фактор обеспечения конкурентоспособности все еще не стали предметом первоочередной заботы нашего менеджмента. Многие просто предельно увеличили свои тарифы, тем самым опять усилив непроизводственную нагрузку, затрудняющую постановку и реализацию любых инновационных проектов. На фоне полной неопределенности внешней по отношению к бизнесу среды борьба за снижение собственных издержек никак не может вестись на поле инноваций.

Государственная политика прямой инвестиционной поддержки инноваций, инвестиционный климат инновационной среды должны стать ведущим фактором, призванным компенсировать, а в конечном итоге обеспечить реальное движение в инновационном развитии и активизацию инвестиционного спроса инновационного типа. При определении приоритетов государственной поддержки инноваций ключевое внимание уделялось поиску «стратегически важных направлений» технологического развития, на которых планировалось сконцентрировать бюджетные ресурсы. При таком подходе государство фактически подменяло рыночные механизмы как в отборе инновационных проектов для поддержки, так и в определении источников их финансирования. На фоне попыток государства напрямую участвовать в финансировании инновационных проектов недостаточное внимание уделялось проблемам, решение которых создало бы у частного бизнеса стимулы самостоятельно наращивать масштабы инвестиций в инновации. В условиях сохраняющейся неопределенности экономической среды, отсутствия механизмов широкомасштабного венчурного финансирования инновационного сектора шансы на развертывание устойчивых самоподдерживающихся инновационных процессов, стимулы для которых зарождались бы в самом бизнес-секторе, оказываются минимальными.

Отсутствие диалога между органами государственной власти, с одной стороны, и отечественным бизнесом – с другой, приводили к многочисленным разночтениям в трактовке базовых вопросов государственной поддержки инноваций. В результате попытки правового оформления принципов такой поддержки сталкивались с проблемой нечеткости юридических формулировок, носили во многом декларативный характер. К одному из значительных результатов работы в данном направлении можно отнести очевидный прогресс как с точки зрения роста внимания государства к инновационной сфере, так и в плане его усилий по «наведению мостов» между наукой и бизнесом, обеспечения трансформации интеллектуальных достижений отечественных ученых и конструкторов в создание конкурентоспособного по мировым стандартам продукта. Это закладывает фундамент для плодотворного сотрудничества государства и бизнеса в области определения перспективных направлений политики поддержки инноваций.

Рецензенты:

Гуськова Н.Д., д.э.н., профессор, зав. каф. менеджмента ФГБОУ ВПО «МГУ им. Н.П. Огарёва», г. Саранск.

Кормишкин Е.Д., д.э.н., профессор ФГБОУ ВПО «МГУ им. Н.П. Огарёва», г. Саранск.