Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

ETHNOGRAPHIC COLLECTIONS IN THE SIBERIAN TATARS MUSEUM IN ST. PETERSBURG

Akhunova E.R. 1
1 Omsk Branch of Federal State Institution of Science Institute of Archaeology and Ethnography of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences
The article examines the history of the formation of the ethnographic collections at the Siberian Tatars in the Museum of Anthropology and Ethnography named after Peter the Great (Kunstkamera) and the Russian Museum of Ethnography. The data on the Siberian expeditions from the XVIII century. and collectors of data collections. Also, the article discusses in detail the quantitative and qualitative composition of the ethnographic collections of the Siberian Tatars. These data are published for the first time. In the museums of St. Petersburg are almost all large and small peoples of Siberia, but the Siberian peoples virtually no large studies, there are only a small number of scientific articles. Ethnographic collections in Siberian Tatars who are in these museums are not well understood. The article is an attempt to tell an overview of the available ethnographic collections in the Siberian Tatars.
ethnographic expedition to the Siberian Tatars.
museum collections
museums
Tatars ethnographic collections
Siberian Tatars

В Санкт-Петербурге находятся два знаменитых на весь мир этнографических музея - это Музей антропологии и этнографии (МАЭ) имени Петра Великого РАН (Кунсткамера) и Российский этнографический музей (РЭМ). В этих музеях сосредоточены обширнейшие этнографические коллекции по народам мира, и значительное место среди них занимает коллекция народов Сибири. В этой статье будет рассмотрена история формирования этнографических коллекций сибирских татар в вышеназванных музеях, их состав и количественная характеристика.

Музей антропологии и этнографии был создан в 1879 г., на его базе в 1933 г. был создан Институт этнографии АН СССР, а в 1992 г. этот институт и музей был преобразован в Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН.

В МАЭ коллекции по коренным народам Сибири считаются одними из лучших собраний мира по традиционной культуре. В своем докладе на научной конференции, посвященной 285-летию Кунсткамеры, Ч.М. Таксами пишет, что «в настоящее время основной фонд Отдела Сибири включает 747 коллекций с общим числом предметов более 27 тыс. единиц» [4]. Начало формирования сибирских коллекций относится ко времени основания Петербургской Кунсткамеры в 1714 г. Уже в первых коллекциях Кунсткамеры находились вещи, привезенные из Сибири, но планомерный характер работа по сбору этнографических материалов, в частности в Сибири, приняла только тогда, когда специальные экспедиции стали направляться в Сибирь. В 1725 г. большое количество предметов по культуре народов Сибири и Монголии поступили от Д.Г. Мессершмидта, обследовавший эти районы по заданию Академии наук, а с 1733 г. по 1743 г. состоялась Великая Северная экспедиция, которая также принесла богатый этнографический материал о народах, населяющих Сибирь и Дальний Восток. Собранные научные материалы в те годы были частично утрачены. Большой ущерб нанес Кунсткамере в 1747 г. пожар, уничтоживший значительную часть книг и музейных коллекций, но, несмотря на эти неблагоприятные факторы, на протяжении XVIII в. Академия наук направляла экспедиции для комплексного изучения России, ее природных ресурсов и населявших ее народов, прежде всего в Сибирь.

Утрата этнографических коллекций начала восполняться в Кунсткамере уже в 1748 г., после возвращения из экспедиции Г.Ф. Миллера. К 1768 г. сибирские коллекции Кунсткамеры значительно возрасти в связи с Указом Сената и требованием Академии наук о приобретении коллекций для музея. Собранные в это время предметы, в большинстве своем состоящие из меховой одежды, к сожалению, утрачены, часть коллекции, которая сохранилась, из-за плохой документации музейных предметов могла быть включена в так называемые «старые коллекции Кунсткамеры» и определить точно, какие из них каким народам принадлежали, не представляется возможным.

Кругосветные путешествия XIX в. открыли новую страницу в истории российской этнографии. В этот период в музей поступают коллекции по культуре народов Камчатки, Чукотки и Тихоокеанского побережья России. В это время собрал этнографические коллекции по культуре хантов, манси, селькупов М.А. Кастрен, коллекции по якутам собирал А.Ф. Миддендорф во время экспедиции в Восточную Сибирь (1844-1844 гг.).

В первые годы ХХ века в связи с началом формирования Отдела этнографии Сибири в музее резко усиливается собирательская работа среди коренного населения Северной Азии. Среди блестящих ученых, которые вели эту работу, можно назвать имена В.К. Арсеньева, В.И. Анучина, В.Г. Богораза, В.Н. Васильева, В.И. Иохельсон, Д.А. Клеменца, Б.Э. Петри, Ф.В. Радлова, С.М. Широкогорова, Л.Я. Штренберга и др.

В 20-30 гг. ХХ в. к собирательской работе приступают А.А. Данилин, А.А. Попов, Г.Н. Прокофьев, В.Н. Чернецов и др. А в 50-80-е гг. этнографические коллекции по Сибири пополнились за счет таких ученых, как Е.А. Алексеенко, И.С. Вдовин, В.П. Дьяконова, В.А. Кисель, Л.Р. Павлинская, Ч.М. Таксами, Л.В. Хомич и др. Как пишет Ч.М. Таксами, именно «в эти годы коллектив Отдела Сибири создал фундаментальные труды: «Историко-этнографический атлас Сибири» и том «Народы Сибири. Этнографические очерки» [4]. В этот период учеными МАЭ издаются классические труды по этнографии, такие как монографии С.В. Иванова «Орнамент народов Сибири как историко-этнографический источник», А.А. Попова «Нганасаны», Г.М. Василевич «Эвенки. Историко-этнографические очерки», Л.П. Потапова «Очерки по истории и этнографии алтайцев» и др.

В конце XX - начале XXI в. интенсивность пополнения этнографических коллекций МАЭ снизилась. Это связано, прежде всего, с экономическим положением страны в этот период, постепенным исчезновением предметов традиционной культуры и развитием местных краеведческих, этнографических музеев, которые ведут активную исследовательскую и собирательскую деятельность в своих регионах.

Основная задача, стоявшая перед Отделом Сибири в МАЭ, - это сбор полевых этнографических материалов по всем народам Сибири, изучение традиционных культур региона, подготовка и издание монографий была выполнена. Собранные учеными МАЭ материалы хранятся в настоящее время в архиве МАЭ, их материалы поражают своим высоким научным уровнем и широтой охвата изучаемой культуры. Численность коллекций представлена неравномерно. Несмотря на немалую численность сибирских татар (по переписи населения 2002 г., их насчитывалось 9,6 тыс. человек) в МАЭ этнографическая коллекция сибирских татар представлена всего 40 предметами.

Возможно, из-за утраты или неточной документации дореволюционного периода некоторые собранные этнографические коллекции сибирских татар были отнесены к коллекциям других сибирских народов или была включена в так называемые «Старые коллекции Кунсткамеры».

Сбор этнографической коллекции по сибирским татарам в МАЭ начинается в 1948 г. с экспедиции сотрудника МАЭ В.В. Храмовой в Тюменскую область, Тобольский район в Лайтамакском сельском совете. Экспедиция была организована к татарам, живущим в Заболотье. Обследованная В.В. Храмовой группа тобольских татар относится к так называемым «заболотным татарам». Как отметила сама В.В. Храмова: «Татары очень слабо изучены этнографически, а «заболотные» совсем не исследованы. Это изолированная и этнографически обособленная группа татар представляет интерес, прежде всего, вследствие хозяйственного своеобразия: они - в основном рыболовы, чем резко отличаются от остальных групп сибирских татар... «заболотные» татары представляют особый интерес для выяснения этногенеза сибирских татар вообще» [5]. В.В. Храмова подробно описывает поселения «заболотных татар», трудный и долгий путь через болота от одного поселения до другого на маленькой и легкой лодке - долбленке. Подробно описан быт, традиционные занятия и промыслы татар. В.В. Храмова делает вывод, что «заболотные татары» относятся к тюркской группе народов, но историю этих татар нужно будет изучать, используя археологические находки в этих местах, т.к. она считает, что «находки керамики принадлежат, по-видимому, не татарам, а какому-то другому народу, жившему здесь в начале нашей эры» [5]. В топонимике рек, урманов и озер встречается много хантыйских слов.

В этой экспедиции было собрано 35 предметов этнографической коллекции «заболотных татар». Больше всего собрано украшений сибирских татар (15 пр.) и детских игрушек (10 пр.). Среди украшений собрано 9 серебряных дутых пуговиц с узорами, ручной браслет из серебряных монет, пара металлических блях для пришивания к лентам, вплетающимся в косы девушкам, раковина «каури», металлический нагрудник на детскую одежду и пара женских металлических дутых серег с подвесками.

Раздел игрушек состоит из шести тряпичных кукол размером от 6 до 8 см., двух деревянных стрел и костей для игры. Предметы охоты и рыболовства представлены 5 предметами - это деревянная стрела с металлическим наконечником (длина 67 см.), наконечник копья усеченный, плоский со втулкой (35,5 см.), часть веревки из лыка, кирпичное грузило с круглым отверстием диаметром 3 см и рыболовный крючок - «блесна» длиной 21 см. Одежда представлена женской головной повязкой «сарауц» из темно-коричневого бархата, вышитый золотыми нитками длиной 48,5 см и высотой 12 см. Утварь также представлена единичным экземпляром - это «чуман» - берестяная посуда из березовой коры, высотой 8 см. В.В. Храмова отмечает широкое употребление «заболотными татарами» берестяной посуды, «из нее едят, пьют, в ней моются, хранят воду и пр. Раньше здесь не знали никакой посуды, кроме берестяной» [5]. Присутствие резных наличников на окнах она объясняет тем, что прежде дома заболотным татарам строили пришлые люди, которые и делали наличники.

Таким образом, мы видим, что собранный материал - разный по количеству и составу. Больше всего собрано предметов в раздел игрушек и украшений, единичные экземпляры приходятся на одежду и утварь. Эта этнографическая коллекция «заболотных татар» 1948 г. под № 4221 хранится в фондах Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН.

Следующую экспедицию В.В. Храмова совершила в 1953 г. в село Карбана Тюменской области. Ею была собрана коллекция украшений из 5 предметов. Из них 3 нагрудных металлических украшения в виде пуговиц, детский браслет из белого металла, диаметром 13,5 см. и образец вышивки шерстью на куске материи красного цвета. Узоры вышиты в виде листьев. Эта коллекция по № 6066 за 1953 г. также хранится в фондах МАЭ.

Еще один из крупнейших этнографических музеев мира находится в Санкт-Петербурге - это Российский этнографический музей, Музей был основан в 1895 г. указом императора Николая II и назывался Этнографический отдел Русского музея императора Александра III. В 1934 г. отдел получил статус самостоятельного музея и новое наименование - Государственный музей этнографии, а в 1992 г. Правительство РФ приняло решение о его новом названии - Российский этнографический музей.

Российский этнографический музей хранит более полумиллиона экспонатов, характеризующих традиционно-бытовую культуру 150 народов мира. Как и Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого РАН, так и Российский этнографический музей имеют огромную коллекцию, посвященную народам Сибири и Дальнего Востока.

Значительная часть коллекции по сибирским народам была собрана в начале ХХ века. Поступления этих коллекций связаны как с этнографическими экспедициями сотрудников музея, так и с собирательской деятельностью учителей, военных, купцов, ссыльных поселенцев и т.д. Назовем лишь некоторые яркие имена и личности собирателей - это В.К. Арсеньев, В.Н. Васильев, Д.А. Клеменц, Ф.Я. Кон, А.А. Макаренко, Э.К. Пекарский, С.И. Руденко и др.

Самые первые экспонаты сибирских татар были переданы в дар Российскому этнографическому музею с Парижской всемирной выставки 1900 г. - это головное женское украшение «сарауц» из малинового бархата с вышивкой, шапочка с меховой подкладкой, нагрудник из бархата, вышитые золотой нитью, туфли из кожи и бисера. Все предметы принадлежат тобольским татарам, сделаны кустарным способом и датируются концом XIX в. (7 пр.).

Позднее экспонаты по сибирским татарам появились в музее в 1904-1909 годах. Как отмечается в каталоге «Традиционная культура татар XIX-XX веков», изданной в 2012 г. и посвященной всем группам татар, в том числе и сибирским, что «в первую очередь это коллекции корреспондента музея, краеведа и публициста Юлиана Осиповича Горбатовского. В 1904 году им были приобретены памятники культуры тобольских татар, относящихся к концу XVIII - началу XIX века. Это одежда богатых служилых татар их шелка и парчи, серебряные украшения и некоторые предметы, связанные с отправлением мусульманского культа» [2].

В архиве РЭМа хранится «Переписка с переселенцем Ю.О. Горбатовским о собирании этнографических материалов в Тарском уезде Тобольской губернии за 1904 г.». В письме к Д.А. Клеменцу Горбатовский пишет, «что только может быть интересного для Вашего отдела, я уже наметил в Таре. Имеются оригинальные очень древние костюмы, монеты и металлические вещи народов востока - сартов, татар и бухарцев» [3]. За 1904 г. Ю.О. Горбатовским было приобретено у тобольских татар Тарского уезда Тобольской губернии 10 предметов татарской этнографической коллекции. Это два головных убора - праздничный колпак татарки и еще один головной убор (не указано мужская или женская), четыре женских предметов одежды - два платья, женская безрукавка и праздничный женский кафтан. Ю.О. Горбатовским также было куплено четыре медной посуды - кувшин, кумган и два сосуда. Вещи датируются первой половиной XVIII в.

Другой собиратель предметов по культуре сибирских татар известный этнограф, фольклорист, бывший политссыльный А.А. Макаренко, помимо коллекций по эвенкам, собрал 14 предметов у томских татар во время этнографической экскурсии в Енисейскую и Томскую губернии в 1906 году. Почти все предметы созданы кустарным способом и датируются XIX - началом ХХ века. В основном это предметы женского костюма (6 пр.), украшения (4 пр.) и предметы рукоделия (4 пр.). В разделе костюмов можно увидеть женский нагрудник «тастар» - личник, для прикрытия лица женщины, женский калфак и тюбетейка, а также два «хасите» - мешочки, вышитые бисером, которые носились под мышкой левой руки женщины. Женские украшения представлены серебряными серьгами, браслетом, именным перстнем с печатью и украшением для девичьей косы («чолпы»). В разделе рукоделия имеются льняные салфетки, рушник, а также два вышитых украшения к полотенцам.

В 1920-е гг. продолжались комплектования фондов Этнографического отдела по культуре народов Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока. Было организовано несколько экспедиций в Сибирь. В 1930-1940-е гг. перед музеем были поставлены новые задачи. Наряду с этнографическими материалами в обязательном порядке собирались газеты, плакаты, статистические данные. Экспедиционные сборы были резко сокращены, и вплоть до 1950-х гг. основная деятельность отдела была сосредоточена на восстановительных работах.

С середины 1950-х гг. возобновился сбор экспонатов для комплектования отдела Сибири. Можно отметить, что с 1920 до конца 1950-х гг. собирались материалы в основном по народам Севера и Дальнего Востока, а к сибирским татарам экспедиции не направлялись.

И только летом 1959 г. П.И. Каралькин, в ту пору заведующий отделом Сибири Государственного музея этнографии народов СССР, занимающийся культурой народов Южной Сибири, провел экспедицию у сибирских татар в селах Тюменского и Тобольского районов Тюменской области. Им было приобретено 36 предметов одежды, обуви и домашней утвари, а также сделаны около 150 фотоснимков города Тобольска, жилища в татарских юртах, бытовые предметы и др. Предметов мужского и женского костюма в этой коллекции 15. Из них 3 женских платья, 1 женский камзол, 3 женских головных уборов, мужские штаны и шапка. Обувь представлена двумя парами женских сапог «аду» из кожи и женской обувью из овчины «кеси». Из женских украшений в коллекции есть бусы из камня и две косоплетки «манит» - шнуры с монетами для украшения девичьей косы. Среди собранных предметов есть вещи религиозного культа - это четки из стеклянных и деревянных бусинок, а также два шамаиля из бумаги с изречениями из Корана. Шамаили подвешивали в помещении в качестве оберега для жилья и домочадцев. Домашняя утварь представлена 4 предметами - это медный таз, улочка, скребок для выделки кожи и берестяная коробка для переноски живой рыбы. Большинство предметов датируется концом XIX - серединой ХХ в., и созданы они кустарным способом.

Одно из последних поступлений в коллекцию сибирских татар было в 1978 г. - закупочной комиссией была куплена пара женских сапог «читек».

П.И. Каралькин отметил, что «от полноты содержания коллекций по тому или иному народу и от тщательности их изучения зависит нередко полнота сведений по этнографии данного народа» [1]. Кроме того, этнографические коллекции музея широко используются в качестве источника при решении вопросов, связанных с его этнической историей, традиционной культурой, обычаями и верованиями. По этнографическим коллекциям можно проследить трансформацию культуры народа, отметить традиционные и черты культуры и быта, а также отметить новации, произошедшие в течение определённого периода времени. Ценность этнографических фондов обуславливается и тем, что отдельные категории предметов в ряде случаев больше всего сохраняют этнические особенности народа и только в музейных коллекциях можно увидеть давно вышедшие из употребления вещи.

Таким образом, мы видим, что этнографическая коллекция сибирских татар в Музее антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамере) РАН и Российском этнографическом музее представлены неравномерны. Коллекции по сибирским татарам собраны в основном с середины XIX до середины ХХ в. В последней четверти ХХ в. и до сегодняшнего дня научными исследованиями сибирских татар в этих музеях практически никто не занимается. В Российском этнографическом музее предметы по сибирским татарам представлены большим количеством и разнообразием предметов, чем в Музее антропологии и этнографии РАН. В МАЭ практически нет материалов по одежде, утвари, орудиям труда и др. Небольшим количеством и довольно однотипно представлены украшения и детские игрушки. В РЭМе коллекция по сибирским татарам представлена более широко: имеются предметы традиционного мужского и женского костюма, украшения, есть предметы религиозного культа и домашней утвари. По орудиям труда, интерьеру жилищ, детским вещам почти нет экспонатов. По сведениям хранителя фонда и научных сотрудников отдела Сибири МАЭ и и РЭМа, мы выяснили, что во второй половине ХХ в экспедиционных сборов у сибирских татар сотрудниками музеев практически не проводились, архивных материалов тоже, к сожалению, немного, так что изучать культуру сибирских татар по имеющимся в этих музеях материалам непросто.

Рецензенты:

Томилов Н.А., д.и.н., профессор, директор Омского филиала Института археологии и этнографии СО РАН, г. Омск.

Смирнова Т.Б., д.и.н., профессор кафедры этнологии, антропологии, археологии и музеологии Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского, г. Омск.