Scientific journal
Modern problems of science and education
ISSN 2070-7428
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 0,940

ANTIRELIGIOUS ACTIVITYS OF THE UNION OF MILITANT ATHEISTS IN SOTSGOROD OF GORKY AUTOMOBILE PLANT IN THE 1930TH YEARS

Gordin A.A. 1 Varakin S.A. 1 Abaimova A.A. 1
1 Nizhny Novgorod State University of Architecture and Civil Engineering (NNGASU)
Article is devoted to antireligious activity of the Union of Militant Atheists in Sotsgorod of Gorky Automobile Plant in the 1930th years. All-class fight at the front socialist construction was a task of this organization. The religion was thus considered as the tool of the class enemy. Research is based on the principles of a historicism, objectivity, complex studying of historical processes and the phenomena. Methodological base of research made general scientific (the analysis, synthesis) and special and historical methods: periodizations, problem and chronological methods. Brief information on history SVB is given in article, the main ways of atheistic promotion are considered: carrying out thematic evenings, lectures, conversations, release of articles in newspapers "Bezbozhnik", except that SVB participated in formation of culture of daily occurrence. All activity of SVB was divided into 2 periods: 1930-1934 and 1935 - 1938. - recession and lifting periods. This article about inricate transformation of religion worldview by soviet workers.
antireligious promotion.
atheism
SVB
Sotsgorod

Одной из актуальных тем современной отечественной историографии является проблема взаимоотношений власти, религии и общества в СССР [6, 8, 12, 16, 20]. Задача статьи заключается в рассмотрении роли Союза Воинствующих Безбожников (СВБ) в формировании антирелигиозного мировоззрения советских трудящихся на материалах Социалистического города Горьковского Автозавода.

СВБ являлся одной из наиболее массовых общественных организаций Советского Союза в межвоенный период. В 1922 году по инициативе П. Красикова было образовано общество «Атеист». В январе 1923 года начал выходить журнал «Безбожник», вокруг которого сложилось Московское общество безбожников. В 1924 году актив газеты «Безбожник» организовал Общество друзей газеты «Безбожник», председателем которого был избран Е. Ярославский. В 1925 году был оформлен Союз безбожников, работавший под руководством ЦК ВКП(б). В 1929 году он был переименован в Союз воинствующих безбожников. К 1930 году в его рядах насчитывалось более 2 млн. человек. В 1947 году СВБ был ликвидирован [10].

В 1929 году советское правительство приняло решение построить современный автомобильный завод - гигант в Нижнем Новгороде [7]. Рядом с заводской площадкой началось возведение Социалистического города, предназначенного для рабочих и инженеров автогиганта. Одной из центральных задач в проблеме организации и функционирования Соцгорода было создание «нового «социалистического» бытия» [14].

И в этом вопросе СВБ отводилась не последняя роль, тем более что власть была обеспокоена большим наплывом на важнейшую стройку первой пятилетки «классово-чуждых элементов». Так, по итогам паспортизации города Горького в 1933 году «наибольшая засоренность выявлена по Автозаводу им. Молотова, где за время паспортизации отказано пунктами 806 лицам и выдано временных удостоверений сомнительным лицам 1228. Причем незадолго до начала паспортизации с завода сбежало свыше 300 человек, и в момент ее проведения сбежало еще 689 чел. Одновременно по Автозаводскому району к началу паспортизации было выявлено свыше 18000 чел., проживающих без прописки, местом жительства которых в большинстве своем служили землянки, стихийно возникшие в связи с наплывом кулацкого населения. Это обстоятельство в значительной степени поспособствовало засорению завода» [13].

В официальном идеологическом ракурсе религия выступала оплотом «классового врага и его сильнейшим оружием» [19]. И все силы СВБ были направлены на изживание старых предрассудков и верований. Организация проводила активную пропагандистскую работу - устраивала беседы, диспуты, лекции на антирелигиозную тему [10]. СВБ придавала особое значение работе на Автострое. В 1931 году газета «Безбожник» сообщала: «ЦС СВБ практикует ценное мероприятие - посылку спецбригад квалифицированных безбожников для налаживания работы среди рабочих-строителей. Такая бригада на Автострое имеет некоторый опыт массовой работы» [9]. Широкая работа проводилась по баракам и клубам, «бригада безбожников удачно использовала массовые гулянья для антирелигиозной пропаганды» [9]. «Во весь лист фанеры размалеван Иисус Христос, у которого за пазухой пригрелся кулак с обрезом. Сама картина дает яркое изображение классовой роли религии. У Христа прорезано окошко на месте носа, у кулака - на месте глаза. Над этой картиной условия игры. «Игра на меткость, полезна редкость. Бей в кулаку в глаз, а Христу в нос. Получишь вопрос. Если на него правильно отвечаешь, то книгу бесплатно получаешь». Вокруг игры столпилось около сотни игроков. Установилась очередь, при всей быстроте игре. Попадавшие чувствовали себя героями» [9]. Одновременно организовывались беседы, приводились примеры «вредительских действий религиозников» [9]. Отметим, что в рамках антирелигиозной работы с населением широко использовался наглядный материал - плакаты. Американка М. Остин, жившая в начале 1930-х годов на Автострое, писала: «Самым выразительным среди современных российских искусств является искусство постера. На одном из них изображен очень пьяный мужчина, лежащий в сточной канаве вместе со свиней, и все это - на фоне календаря с выделенным на нем днем Пасхи. Эта иллюстрация - распространенное обвинение, что церковные праздники - это только предлог, чтобы напиться» [17].

Безбожники активизировались во время Рождества, Пасхи и других религиозных праздников. Причем «местная власть стремилась увязать атеистическую работу с решением хозяйственных задач индустриализации... Так, рождественские и пасхальные дни, которые ранее были выходными, объявлялись добровольными днями отработками в фонд индустриализации» [19].

5 января 1932 года на заседании бюро Автозаводского Райкома ВКП (б) было принято постановление «О поведении антирелигиозной кампании», в котором поручалось районному совету СВБ и всем партячейкам организовать массовую разъяснительную работу, разоблачающую сущность как поповско-кулацкого «рожденца», так и всей вообще деятельности религиозных организаций. Необходимо было провести беседы и доклады в цехах, бригадах автозавода. Райком предписывал добиться на основе соревнования между цехами и бригадами 100% выхода на работу в дни «рождества». Для работы в ячейках СВБ выделялись лучшие партийцы. Всем фракциям профорганизаций Автозаводского района требовалось обеспечить художественное обслуживание компании (кино, лозунги, плакаты, спектакли, концерты). Ячейки СВБ должны были охватить антирождественской кампанией женщин-домохозяек, детясли и детсады [2]. Однако переломить вековые традиции удавалось с трудом.

Вот как описывал празднование Пасхи на Автозаводе американский специалист А. Остин: «12 апреля 1931 года, в России празднуют Пасху. Дорогие мама и отец! За то время, пока мы здесь, нам довелось увидеть и религиозную, и антирелигиозную стороны жизни в России. Мы внимательно наблюдали, как к празднику Пасхи готовятся верующие и их противники. А на саму ночную пасхальную службу мы решили пойти в Карповскую церковь... Когда мы пришли, в церкви уже было много народа, они стояли вплотную друг к другу и едва могли двигаться. Многие держали в руках зажженные свечи... С процессией вошла еще большая толпа народа, видимо, много новых людей присоединились к ней на улице. Все пытались протиснуться в церковь, хотя места там давно уже не было. Давка была ужасная, и выйти наружу стало уже совершенно невозможно, потому что сотни людей устремились внутрь. Но и оставаться там тоже становилось опасным для жизни. Мы предприняли еще одну попытку выбраться... Но даже в самые благодатные времена вряд ли в этой церкви могли бы похвастаться таким количеством желающих попасть на службу. Позже мы узнали, что такая же картина была и в других нижегородских храмах. Пока мы дошли обратно, было уже 2 часа ночи, уже дома я обнаружил, что в этой толчее я потерял свою единственную кепку. В России Пасха - самый важный и почитаемый церковный праздник, отмечают ее практически все. Празднуют как минимум три дня, а многие берут отгулы и не работают всю последующую неделю. Люди наслаждаются после строгого поста, во время которого запрещены мясо, молоко и многие другие продукты. Ну и, конечно же, выпивается немало водки. До последнего времени нам нечасто приходилось видеть антирелигиозные демонстрации, но теперь ситуация изменилась. Было сделано немало, чтобы отвратить людей от посещения церкви, при этом сами службы нигде не запрещали. Например, наш магазин, который по воскресеньям обычно закрыт, в дни церковных праздников теперь работает целый день. Людей заставляют работать на саму Пасху и на следующий день. Газеты сообщили, что в этом году Пасха не отмечалась. По радио всю ночь передавали всевозможные программы, а в Канавино на вокзальной площади натянули огромное полотно и показывали фильмы. За несколько дней до Пасхи в банках перестали выдавать сбережения, а также была строго ограничена продажа водки (как видите, нет худа без добра)» [17]. «Среди окружающих нас людей многие продолжают отмечать церковные праздники, и для мужчин это часто повод, чтобы провести время в многодневных пьяных кутежах», - отмечает М. Остин [17].

К середине 1930-х годов происходит определенное затухание атеистической работы с населением. «Первичных организаций СВБ фактически не существовало, областной совет находился на грани развала. Как панически писал в отчете в апреле 1937 года ответственный секретарь облсовета СВБ т. Брауде, «Областной совет СВБ как выборная общественная организация в настоящее время, по существу, не существует, т.к. съезд был почти 6 лет назад»» [19]. Во второй половине 1930-х годов был предпринят ряд попыток оживить антирелигиозную работу. Непосредственное руководство всей лекционной атеистической работой было возложено на краевой совет СВБ и на краевое лекторское бюро. Радиоцентр транслировал две лекции в месяц по антирелигиозным темам. КрайОГИЗ выпустил ряд брошюр в помощь лекторам и пропагандистам-безбожникам. Широкую антирелигиозную работу, в том числе направленную на выявление верующих среди молодежи, проводила комсомольская организация. Комсомольцы зачастую выступали в качестве инициаторов проведения различных антицерковных мероприятий [3]. 20 июня 1935 года вышло Постановление Президиума Автозаводского Райсовета «О прекращении колокольного звона в рабочих поселках Гнилицах и Карповке». В нем отмечалось, что «поселки Гнилицы и Карповка населены преимущественно рабочими ГАЗ,... работа на заводе проходит в три смены, почему колокольный звон нарушает нормальный отдых рабочих, а также путает пожарные сигналы. В соответствии с циркуляром № 2 постоянной комиссии при Президиуме ВЦИК колокольный звон в поселках Гнилицы и Карповка запретить» [5]. Во время возникавших пожаров народная молва утверждала: «вот, сняли колокола, теперь и будем гореть!» [19]. Определенное оживление антирелигиозной работы наблюдается в 1937 году. «Внимание к ней объясняется принятием новой Конституции и общественной активизацией в связи с выборами в органы власти по новой Конституции священников и прихожан» [19]. Интересный факт: в предложениях и дополнениях, внесенных трудящимися Горьковского края при обсуждении проекта Конституции СССР, часто встречались требования - «не допускать к выборам служителей религиозного культа» [11].

Несмотря на общие тенденции, в 1937 году на Автозаводе «церковная агитация приняла большие размеры, и она расширяется, ибо мер борьбы, в том числе административных, не ведется, несмотря на сигналы. Нет массово-разъяснительной работы, культработы среди народа» [19]. У верующих Автозавода сложилась практика устраивать по целому ряду случаев молебствия (в случае отсутствия дождя, отравления воды отходами завода № 96, болезни скота) [19]. «Большое возмущение в сознательной части населения вызывает то, что в церковь ездит на машинах, как, например, машина Дьяконова (директора ГАЗа - Авт.), и целый ряд других - это дает повод к разговорам... завхоз дачи Дьяконова... Седов ведет такой разговор: «Не советовал бы вам (это касается человека, ведущего учет посещаемости машинами церкви) заниматься этим, ездят люди большие, и на вас это может отразиться по работе». Другие так рассуждают - уж если Дьяконов бывает в церкви, то нам и тем более можно! Разговоров вокруг этого много...», - отмечал парторг Ляхов [19].

Важным шагом в антирелигиозной работе стало постановлением президиума Горьковского облисполкома (28 декабря 1937 года) о закрытии церкви в поселке Гнилицы «с последующим переоборудованием под клуб» [18]. Исследователь Л.В. Абросимова полагает, что «в 1939 - 1941 годах... агрессивность официальной политики государства и накал антирелигиозной пропаганды несколько ослабли» [1].

Несмотря на различные постановления, «оживить» антирелигиозную пропаганду на Автозаводе не удалось. В этом отношении показательны данные «непризнанной» всесоюзной переписи 1937 года. В.Б. Жиромская констатирует: «Верующих среди лиц в возрасте 16 лет и старше оказалось больше, чем неверующих: 55,3 млн. против 42,2 млн., или 56,7 против 43,3% всех выразивших свое отношение к религии» [8]. Причем «в действительности верующих, безусловно, было больше, чем показали данные», - полагает исследователь [8].

СВБ являлся важнейшим звеном в системе антирелигиозной пропаганды. В начале 1930-х гг. активисты безбожного движения сыграли значительную роль в формировании атеистического мировоззрения на Автозаводе, а также в культурно-бытовой сфере жизни района. С конца 1934 года в работе СВБ наметилось снижение активности, связанное с недостаточным вниманием со стороны партийных органов и финансированием. Несмотря на это, отголоски антирелигиозной деятельности безбожников чувствуются до сих пор.

Исследование выполнено при поддержке Министерства образования и науки Российской Федерации, соглашение №14.В37.21.0492 «Социалистический город как историко-культурный феномен советской эпохи (на материалах соцгорода Горьковского автозавода.1930 - сер. 1960-х гг.)» в рамках федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 годы

Рецензенты:

Мельников М. В., д.и.н., профессор ФГБОУ ВПО Нижегородский государственный технический университет им. Р. Е. Алексеева (НГТУ), г. Нижний Новгород.

Курбакова Е.В., д.и.н., профессор кафедры культурологии, истории и древних языков НГЛУ, ГОУ ВПО Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова (НГЛУ), г. Нижний Новгород.